Биорегуляторы формирования микробно-иммунологической устойчивости

01.10.2013
994

Центральный НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, Москва; Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава России, Москва; ООО «Гелла-Фарма», Москва

На основании анализа результатов экспериментальных исследований авторы сформулировали положение о биосинергетической взаимосвязанности экзокринных механизмов АПУД-системы тканей организма-хозяина и микробиоценоза. С целью профилактики инфекционных болезней и формирования устойчивости подобных систем, наряду с биорегуляторами специфического действия, представляется целесообразным использование биорегуляторов с отсутствием специфичности. Возможно использование пептидных регуляторов со сбалансированным воздействием на нервную, эндокринную и иммунную системы АПУД-клеток, а также неспецифического действия, способных влиять на рост и развитие целых ассоциаций микроорганизмов.

Несмотря на успехи, достигнутые современной наукой в борьбе с инфекционными заболеваниями, возникают новые задачи по созданию безопасных эффективных препаратов, направленных на управление системами гомеостаза, в первую очередь взаимодействующих с окружающей средой.

С первого дня жизни организм человека и животного попадает в среду, богато населенную различными микроорганизмами. Одновременно с ростом и развитием всех органов растет и развивается микрофлора, колонизирующая открытые биоценозы. Микробы сильно облегчают жизнь человеку, производя значительные количества необходимых нам веществ. Исследование «совокупного генома» кишечной флоры показали повышенное процентное содержание генов, связанных с синтезом незаменимых аминокислот и витаминов. Кроме того, кишечная флора продуцирует большой арсенал ферментов для обезвреживания токсичных веществ, присутствующих в нашей повседневной пище, особенно растительной [1]. Микробиоценозы, подвергающиеся непрерывным атакам ксенобиотиков, экзотоксинов, бактериальных и вирусных инфекций, обладают значительным запасом устойчивости. Они способны в значительной мере нейтрализовать (и/или снизить) негативное действие последних, образуя первый «рубеж обороны» организма-хозяина. Однако непрерывная «полезная работа» микрофлоры всегда протекает с теми или иными отклонениями, которые в свою очередь вызывают нарушения метаболических процессов микробиоценозов, приводящие к образованию эндотоксинов, ослабляющих защитные способности микрофлоры. В свете современных представлений процесс поступления сапрофитных бактерий и/или их фрагментов с поверхности слизистых во внутреннюю среду организма не только возможен, но и происходит значительно чаще, чем предполагалось ранее. Накоплены многочисленные факты о проницаемости слизистых для микроорганизмов и крупных молекул, о постоянной миграции бактерий в кровь в составе макрофагов, о непосредственном попадании бактерий во внутреннюю среду организма при транслокации под действием большого числа факторов (стресс, шок, нарушения гемодинамики, эндотоксемия и др.) [2].

Кратко описанный процесс взаимодействия макроорганизма и микрофлоры обусловливает применение современного арсенала средств коррекции и лечения в случае негативного развития процессов в системе организм-хозяина – микробиоценоз. Для желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) это диеты, пробиотики, пребиотики при коррекции дисбактериоза, антибиотики для ингибирования патогенной микрофлоры. Для предотвращения возникновения инфекционных заболеваний – вакцинирование и стимуляция иммунной системы.

Полученные результаты исследований позволили по-новому взглянуть на принципы гуморальной регуляции. Если раньше понимание этой регуляции основывалось на представлении о существовании небольшого количества эндокринных желез, «дирижировавших» внутренней средой организма, то имеющиеся сведения о системе регуляторных пептидов позволяют рассматривать в качестве такой железы практически каждый орган и характеризовать межклеточные и межорганные взаимодействия как постоянно ведущийся «диалог» [3]. Совокупность эндокринных клеток (эндокриноцитов), поодиночке или мелкими группами распределенных по разным органам, получила название диффузная нейроэндокринная система (современное название – АПУД-система). Возвращаясь к процессам взаимодействия организма-хозяина и микробиоценоза можно предположить, что эндокриноциты, широко представленные в эпителии ЖКТ, выполняют также экзокринную функцию. Наряду с эндокринными железами ЖКТ эндокриноциты являются активными участниками взаимодействия с микрофлорой посредством экзокринных механизмов, выступая биорегуляторами метаболических процессов микробиоценоза. Таким образом, микробиоценоз, эндокриноциты и эндокринные железы ЖКТ образуют взаимосвязанную систему, в которой формируется синергетическое взаимодействие, продуцирование и слаженная работа ферментов, закодированных как в геноме организма-хозяина, так и в геномах сотен видов симбиотических микробов.

Исследования биоценозов, населяющих организм человека, показали, что многие представители микрофлоры человека не высеваются in vitro, а существуют in vivo, образуя симбиоз с организмом-хозяином и функционируя как единый орган, в котором микробные геномы служат важным дополнением геному Homo sapiens [1]. Продуцируемые эндокриноцитами нейропептиды посредством паракринных механизмов, с одной стороны, обеспечивают гомеостаз эпителиальной ткани, с другой – посредством экзокринных механизмов, напрямую воздействуют на метаболические процессы микробиоценоза, с которыми находятся в непосредственном контакте. Нарушение гомеостаза в системе микробиоценоз–АПУД-система эпителия макроорганизма приводит к развитию синдрома нарушенного пищеварения, эндотелиальной дисфункциии [4], развитию метаболического синдрома [5].

В последние годы все большее внимание медиков привлекают пептидные биорегуляторы. Появились первые препараты и биологически активные добавки, активным началом которых являются биосинтетические фрагменты тканеспецифичных пептидов, аналогичные таковым, продуцируемым соответствующим органом в организме млекопитающих [3]. Тканеспецифичность биосинтетических пептидных препаратов, клиническая избирательность, направленность действия, затрудняют возможности широкого применения подобных лекарственных средств. Начиная с первых клинических испытаний препарата флоравит, авторы отмечали дополнительные положительные эффекты. Например, при терапии язвы желудка и двенадцатиперстной кишки наряду с восстановлением ткани повышался тонус желчного пузыря и уменьшалось обсеменение Helicobacter pylori . При терапии гепатита С, наряду с гепатопротекторным эффектом, отчетливо наблюдался иммуномодулирующий эффект и т. д. [6]. При выпаивании недоразвитых щенков норок, соболей, поросят, телят отмечено быстрое восстановление физиологических показателей развития [7]. Объяснение этих эффектов с позиции синергетического взаимодействия всего состава входящих во флоравит веществ (витаминов, полисахаридов, антиоксидантов и т. д.) не могло полностью снять вопрос о механизмах действия препарата [8]. Решение вопроса было найдено при проведении исследований, подтвердивших наличие в составе флоравита индукторов (тканенеспецифических пептидов), активизирующих неспецифическую реакцию эндокриноцитов АПУД-системы тканей живых организмов. Исследования по выявлению адьювантных свойств собственно флоравита (флоравит + антиген), а также выделенной низкомолекулярной (до 10 кДа) фракции флоравит + антиген, подтвердили гипотезу о ведущем механизме дейст­вия, а именно об активизации АПУД-системы под воздействием пептидов, образующихся в среде культивирования при биотехнологии производства этого препарата [9, 10]. Таким образом, для характеристики механизма действия флоравита уместно воспользоваться описанием механизма адаптации организма, данного П.Д. Горизонтовым «…Выраженность специфической реакции организма определяется выраженностью специфических качеств воздейст­вия и уровня неспецифических реакций организма в ответ на данное воздействие, то есть неспецифическое звено адаптационной реакции обусловливает величину специфического ответа организма на какое-либо воздействие» [11]. Результаты, полученные при выпаивании флоравита гипотрофикам-поросятам и щенятам норок, также весьма показательны. Животным, родившимся недоразвитыми, наряду со стандартными кормами, всегда содержащими некоторое количество ксенобиотиков, выпаивали флоравит в дозировках, ориентированных на максимальную активность пептидных регуляторов. Выжившие животные (80–85%) быстро догоняли сверстников в физиологическом развитии. В этом случае также уместно сослаться на П.Д. Горизонтова: «…Именно комплекс неспецифического и специфического звеньев действующего фактора обусловливает функциональные, а при многократном его действии и структурные адаптационные изменения в организме и его системах» [11].

Суммируя вышесказанное, представляется целесообразной активизация исследований природных пептидных биорегуляторов. Разработка препаратов нового поколения на основе пептидных биорегуляторов направленного действия и биорегуляторов с отсутствием тканевой специфичности, методик их комплексного применения, обнадеживает и открывает новую перспективу в медицинской науке и практике лечения и профилактики инфекционных болезней.

Список литературы

  1. Gill S.R., Pop M., DeBoy R.T. et al. Metagenomic analysis of the human distal gut microbiome. Science 2006; 312; 1355–1359.
  2. Белобородова Н.В., Осипов Г.А. Гомеостаз малых молекул микробного происхождения и его роль во взаимоотношениях микроорганизмов с хозяином. Вестник РАМН 1999; 16(7): 25–31.
  3. Ашмарин И.П. Перспективы практического применения и некоторых фундаментальных исследований малых регуляторных пептидов. Вопр. мед. химии 1984; 30(3): 2–7.
  4. Савельев В.С., Петухов В.А. Желчекаменная болезнь и синдром нарушенного пищеварения. М.: ООО «Боргес», 2012. 218 с.
  5. Шестакова М.В. Дисфункция эндотелия – причина или следствие метаболического синдрома? Рус. мед. журн. 2001; 2: 10–15.
  6. Биологически активная добавка «Флоравит Э» в гастроэнтерологии. Метод. рекомендации. Турьянов М.Х., Погорельская Л.В., Бредихина Н.А. и др. М.: РМАПО, 2005. 68 с.
  7. Лоенко Н.Н., Чернова И.Е., Пучков А.В. Влияние кормовой добавки ФЛОРАВИТ® на биохимические показатели крови соболей. В кн.: Тезисы докладов 3-го съезда микологов. М., 2012; т. 3: 381–382.
  8. Григораш А.И., Воробьева Г.И., Кудрявцев А.Е. и др. Биосинергетики – биорегуляторы метаболизма широкого действия. Иммунопатология, аллергология, инфектология 2009; 2: 171.
  9. Тезисы докладов 3-го съезда микологов. М., 2012; 3: 369, 386–387, 415–417.
  10. Григораш А.И., Соловьев Б.В., Погорельская Л.В., Кудрявцев А.Е., Михайлова Н.А. Антигены и биорегуляторы – перспективные инструменты борьбы с инфекционными болезнями. Материалы IV Ежегодного Всероссийского конгресса по инфекционным болезням. Инфекционные болезни 2012; 10, приложение 1.
  11. Горизонтов П.Д., Вальдман А.В., Алешин Б.В. и др. Гомеостаз. М.: Медицина, 1976. 465с.

Об авторах / Для корреспонденции

Григораш Александр Ильич – канд. техн. наук, генеральный дир. ООО «Гелла-Фарма»
Адрес: 105215, Москва, ул.11-я Парковая, д. 44, корп. 3
E-mail: floravit@floravit.ru

Погорельская Лидия Васильевна – д-р мед. наук, проф., проф. каф. инфекционных болезней Российской медицинской академии последипломного образования Минздрава России; Lv2009p@mail.ru
Кудрявцев Александр Евгеньевич – канд. мед. наук, доц., вед. науч. сотр. Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора; crie@pcr.ru
Кузнецов Виталий Федорович – канд. мед. наук, доц., ст. науч. сотр. Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора; crie@pcr.ru

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь