Анализ способов лечения неалкогольной жировой болезни печени: фокус на инновации

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/pharmateca.2019.2.37-41

22.02.2019
378

1) Сургутский государственный университет, Сургут, Россия; 2) Сургутская окружная клиническая больница, Сургут, Россия; 3) Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, Чебоксары, Россия; 4) Институт усовершенствования врачей Министерства здравоохранения Чувашской Республики, Чебоксары, Россия

В обзоре кратко рассматриваются все современные методы терапии неалкогольной жировой болезни печени. На основании завершенных рандомизированных клинических исследований дана оценка эффективности каждой группы препаратов, названы основные противопоказания и побочные эффекты терапии описываемыми лекарственными средствами.

Образ жизни среднестатистического современного человека складывается из прогрессивных составляющих, позволяющих обеспечивать ему высокую мобильность, широкие возможности доступа к непрерывному информационному потоку, отсутствие потребности в поиске продуктов питания и их первичной обработке. Но использование личного и общественного транспорта, работа и отдых за компьютером предрасполагают к низкой повседневной физической нагрузке; ценовая политика и минимальное количество усилий для приготовления пищи часто заставляют отдавать предпочтение продуктам с высоким содержанием «простых» углеводов, жиров, формируя неправильное пищевое поведение, дисбаланс соотношений питательных веществ, требуемых и расходуемых калорий, дефицит витаминов, микро- и макроэлементов, клетчатки в суточном пищевом рационе [1].

Известно, что низкая повседневная физическая активность в сочетании с микроэлементозами, гипо-и авитаминозами [2], нарушением микробиоты кишечника [3], избытком потребляемых калорий [4] приводит к развитию многих хронических неинфекционных заболеваний, в первую очередь связанных с патологией углеводного обмена, таких как предиабет, метаболический синдром, сахарный диабет (СД) [5]. Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) является важным компонентом комплекса нарушений обмена глюкозы [6] и одной из самых распространенных патологий желудочно-кишечного тракта практически повсеместно во всем мире [7–9].

Выставление диагноза НАЖБП, как правило, длительно по времени. Причинами служат: 1) отсутствие патогномоничных симптомов жирового повреждения печени (в ряде случаев – полное отсутствие клинических проявлений) [10], что приводит к позднему обращению пациентов в лечебно-профилактические учреждения; 2) неиспользование специализированных маркеров для определения НАЖБП (ввиду недостаточной доказательной силы, чувствительности, специфичности, точности, высокой стоимости, технических сложностей исполнения и др.), вследствие чего диагноз выставляется методом исключения – после проведения тестов, позволяющих доказать отсутствие других возможных заболеваний гепатобилиарной системы. «Золотым» стандартом постановки жировой болезни печени неалкогольной этиологии была и остается биопсия печени [11].

Несвоевременно поставленный диагноз отсрочивает начало соответствующей терапии и ухудшает прогноз заболевания. В связи с этим практический врач в своей повседневной профессиональной деятельности должен обращать внимание на наличие синдрома цитолиза и/или гепатомегалии, обнаруженных у пациентов с артериальной гипертензией, ишемической болезнью сердца, заболеваниями периферических сосудов, ожирением, предиабетом и СД 2 типа как факторов, позволяющих заподозрить НАЖБП на ранних стадиях [12].

Понятие «соответствующая терапия» при НАЖБП объединяет комплекс мер, состоящих из немедикаментозных методов лечения жировых патологий печени и применения фармакологических препаратов, разнообразие которых постоянно увеличивается.

Под немедикаментозными средствами лечения подразумевают оптимизацию массы тела (при необходимости), диетотерапию, занятия физической культурой. Три указанных компонента – основа терапии НАЖБП, должны применяться всеми больными вне зависимости от стадии заболевания [13]. Доказано, что положительный эффект у лиц, страдающих ожирением, отмечается уже при снижении массы тела на 5 кг, потеря 10 кг ведет к уменьшению степени фиброза как минимум на 1 позицию [14]. Палеодиета и регулярные физические упражнения способны предотвращать развитие инсулинорезистентности [1–18]. К сожалению, изменить привычный образ жизни ради собственного здоровья, даже имея полную информацию о возможных последствиях, готовы не более 20% пациентов с НАЖБП [19].

Из числа медикаментозных препаратов для лечения НАЖБП широко используются только прошедшие рандомизированные контролируемые клинические исследования (табл. 1).

При неэффективности медикаментозной терапии по показаниям выполняются оперативные вмешательства (хирургическое лечение ожирения, трансплантация печени) [20].

Инсулинорезистентность имеет четкую связь с развитием печеночного стеатоза. Именно поэтому еще недавно для лечения НАЖБП назначался бигуанид метформин, действие которого направлено на повышение чувствительности печени к эндогенному инсулину [21]. С целью оценки эффекта, оказываемого метформином на течение НАЖБП, а именно на гистологическую картину заболевания, было проведено 2 мета-анализа, которые не выявили доказательного морфологического улучшения у пациентов с жировой патологией печени, но при этом нередко отмечалось ухудшение общего самочувствия больных. Следовательно, метформин не должен использоваться для лечения НАЖБП [8].

Пациентам с гистологически подтвержденным стеатозом/стеатогепатитом и без установленного СД 2 типа целесообразен прием пиоглитазона – в качестве монотерапии или в комбинации с витамином Е [9]. При назначении пиоглитазона следует обратить внимание на противопоказания к применению препарата и его побочные эффекты. К противопоказаниям относятся гиперчувствительность, анемия, СД 1 типа, диабетический кетоацидоз, тяжелая сердечная недостаточность, заболевания печени в стадии обострения, уровень аланинаминотрансферазы (АЛТ), превышающий норму в 2,5 раза, беременность, кормление грудью, детский возраст (до 18 лет). Побочные эффекты включают головную боль, синусит, миалгию, фарингит, анемию, появление отеков, увеличение веса, остеопороз и редко – нарушение сердечного ритма вплоть до остановки сердца.

Витамин Е при терапии НАЖБП оказывает положительный эффект и самостоятельно – в средней дозе 800 мг [22]. Не назначается пациентам с повышенной чувствительностью к жирорастворимым витаминам, высоким риском развития тромбоэмболии, кардиосклерозом, инфарктом миокарда, детям до 12 лет. Есть предупреждения о возможных аллергических реакциях (зуд, гиперемия кожи) при употреблении препарата. В высоких дозах в течение длительного времени обусловливает развитие гипокоагуляции, кровотечений из желудочно-кишечного тракта, увеличение печени, креатинурию, чувства усталости, слабости, головной боли, тошноты.

Многие лекарственные средства способны улучшать при НАЖБП некоторые показатели биохимического анализа крови: снижать уровень АЛТ, триглицеридов, гамма-глутамилтрансферазы (ГГТ), общего холестерина, повышать содержание липопротеидов высокой плотности, но не влияют на гистологическое строение печени. Указанный эффект, подтвержденный рандомизированными клиническими исследованиями, оказывают пищевые добавки с омега-3 ПНЖК (докозагексаеновой, эйкозапентаеновой) [23].

Для коррекции дислипидемии и снижения риска развития сердечно-сосудистых осложнений при компенсированной НАЖБП могут применяться препараты группы статинов (наиболее изучен эффект аторвастатина [24]) и эзетимиб (отдельно или в комбинации) [25], хотя информации об их доказанном гистологическими данными терапевтическом эффекте при НАЖБП также еще не получено [26].

Урсодезоксихолевая кислота обладает схожей с омега-3 ПНЖК биохимической активностью [27], оптимизирует субъективное состояние пациента [28], но не рекомендуется международными клиническими рекомендациями вследствие противоречивых результатов испытаний воздействия различных доз препарата на течение неалкогольного стеатогепатита (НАСГ) [29].

При регулярном применении ЭФЛ в адекватных дозах (1800 мг/сут) в составе комплексной терапии отмечается положительный эффект на течение и прогноз НАЖБП: доказаны противовоспалительные, антиоксидантные, антифибротические, антиапоптотические, мембранпротективные и липидрегулирующие свойства ЭФЛ [30, 31]. Но для получения минимального результата необходим длительный прием препаратов (от 1 до 12 месяцев), что требует больших финансовых затрат.

Таким образом, существует немного препаратов для лечения НАЖБП, применение которых оправданно и может быть рекомендовано на основании работ, входящих в Международный реестр клинических исследований. Все они не обеспечивают быстрого результата, имеют ряд противопоказаний и побочных эффектов, вследствие чего не могут использоваться определенными группами пациентов. Поэтому необходимо внедрение в широкую практику новых препаратов, способных оказывать существенное влияние на течение заболевания и отвечать всем условиям безопасности (табл. 2).

На данный момент оценку терапевтической эффективности при НАЖБП проходит S-аденозил-L-метионин (SАМ). Его действие направлено на коррекцию скорости реметилирования гомоцистеина и трансметилирования метионина, которая снижается при НАСГ [32]. Предполагается, что SAM может стать средством, направленным на профилактику развития гепатоцеллюлярной карциномы при стеатогепатите и циррозе печени [33].

Набирают популярность среди пациентов гастроэнтерологического профиля препараты группы инкретинов. Они имеют короткий период полувыведения, снижают уровень глюкозы в крови, уменьшая высвобождение глюкагона, задерживают опорожнение желудка и стимулируют панкреатические β-клетки для увеличения секреции инсулина. Кроме того, инкретины подавляют центральный аппетит и способствуют снижению веса, что является благоприятной опцией для пациентов с ожирением [20].

Достаточно полно изучено действие агониста ГПП-1 лираглутида при лечении СД 2 типа [34]. При долгосрочных контролируемых исследованиях учитывалось влияние препарата на НАЖБП. Сделаны выводы о лираглутиде как о достаточно безопасном, хорошо переносимом препарате, приводящем к гистологическому разрешению НАСГ [35, 36].

Доказано, что экспрессия ДПП-4 имеет сильную прямую корреляцию со стадиями развития НАЖБП [37]. Препарат группы ингибиторов ДПП-4 ситаглиптин в рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании не показал высокой эффективности в отношении терапии стеатоза и фиброза при НАЖБП по сравнению с плацебо, но достоверно сдерживал развитие фибротических изменений в печени [38]. В другом исследовании продемонстрировано увеличение уровня сывороточного адипонектина и уменьшение экспрессии ГГТ в результате употребления ситаглиптина [39].

Противоречивые мнения высказываются относительно применимости пентоксифиллина как антифибротического средства при НАЖБП [40]. Рандомизированное контролируемое исследование, проведенное южноазиатскими учеными в течение одного года, продемонстрировало улучшение гистологической картины, но не степени фиброза печени у пациентов со стеатогепатитом [41].

Учитывая общность НАЖБП и метаболического синдрома, в состав комплексной терапии НАЖБП также могут быть включены блокаторы рецепторов ангиотензина II (сартаны). Пилотное исследование действия лозартана на развитие стеатогепатита у детей выявило улучшение в отношении воспалительных явлений и фиброза печени [42].

Множество гипотез высказывается учеными на тему взаимосвязи состава кишечной микробиоты и наличия различных заболеваний, в т.ч. НАЖБП. Известно, что в норме бактерии кишечника находятся в симбиотических отношениях с организмом хозяина. При нарушениях кишечного гомеостаза происходит выделение эндотоксинов бактерий, поддерживающих воспалительные процессы в организме и способствующих прогрессированию стеатоза печени в стеатогепатит [43]. Доказанным является факт значимого улучшения биохимических показателей и нивелирования патоморфологических изменений при использовании комбинации диетотерапии, аэробных физических упражнений и применения синбиотиков [44].

Эксперимент был проведен и в отношении эндоканнабиноидных антагонистов. Они воздействуют на два вида рецепоров: СВ1 и СВ2. Рецепторы CB1 главным образом обнаруживаются в мозге и печени, CB2 ‒ в основном в иммунных клетках. При развитии различных патологий печени экспрессия рецепторов усиливается. Эффект эндоканнабиноидных антагонистов заключается в притуплении центрального голода, активности антагониста рецепторов CB1 римонабанта у пациентов с НАЖБП, страдающих ожирением, доказана [50]. Одновременно обнаружены крайне нежелательные побочные эффекты эндоканнабиноидных антагонистов: депрессия, беспокойство и повышенные суицидальные тенденции, не позволяющие использовать данную группу препаратов в практической медицине [20].

На этом поиск препаратов для лечения НАЖБП не заканчивается. Во 2–3-й фазах клинических испытаний находятся ингибиторы натрийзависимого котранспортера глюкозы 2-го типа (SGLT2) [45], витамин D [46, 47], фибраты [48], тиреоидные гормоны [49]. Пилотные исследования проходят ингибиторы каспаз, ингибиторы ASK1, ингибиторы P38 MAPK, агонисты PPAR-α и -δ, агонисты FXR, ингибиторы NOX-1/4, антагонисты галектина-3, ингибиторы ацетил-СоА-кокарбоксилазы, аналоги факторов роста фибробластов 19 и 21, ингибиторы CCR2 и CCR5, ингибиторы SCD-1, сиртуин [20]. Это значит, что в ближайшие годы больные получат новый шанс на улучшение состояния/выздоровления, а схема лечения НАЖБП может быть пересмотрена.

Список литературы

1. Толмачева Н.В., Маслова Ж.В., Цыганова Ю.В. Физиологогигиеническая оценка питания детей, находящихся на санаторно-курортном лечении. Современные проблемы науки и образования. 2016;3. URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=24496 (дата обращения: 18.10.2018).

2. Прокопьева Т.Н., Николаева Л.В., Никифорова А.Н.,Тарасова Л.В. Особенности микроэлементного статуса у больных неалкогольным стеатогепатитом и алкогольной болезнью печени. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2015;2(114):109.

3. Толмачева Н.В., Маслова Ж.В., Колбовская Л.В. и др. Дозозависимое влияние простых сахаров на микробиоту кишечника экспериментальных животных. Современные проблемы науки и образования. 2017;5:201.

4. Sattar N., Forrest E, Preiss D. Non-alcoholic fatty liver disease. BMJ. 2014. 349:g4596. Doi: 10.1136/bmj.g4596.

5. Yki-Järvinen H. Nutritional Modulation of Non-Alcoholic Fatty Liver Disease and Insulin Resistance. Nutrients. 2015;7(11):9127–38. Doi: 10.3390/nu7115454.

6. Бабенко А.Ю., Лаевская М.Ю. Неалкогольная жировая болезнь печени – взаимосвязи с метаболическим синдромом. РМЖ. 2018;1(I):34–40.

7. Ивашкин В.Т., Драпкина О.М., Маев И.В. и др. Распространенность неалкогольной жировой болезни печени у пациентов амбулаторно-поликлиничесской практики в Российской Федерации: результаты исследования DIREG 2. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2015;6:31–44.

8. Chalasani N., Younossi Z., Lavine J.E., et al. The diagnosis and management of nonalcoholic fatty liver disease: Practice guidance from the American Association for the Study of Liver Diseases. Hepatology. 2018;67(1):328–357. Doi: 10.1002/hep.29367.

9. EASL-EASD-EASO Clinical Practice Guidelines for the management of non-alcoholic fatty liver disease. J Hepatol. 2016;64(6):1388–402. Doi: 10.1016/j.jhep.2015.11.004.

10. Ивашкин В.Т., Маевская М.В., Павлов Ч.С. и др. Клинические рекомендации по диагностике и лечению неалкогольной жировой болезни печени Российского общества по изучению печени и Российской гастроэнтерологической ассоциации. РЖГГК. Гепатология. 2016;2:24–42.

11. Wang L., Guo J., Lu J.Risk factor compositions of nonalcoholic fatty liver disease change with body mass index in males and females. Oncotarget. 2016;7(24):35632–642. Doi: 10.18632/ oncotarget.9691.

12. Лазебник Л.Б., Радченко В.Г., Голованова Е.В. и др. Неалкогольная жировая болезнь печения: клиника, диагностика, лечение (рекомендации для терапевтов, 2-я версия). Терапия. 2017;3:6–23.

13. Takahashi H., Kotani K., Tanaka K., et al. Therapeutic Approaches to Nonalcoholic Fatty Liver Disease: Exercise Intervention and Related Mechanisms Front Endocrinol (Lausanne). 2018;9:588. Doi: 10.3389/fendo.2018.00588.

14. Romero-Gómez M., Zelber-Sagi S., Trenell M. Treatment of NAFLD with diet, physical activity and exercise. J Hepatol. 2017;67(4):829–46. Doi: 10.1016/j.jhep.2017.05.016.

15. Boers I., Muskiet F.A., Berkelaar E., et al. Favourable effects of consuming a Palaeolithic-type diet on characteristics of the metabolic syndrome: a randomized controlled pilot-study. Lipids Health Dis. 2014;13:160. Doi: 10.1186/1476-511X-13-160.

16. Tarantino G., Citro V., Finelli C. Hype or Reality: Should Patients with Metabolic Syndromerelated NAFLD be on the Hunter-Gatherer (Paleo) Diet to Decrease Morbidity? J. Gastrointestin. Liver Dis. 2015;24(3):359–68. URL: http://www.jgld.ro/wp/archive/y2015/n3/a13. Doi: http://dx.doi.org/10.15403/jgld.2014.1121.243.gta.

17. Malhotra N., Beaton M.D. Management of non-alcoholic fatty liver disease in 2015. World J. Hepatol. 2015;7(30):2962–67.

18. Vilar-Gomez E., Martinez-Perez Y., Calzadilla-Bertot L., et al. Weight loss through lifestyle modification significantly reduces features of nonalcoholic steatohepatitis. Gastroenterology. 2015;149(2):367–78.

19. Stewart K.E. Readiness for behaviour change in non-alcoholic fatty liver disease: implications for multidisciplinary care models. Liver Int. 2015;35(3):936–43. Doi: 10.1111/liv.12483.

20. Singh S., Osna N.A., Kharbanda K.K. Treatment options for alcoholic and non-alcoholic fatty liver disease: A review. World J. Gastroenterol. 2017;23(36):6549–70. Doi: 10.3748/wjg.v23.i36.6549.

21. Подачина С.В. Метформин – коррекция инсулинорезистентности и не только. Consilium Medicum. 2014;16(4):23–6.

22. Ефименко Н.В., Кайсинова А.С., Федорова Т.Е. и др. Неалкогольная жировая болезнь печени: современные аспекты этиопатогенеза и лечения. Вестник Авиценны. 2016;1:129–36.

23. He X.X., Wu X.L., Chen R.P., et al. Effectiveness of Omega-3 Polyunsaturated Fatty Acids in Non-Alcoholic Fatty Liver Disease: A Meta-Analysis of Randomized Controlled Trials. PLoS One. 2016;11(10):e0162368. Doi: 10.1371/journal.pone.0162368.

24. Athyros V.G., Boutari C., Stavropoulos K., et al. Statins: An Under-Appreciated Asset for the Prevention and the Treatment of NAFLD or NASH and the Related Cardiovascular Risk. Curr Vasc Pharmacol. 2018;16(3):246–53. Doi: 10.2174/1570161115666170621082910.

25. Athyros V.G., Alexandrides T.K., Bilianou H., et al. The use of statins alone, or in combination with pioglitazone and other drugs, for the treatment of non-alcoholic fatty liver disease/non-alcoholic steatohepatitis and related cardiovascular risk. An Expert Panel Statement. Metabolism. 2017;71:17–32. Doi: 10.1016/j.metabol.2017.02.014.

26. Pastori D., Polimeni L., Baratta F., et al. The efficacy and safety of statins for the treatment of non-alcoholic fatty liver disease. Dig Liver Dis. 2015;47(1):4–11. Doi: 10.1016/j.dld.2014.07.170.

27. Mueller M., Thorrel A., Claudel T., et al. Ursodeoxycholic acid exerts farnesoid X receptorantagonistic effects on bile acid and lipid metabolism in morbid obesity. J Hepatol. 2015;62(6):1398–404.

28. Oh B., Choi W.S., Park S.B., et al. Efficacy and safety of ursodeoxycholic acid composite on fatigued patients with elevated liver function and/or fatty liver: a multi-centre, randomised, double-blinded, placebo-controlled trial. Int J Clin Pract. 2016;70(4):302–11. Doi: 10.1111/ijcp.12790.

29. Steinacher D., Claudel T., Trauner M. Therapeutic Mechanisms of Bile Acids and Nor-Ursodeoxycholic Acid in Non-Alcoholic Fatty Liver Disease. Dig Dis. 2017;35:282–87. Doi: 10.1159/000454853.

30. Gundermann K.J., Gundermann S., Drozdzik M., Mohan Prasad V.G. Essential phospholipids in fatty liver: a scientific update. Clin Exp Gastroenterol. 2016;9:105–17. Doi: 10.2147/CEG.S96362.

31. Dajani A.I., Abu Hammour A.M., Zakaria M.A., et al. Essential phospholipids as a supportive adjunct in the management of patients with NAFLD. Arab J Gastroenterol. 2015;16(3–4):99–104. Doi: 10.1016/j.ajg.2015.09.001.

32. Mora S.I., García-Román J., Gómez-Ñañez I., García-Román R. Chronic liver diseases and the potential use of S-adenosyl-L-methionine as a hepatoprotector. Eur J Gastroenterol Hepatol. 2018;30(8):893–900. Doi:10.1097/meg.0000000000001141.

33. Guo T., Chang L., Xiao Y., Liu Q. S-adenosyl-L-methionine for the treatment of chronic liver disease: a systematic review and meta-analysis. PLoS One. 2015. № 10(3):e0122124. Doi: 10.1371/journal.pone.0122124.

34. Ostawal A., Mocevic E., Kragh N., Xu W. Clinical Effectiveness of Liraglutide in Type 2 Diabetes Treatment in the Real-World Setting: A Systematic Literature Review. Diabetes Ther. 2016;7:411–38. Doi: 10.1007/s13300-016-0180-0.

35. Armstrong M.J., Gaunt P., Aithal G.P., et al. Liraglutide safety and efficacy in patients with non-alcoholic steatohepatitis (LEAN): a multicentre, double-blind, randomised, placebo-controlled phase 2 study. Lancet. 2016;387:679–90. Doi: 10.1016/S0140-6736(15)00803-X.

36. Armstrong M.J., Hull D., Guo K., et al. Glucagon-like peptide 1 decreases lipotoxicity in non-alcoholic steatohepatitis. J. Hepatol. 2016;64:399–408. Doi: 10.1016/j.jhep.2015.08.038.

37. Baumeier C., Saussenthaler S., Kammel A., et al. Hepatic DPP4 DNA Methylation Associates With Fatty Liver. Diabetes. 2017;66:25–35. Doi: 10.2337/db15-1716.

38. Cui J., Philo L., Nguyen P., et al. Sitagliptin vs. placebo for non-alcoholic fatty liver disease: A randomized controlled trial. J. Hepatol. 2016;65:369–76. Doi: 10.1016/j.jhep.2016.04.021.

39. Joy T.R., McKenzie C.A., Tirona R.G., et al. Sitagliptin in patients with non-alcoholic steatohepatitis: A randomized, placebo-controlled trial. World J. Gastroenterol. 2017;23;141–50. Doi: 10.3748/wjg.v23.i1.141.

40. Li H., Hua J., Guo C.X., et al. Pentoxifylline inhibits liver fibrosis via hedgehog signaling pathway. J. Huazhong Univ. Sci. Technolog. Med. Sci. 2016;36(3):372–76. Doi: 10.1007/s11596-016-1594-7.

41. Alam S., Nazmul Hasan S., Mustafa G., et al. Effect of Pentoxifylline on Histological Activity and Fibrosis of Nonalcoholic Steatohepatitis Patients: A One Year Randomized Control Trial. J. Transl. Int. Med. 2017;5(3):155–63. Doi: 10.1515/jtim-2017-0021.

42. Vos M.B., Jin R., Konomi J.V., et al. A randomized, controlled, crossover pilot study of losartan for pediatric nonalcoholic fatty liver disease. Pilot Feasibility Stud. 2018;4:109. Doi: 10.1186/s40814-018-0306-4.

43. Noureddin M., Zhang A., Loomba R. Promising therapies for treatment of nonalcoholic steatohepatitis. Expert Opinion on Emerging Drugs. 2016;21(3):343–57. Doi:10.1080/14728214.2016.1220533.

44. Cho Y.K. Combination of synbiotic and sitagliptin in nonalcoholic fatty liver disease: Is it better than sitagliptin alone? Clin. Mol. Hepatol. 2018;24(3):299–301. Doi: 10.3350/cmh.2018.1006.

45. Itani T., Ishihara T. Efficacy of canagliflozin against nonalcoholic fatty liver disease: a prospective cohort study. Obes. Sci. Pract. 2018;4(5):477–82. Doi: 10.1002/osp4.294.

46. Barchetta I., Cimini F.A., Cavallo M.G. Vitamin D Supplementation and Non-Alcoholic Fatty Liver Disease: Present and Future. Nutrients. 2017;9(9):pii: E1015. Doi: 10.3390/nu9091015.

47. Eliades M., Spyrou E. Vitamin D: a new player in non-alcoholic fatty liver disease? World J. Gastroenterol. 2015;21(6):1718–727. Doi: 10.3748/wjg.v21.i6.1718.

48. Tacke F., Weiskirchen R. An update on the recent advances in antifibrotic therapy. Expert Rev Gastroenterol Hepatol. 2018;Sep 27:1–10. Doi: 10.1080/17474124.2018.1530110.

49. Mantovani A., Nascimbeni F., Lonardo A., et al. Association Between Primary Hypothyroidism and Nonalcoholic Fatty Liver Disease: A Systematic Review and Meta-Analysis. Thyroid. 2018;28(10):1270–1284. Doi: 10.1089/thy.2018.0257.

50. Hussien N.I., El-Kerdasy H.I., Ibrahim M.E. Protective effect of rimonabant, a canabinoid receptor 1 antagonist, on nonalcoholic fatty liver disease in a rat model through modulation of the hepatic expression of activin A and follistatin. Can. J. Physiol. Pharmacol. 2017;12:1433–41. Doi: 10.1139/cjpp-2017-0070.

Об авторах / Для корреспонденции

Автор для связи: Л.В. Тарасова, д.м.н., доцент кафедры госпитальной терапии № 1 с курсом фтизиатрии медицинского факультета, Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, Чебоксары, Россия; e-mail: tlarisagast18@mail.ru
Адрес: 428015, Россия, Чебоксары, Московский пр-т, 15

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь