Делай добро, зло, к сожалению, само получится

24.11.2014
251

Мало найдется людей, особенно в медицинском сообществе, кто не знал бы о Федоре Григорьевиче
Углове — выдающемся хирурге, пионере торакальной и сердечно-сосудистой хирургии, академике, писателе и человеке, жившем по выработанным им самим жизненным принципам, один из которых стоит в заглавии статьи. Последнюю операцию он выполнил накануне своего столетия… и попал в Книгу рекордов Гиннесса как старейший в истории медицины практикующий хирург.

Профессор Углов — ваше национальное достояние.
Он двинул хирургию так же высоко, как вы двинули покорение космоса.
Майкл Эллис ДеБейки

На перекладных за знаниями

Федор Григорьевич Углов родился 5 октября 1904 года в сибирской глубинке, в деревне Чугуево Киренского уезда Иркутской области. Окончив десятилетку в Киренске, почти месяц он на перекладных добирался до Иркутска, расположенного в 1000 км от Киренска, поступать на медицинский факультет Восточно-Сибирского университета (ныне Иркутский государственный университет). Первое время Федор заметно отставал от своих городских сокурсников, но было огромное желание учиться, и вечерами он в библиотеке постигал основы химии, анатомии, физиологии.

Учась на втором курсе, тяжело заболел брюшным, а потом сыпным тифом с осложнениями, включая сепсис. Чудом остался жив. На пятом курсе перевелся в Саратовский университет и, получив диплом, начал свою врачебную деятельность в сельских больницах Нижневолжского края и Абхазской АССР. Позже Углов вернулся в Киренск, куда переехали родители. Вниманием к больным, своей безотказностью молодой доктор быстро снискал доверие людей. Но Федор мечтал о большой хирургии, которая, как он понимал, до Киренска не скоро доберется.

По лестнице вниз и вверх

Так в одной из ленинградских клиник, возглавляемой известным советским хирургом Николаем Николаевичем Петровым, появился неприметный на вид, невысокого роста врач из Сибири. Но очень скоро профессор Петров оценил новичка. Знаменитому хирургу понравилось, как тот углублялся в состояние каждого больного, как присматривался к работе более опытных коллег. Как-то Федор Углов пожаловался Николаю Николаевичу, что больные с тяжелыми легочными поражениями практически не поддаются лечению.

— Им только хирургическое вмешательство может кардинально помочь, а мы пока этим не владеем, — ответил профессор.

— А если попробовать? — с присущей молодости верой в свои силы выпалил Углов.

— Ну что же, тебе и карты в руки. Только не гони лошадей, — профессор Петров любил образную речь, — продумай каждую деталь. Я тебя поддержу, но в помощники не гожусь. Ты же знаешь, сфера моих интересов — онкология.

Углов не торопился. Штудировал литературу по хирургии легких, часами проводил эксперименты на животных. В клинике начинал с самых несложных операций. И все же неудач не всегда удавалось избежать. Они настигали и угнетали Углова. А тут еще злопыхательство коллег, называвших его выскочкой из провинции. В какой-то момент он решил, что к большой хирургии еще не готов, и вернулся в родные края. Было ли это проявлением человеческой слабости? Кто знает…

В Киренске он возглавил хирургическое отделение больницы водников, а вскоре был назначен ее главным врачом. Работы было невпроворот, поскольку ближайшее медицинское учреждение того же профиля находилось за 2,5 тысячи километров.

Между тем легочная хирургия не забывалась, постоянно «точила» душу. И когда Углову предложили пройти курсы повышения квалификации, он счастлив был вернуться в полюбившийся Ленинград под крыло профессора Петрова.

В 1937 году Ф.Г. Углов поступил в аспирантуру Ленинградского государственного института для усовершенствования врачей (ЛенГИДУВ). Среди его первых научных работ были статьи «О гнойниках прямой мышцы живота при брюшном тифе», «К вопросу об организации и работе хирургических отделений на далекой периферии».

В 1939 году Углов защитил кандидатскую диссертацию на тему «Смешанные опухоли (тератомы) пресакральной области».

Блокадная хирургия

Во время советско-финской войны 1939—1940 годов Федор Григорьевич служил старшим хирургом медсанбата на финском фронте.

После начала Великой Отечественной и на протяжении всех 900 дней блокады Ленинграда Углов работал в осажденном городе хирургом, начальником хирургического отделения одного из госпиталей. Спасая раненых, приходилось браться за самые разные операции, в том числе и за резекцию легких. В жизни Федора Григорьевича военные годы стали еще одной школой мастерства — школой поневоле.

Терпение и труд

Непросто дались Углову и дальнейшие творческие поиски. Освоение каждого нового вида операции связано было с очередным погружением в научную литературу, более детальным, чем в студенческие годы, изучением анатомических структур, экспериментами с животными и даже тренировкой рук, имитирующих движения при обработке сосудов легкого, наложении анастомозов. Все это требовало, не говоря уже о времени, огромного терпения. Но вряд ли Николай Николаевич Петров дал бы свое благословение на проведение Угловым в его клинике ЛенГИДУВа сложных операций на легких, на открытом сердце, перикарде, пищеводе, средостении, если бы не доверял своему подопечному. В 1949 году Углов защитил докторскую диссертацию на тему «Резекция легких».

Сегодня даже трудно представить, как врач мог отважиться на сложнейшие хирургические вмешательства без эхокардиографа, МРТ, других современных визуальных и лабораторных методов исследования. Углова выручала высочайшая медицинская грамотность, интуиция, глубокое осмысление каждой детали операции.

В 50 —70-х годах прошлого столетия Федор Григорьевич создал одну из первых в стране, если не первую, школу торакальной хирургии. На стажировку к Углову стали приезжать хирурги из других городов и даже стран. За разработку хирургических методов лечения заболеваний легких в 1961 году ему была присуждена Ленинская премия.

«Сердце хирурга»

В 1974 году в свет вышла первая художественная книга Углова «Сердце хирурга». Она несколько раз переиздавалась в России, переведена на многие языки мира.

Начинается она с драматического эпизода: автор сумел удержать незнакомую девушку, пытавшуюся броситься под трамвай. Вырываясь из его объятий, она, плача, повторяла, что тяжело больна и ни один врач не может ей помочь, а жить в вечных страданиях не хочет.

— Я вас вылечу! Обещаю! — в запальчивости заявил Углов. Но по мере того, как приводил спасенную в чувство, эта его уверенность таяла: он ощутил неприятный запах дыхания девушки, характерный для гнойных заболеваний легких. В книге Углов признается, что встреча с Ольгой Виноградовой (так звали спасенную девушку) в какой-то мере подтолкнула его к мысли попытаться освоить хирургию гнойных поражений легких.

Федор Григорьевич рассказывает об одной из первых таких операций, длившейся три часа сорок минут. А предшествовали ей два года упорной подготовительной работы.

Углов сравнивает хирурга, разрабатывающего новые операции, с пианистом, разучивающим никем еще не сыгранное музыкальное произведение. Музыкант может интерпретировать его на разный лад, даже взять неверную ноту, несчастья от этого не произойдет. А хирург в вечных тисках сомнения. Он не может предвидеть, какая неожиданность в любую минуту подстерегает его даже после, казалось бы, удачно проведенной операции. А какие страдания вызывает любая неудача! Каждая смерть больного ложится новым рубцом на сердце хирурга.

Что касается Оли Виноградовой, то Углов выполнил свое обещание. Многое, о чем в те далекие семидесятые годы писал Углов, может представляться днем вчерашним. Какой хирург сегодня отважится оперировать на сердце или легких, не воспользовавшись предварительно всеми доступными современными средствами обследования больного? Но тем не менее книгу читают. А хирурги старшего поколения настойчиво рекомендуют ее своим молодым коллегам. И не только потому, что книга построена на документальных историях больных, представляющих интерес для врачей, но и потому, что учит хирурга отношению к своей специальности, на конкретных примерах показывает, сколь высока его ответственность.

Жизнь без старости

Более сорока лет, начиная с 1950 года, Федор Григорьевич возглавлял кафедру госпитальной терапии в 1 Ленинградском медицинском институте (ныне Санкт-Петербургский ГМУ им. И.П. Павлова). За свою долгую активную жизнь хирург Углов выполнил около 10 тысяч операций, одним из первых в нашей стране освоил сложнейшие операции на открытом сердце, на легких, на пищеводе.

При всей своей загруженности практикующего хирурга, ученого, он успевал писать книги. О том, как рождались новые направления в медицине, он рассказал в книге «Под белой мантией». Высокому призванию врача и его взаимоотношениям с больным посвятил книгу «Человек среди людей». И уже в столетнем возрасте вышла его «Правда и ложь о разрешенных наркотиках», где доступно для массового читателя вскрыл вред наркотиков с позиции физиологии.

Федор Григорьевич Углов был награжден орденами Отечественной войны II степени, Трудового Красного Знамени, «За заслуги перед Отечеством», Дружбы народов, медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Ленинграда» и другими наградами.

Знаменитый хирург был дважды женат, имел двух дочерей и сына, при жизни у него было 9 внуков, 9 правнуков и 2 праправнука.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь