Клинико-анамнестические особенности женщин с преждевременным разрывом плодных оболочек при преждевременных родах

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.8.54-61

01.09.2019
34

ФГБУ «Научный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва

Цель. Выявление клинико-анамнестических факторов риска у беременных с преждевременным разрывом плодных оболочек при преждевременных родах.
Материалы и методы. Обследованы 150 женщин в возрасте от 18 до 40 лет, которые были разделены на 3 группы: 1-я группа – беременные с преждевременным разрывом плодных оболочек (ПРПО) (n=50), 2-я – беременные с интактными плодными оболочками (n=50), родоразрешенные в сроке 22–36 недель, 3-я – беременные со спонтанными своевременными (≥37 недель) родами (n=50). Подробно изучены возрастные показатели, анамнез соматических и гинекологических заболеваний, исходы предыдущих беременностей, особенности течения данной беременности, роды и неонатальные исходы.
Результаты. Риск возникновения ПРПО встречался в самом активном репродуктивном возрасте – 25–30 лет, достоверно значимо чаще у первобеременных первородящих женщин, соматически отягощенных частыми респираторными и одонтогенными воспалительными заболеваниями. Для беременных с ПРПО характерно было сочетание нескольких факторов риска, имевших место при данной беременности. Cтатистически значимо чаще встречались заболевания шейки матки, миома матки. Гестационный срок при ПРПО варьировал в пределах 22–36 недель беременности, а методом родоразрешения статистически значимо чаще являлось кесарево сечение. В этой же группе женщин достоверно чаще масса тела при рождении новорожденного составила менее 2500 г, что повлияло на неонатальные исходы.
Заключение. Этиология ПРПО при недоношенной беременности является многофакторной, необходимы своевременное выявление, коррекция того или иного состояния, не только во время, но и до беременности, разработка стратегий для улучшения результатов путем прогнозирования, предупреждения и лечения данной ситуации.

Преждевременные роды (ПР) являются основной причиной перинатальной заболеваемости и смертности в мире, где большинство смертей приходится на новорожденных с гестационным возрастом менее 32 недель [1–3]. Степень недоношенности и низкая масса тела при рождении во многом определяют прогноз выживаемости и качество последующей жизни новорожденного. В целом во всем мире ежегодно регистрируется 15 млн случаев ПР [2]. Частота преждевременного разрыва плодных оболочек (ПРПО) при недоношенной беременности составляет от 40 до 50% всех преждевременных родов [4].

У беременных с ПР, как с интактным плодным пузырем, так и с ПРПО, имеется ряд факторов риска: возраст, анамнестические данные, осложнения в течение данной беременности, соматические и инфекционные заболевания.

ПРПО – неполноценность плодных оболочек вследствие воспалительных изменений, которые приводят к ослаблению прочности мембран. Имеются данные о микротрещинах в плодных оболочках, ведущих к нарушению их целостности и являющихся источником проникновения микроорганизмов в полость матки [5].

Цель – выявление клинико-анамнестических факторов риска у беременных с ПРПО при ПР.

Материалы и методы

Нами проведено одномоментное сравнительное исследование, в ходе которого в соответствии с поставленной целью обследованы 150 женщин. Все пациентки были разделены на 3 группы: 1-ю группу составили 50 пациенток с ПРПО в сроке беременности до 36 недель, 2-ю – 50 пациенток с интактными плодными оболочками в сроке до 36 недель и 3-ю – 50 соматически здоровых беременных с неотягощенным акушерско-гинекологическим анамнезом и спонтанными своевременными (≥37 недель) родами.

У всех женщин, включенных в исследование, изучены анамнестические данные: возраст, перенесенные соматические и гинекологические заболевания, проведенные оперативные вмешательства, а также состояние репродуктивной функции. Проанализировано течение данной беременности, методы родоразрешения, неонатальные исходы.

Критерии включения в 1-ю и 2-ю группы: одноплодная самопроизвольная беременность, завершившаяся ПР в 22–36 недель с ПРПО (1-я группа) или спонтанными ПР при наличии интактных плодных оболочек (2-я группа). Критерии включения в 3-ю группу: одноплодная, самопроизвольно наступившая беременность, завершившаяся своевременными спонтанными родами (≥37 недель). У всех пациенток получено информированное согласие на участие в исследовании.

Критерии исключения: многоплодная беременность, наступление беременности в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий, структурные и хромосомные аномалии, тяжелая соматическая патология у беременной, развитие преэклампсии во время данной беременности, пороки развития матки.

Статистическая обработка полученных данных выполнена на собственном компьютере с использованием программы IPM SРSS Statistics, версия 22. Для описания количественного параметра данные представлены в виде среднего арифметического и стандартного отклонения М(SD). Для сравнения групп по качественным бинарным признакам использовали метод хи-квадрат Пирсона, если одно из значений было менее 5 – применяли точный метод Фишера. Статистически значимыми считались различия при вероятности ошибки p

Результаты

Возраст обследованных женщин колебался в пределах от 19 до 40 лет и составил в среднем 29,54 (5,0) года; в 1-й группе – 29,18 (4,5) года, вo 2-й – 28,82 (4,4) года, тогда как в 3-й группе (контроля) – 31,26 (4,9) года. При анализе возрастного распределения женщин выявлено, что во 2-й группе статистически значимо чаще встречались пациентки в возрасте 19 лет–24 года –20 (40%), по сравнению с 1-й и 3-й группами – 8 и 10 (16 и 20%, соответственно) (p=0,01). В то же время в 1-й группе статистически значимо чаще встречались женщины в самом активном репродуктивном возрасте 25–30 лет у 30 (60%), по сравнению со 2-й и 3-й группами – 14 и 17 (28 и 34%, соответственно) (p=0,003). Во всех трех группах в диапазоне возраста 31–40 лет статистически значимых различий не было. Возрастное распределение обследованных беременных по группам представлено в табл. 1.

Практически все женщины проживали в одинаковых климато-географических условиях, преимущественно в Москве и Московской области. При изучении социально-экономического статуса среди обследованн...

Список литературы

  1. Offiah I., O’Donoghue K., Kenny L. Clinical risk factors for preterm birth. In: Morrison J., ed. Preterm birth-mother and child. InTech; 2012: 73-95.
  2. Blencowe H., Cousens S., Chou D., Oestergaard M., Say L., Moller A. et al. Born too soon: the global epidemiology of 15 million preterm births. Reprod. Health. 2013; 10(Suppl. 1): S2.
  3. Goldenberg R.L., Culhane J.F., Iams J.D., Romero R. Epidemiology and causes of preterm birth. Lancet. 2008; 371(9606): 75-84.
  4. Mercer B.M., Crouse D.T., Goldenberg R.L., Miodovnik M., Mapp D.C., Meis P.J., Dombrowski M.P. The antibiotic treatment of PPROM study: systemic maternal and fetal markers and perinatal outcomes. Am. J. Obstet. Gynecol. 2012; 206(2): 145. e1-9.
  5. Menon R., Richardson L.S. Preterm prelabor rupture of the membranes: a disease of the fetal membranes. Semin. Perinatol. 2017; 41(7): 409-19.
  6. Hailemariam Segni, Takele Digafe Diribaand, Elias Ali. Incidence, maternal and perinatal outcome of premature rupture of fetal membrane cases in Jimma University Teaching Hospital, South West Ethiopia. EC Gynaecology. 2017; September 11.
  7. Ibishi V.A., Isjanovska R.D. Prelabour rupture of membranes: mode of delivery and outcome. Open Access Maced. J. Med. Sci. 2015; 3(2): 237-40.
  8. Zhang L.X., Sun Y., Zhao H., Zhu N., Sun X.D., Jin X. et al. A Byesian stepwise discriminant model for predicting risk factors of preterm premature rupture of membranes: a case-control study. Chin. Med. J. (Engl.). 2017; 130(20): 2416-22.
  9. ACOG Committee on Practice Bulletins-Obstetrics. Clinical management guidelines for obstetrician-gynecologists. Practice Bulletin No. 160: Premature rupture of membranes. Obstet. Gynecol. 2016; 127(1): e39-51.
  10. Manisha Choudhary, Samta Bali Rathore, Jai Chowdhary, Swati Garg.Pre and post conception risk factors in PROM. Int. J. Res. Med. Sci. 2015; 3(10): 2594-8.
  11. Endale T., Fentahun N., Gemada D., Hussen M.A. Maternal and fetal outcomes in term premature rupture of membrane.World J. Emerg. Med. 2016; 7(2): 147-52.
  12. Jaiswal A.A., Hariharan C., Dewani D.K.C. Study of maternal and fetal outcomes in premature rupture of membrane in central rural India. Int. J. Reprod. Contracept. Obstet. Gynecol. 2017; 6(4): 1409-12.
  13. Janhavi Mukharya, Simmi Mukharya. Comparative study of fetal and maternal outcomes of prelabour rupture of membranes at term. Int. J. Reprod. Contracept. Obstet. Gynecol. 2017; 6(1): 149-63.
  14. Hexia Xia, Xilian Li, Xiaotian Li, Huan Liang, Huan Xu. The clinical management and outcome of term premature rupture of membrane in East China: results from a retrospective multicenter study. Int. J. Clin. Exp. Med. 2015; 8(4): 6212-17.
  15. Tuuli M.G., Norman S.M., Odibo A.O., Macones G.A., Cahill A.G. Perinatal outcomes in women with subchorionic hematoma: a systematic review and meta-analysis. Obstet. Gynecol. 2011; 117(5): 1205-12
  16. Li Q., Zhu J., Hua K. Effects of subchorionic hematoma on pregnancy outcome: a meta-analysis. Zhonghua Yi Xue Za Zhi. 2016; 96(17): 1383-5.
  17. Mitchell-Jones N., Coad A., ClaytonSmith P., Bottomley C. OP05.03: Mid‐trimester subchorionic hematoma; maternal and neonatal morbidity data. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2016; 48(Suppl. 1): 64.
  18. Heller H.T., Asch E.A., Durfee S.M., Goldenson R.P., Peters H.E., Ginsburg E.S. et al. Subchorionic hematoma: correlation of grading techniques with first‐trimester pregnancy outcome. J. Ultrasound Med. 2018; 37(7): 1725–32.
  19. Ott J., Pecnik P., Promberger R., Pils S., Binder J., Chalubinski K.M. Intra-versus retroplacental hematomas:a retrospective case-control study on pregnancy outcomes. BMC Pregnancy and Childbirth. 2017;17(1): 366.
  20. Bakalis S., David A.L. Successful outcome after spontaneous first trimester intra-amniotic haematoma and early preterm premature rupture of membranes. BMJ Case Rep. 2018; 11(1). pii: e224596.
  21. Monson M.A., Gibbins K.J., Esplin M.S., Varner M.W., Manuck T.A. Pregnancy Outcomes in women with a history of previable, preterm prelabor rupture of membranes. Obstet. Gynecol. 2016; 128(5): 976-82.
  22. Abou El Senoun G., Dowswell T., Mousa H.A. Planned home versus hospital care for preterm prelabour rupture of the membranes (PPROM) prior to 37 weeks’ gestation. Cochrane Database Syst. Rev. 2014; (4): CD008053.
  23. Михайлов А.В., Дятлова Л.И., Рогожина И.Е., Глухова Т.Н., Панина О.С. Ведение беременности, осложненной преждевременным излитием околоплодных вод при недоношенной беременности. Акушерство и гинекология. 2014; 2: 67-73.[Mikhailov A.V., Dyatlova L.I., Rogozhina I.E., Glukhova T.N., Panina O.S. Conducting pregnancy complicated by premature rupture of amniotic fluid in preterm pregnancy//Obstetrics and Gynecology. 2014; 2: 67-73.(In Russ.).
  24. Hussin A.K., Jamil U., Nanu D. Early rupture of membrane a risk factor for cesarean section in term pregnancy. ANALELE UNIVERSITĂŢII “DUNĂREA DE JOS” GALAŢI. 2013; Fascicula XVII(nr.2): 95-9.
  25. Chakraborty B., Mandal T., Chakraborty S. Outcome of prelabor rupture of membranes in a tertiary care center in west Bengal. Indian J. Clin. Pract. 2013; 24(7): 657-62.
  26. Kunze M., Hart J.E., Lynch A.M., Gibbs RS. Intrapartum management of premature rupture of membranes:effect on cesarean delivery rate. Obstet. Gynecol. 2011; 118(6): 1247-54.
  27. Okeke T.C., Enwereji J.O., Okoro O.S., Adiri C.O., Ezugwu E.C., Agu P.U. The incidence and management outcome of preterm premature rupture of membranes (PPROM) in a tertiary hospital in Nigeria. Am. J. Clin. Med. Res. 2014; 2(1): 14-7.
  28. Lynch T.A., Olson-Chen C., Colihan S., Meyers J., Holloman C., Li D. et al. Preterm prelabor rupture of membranes: outcomes with expectant management until 34 versus 35 weeks. Am. J. Perinatol. 2019; 36(7): 659-68.
  29. Ramesh T.V., Bineet Panigrahi, Pranaya P., Hima Bindu P. Outcome of neonates born to mothers with premature rupture of membranes. Int. J. Contemp. Pediatr. 2018; 5(4): 1190-4.

Поступила 09.02.2019

Принята в печать 22.02.2019

Об авторах / Для корреспонденции

Гусейнова Гюльнара Эльхановна, аспирант 1-го отделения акушерского патологии беременности ФГБУ «Научный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава России. Тел.: +7(967) 153-18-81. Е-mail: marysca666@rambler.ru
Адрес: 117997 Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.
Ходжаева Зульфия Сагдуллаевна, д.м.н., профессор, заведующая 1 отделением акушерским патологии беременности ФГБУ «Научный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава России. Тел.: +7 (916) 407-75-67. Е-mail: zkhodjaeva@mail.ru
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.

Для цитирования: Гусейнова Г.Э., Ходжаева З.С. Клинико-анамнестические особенности женщин с реждевременным разрывом плодных оболочек при преждевременных родах.
Акушерство и гинекология. 2019; 8:54-61.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.8.54-61

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь