Дети с ВИЧ-инфекцией – особая группа пациентов

21.09.2018
Просмотров: 285

1 ФКУ «Республиканская клиническая инфекционная больница» Минздрава России, Санкт-Петербург, пос. Усть-Ижора, Россия; 2 Университет Модены и Реджио-Эмилии, г. Модена, Италия

У ВИЧ-инфицированных детей с достигнутой супрессией на фоне текущей антиретровирусной терапии (АРТ) следует регулярно оценивать возможность перехода на новый режим, позволяющий снижать риск токсичности, упрощать АРТ, облегчать соблюдение приема и повышать эффективность лечения. В условиях необходимости пожизненной терапии на первый план выходит токсичность АРТ. Множество исследований выявили, что метаболические нарушения встречаются у 26–65% детей и не зависят ни от длительности АРТ, ни от возраста ребенка. Для детей, наряду с высокой эффективностью, также важна приверженность к терапии: режимы приема «1 таблетка в день» обладают несомненным преимуществом, так как повышают приверженность на 15–25% в сравнении с раздельным приемом препаратов. У ВИЧ-инфицированных подростков прием комбинации рилпивирин/тенофовир/эмтрицитабин (RPV/TDF/FTC) в 1 таблетке сопровождается сохранением вирусологической супрессии и улучшением метаболического статуса. Для ВИЧ-инфицированных детей и подростков следует выбирать метаболически благоприятные схемы с минимальной кратностью и частотой приема препаратов для достижения высокой эффективности, приверженности и безопасности на всем протяжении лечения.

В настоящее время одной из важнейших медицинских проблем является рост распространенности ВИЧ-инфекции в популяции. Продолжается вовлечение в эпидемический процесс все большего количества женщин детородного возраста, растет число рожденных ими детей. Появление антиретровирусной терапии (АРТ) привело к увеличению количества родов у ВИЧ-позитивных женщин в 1,5 раза. В России от ВИЧ-инфицированных матерей ежегодно рождается около 16 000 детей. В 2016 г. 719 детей имели ВИЧ-положительный статус в результате перинатального контакта. Всего в России зарегистрировано около 10 000 детей, живущих с ВИЧ, у четверти из них диагноз установлен в возрасте старше 6 лет1.

Без АРТ смертность среди детей составляет 90% в течение 10 лет. Несомненно, для ее снижения необходимо раннее начало терапии. В нашей стране более 80% ВИЧ-инфицированных детей получают АРТ, тем не менее подавленная вирусная нагрузка (ВН) наблюдается не в каждом случае1. К текущим нерешенным вопросам лечения детей можно отнести несвоевременное выявление, нарушение наблюдения детей с ВИЧ-инфекцией на диспансерном учете, проблемы низкой приверженности к АРТ и ее безопасности, своевременный перерасчет дозировок препаратов согласно возрасту. Особого внимания требует работа с подростками (принятие диагноза, выработка приверженности, переход на новые схемы АРТ), так как в этом возрасте даже небольшие проблемы с лечением приводят к полному отказу от него и значительному ухудшению прогноза. Массово применяемые схемы АРТ [бустированные ингибиторы протеазы (ИП), ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы (ННИОТ) первого поколения] у детей позволяют снизить количество смертельных исходов, тем не менее данные схемы обладают рядом недостатков в плане безопасности и переносимости, которые особо остро ощущаются детьми по мере взросления.

Согласно рекомендациям специалистов, у ВИЧ-инфицированных детей с достигнутой супрессией на фоне текущей АРТ следует регулярно оценивать возможность перехода на новый режим, который будет снижать риск токсичности, упрощать АРТ и облегчать соблюдение приема, а при необходимости – повышать эффективность лечения. Это связано с тем, что метаболические нарушения выявляются у 26–65% детей вне зависимости от длительности АРТ и возраста ребенка [1]. Токсичность – причина изменения схемы АРТ у 4 из 5 ВИЧ-инфицированных детей в России, зачастую она обусловлена применением метаболически неблагоприятных схем терапии и является причиной самостоятельной «модификации» и отмены АРТ пациентами2.

Более 2000 ВИЧ-инфицированных детей преодолели возрастной порог в 12 лет и входят в группу риска, когда метаболически неблагоприятная или плохо переносимая схема АРТ приводит к отмене терапии и может быть фактором передачи ВИЧ-инфекции в дальнейшем наряду со значительным ухудшением состояния пациента1.

По ряду объективных причин – высокие темпы развития заболевания; ограниченное количество детских форм лекарственных препаратов; окружение ребенка, которое оказывает непосредственное влияние на его судьбу, – дети продолжают оставаться одной из самых уязвимых групп населения, которая требует к себе особого внимания со стороны специалистов широкого круга смежных специальностей. Необходимо улучшить тактику ведения детей с ВИЧ-инфекцией для повышения эффективности терапии и предотвращения прерывания АРТ и распространения ВИЧ в популяции.

У 32% детей ВИЧ-инфекция выявляется поздно, чаще всего это происходит с детьми, рожденных серонегативными в предродовой период женщинами. В России растет число ВИЧ-инфицированных подростков: в 2011–2013 гг. их было порядка 500, в 2014–2016 гг. стало в 3 раза больше. Это дети, родившиеся на пике эпидемии и инфицированные перинатально. Со временем они взрослеют и переходят в группу «подростков», в которой к 2017 г. насчитывалось уже более...

Список литературы

1. Fortuny C., Deya-Martinez A., Chiappini E., Galli L., de Martino M., Noguera-Julian A. Metabolic and renal adverse effects of antiretroviral therapy in HIV-infected children and adolescents. Pediatr. Infect. Dis. J. 2015; 34(5, Suppl 1): S36–43. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25629891.

2. Falcon-Neyra L., Palladino C., Navarro Gomez M.L. et al. Off-label use of rilpivirine in combination with emtricitabine and tenofovir in HIV-1-infected pediatric patients: A multicenter study. Medicine (Baltimore). 2016; 95(24): e3842. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27310962.

3. Mollan K.R., Smurzynski M., Eron J.J., Daar E.S., Campbell T.B., Sax P.E., Gulick R.M., Na L., O’Keefe L., Robertson K.R., Tierney C. Association between efavirenz as initial therapy for HIV-1 infection and increased risk for suicidal ideation or attempted or completed suicide: an analysis of trial data. Ann. Intern. Med. 2014; 161(1): 1–10. DOI: 10.7326/M14-0293

4. Sheng-Li Li, Peng Xu, Lei Zhang, Gui-Xiang Sun, Zhao-Jun Lu. Effectiveness and Safety of Rilpivirine, a Non-Nucleoside Reverse Transcriptase Inhibitor, in Treatment-Naive Adults Infected with HIV-1: A Meta-analysis. HIV Clin. Trials. 2014; 15(6): 261–8. DOI: 10.1310/hct1506–261.

5. Bangsberg D.R., Ragland K., Monk A., Deeks S.G. A single tablet regimen is associated with higher adherence and viral suppression than multiple tablet regimens in HIV+ homeless and marginally housed people. AIDS 2010; 24(18): 2835–40.

6. Sax P.E., Meyers J.L., Mugavero M., Davis K.L. Adherence to Antiretroviral Treatment and Correlation with Risk of Hospitalization among Commercially Insured HIV Patients in the United States. PLoS One 2012; 7(2): e31591. DOI: 10.1371/journal.pone.0031591.

7. Sutton S.S., Hardin J.W., Bramley T.J., D’Souza A.O., Bennett C.L. Single-versus multiple-tablet HIV regimens: adherence and hospitalization risks. Am. J. Manag. Care 2016; 22(4): 242–8.

8. Sutton S.S., Magagnoli J., Hardin J.W. Odds of Viral Suppression by Single-Tablet Regimens, Multiple-Tablet Regimens, and Adherence Level in HIV/AIDS Patients Receiving Antiretroviral Therapy. Pharmacotherapy 2017; 37(2): 204–13. DOI: 10.1002/phar.1889.

9. EACS Guidelines, 9.0, 2017. European AIDS Clinical Society. https://eacs-editors.sanfordguide.com/

10. WHO. Consolidated guidelines on the use of antiretroviral drugs for treating and preventing HIV infection Recommendations for a public health approach - Second edition. June 2016. http://www.who.int/hiv/pub/arv/arv-2016/en/11

11. Airoldi M., Zaccarelli M., Bisi L., Bini T., Antinori A., Mussini C., Bai F., Orofino G., Sighinolfi L., Gori A., Suter F., Maggiolo F. One-pill once-a-day HAART: a simplification strategy that improves adherence and quality of life of HIV-infected subjects. Patient Prefer. Adherence 2010; 13: 115–25. https://doi.org/10.2147/PPA.S10330

12. Antinori A., Angeletti C., Ammassari A., Sangiorgi D., Giannetti A., Buda S., Girardi E., Esposti L.D. Adherence in HIV-positive patients treated with single-tablet regimens and multi-pill regimens: findings from the COMPACT study. J. Int. AIDS Soc. 2012; 15(Suppl 4): 18098. DOI: 10.7448/ias.15.6.18098.

13. Molina J.M., Cahn P., Grinsztejn B., Lazzarin A., Mills A., Saag M., Supparatpinyo K., Walmsley S., Crauwels H., Rimsky L.T., Vanveggel S., Boven K. Rilpivirine versus efavirenz with tenofovir and emtricitabine in treatment-naive adults infected with HIV-1 (ECHO): a phase 3 randomised double-blind active-controlled trial. Lancet 2011; 378: 238–46.

14. Cohen C.J., Andrade-Villanueva J., Clotet B., Fourie J., Johnson M.A., Ruxrungtham K., Wu H., Zorrilla C., Crauwels H., Rimsky L.T., Vanveggel S., Boven K. Rilpivirine versus efavirenz with two background nucleoside or nucleotide reverse transcriptase inhibitors in treatment-naive adults infected with HIV-1 (THRIVE): a phase 3, randomised, non-inferiority trial. Lancet 2011; 378: 229–37.

15. Cohen C., Wohl D., Arribas J.R., Wohl D., Arribas J.R., Henry K., Van Lunzen J., Bloch M., Towner W., Wilkins E., Ebrahimi R., Porter D., White K., Walker I., Chuck S., De-Oertel Sh., Fralich T. Week 48 results from a randomized clinical trial of rilpivirine/emtricitabine/tenofovir disoproxil fumarate vs. efavirenz/emtricitabine/tenofovir disoproxil fumarate in treatment-naïve HIV-1-infected adults. AIDS 2014; 28: 989–97.

16. Palella F.J., Fisher M., Tebas P., Gazzard B., Ruane P., Van Lunzen J., Shamblaw D., Flamm J., Ebrahimi R., Porter.,

White K., Hindman J., Elbert E., De-Oertel S., Fralich T.. Simplification to rilpivirine/emtricitabine/tenofovir disoproxil fumarate from ritonavir-boosted protease inhibitor antiretroviral therapy in a randomized trial of HIV-1 RNA-suppressed participants. AIDS 2014; 28: 335–44. DOI: 10.1097/QAD.0000000000000087

17. Lombard J., Bunupuradah T., Flynn P.M., Ramapuram J., Ssali F., Crauwels H., Hoogstoel A., Van Eygen V., Stevens M. Rilpivirine as a Treatment for HIV-infected Antiretroviral-naïve Adolescents: Week 48 Safety, Efficacy, Virology and Pharmacokinetics. Pediatr. Infect. Dis. J. 2016; 35(11): 1215–21.

18. Jantarabenjakul W., Anugulruengkitt S., Kasipong N., Thammajaruk N. Pharmacokinetics of rilpivirine and 24-week outcomes after switching from efavirenz in virologically suppressed HIV-1-infected adolescents. Antivir. Ther. 2017 (10). DOI: 10.3851/IMP3198.

Об авторах / Для корреспонденции

Для корреспонденции:
Латышева Инга Борисовна – к.м.н., врач-инфекционист высшей категории, заместитель главного врача по организационно-методической работе ФКУ «Республиканская клиническая инфекционная больница» Минздрава России
Адрес: 196645, Санкт-Петербург, пос. Усть-Ижора, Шлиссель­бургское шоссе, д. 3
Телефон: +7(812)464-93-29
Е-mail: kibsekretar@yandex.ru
Сведения об авторах:
Воронин Евгений Евгеньевич – д.м.н., профессор, врач-инфекционист высшей категории, главный врач ФКУ «Республиканская клиническая инфекционная больница» Минздрава России; Главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Минздрава России; e-mail: kibsekretar@yandex.ru
Кристина Мусини, заведующая кафедрой инфекционных болезней и тропической медицины, доцент кафедры инфекционных болезней Университета Модены и Реджио-Эмилии (г. Модена, Италия); e-mail: kibsekretar@yandex.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь