Жизнь ради жизней

24.12.2015
203

Многие выдающиеся личности ХХ века, рано потеряв родителей, разделили судьбу Гедеона Рихтера. Возможно, они всю свою последующую жизнь пытались восполнить невосполнимое. В ответ на утраты судьба даровала им необыкновенную силу и упорство.

Сирота

Гедеон Рихтер был третьим ребенком в купеческой семье. Он родился 23 сентября 1872 г. в деревне Эчед неподалеку от городка Дьендьеш в Австро-Венгерской империи. До него на свет появились два брата. Его отец был потомком чешских еврейских купцов, поселившихся в Венгрии в конце XVIII века. Семья была состоятельной и могла сделать все, чтобы мальчики ни в чем не нуждались и росли, окруженные любовью, в благополучной семейной атмосфере. Однако Гедеон Рихтер не сохранил воспоминаний об этой идиллии. В то время родильная горячка была весьма распространена, и она унесла жизнь матери через две недели после его рождения. А всего год спустя холера оставила мальчиков и без отца.

Детей воспитывали бабушка и дедушка по материнской линии. Их дом в Дьендьеше постоянно оглашало гоготание гусей, мычание коров, лай собак и голоса бесчисленных родственников, двоюродных братьев и сестер, тетушек и дядюшек. Братья ни в чем не нуждались, а после совершеннолетия они должны были получить отцовское наследство.

Гедеон был задумчивым мальчиком, он предпочитал читать в одиночестве, правда, в шумном доме бабушки и дедушки не было для этого возможности, поэтому он часто сбегал в школьную библиотеку, где буквально «глотал» книги. Однажды туда заглянул местный аптекарь и, увидев мальчика, склоненного над книгой, спросил Гедеона, понимает ли он то, о чем читает. Получив утвердительный ответ, пригласил его к себе на работу в должности стажера.

В те времена, еще учась в школе, мальчик, почти ребенок, часто поступал учеником к какому-нибудь мастеру. Вот и Гедеон совмещал учебу в общеобразовательной гимназии с работой стажера в аптеке.

После экзаменов на аттестат зрелости Рихтер послал документы в университет. Бабушка была против отъезда внука, считая, что он «бросает семью», а дедушка, напротив, поддержал Гедеона в его стремлении.

Вдали от дома

Имея свидетельство стажера с отличием, Гедеон Рихтер в 1893 г. поступил в Будапешский университет. Диплом фармацевта с отличием он получил в 1895 г., но считал, что учеба на фармацевта на этом не заканчивается. Два года он проходил обязательную практику, но ему хотелось еще посмотреть мир и побывать в тех местах, где зарождалась фармацевтическая промышленность. Он знал, что в Западной Европе лекарства делают не только в аптеках, но и в промышленных масштабах на заводах. Знал он и об открытиях, которые приводили к радикальным изменениям в медицине.

Гедеон планировал уехать на два года, но пребывание за границей растянулось на пять лет. Здесь он знакомится с работой европейских аптек, изучает организацию крупных фармацевтических производств. Рихтер не только пишет подробные письма домой, но и ждет ответа, особенно того, в котором сообщалось бы о возможности ему и его братьям получить наследство. Наконец такое письмо пришло!

Новая жизнь в новом веке

С наступлением нового века для Рихтера началась новая жизнь. В марте 1900 года он вернулся в Будапешт. Здесь он покупает аптеку «Шаш» («Орел») на первом этаже нового доходного дома на улице Юллеи, 105, которая находится там же и в наши дни. Как и положено аптекам того времени, она была обставлена дорогой мебелью, сюда приходили обеспеченные люди, выбирали лекарства для укрепления сердца, отхаркивающие средства, новейшие туалетные принадлежности.

Выбор места для аптеки на окраине города выглядел странным. Почему он так поступил? Ответ простой: напротив аптеки, на противоположной стороне улицы находился крупнейший в то время в Венгрии медицинский центр. Рихтер часто посещал клинику, знал работавших там врачей и понимал, что лучше изготавливать не одно лекарство по заданному рецепту, а 10 или 50 для нужд пациентов больницы. Так аптека «Шаш» превратилась в небольшую фармацевтическую компанию со значительным оборотом.

Органотерапия

Гедеона заинтересовал новый лечебный метод — органотерапия. Она уже успешно применялась во Франции и Германии и произвела коренной переворот в медицине. Всю свою огромную энергию он направлял на развитие этого направления.

По сути дела, органотерапия — это гормональная терапия, препараты для которой получают из различных органов животных. В Венгрии первым такие опыты проводил Рихтер. Он не любил торопиться, но теперь у него были веские причины для этого: беременность жены Анны. Такие созданные Рихтером препараты, как Тоноген (сужающий сосуды адреналин) или Окситоцин для стимулирования родов, применяются до сих пор. Это были инновации, благодаря которым «Шаш» переросла рамки простой аптеки. В 1903 г. у Гедеона и Анны родился здоровый мальчик, Ласло, их единственный ребенок.

Рихтер установил, что эффективность органотерапевтических препаратов зависит от того, насколько быстро перерабатывается сырье. Он тесно сотрудничал с несколькими бойнями в Будапеште, где работники оперативно обрабатывали ценные органы.

Дела пошли в гору

Спустя два года после приобретения аптеки Рихтер продавал уже так много препаратов, что для их разработки и производства нужна была серьезная лаборатория. Пришлось заняться поиском здания для производства лекарств. Благодаря этому решению имя Рихтера вошло в историю.

Первое здание было возведено в 1907 г., затем к комплексу добавились другие строения. Это был первый в Венгрии завод, где производили эффективные препараты по собственным разработкам и из собственного сырья. Завод считался небольшим, но благодаря энергии Рихтера и его опыту, приобретенному в Европе, он смог конкурировать с другими европейскими производителями.

Настал момент, когда препараты Рихтера перешагнули границы Венгрии. Потребовалось развернуть рекламную активность. В штате появились коммивояжеры.

Рихтер приветствовал, когда сотрудники приводили на завод своих детей и родственников, поощрял рабочие династии. Каждое утро он стоял у ворот фабрики, здороваясь с рабочими.

Вскоре перед Рихтером встал вопрос: развивать производство за счет собственной прибыли или инвестиций (появились желающие вложить деньги в производство)? Но для Рихтера было кое-что важнее денег: он хотел сохранить свою независимость.

Мораль выше выгоды

В какой-то момент судьба свела Рихтера с химиком Вольфом, который предложил ему выпускать синтетические препараты, но Рихтер по-прежнему предпочитал органотерапевтические. К тому же для производства синтетических препаратов необходимо было кардинальное переоборудование предприятия, что невозможно было сделать без внешних инвестиций. Рихтер расстался с Вольфом.

Началась Первая мировая война, и Рихтеру предложили производство отравляющих газов. Он отказался. В 1912 г. его компания стала производить дезинфицирующее и кровеостанавливающее средство «Гиперол» в таблетках, что в условиях военного времени имело крайне важное значение.

Компания не только пережила войну, но и стала развиваться дальше. Ее неучастие в производстве химического оружия обеспечило поддержку в обществе. В 1925 году

Рихтер открыл свой первый филиал в Загребе, а к 1930 у фирмы Gedeon Richter было около 10 дочерних компаний, в том числе в Великобритании, Италии, Мексике, Польше.

Мирное завоевание

В период между двумя войнами компания «завоевала» мир: более 50 ее филиалов открылось в Европе, Северной и Южной Америке, Африке, Азии и Австралии. Предприятие стало настоящей транснациональной компанией.

В 30-е годы у Гедеона было все, о чем можно мечтать: дружная семья — жена, сын, невестка, две внучки — и огромные планы.

Завод к этому времени выпускал много препаратов, среди которых особо выделялся инсулин.

Обыкновенный фашизм

В 1939 г. венгерские политики, стремясь угодить Германии, приняли первый антиеврейский закон, согласно которому евреи в интеллектуальной сфере не могли занимать более 20% рабочих мест. Но Рихтер не впал в отчаяние, т.к. был уверен, что должность главного правительственного советника, главы известной во всем мире фармацевтической компании оградит его от преследований. Он строил планы по дальнейшему расширению производства и занимался благотворительностью. Свою «охранную грамоту», полученную от Комитета Красного Креста, он отдал сыну.

В начале 1944 года Рихтер принимает мучительное для себя решение покинуть пост главы фармацевтической компании. Но, пообещав коллегам уехать из страны, он, в поношенном пальто, через несколько дней появился на заводском дворе.

Люди не верили своим глазам, один из сотрудников спросил:

— Почему вы еще здесь?

— В поезде не было спальных вагонов, не мог же я доставить такое неудобство своей жене, — горько пошутил Рихтер.

Правда была в том, что он просто не мог расстаться с предприятием, которое было для него жизнью.

В декабре 44-го Рихтера проводили в дом, где ему ничего не должно было угрожать, так как здание находилось под дипломатической защитой шведского посольства. Но для фашистов не существовало дипломатического иммунитета.

В декабре 1944 года Гедеон Рихтер был расстрелян вместе с другими задержанными на берегу Дуная. Тела их сбросили в воду.

Через год умерла Анна.

P.S. Компания «Гедеон Рихтер», которой удалось вернуть имя своего основателя после распада социалистического лагеря, по-прежнему верна принципам Гедеона Рихтера. Стремясь обеспечить высокое качество лечения на протяжении поколений, более 10 тысяч сотрудников во всем мире во главу угла своей работы ставят служение здоровью людей.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь