Вестник Российского общества урологов №4 / 2023

Криоаблация – модное веяние или эффективная методика?

30 декабря 2023

ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский университет), Москва, Россия

Введение

Начало XXI в. многие ученые и историки характеризуют как технологический скачок – дискретный этап развития страны или отрасли, представляющий замену предшествующей технологии на принципиально новую. От высокотравматичных открытых вмешательств повсеместно отказываются и переходят к лапароскопическим, роботическим и эндоскопическим методикам. Особенно активно развивается область минимально инвазивных методов лечения онкологических заболеваний (например, криоаблация, радиочастотная аблация (РЧА), микроволновая и лазерная аблации). Анализ базы данных PubMed показал, что в период с 2000 по 2022 г. количество публикаций, включающих термины «криоаблация» и «почечно-клеточный рак», возросло в среднем в 11 раз [1].

Чрескожная криоаблация – операция, во время которой в ткань почки вводят специальные зонды. Поступающий по ним газ обеспечивает локальную заморозку ткани до -40 оC и последующую ее разморозку, что ведет к некрозу и разрушению образования. Процедура может проходить как под общей, так и под местной анестезией, для визуального контроля используют УЗИ, КТ и МРТ [2].

По данным Российских клинических рекомендаций 2022 г., проведение аблации рекомендовано для определенной когорты пациентов – людей старше 75 лет, имеющих коморбидный фон, ассоциированный с высоким операционным риском. Размер опухоли должен быть до 4,0 см, ее рост – экзофитным [3].

Несмотря на то, что в общественном сознании криоаблация все еще считается новым экспериментальным методом лечения, международные сообщества и ассоциации давно рекомендуют ее использовать. Американская урологическая ассоциация исключила криоаблацию из списка экспериментальных методов в 1996 г., Европейская ассоциация урологов – в 2009 г. На данный момент большинство профессиональных сообществ называет криоаблацию методом, который равноценен по эффективности резекции (при опухолях размером менее 3 см) [4]. Считается, что ее необходимо использовать у пожилых пациентов и/или имеющих интеркуррентные заболевания [5, 6], т.е. в тех случаях, когда стандартные способы лечения сопровождаются высоким уровнем риска.

Онкологические результаты

Настолько прочные позиции криоаблации в международных рекомендациях объясняются значительным количеством крупных научных работ, подтверждающих высокую эффективность и безопасность метода. R. H. Thompson и соавт. из клиники Мэйо (США) проанализировали данные 1424 пациентов с почечно-клеточным раком стадии T1N0M0. Средний возраст больных составил 71,6 года (65–79), средний размер опухоли – 2,9 см. Пациентов разбили на три группы: большей части (n=1057) выполнена резекция почки с образованием, остальным выполнена криоаблация (n=187) и радиочастотная аблация почки (n=180). Трехлетняя безрецидивная выживаемость у пациентов, которым выполнена резекция почки и криоаблация, была практически идентична, 98% после проведения обеих операций. Выживаемость без метастазов за трехлетний период в случае криоаблации составила 100%, резекция почки показала 99%-ный результат. Авторы подчеркивают, что добиться таких показателей им помог грамотный отбор пациентов. При этом когорта, которой было выполнено классическое хирургическое пособие, имела более низкий индекс коморбидности Чарльсона [7].

В числе этих работ была публикация G. Guazzoni и соавт., где проанализированы данные 123 пациентов с возрастной медианой, равной 62,3 года. Средний размер опухоли составлял 2,14 см. У 69 пациентов по результатам биопсии был диагностирован почечно-клеточный рак. У 44 из них раково-специфическая выживаемость после проведения криоаблации составила 100%, общая выживаемость – 93,2% при медиане наблюдения 41 месяц [9]. Salagierski, M. и соавт. в систематическом обзоре 2018 г. суммировали данные 64 ретроспективных исследований [8]. Криоаблация расценивается авторами как эффективная альтернатива резекции почки для опухолей менее 3 см. При этом авторы ряда публикаций отмечают, что данный подход можно использовать для лечения пациентов с более крупными размерами образований.

Из 299 пациентов M. Rizzo и соавт. отобрали 45 пациентов высокого операционного риска с индексом коморбидности Чарльсона, равным 6. Средний возраст когорты больных составил 74 года. Интеркуррентный фон позволил набрать им по шкале Padua 10 баллов...

К.Ю. Щелкунова, К.Р. Азильгареева, C.X. Али, Е.А. Безруков, М.C. Тараткин, М.А. Газимиев
Статья платная, чтобы прочесть ее полностью, вам необходимо произвести покупку
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, которые обеспечивают правильную работу сайта.