Церебропротективные эффекты фиксированной комбинации Периндоприла Аргинина/Индапамида

18.10.2017
300

1) ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А.И. Евдокимова» Минздрава России, Москва
2) ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России, Москва
3) ГБУЗ ГКБ им. Е.О. Мухина ДЗМ, Москва

В статье приведен клинический случай, иллюстрирующий улучшение когнитивных функций, увеличение мозгового кровотока, снижение индекса массы миокарда левого желудочка на фоне лечения пациентки с ранее нвлеченной неосложненной артериальной гипертензией фиксированной комбинацией ингибитора ангиотензинпревращающего фермента периндоприла аргинина с диуретиком индапамидом. Обсуждаются возможности антигипертензивной терапии, в частности, комбинацией периндоприла с индапамидом в коррекции когнитивных нарушений при артериальной гипертензии и их патогенетические механизмы.

Артериальную гипертензию (АГ) в настоящее время считают главным фактором риска развития когнитивных нарушений и сосудистой деменции. В Российских рекомендациях по диагностике и лечению АГ говорится, что «в популяционных исследованиях доказана взаимосвязь величины артериального давления (АД) с риском развития когнитивной дисфункции и/ или деменции, а также то, что антигипертензивная терапия (АГТ) может отсрочить ее появление» [1]. В посвященных данному вопросу исследованиях в основном изучали пожилой контингент больных АГ, в большом проценте случаев имевших сочетанные заболевания сердечно-сосудистой, эндокринной систем и головного мозга [2–4]. Однако имеются данные, согласно которым наличие повышенного АД в среднем возрасте повышает риск развития когнитивных нарушений и деменции в пожилом возрасте. Так, в исследовании Honolulu Asia Aging study [5], в котором приняли участие более 3700 пациентов, была обнаружена достоверная связь между уровнем систолического АД (САД) в среднем возрасте, риском развития когнитивных расстройств и деменции в более старшем возрасте. При этом повышение CАД на каждые 10 мм рт.ст. увеличивало риск развития когнитивных расстройств на 7–16% [5]. Очевидно, что профилактика деменции должна начинаться уже на ранних стадиях АГ.

В настоящее время считается, что АГТ доказала способность достоверно снижать риск развития новых случаев деменции в ряде многоцентровых рандомизированных исследований, хотя и не во всех подгруппах больных [6–8]. В 2013 г. был опубликован важный мета-анализ по влиянию АГТ на когнитивные функции [9]. В данный метаанализ включено 19 рандомизированных двойных слепых исследований, в которых в общей сложности приняли участие 18 515 больных, средний возраст – 64+13 лет. Период наблюдения в этих исследованиях колебался от 1 до 54 месяцев (медиана – 6 месяцев). По данным мета-анализа, на фоне АГТ (все 5 основных классов антигипертензивных препаратов) отмечено достоверное улучшение когнитивных функций [9]. При этом АГТ обусловливала достоверное по сравнению с плацебо улучшение всех анализируемых когнитивных функций: исполнительные функции, оперативную и эпизодическую память, скорость когнитивных процессов, внимание, речь. Представляет интерес тот факт, что связи между гипотензивным эффектом препаратов и улучшением когнитивных функций не выявлено, а между основной и контрольной группами не наблюдалось достоверных различий в снижении как САД (-20,3+6,5

и -14,7+6,2 мм рт.ст. соответственно; р=0,22), так и ДАД (-7,3±10 и -3,2±11 мм рт.ст. соответственно; р=0,52). Данный факт позволил авторам метаанализа предположить, что у антигипертензивных препаратов существуют какие-то дополнительные механизмы помимо снижения АД, которые обусловливают улучшение когнитивных функций [9].

В настоящее время все приоритеты в лечении АГ отданы комбинированной АГТ, прежде всего фиксированным комбинациям (ФК) антигипертензивных препаратов [10, 11]. Среди рациональных комбинаций антигипертензивных препаратов особого внимания заслуживает таковая ингибитора ангиотензинпревращающего фермента (иАПФ) периндоприла аргинина с диуретиком индапамидом (Нолипрел А; «Лаборатории Сервье», Франция), поскольку это единственная комбинация в своем классе, которая содержит в составе эталонный диуретик индапамид, имеет ряд рандомизированных исследований, доказавших ее огранопротективные свойства и способность улучшать микроциркуляцию [12–14]. Поэтому с учетом патогенеза развития когнитивных нарушений при АГ данная комбинация может считаться комбинацией первого выбора для лечения пациентов с АГ.

Клинический случай

Пациентка З. 59 лет обратилась с жалобами на трудности в подборе слов, рассеянность, снижение памяти на текущие события, эпизодическое повышение АД.

В течение последних 3 лет отмечала эпизодическое повышение уровня АД до 160/90 мм рт.ст., 2 года назад обратилась в поликлинику по месту жительства, пациентке был поставлен диагноз «гипертоническая болезнь», однако постоянную АГТ пациентка не принимала. В последнее время стала замечать, что ей стало трудно подбирать слово в разговоре, при попытке на чем-либо сосредоточиться появлялась рассеянность («всегда ходила в магазин без списка, а теперь прихожу и не могу вспомнить, что хотела купить»).

Вредные привычки: пациентка никогда не курила, алкоголь употребляет 1–2 раза в месяц (100–200 мл слабоалкогольных напитков – вино).

Семейный анамнез: мать и отец пациентки страдали АГ.

Соматический статус: кожные покровы чистые, обычной влажности и эластичности. Индекс массы тела (ИМТ) – 23,1 кг/м2, окружность талии – 73 см. Над всей поверхностью легких ясный легочный звук. При аускультации легких – над всей поверхностью легких дыхание ослабленное, везикулярное, хрипов нет. Частота дыханий – 18 в минуту. При перкуссии выявлено смещение левой границы относительной тупости сердца влево (на 1,0 см кнаружи от левой среднеключичной линии). Тоны сердца ясные, ритмичные. Пульс – 56 уд/мин, АД – 150/90 мм рт.ст. При пальпации живот мягкий, безболезненный. Размер печени по Курлову – 9,5×8×7 см. Симптом поколачивания отрицательный с обеих сторон.

Неврологический статус: пациентка в ясном сознании, контактна, адекватна, критична, правильно ориентирована в месте, времени и собственной личности. Черепно-мозговая иннервация интактна, рефлексы орального автоматизма отсутствуют. Парезов нет. Мышечный тонус в норме. Сухожильные рефлексы живые, D=S, патологические рефлексы отсутствуют. Чувствительность не изменена. Координаторные пробы выполняет удовлетворительно. В позе Ромберга устойчива, проба Ромберга отрицательная. Походка без особенностей. Тазовые органы контролирует.

Визуально-аналоговые шкалы: память – 5,5 см (0 – нет жалоб, 10 – ничего не помню), концентрация внимания – 6 см (0 – нет жалоб, 10 – не могу ни на чем сосредоточиться).

Результаты нейропсихологического тестирования: Монреальская шкала оценки когнитивных функций (MoCA – Montreal Cognitive Assessment) – 29 баллов (ошиблась в пробе на обобщение: в ответ на вопрос, что общего между часами и линейкой сказала «цифры»). Снижена беглость речи: в пробе на категориальные ассоциации называет 7 животных. Пробу на литеральные ассоциации выполняет удовлетворительно – за 1 минуту называет 17 слов. Тест связи цифр и букв (trail making test, part B) выполняет за 169 секунд (норма для соответствующей возрастной группы и уровня образования – не более 106 секунд). Выполнение теста связи цифр (trail making test, part A) не нарушено (47 секунд). Тест Струпа: первая часть (чтение названий цветов, напечатанных черным шрифтом, Т1) – 40 секунд, вторая часть (называние цветов, Т2) – 51 секунда, третья часть (называние цвета слова, где цвет шрифта отличается от значения слова, Т3) – 110 секунд. Коэффициент интерференции (Т3–Т2) – 59 (чем больше эта разница, тем больше выражен эффект интерференции и, соответственно, более выражена ригидность – узость, жесткость когнитивного контроля).

Общий анализ крови и общий анализ мочи – без патологических изменений.

Биохимический анализ крови: креатинин – 67,9 мкмоль/л, скорость клубочковой фильтрации – 85 мл/мин/ 1,73 м2, калий – 4,8 ммоль/л, глюкоза натощак – 4,7 ммоль/л, общий холестерин – 5,1 ммоль/л, липопротеиды низкой плотности – 4,03 ммоль/л, триглицериды – 0,9 ммоль/л, липопротеиды высокой плотности – 1,7 ммоль/л.

Электрокардиограмма (ЭКГ): ритм синусовый, правильный. Частота сердечных сокращений (ЧСС) – 60 уд/ мин. Горизонтальное положение электрической оси сердца.

Эхокардиограмма (ЭхоКГ): аорта– корень – 3,3 см, стенки уплотнены; аортальный клапан (АК) трехстворчатый, створки уплотнены, сепарация АК – 2,1 см, РGmaх на АК – норма, аортальная регургитация 1–2-й степеней; левое предсердие – 3,8 см, объем – 58 мл; правое предсердие – 4,9×3,8 см, объем – 53 мл; левый желудочек (ЛЖ) – конечно-диастолический размер (КДР) – 5,0 см, конечно-диастолический объем (КДО) – 114 мл, конечносистолический объем (КСО) – 33 мл, ударный объем (УО) – 81 мл, фракция выброса (ФВ) – 71%, толщина миокарда левого желудочка: толщина миокарда межжелудочковой перегородки (ТМЖП) – 1,3 см, толщина задней стенки левого желудочка (ТЗСЛЖ) – 1,0 см, индекс массы миокарда лево

го желудочка (иММЛЖ) – 121,8 г/м2 (норма менее 95 г/м2), индекс относительной толщины (ИОТ) – 0,40. Зоны нарушения локальной сократимости: не выявлены. Правый желудочек: переднезадний размер – 2,9 см, стенка правого желудочка – 0,42 см. Митральный клапан (МК): створки уплотнены, движение в противофазе. PGmaх на МК – норма. Митральная регургитация 1–2-й степеней. Трикуспидальный клапан (ТК): створки уплотнены, движение в противофазе. РGmaх на ТК – норма, трикуспидальная регургитация 2-й степени. Систолическое давление в легочной артерии – 36 мм рт.ст. Легочная артерия (ЛА): не расширена, PGmax на ЛА – норма, легочная регургитация 1-й степени. Диастолическая функция ЛЖ: дисфункция I стадии. Диаметр нижней полой вены – 1,6 см, индекс коллабирования более 50%. Перикард без особенностей.

Суточное мониторирование АД – СМАД (рис. 1): среднесуточное САД – 146 мм рт.ст. (норма менее 130 мм рт.ст.), среднесуточное ДАД – 91 мм рт.ст. (норма менее 80 мм рт.ст.), среднесуточное пульсовое АД (ПАД) – 55 мм рт.ст., среднесуточная ЧСС – 65 уд/мин, среднедневное САД – 152 мм рт.ст. (норма менее 135 мм рт.ст.), среднедневное ДАД – 95 мм рт.ст. (норма менее 85 мм рт.ст.), среднедневное ПАД – 57 мм рт.ст., среднедневная ЧСС – 69 уд/мин, среднесуточное САД – 127 мм рт.ст. (норма менее 120 мм рт.ст.), средненочное ДАД – 77 мм рт.ст. (норма менее 70 мм рт.ст.), средненочное ПАД – 52 мм рт.ст., средненочная ЧСС – 66 уд/ мин, вариабельность САД день – 16 мм рт.ст., вариабельность ДАД день – 12 мм рт.ст., вариабельность САД ночь – 15 мм рт.ст., вариабельность ДАД ночь – 10 мм рт.ст., тип суточного профиля – диппер, величина утреннего подъема САД – 51 мм рт.ст., величина утреннего подъема ДАД – 60 мм рт.ст., скорость утреннего подъема САД – 8 мм рт.ст./ч, скорость утреннего подъема ДАД – 8 мм рт.ст./ч.

Триплексное ультразвуковое исследование сонных артерий: утолщение комплекса интима-медиа левой общей сонной артерии. Атеросклеротических бляшек в каротидных артериях на экстракраниальном уровне не выявлено. Кровоток по каротидным артериям на экстракраниальном уровне сохранен. Гемодинамически значимых препятствий кровотоку по сонным артериям не обнаружено.

Магнитно-резонансная томография (МРТ) головного мозга на томографе Siemens Magnetom 3T в последовательностях T1, T2, FLAIR, SWI, ASL (Arterial Spin Labeling): срединные структуры не смещены. Желудочковая система симметрична. Контуры желудочков ровные. Ширина 3-го желудочка – 2,3 мм. Мамилло-понтинное расстояние не снижено. Арахноидальные пространства конвекстиальной поверхности мозга не расширены. Мозолистое тело без деформации, толщина не изменена. Ликвородинамика компенсирована. Гипофиз в турецком седле. Структура железы без очаговых изменений. Краниовертебральный переход сформирован нормально. Гиппокамп нормального объема. Перивентрикулярные зоны интактны. Мелкие очаговые изменения белого вещества без тенденции к слиянию (рис. 2). SWI – отложение гемосидерина в пределах возрастного норматива, патологические сосудистые структуры не выявлены. ASL – зона сагиттальной гиперперфузии не выходит за пределы норматива; количественная оценка показателя CBF (cerebral blood flow ) в кортикальной пластинке передних лобных отделов головного мозга: слева – 41,0 мл/100 г/мин, справа – 43,9 мл/100 г/мин (рис. 3).

Заключение: болезнь мелких сосудов головного мозга. Фазекас (шкала оценки гиперинтенсивных изменений в белом веществе головного мозга) 1-й степени.

Пациентке была назначена ФК Нолипрел А форте. Через 2 недели АД составило 132/78 мм рт.ст. (достигнут целевой уровень менее 140/90 мм рт.ст.), по дневникам самоконтроля АД – 132/82 мм рт.ст. (норма менее 135/85 мм рт.ст.). Рекомендовано продолжить прием Нолипрела А форте.

Через 18 недель терапии препаратом Нолипрел А форте пациентка жалоб активно не предъявляет, отмечает субъективное улучшение памяти на текущие события («перестала забывать, куда положила ключи»).

Визуально-аналоговые шкалы: память – 2 см, концентрация внимания – 1 см.

Неврологический статус: пациентка в ясном сознании, контактна, адекватна, критична, правильно ориентирована в месте, времени и собственной личности. Черепно-мозговая иннервация интактна, рефлексы орального автоматизма отсутствуют. Парезов нет. Мышечный тонус в норме. Сухожильные рефлексы живые, D=S, патологические рефлексы отсутствуют. Чувствительность не изменена. Координаторные пробы выполняет удовлетворительно. В позе Ромберга устойчива, проба Ромберга отрицательная. Походка без особенностей. Тазовые органы контролирует.

Результаты нейропсихологического тестирования: MoCA – 30 баллов. Снижена беглость речи: в пробе на категориальные ассоциации называет 8 животных. Пробу на литеральные ассоциации выполняет удовлетворительно – за одну минуту называет 18 слов. Тест связи цифр и букв (trail making test, part B) выполняет за 55 секунд. Выполнение теста связи цифр (trail making test, part A) также не нарушено (37 секунд). Тест Струпа: Т1 – 39 секунд, Т2 – 50, Т3 – 105 секунд. Коэффициент интерференции (Т3– Т2) – 55.

СМАД (рис. 4): среднесуточное САД – 128 мм рт.ст. (норма менее 130 мм рт.ст.), среднесуточное ДАД – 80 мм рт.ст. (норма менее 80 мм рт.ст.), среднесуточное ПАД – 48 мм рт.ст., среднесуточная ЧСС – 55 уд/мин, среднедневное САД – 131 мм рт.ст. (норма менее 135 мм рт.ст.), среднедневное ДАД – 82 мм рт.ст. (норма менее 85 мм рт.ст.), среднедневное ПАД – 49 мм рт.ст., среднедневная ЧСС – 57 уд./мин, средненочное САД – 115 мм рт.ст. (норма менее 120 мм рт.ст.), средненочное ДАД – 70 мм рт.ст. (норма менее 70 мм рт.ст.), средненочное ПАД – 45 мм рт.ст., средненочная ЧСС – 48 уд/ мин, вариабельность САД день – 16 мм рт.ст., вариабельность ДАД день – 19 мм рт.ст., вариабельность САД ночь – 11 мм рт.ст., вариабельность ДАД ночь – 7 мм рт.ст., тип суточного профиля – диппер, величина утреннего подъема САД – 46 мм рт.ст., величина утреннего подъема ДАД – 33 мм рт.ст., скорость утреннего подъема САД – 18 мм рт.ст./ч, скорость утреннего подъема ДАД – 2 мм рт.ст./ч.

ЭхоКГ. аорта: корень – 3,2 см, стенки уплотнены, АК трехстворчатый, створки уплотнены, сепарация АК 2,2 см, PGmax на АК – норма, аортальная регургитация 1–2-й степеней. Левое предсердие – 3,9 см, объем – 2 мл. Правое предсердие – 5,1×3,2 см, объем – 38 мл. ЛЖ: КДР – 4,9 см, КДО – 113 мл, КСО – 32 мл, УО – 72 мл, ФВ – 72%. Толщина миокарда левого желудочка: ТМЖП – 1,1 см, ТЗСЛЖ – 0,9 cм, иММЛЖ (ASE) – 97,7 г/м2 (норма до 95 г/м2), ИОТ – 0,37. Зоны нарушения локальной сократимости не выявлены. Правый желудочек: переднезадний размер – 2,9 см, стенка правого желудочка – 0,43 см. МК: створки уплотнены, движение в противофазе, PGmax на МК – норма, митральная регургитация – 1–2-й сте

пеней. ТК: створки уплотнены, движение в противофазе. PGmax на ТК – норма. Трикуспидальная регургитация 1-й степени, систолическое давление в ЛА – 26 мм рт.ст. ЛА: не расширена, PGmax на ЛА – норма, легочная регургитация 1-й степени. Диастолическая функция ЛЖ: дисфункция I стадии. Диаметр нижней полой вены – 1,8 см, индекс коллабирования более 50%. Перикард без особенностей.

МРТ головного мозга в динамике на томографе Siemens Magnetom 3T в последовательности ASL: зона сагиттальной гиперперфузии не выходит за пределы норматива; количественная оценка показателя CBF в кортикальной пластинке передних лобных отделов головного мозга: слева – 59,2 мл/100 г/мин, справа – 55,3 мл/100 г/ мин (рис. 5).

Таким образом, на фоне лечения ФК Нолипрел А форте у пациентки с АГ II стадии 1-й степени, высокого риска уже через 2 недели был достигнут целевой уровень АД как при офисном измерении, так и по данным самоконтроля АД пациенткой. ФК Нолипрел А форте демонстрирует стабильный гипотензивный эффект: через 18 недель лечения целевые уровни АД фиксируются по данным как офисного измерения, так и СМАД (в периоды бодрствования, сна и в целом за 24 часа). Кроме того, уже через 18 недель зафиксировано снижение иММЛЖ (исходно иММЛЖ – 121,8 г/м2, в динамике – 97,7 г/м2 при норме для женщин менее 95 г/м2), улучшение когнитивных функций (управляющих функций) и увеличение мозгового кровотока в лобных отделах головного мозга.

Улучшение когнитивных функций больных АГ на фоне лечения ФК Нолипрел А выявлено в ряде исследований [15, 16]. Так, в открытое неконтролируемое исследование по оценке влияния АГТ (периндоприл 10 мг+индапамид 2,5 мг – Нолипрел А Би-форте, «Лаборатории Сервье», Франция) на структурно-функциональные параметры сердца, сосудов мелкого и среднего калибров и когнитивную функцию в течение 12 месяцев. Е.А. Железных и соавт. [15] включили 30 пациентов в возрасте от 40 до 70 лет (средний возраст – 60,06±10,19 года) с АГ без цереброваскулярных заболеваний в анамнезе. Основным критерием включения в исследование была неэффективная предшествовавшая АГТ в течение месяца до начала исследования, не включившая периндоприл и/или индапамид или включившая периндоприл в минимальной дозе. Длительность АГ составила в среднем 14,7 (3,32) года, у трети пациентов выявлена ишемическая болезнь сердца со стенокардией напряжения I функционального класса, у 30% больных – нарушение толерантности к глюкозе, у 2 пациентов — сахарный диабет 2 типа. Больные имели избыточную массу тела (средний ИМТ – 31,19± 3,93 кг/м2).

Через 12 месяцев терапии комбинацией периндоприл 10 мг+индапамид 2,5 мг произошло достоверное улучшение показателей когнитивной сферы, оцененных с помощью шкалы MoCA с 23 до 27 баллов (р<0,0001) в среднем по группе пациентов. При этом САД и ДАД уменьшились на

20,7% (со 162,1±12,0 до 128,5±9,7 мм рт.ст.; p<0,000002) и 12,5% (с 92,6±7,9 до 81,0±6,2 мм рт.ст.; p<0,000003) соответственно [15].

По мнению авторов, выявленное ими достоверное улучшение показателей когнитивной сферы у пациентов с АГ на фоне лечения Нолипрелом А Би-форте связано с вазопротективным действием данной ФК комбинации и выражается в восстановлении реактивности периферических артерий [15]. Параллельно с тестированием когнитивных функций в данном исследовании с помощью компьютерной видеокапилляроскопии изучали структурно-функциональное состояние капиллярной сети кожи пальца. Определяли плотность капиллярной сети в покое, после проб с венозной окклюзией и реактивной гиперемией. У обследованных больных АГ до начала лечения имелись структурные и функциональные изменения на уровне капилляров. Проведенное исследование позволило выявить положительное влияние ФК периндоприл 10 мг+индапамид 2,5 мг на функцию эндотелия сосудов микроциркуляторного русла: отмечен прирост индекса окклюзии с 1,4 до 1,8, (р<0,00005), а также на уровне крупных сосудов – сдвиг фаз увеличился с 5,0 до 10,8 (р<0,00001), что свидетельствует о повышении эластичности сосудистой стенки, улучшении эндотелийзависимой вазодилатации. Плотность капиллярной сети кожи в покое (ПКСп кап/мм2) увеличилась с 44,8 до 52 кап/мм2 (р<0,00007), а ПКС после пробы с венозной окклюзией – с 55 до 61 кап/ мм2 (р<0,006) [15]. По мнению исследователей, отмеченное ими восстановление реактивности периферических артерий создает предпосылку сохранения кровотока в белом веществе головного мозга, которое наиболее подвержено повреждению [15].

Cовременные инструментальные методы позволяют визуализировать кровоток в головном мозге [17]. Для визуализации локального кровотока при большом спектре поражений головного мозга применяют перфузионные МРТ и компьютерную томографию (КТ) с введением контрастного вещества, КТ с введением ксенона (Хе), позитронную эмиссионную томографию (ПЭТ) и однофотонную эмиссионную компьютерную томографию (ОФЭКТ) с введением радиоизотопных препаратов. Метод спиновой маркировки артериальной крови (ASL) служит развивающимся неинвазивным методом оценки перфузии при различных заболеваниях центральной нервной системы [17]. Для оценки перфузии используется несколько показателей: объем мозгового кровотока (CBV – cerebral blood volume), объемная скорость кровотока (CBF) и среднее время циркуляции (MTT – mean transit time). Последовательность ASL позволяет оценить значение CBF [17].

С помощью метода спиновой маркировки артериальной крови получены данные о снижении церебральной перфузии при АГ [18–20]. Например, I. Hajjar и соавт. [18] у пациентов с АГ выявили достоверное снижение церебральной перфузии (p=0,0012) в лобной, теменной и затылочных долях головного мозга. При этом прирост САД на каждые 10 мм рт.ст. был связан со снижением перфузии вещества головного мозга в теменной и затылочной долях. АГТ улучшает церебральный кровоток [20]. D. Tryambake и соавт. [20] проводили СМАД и МРТ головного мозга на томографе с мощностью магнитного поля 3Т в последовательностях Т1 и ASL на базовом визите и после 12-недельной АГТ. Через 12 недель в первой группе было выявлено достоверное улучшение церебрального кровотока в сером веществе (81 против 74 мл/100 г в минуту; р=0,013).

Отмеченное увеличение мозгового кровотока в лобных отделах головного мозга на фоне лечения ФК периндоприл+индапамид в описываемом клиническом случае, по нашему мнению, объясняет патогенез улучшения когнитивных нарушений, связанных именно с лобной дисфункцией.

Об улучшении перфузии головного мозга на фоне лечения ФК периндоприл+индапамид сообщали также Ю.В. Жернакова и соавт. [21]. Исходно и через 24 недели больным АГ проводили сцинтиграфию головного мозга для оценки состояния его перфузии. Исходно у всех обследуемых пациентов имелись значимые нарушения перфузии головного мозга обоих полушарий, наиболее выраженные в затылочно-теменных отделах как справа, так и слева. Через 24 недели терапии Нолипрелом на фоне значительного снижения уровня АД, улучшения показателей липидного и углеводного обменов у всех пациентов отмечено повышение накопления радиофармпрепарата в зонах с дефектами перфузии, что отразило улучшение микроциркуляции головного мозга. Достоверно увеличились показатели перфузии в затылочно-теменных, теменных, височно-теменных, лобновисочно-теменных и лобно-теменных областях слева.

Таким образом, данный клинический пример демонстрирует, что наряду с высокой антигипертензивной активностью терапия Нолипрелом А эффективно предотвращает поражение огранов-мишеней, приводит к регрессу гипертрофии миокарда ЛЖ, улучшает когнитивные функции и увеличивает церебральный кровоток, что позволяет рекомендовать его как средство первого выбора для широкого круга больных, в т.ч. для пациентов с неосложненной АГ.

Список литературы

1. Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Журнал «Системные гипертензии». 2010;3:5–26.

2. Skoog I., Lernfelt B., Landahl S., et al. 15-years longitudinal study of blood pressure and dementia. Lancet. 1996;347:1141–45.

3. Cacciatore F., Abete P., Ferrara N., et al. The role of blood pressure in cognitive impairment in an elderly population. J. Hypertens. 2002;15:0135–42.

4. Elias P.K., D’Agostino R.B., Elias M.F., Wolf P.A. Blood pressure, hypertension, and age as risk factors for poor cognitive performance. Exp. Aging. Res. 1995;21:393–417.

5. Launer L.J., Masaki K., Petrovitch H., Foley D., Havlik R.J. The assotiation between midlife blood pressure levels and late–life cognitive function. The Honolulu–Asia Aging Study. JAMA. 1995;274:1846–51.

6. Forette F., Seux M.-L., Staessen J.A., et al. for the Syst-Eur Investigators. The Prevention of Dementia with Antihypertensive Treatment. New evidence from the Systolic Hypertension (Syst-Eur) Study. Arch. Intern. Med. 2002;162(18):2046–52.

7. Lithell H., Hansson L., Skoog I., Elmfeldt D., Hofman A., Olofsson B., Trenkwalder P., Zanchetti A., SCOPE Study Group. The study on cognition and prognosis in the elderly (SCOPE). Principal results of a randomised doubleblind intervention trial. J. Hypertens. 2003; 21:875–86.

8. Tzourio C., Anderson C., Chapman N., Woodward M., Neal B., MacMahon S., Chalmers J. PROGRESS Collaborative Group. Effects of blood pressure lowering with perindopril and indapamide therapy on dementia and cognitive decline in patients with cerebrovascular disease. Arch. Intern. Med. 2003;163(9): 1069–75.

9. Marpillat N.L., Macquin-Mavier I., Tropeano A.-I., Bachoud-Levi A.-C., Maison P. Antihypertensive classes, cognitive decline andincidence of dementia: a networkmeta-analysis. J. Hypertens. 2013;31(6):1073–82.

10. Mancia G., Fagard R., Narkiewicz K., Redon J., Zanchetti A., Bohm M., Christiaens T., Cifkova R., De Backer G., Dominiczak A., Galderisi M., Grobbee D.E., Jaarsma T., Kirchhof P., Kjeldsen S.E., Laurent S., Manolis A.J., Nilsson P.M., Ruilope L.M., Schmieder R.E., Sirnes P., Sleight P., Viigimaa M., Waeber B., Zannad F. 2013 ESH/ESC Guidelines for the management of arterial hypertension. The Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC). J. Hypertens. 2013;31:1281–357.

11. Диагностика и лечение артериальной гипертонии: клинические рекомендации. Кардиол. вестник. 2015;X(1):3–30. 12. Mogensen C.E., Viberti G., Halimi S., et al. Effect of Low-Dose Perindopril/Indapamide on Albuminuria in Diabetes. Preterax in albuminuria regression: PREMIER. Hypertension. 2003;41:106371.

13. Dahlof В., Gosse P., Gueret P., et al. Perindopril/ indapamide combination more effective than enalapril in reducing blood pressure and left ventricular mass: the PICXEL study. J. Hypertens. 2005;23:2063–70.

14. Debbabi H., Bonnin P., Levy B. Effects of Blood Pressure Control With Perindopril/Indapamide on the Microcirculation in Hypertensive Patients. Am. J. Hypertension. 2010;23: 1136–43.

15. Железных Е.А., Данилогорская Ю.А., Привалова Е.В., Беленков Ю.Н., Щендрыгина А.А., Павлов Н.А., Тишман М.И. Влияние комбинированной антигипертензивной терапии индапамидом и периндоприлом на морфофункциональные параметры сердца, сосудов мелкого и среднего калибра и когнитивную функцию у пациентов с гипертонической болезнью. Кардиология. 2016;3:19–24.

16. Остроумова О.Д., Резникова К.У. Когнитивные нарушения при артериальной гипертонии и возможности их коррекции. Врач. 2011;14:33–8.

17. Пронин И.Н., Фадеева Л.М., Подопригора А.Е., Захарова Н.Е., Серков С.В., Родионов П.В., Шульц Е.И., Коршунов А.Е., Усачев Д.Ю., Лукшин В.А., Celik А, Потапов А.А., Корниенко В.Н. Спиновое маркирование артериальной крови (ASL) — метод визуализации и оценки мозгового кровотока. Лучевая диагностика и терапия. 2012;3(3): 64–78.

18. Hajjar I., Zhao P., Alsop D., Novak V. Hypertension and Cerebral Vasoreactivity: A Continuous Arterial Spin Labeling MRI study. Hypertension. 2010;56(5):859–64.

19. Wang T., Li Y., Guo X., Huang D., Ma L., Wang D.J., Lou X. Reduced perfusion in normal-appearing white matter in mild to moderate hypertension as revealed by 3D pseudocontinuous arterial spin labeling. J. Magn. Reson. Imaging. 2016;43(3):635–43.

20. Tryambake D., He J., Firbank M.J., O’Brien J.T., Blamire A.M., Ford G.A. Intensive Blood Pressure Lowering Increases Cerebral Blood Flow in Older Subjects With Hypertension. Hypertension. 2013;61:1309–15.

21. Жернакова Ю.В., Мычка В.Б., Чазова И.Е. Место комбинированной терапии в лечении больных с метаболическим синдромом. Кардиоваск. тер. и проф. 2010; 9(4):10–5.

Об авторах / Для корреспонденции

Автор для связи: О.Д. Остроумова – д.м.н. проф., кафедры факультетской терапии и профболезней ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова Минздрава России, проф. кафедры клинической фармакологии и пропедевтики внутренних болезней ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России; Москва; e-mail: ostroumova.olga@mail.ru

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь