Доброкачественная гиперплазия предстательной железы у первичного пациента

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/urology.2018.4.72-80

09.10.2018
196

1 ФГБУ «Новосибирский НИИ туберкулеза» Минздрава России, Новосибирск, Россия; 2 ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, Новосибирск, Россия; 3 ФГБОУ ВО «Алтайский государственный медицинский университет» Минздрава России, Барнаул, Россия

Цель исследования: охарактеризовать пациентов с впервые установленным диагнозом «доброкачественная гиперплазия предстательной железы» (ДГПЖ); выявить закономерности, ведущие к поздней диагностике заболевания.
Дизайн исследования: простое открытое ретроспективное несравнительное.
Материалы и методы. С целью определения частоты обращений за медицинской помощью по поводу ДГПЖ проанализированы 3544 амбулаторные карты всех пациентов, обратившихся к урологу муниципальной городской поликлиники № 26 г. Новосибирска в 2013 г. Дополнительно проанализированы амбулаторные карты 165 пациентов поликлиник, которым впервые поставлен диагноз ДГПЖ.
Результаты. Из 3544 пациентов урологом поликлиники 960 (27,1%) была диагностирована ДГПЖ. Анализ историй болезни 165 мужчин, которым диагноз был поставлен впервые, показал, что это заболевание ассоциировано с возрастом. Наименьшая (0,8±0,5 года) длительность заболевания отмечена у пациентов до 50 лет, наибольшая (4,7±2,1 года) – у лиц старше 70 лет. Наименьший объем предстательной железы составил 32, наибольший – 150 мл. Средний размер железы закономерно увеличивался с возрастом. Средний уровень ПСА также закономерно увеличивался с возрастом: от 1,1±0,8 нг/мл у лиц до 50 лет до 3,0±0,7 нг/мл у пациентов старше 70 лет. Выраженность симптомов по шкале IPSS была наибольшей в возрастной группе 61–70 лет (16,7±5,9 балла), наименьшей – в группе до 50 лет (9,5±3,6 балла). Длительность симптоматики напрямую коррелировала с объемом предстательной железы. При объеме предстательной железы 60 мл и выше степень проявления симптомов увеличивалась в 1,5 раза. У женатых средний балл по шкале IPSS составил 13,8±5,4, у одиноких – 16,3±5,5 (р=0,008).
Заключение. Больные ДГПЖ составляют 27,1% от всех обращений к урологу поликлиники.
У молодых мужчин степень проявления симптомов ниже, чем у пожилых, тем не менее они сильнее ими обеспокоены, у них более выражено нарушение качества жизни, раньше обращаются за медицинской помощью. Женатые мужчины обращаются к врачу с достоверно менее выраженными симптомами, чем одинокие.

Введение. Доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ) – одно из самых частых заболеваний у мужчин, и его частота увеличивается по мере общего старения населения [1, 2]. Доброкачественная гиперплазия предстательной железы – связанное с возрастом состояние, обусловленное пролиферацией эпителиальных клеток и гладкомышечных волокон предстательной железы. Симптомы дизурии при ДГПЖ обусловлены преимущественно обструкцией и гипертонусом мышц.

Аутопсийные исследования выявили первые признаки ДГПЖ у 8% мужчин в возрасте от 31 до 40 лет, к 80 годам изменения в железе становятся закономерностью [3]. Истинную частоту бессимптомной ДГПЖ можно определить только по данным аутопсий. Ни у одного из мужчин, умерших в возрасте до 30 лет, не была обнаружена ДГПЖ, тогда на 9-м десятке жизни соответствующие изменения найдены в 90% наблюдений [4]. Сопутствующий ДГПЖ простатит усугубляет симптоматику и ухудшает результаты терапии больных [5–8].

В популяционном исследовании в США [9] показано, что выраженность клинических проявлений зависит от возраста. Так, 13% мужчин в возрасте от 40 до 49 лет имели умеренные или выраженные проявления симптомов нижних мочевыводящих путей (СНМП), в то время как у пациентов старше 70 лет такой уровень симптомов регистрировали уже в 28% наблюдений.

Появилось сообщение о роли андрогенов в ингибировании апоптоза клеток простаты, что индуцирует гиперплазию предстательной железы [10, 11]. Отмечено негативное влияние метаболического синдрома на течение многих заболеваний предстательной железы, в том числе и ДГПЖ [12, 13]. У пациентов с ДГПЖ и ожирением, инсулинорезистентностью и андрогенным дефицитом обнаружены большие, чем у больных ДГПЖ без метаболического синдрома, размеры предстательной железы и объем остаточной мочи [12]. Более того, у пациентов с метаболическим синдромом достоверно чаще развивается ДГПЖ. У них также наблюдается и более быстрое прогрессирование заболевания [14].

Ведущим симптомом, побуждающим мужчин с ДГПЖ обратиться к врачу, служит нарушение мочеиспускания. Многие исследователи высказывают сомнение, будто именно ДГПЖ как увеличение стромально-эпителиальных компонентов предстательной железы служит причиной дизурии у мужчин [15], тем более что с возрастом увеличивается частота заболеваний, которые могут сопровождаться аналогичными симптомами [16, 17]. Детальное обследование пациентов, наблюдавшихся по поводу ДГПЖ, установило, что основной причиной дизурии у 22,3% пациентов была дисфункция шейки мочевого пузыря, у 40,1% – обструкция, у 31,4% – гиперактивность, у 6,2% – гипоактивность детрузора. Не удивительно, что проводимое им стандартное лечение α-адреноблокаторами показало недостаточную эффективность [7, 18].

Проблема ДГПЖ окончательно не решена, остается много вопросов и противоречий в отношении как патофизиологии, так и эпидемиологии этого заболевания [4]. Традиционно нарушения мочеиспускания у пожилого мужчины списывают на ДГПЖ, хотя может быть множество других причин, требующих, соответственно, иного его лечения. Нельзя основываться только на шкале симптомов, непременно следует учитывать данные урофлоуметрии, объем остаточной мочи [4]. В то же время факт наличия ДГПЖ как таковой не обязательно означает появление клинических проявлений, в ряде случаев заболевание протекает бессимптомно [19]. Иногда относительно небольшое увеличение железы обусловливает более выраженное нарушение мочеиспускания, чем простата значительно более крупных размеров. В первую очередь это связано с анатомической локализацией аденомы.

Тем не менее ДГПЖ – распространенное заболевание, зачастую диагностируемое на поздних стадиях по развившимся осложнениям (острая задержка мочеиспускания, камни мочевого пузыря, гидронефроз и т.д.). До настоящего времени не изучены корреляции между возрасто...

Список литературы

1. Zhang B., Wei J., Wu X., Wang L., Huo H., Wang J. Clinical optimal dose of solifenacin succinate for nursing patients after transurethral resection of the prostate during the perioperative period. ExpTherMed. 2018;15(2):1660–1665. Doi: 10.3892/etm.2017.5567.

2. Nunes R., Oliveira R., Carneiro A., Neto A.M., Antunes A.A., Bernardo W.M., Silvinato A., Sarma A.V., Parsons J.K., McVary K., Wei J.T. Diabetes and benign prostatic hyperplasia/lower urinary tract symptoms--what do we know? J Urol. 2009;182(6 Suppl.):S32–37. Doi: 10.1016/j.juro.2009.07.088.

3. Gadzhieva Z.K., Kazilov Yu.B. New possibilities for treating combined symptoms of the lower urinary tract in patients with benign prostatic hyperplasia are prerequisites and benefits. Urologiia. 2017;1:95–102. Russian (Гаджиева З.К., Казилов Ю.Б. Новые возможности лечения комбинированных симптомов нижних мочевыводящих путей у пациентов с доброкачественной гиперплазией предстательной железы – предпосылки и преимущества. Урология. 2017;1:95–102).

4. Lepor H. Pathophysiology, Epidemiology, and Natural History of Benign Prostatic Hyperplasia. Rev Urol. 2004; 6(Suppl. 9): S3–S10.

5. Ivashchenko V.A., Rogozina A.A. The role of bacteriological and morphological studies in the diagnosis of chronic prostatitis in BPH. Modern problems of science and education. 2015;4:335. Russian (Иващенко В.А., Рогозина А.А. Роль бактериологических и морфологических исследований в диагностике хронического простатита при ДГПЖ. Современные проблемы науки и образования. 2015;4:335).

6. Taoka R., Kakehi Y. The influence of asymptomatic inflammatory prostatitis on the onset and progression of lower urinary tract symptoms in men with histologic benign prostatic hyperplasia. Asian J Urol. 2017;4(3):158–163. Doi: 10.1016/j.ajur.2017.02.004.

7. Kulchavenya E.V., Brizhatuk E.V., Breusov A.A. Hyperactive bladder as a mask of chronic prostatitis. Urologiia. 2012;6:43–47. Russian (Кульчавеня Е.В., Брижатюк Е.В., Бреусов А.А. Гиперактивный мочевой пузырь как маска хронического простатита. Урология. 2012;6:43–47).

8. Kulchavenya E.V., Cherednichenko A.G., Neimark A.I., Shevchenko S.Yu. The frequency of occurrence of hospital uropathogens and the dynamics of their sensitivity. Urologiia. 2015;2:13–16. Russian (Кульчавеня Е.В., Чередниченко А.Г., Неймарк А.И., Шевченко С.Ю. Частота встречаемости госпитальных уропатогенов и динамика их чувствительности. Урология. 2015;2:13–16).

9. Chute C.G., Panser L.A., Girman C.J., Oesterling J.E., Guess H.A., Jacobsen S.J., Lieber M.M. The prevalence of prostatism: a population-based survey of urinary symptoms. J Urol. 1993;150(1):85–89.

10. Liu R.F., Fu G., Li J., Yang Y.F., Wang X.G., Bai P.D., Chen Y.D. Roles of autophagy in androgen-induced benign prostatic hyperplasia in castrated rats. ExpTher. Med. 2018;15(3):2703–2710. Doi: 10.3892/etm.2018.5772.

11. Liu R.F., Li J., Zhang J., Bai P.D., Yang Y.F., Li W., Wu Z., Zheng J.X. Crosstalk between apoptosis and autophagy in prostate epithelial cells under androgen deprivation. ExpTher Med. 2018;15(3):2263–2268. Doi: 10.3892/etm.2018.5726.

12. Tyuzikov I.A., Grekov E.A., Kalinchenko S.Yu. Features of clinical course and morphometric parameters of benign prostatic hyperplasia in men with metabolic syndrome and androgen deficiency. Urologiia. 2015;5:47–52. Russian (Тюзиков И.А., Греков Е.А., Калинченко С.Ю. Особенности клинического течения и морфометрических параметров доброкачественной гиперплазии предстательной железы у мужчин с метаболическим синдромом и андрогенным дефицитом. Урология. 2015;5:47–52).

13. Osadchy A.V., Kulchavenya E.V., Reykhrud T.A. and others. Socio-demographic characteristics of patients with pulmonary tuberculosis and extrapulmonary localization. Tuberkulez i bolezni legkih. 2015;2:46–49. Russian (Осадчий А.В., Кульчавеня Е.В., Рейхруд Т.А. и др. Социально-демографическая характеристика больных туберкулезом легких и внелегочных локализаций. Туберкулез и болезни легких. 2015;2:46–49).

14. Kirpatovsky VI, Chochuyev OS, Nadtochii ON, with co-workers. Metabolic syndrome: effect on the progression of BPH, lower urinary tract symptoms and the effectiveness of BPH therapy (literature review). Experimental and clinical urology. 2017;1:74–83. Russian (Кирпатовский В.И., Чочуев О.С., Надточий О.Н., и др. Метаболический синдром: влияние на прогрессирование ДГПЖ, симптомов нижних мочевых путей и эффективность терапии ДГПЖ (обзор литературы). Экспериментальная и клиническая урология. 2017;1:74–83).

15. Bushman W. Etiology, epidemiology, and natural history of benign prostatic hyperplasia. Urol Clin North Am. 2009;36(4):403–15, v. Doi: 10.1016/j.ucl.2009.07.003.

16. Gratzke C., Schlenker B., Weidlich P., Seitz M., Reich O., Stief C.G .Benign prostatic hyperplasia: background and diagnosis. MMW Fortschr Med. 2007;149(33-34):25–28.

17. Parsons J.K., Sarma A.V., McVary K., Wei J.T. Obesity and benign prostatic hyperplasia: clinical connections, emerging etiological paradigms and future directions. J Urol. 2013;189(1 Suppl.):S102–106. Doi: 10.1016/j.juro.2012.11.029. Review.

18. Jiang Y.H., Wang C.C., Kuo H.C. Videourodynamic findings of lower urinary tract dysfunctions in men with persistent storage lower urinary tract symptoms after medical treatment. PLoS One. 2018;13(2):e0190704. Doi: 10.1371/journal.pone.0190704. eCollection 2018.

19. Thomas D., Chughtai B., Kaplan S. Commentary on «Solving the benign prostatic hyperplasia puzzle». Asian J Urol. 2018;5(1):10–11. Doi: 10.1016/j.ajur.2016.09.007.

20. Гланц С. Медико-биологическая статистика. М.: Практика. 1999. 459 с.

21. Field A., Miles J., Field Z. Discovering statistics using R. Sage publications. 2012. 957 p.

22. Nunes R., Oliveira R., Carneiro A., Neto A.M., Antunes A.A., Bernardo W.M., Silvinato A. Benign prostatic hyperplasia: laser prostatectomy (PVP). Rev Assoc Med Bras (1992). 2017;63(11):929–940. Doi: 10.1590/1806-9282.63.11.929.

23. Xu P., Xu A., Chen B., Zheng S., Xu Y., Li H., Shen H., Liu C. Bipolar transurethral enucleation and resection of the prostate: Whether it is ready to supersede TURP? Asian J Urol. 2018;5(1):48–54. doi: 10.1016/j.ajur.2017.12.001.

24. Chung A.S.J., Woo H.H. Update on minimally invasive surgery and benign prostatic hyperplasia. Asian J Urol. 2018;5(1):22–27. Doi: 10.1016/j.ajur.2017.06.001.

25. Yang P.S., Chen C.L., Hou C.P., Lin Y.H., Tsui K.H. An open-label, prospective interventional study of the tolerability and efficacy of 0.4 mg oral tamsulosin oral controlled absorption system in men with lower urinary tract symptoms associated with benign prostatic hyperplasia who are unsatisfied with treatment with 0.2 mg tamsulosin. ClinInterv Aging. 2018;13:235–242. Doi: 10.2147/CIA.S152701. eCollection 2018.

26. Miotła P., Dobruch J., Lipiński M., Drewa T., Kołodziej A., Barcz E., Baranowski W., Rechberger T., Chłosta P.L. Diagnostic and therapeutic recommendations for patients with nocturia.Cent European J Urol. 2017;70(4):388–393. Doi: 10.5173/ceju.2017.1563.

27. Ng L.G. Botulinum toxin and benign prostatic hyperplasia. Asian J Urol. 2018;5(1):33–36. Doi: 10.1016/j.ajur.2017.11.003.

28. Kim E.H., Brockman J.A., Andriole G.L. The use of 5-alpha reductase inhibitors in the treatment of benign prostatic hyperplasia. Asian J Urol. 2018;5(1):28–32. Doi: 10.1016/j.ajur.2017.11.005.

29. Jacobsen S.J., Girman C.J., Guess H.A., et al. Natural history of prostatism: longitudinal changes in voiding symptoms in community dwelling men. J Urol. 1996;155:595–600.

30. McConnell J.D., Roehrborn C.G., Bautista O., et al. The long-term effects of doxazosin, finasteride and combination therapy on the clinical progression of benign prostatic hyperplasia. N Engl J Med. 2003;349:2387–2398.

Об авторах / Для корреспонденции

А в т о р д л я с в я з и: Е. В. Кульчавеня – д.м.н., профессор, главный научный сотрудник ФГБУ «Новосибирский
НИИ туберкулеза» Минздрава России, профессор кафедры туберкулеза ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, Новосибирск, Россия; e-mail: urotub@yandex.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь