Лабораторный скрининг дислипидемии, апоптоза, оксидативного стресса у пациентов с мультифокальным атеросклерозом средней возрастной категории с феноменом «преждевременного старения»

30.08.2019
4

1) ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России, г. Уфа; 2) ГБУЗ Республики Башкортостан «Больница скорой медицинской помощи», г. Уфа; 3) ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России, г. Москва

Цель исследования – изучение основных параметров дислипидемии, апоптоза, оксидативного стресса у пациентов с мультифокальным атеросклерозом (МФА).
Материал и методы. Больные МФА были разделены на 3 кластера в соответствии с атеросклеротическим поражением сердца, головного мозга и артерий нижних конечностей с определением 8-ОН-дезоксигуанозина (8-ОН-ДОГ), аннексина-5 (Ан-5) в крови с помощью иммуноферментного анализа.
Результаты. Установлено, что дислипидемия является одним из часто встречающихся коморбидных состояний, оказывающих влияние на формирование величины кардиоваскулярного риска у больных МФА. Анализ апоптоза показал наибольшую активность маркера Ан-5 в группе контроля по сравнению с больными МФА. Содержание в крови 8-ОН-ДОГ как одного из индикаторов окислительных повреждений ДНК показал его превышение у мужчин с первым и женщин 3-го кластера по сравнению с группой контроля.
Заключение. Результаты оценки основных параметров липидограммы, апоптоза и оксидативного стресса позволили уточнить механизмы патогенеза у пациентов МФА с феноменом «преждевременного старения».

Атеросклероз связан с преждевременным биологическим старением клеток, одним из индикаторов которого служат дефекты программированной гибели клеток (апоптоз) и усиление процессов оксидативного стресса, способствующие прогрессированию мультифокального атерогенеза [1, 2, 3]. В качестве одного из маркеров апоптоза рассматривается аннексин-5 (Ан-5) из семейства белков-аннексинов, обладающих структурным сходством и функциональной способностью связываться с фосфолипидами клеточных мембран [4]. Основная функция Ан-5 – участие в процессе свертывания крови посредством мощной антикоагулянтной способности за счет связывания молекул фосфатидилсерина и вытеснения протеинов коагуляции с фосфолипидных поверхностей клеток, обнаруживаемых в гладкой и скелетной мускулатуре, миокарде, эндотелии [5]. Появление в крови антител к Ан-5 (AAн-5) нарушает этот защитный механизм, что клинически проявляется тенденцией к гиперкоагуляции при заболеваниях, характеризующихся склонностью к тромбообразованию, включая атеросклероз [4, 5].

Благодаря многим исследованиям в культуре клеток было установлено, что окисленные липопротеины низкой плотности могут стимулировать артериальный апоптоз [6, 7]. С одной стороны, апоптоз, имеющий место в областях атеросклеротического поражения, играет роль в устранении дефектов эндотелиальных клеток, формировании стержня некроза в разрыве бляшки или ее растрескивании, с другой – при высокой нагрузке оксидативного стресса механизмы программированной гибели клеток ослабевают, и в организме накапливается количество репликативных устаревших клеток, не способных выполнять свои функции [8]. Такие клетки характеризуются снижением интенсивности энергообмена, замедлением синтеза РНК и белков, понижением эффективности репарации ДНК в сочетании с разбалансировкой клеточной регуляции.

Признаком клеточного старения считается развитие феномена «преждевременного старения». Стареющие клетки могут оказывать влияние как на соседние клетки, так и на весь организм, выделяя определенные сигнальные молекулы, усиливая оксидативный стресс с накоплением окисленных ЛПНП (oxLDL) и повышенным содержанием ЛП(а). Это влияние разнообразно и недостаточно изучено из-за сложного патогенетического дислипидемического каркаса, который способствует мультифокальным атеротромботическим событиям [1, 8]. К тому же дислипидемия является одним из наиболее часто встречающихся коморбидных состояний, оказывающих непосредственное влияние на формирование величины глобального кардиоваскулярного риска [9]. При этом липидный спектр крови человека приобретает более атерогенный характер, что приводит к увеличению распространенности сердечно-сосудистой патологии с манифестацией окислительного стресса [10–14]. Одним из следствий окислительного стресса на молекулярном уровне становится повреждение нуклеиновых кислот, вызванное действием активных форм кислорода. Среди многих окислительных повреждений ДНК одним из наиболее исследованных соединений является 8-ОН-дезоксигуанозин (8-ОН-ДОГ), что обусловлено чувствительностью его измерений и рассматривается как биомаркер окислительного стресса [15].

Как другой маркер оксидативного стресса в настоящее время рассматривается мочевая кислота (МК), усиливающая воспалительные процессы в отношении сердечно-сосудистой системы вследствие выделения провоспалительных цитокинов [16]. Предполагают, что существует несколько потенциальных механизмов, благодаря которым МК может играть патогенетическую роль в развитии сердечно-сосудистой заболеваемости, воздействуя на клинические проявления у пациентов с установленным атеросклерозом [17]. Очевидно, что повышенный уровень МК усиливает окисление ЛПНП и способствует липидной пероксигенации [18], ускоряя прогрессирование атеросклероза. Наряду с этим МК может быть вовлечена в адгезию и агрегацию тромбоцитов; это породило гипотезу о том, что гиперурикемия повышает риск коронарного тромбоза у пациентов с уже имеющимися коронарными событиями [15, 17, 18]. Во многих исследованиях обнаружено, что уровень МК связан с гиперлипидемией, в особенности с гипертриглицеридемией. Более сильная связь была выявлена именно с триглицеридами (ТГ), а не с холестерином: это привело к предположению, что ТГ служат промежуточным звеном между повышением МК и повышением уровня холестерина [8, 19].

В качестве представителя антиоксидантной системы (АОС) билирубин является наименее изученным. В 1999 г. L. Mireles и соавт. выявили, что проявление токсического или антиоксидантного действия билирубина зависит от его концентрации: токсическое действие билирубина проявляется при концентрации свыше 30 мг/дл, что соответствует крайне тяжелой желтухе [20]. В настоящее время представление о билирубине дополнились новыми сведениями, показавшими, что физиологические концентрации этого пигмента жизненно необходимы. В частности, до...

Список литературы

  1. Лишневская В.Ю. и соавт. Апоптоз и старение. Проблемы старения и долголетия. 2013; 12(1): 3–18.
  2. Яковлева А.С. Клинико-лабораторные ассоциации FAS-опосредованного апоптоза у пациентов с острыми и хроническими формами ишемической болезни сердца. Атеросклероз. 2013; 9(2): 20–27.
  3. Яхонтов Д.А. и соавт. Мультифокальный атеросклероз у больных ишемической болезнью сердца различных возрастных групп. Клинико-гемодинамические параллели. Сибирское медицинское обозрение. 2018; 2: 70–77.
  4. Gerke V., Moss E.S. Annexins: from structure to function. Physiol Rev. 2002; 82: 331–71.
  5. Фефелова Е.В. и соавт. Индукция апоптоза лимфоцитов под влиянием гомоцистеина в культуре клеток периферической крови больных ИБС. Здоровье и образование в XXI веке. Электронный научно-образовательный Вестник
  6. Эмануэль В.Л. Аннексин-5 – биохимический маркер ранних сосудистых нарушений при хронической болезни почек. Клиническая лабораторная диагностика. 2013; 4: 9–10.
  7. Петрищев Н.Н., Васина Л.В. Эндогенные механизмы, препятствующие апоптозу эндотелия при атеросклерозе (обзор). Естественные и технические науки. 2008; 4(36): 116–126.
  8. Napoli C. Oxidation of LDL, atherogenesis, and apoptosis. Ann N Y Acad Sci. 2003; 1010: 698–709.
  9. Preiss D. et al. Risk of incident diabetes with intensive-dose compared with moderate-dose statin therapy: a meta-analysis. JAMA. 2011; 305: 2556–64.
  10. Людинина А.Ю. и соавт. Влияние образа жизни и характера питания на профиль жирных кислот плазмы крови уроженцев европейского севера. Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2012; 14(2): 557–60.
  11. Рябова Т.И., Попова Т.В. Липидный спектр сыворотки крови у коренного (эвены, нанайцы, ульчи) и пришлого населения Приамурья. Дальневосточный медицинский журнал. 2010; 4(8): 106.
  12. Yusuf S. et al. Оn behalf of the INTERHEART Study Investigators Effect of potentially modifiable risk factors associated with myocardial infarction in 52 countries (the INTERHEART study): case-control study. The Lancet. 2004; 9438: 937–52.
  13. Перова Н.В. и соавт. Избыточный вес и дислипидемия в популяции мужчин 30–49 лет. Ожирение и метаболизм. 2005; 1: 29–33.
  14. Евдокимова А.Г. Дислипидемия как фактор риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и осложнений. Consilium medicum. 2009; 10: 93–99.
  15. Piazza J.R. et al. Frontiers in the use of biomarkers of health in Research on stress and Aging. Gerontology: Psychological Sciences. 2010; 65: 513–25.
  16. Беляева И.Г. и соавт. Субклиническое воспаление и цитокиновый статус у больных артериальной гипертонией с метаболическими факторами риска. Современные наукоемкие технологии. 2012; 6: 10–13.
  17. Колодяжная О.И. Гендерные и возрастные особенности гиперурикемии и ее корреляционные взаимодействия с клинико-лабораторными и эхокардиографическими показателями у пациентов с хронической сердечной недостаточностью. Сердечная недостаточность. 2014; 84(3): 139–144.
  18. Ланкин В.З., Тихазе А.К. Важная роль свободно-радикальных процессов в этиологии и патогенезе атеросклероза и сахарного диабета. Кардиология. 2016; 56(12): 97–105.
  19. Молодан Д.В. Особенности перекисного окисления липидов при гипертонической болезни с ожирением и гиперурикемией. Журнал клинических и экспериментальных медицинских исследований. 2013; 3: 341–346.
  20. Mireles L.C., Lum M.A., Dennery P.A. Antioxidant and cytotoxic effects of bilirubin on neonatal erythrocytes. Pediatr. Res. 1999; 45(3): 355–62.
  21. Азизова О.А. и соавт. Прогностическое значение динамики показателей оксидативного стресса у больных со стабильной ишемической болезнью сердца. Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2011; 4(1): 4–9.
  22. Мамаев А.Н., Кудлай Д.А. Визуализация данных в презентациях, отчетах и исследованиях. М.: Практическая медицина, 2011. 39 с.

Об авторах / Для корреспонденции

Азат Хамитович Хасанов, к.м.н., доцент кафедры госпитальной терапии № 2 ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России, врач-терапевт ГБУЗ Республики Башкортостан «Больница скорой медицинской помощи». Адрес: 450000, Уфа, ул. Ленина, д. 3. Тел.: 8 (347) 235-32-23.
E-mail: azat.hasanov.71@mail.ru
Булат Ахатович Бакиров, д.м.н., профессор, зав. кафедрой госпитальной терапии № 2 ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 450075, г. Уфа, ул. Блюхера, д. 3.
Тел./факс: 8 (347) 235-32-23. E-mail: bakirovb@gmail.com
Рашит Ахметович Давлетшин, д.м.н., профессор кафедры госпитальной терапии № 2 ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 450075, г. Уфа, ул. Блюхера, д. 3.
Тел./факс: 8 (347) 235-32-23.
Ирина Марсиловна Карамова, д.м.н., профессор, кардиолог высшей квалификационной категории, главный врач ГБУЗ Республики Башкортостан «Больница скорой медицинской помощи». Адрес: 450106, г. Уфа, ул. Батырская, д. 39/2. Тел./факс: 8 (347) 255-44-30.
Дмитрий Анатольевич Кудлай, д.м.н., профессор, ведущий научный сотрудник лаборатории персонализированной медицины и молекулярной иммунологии № 71 ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России. Адрес: 115522, г. Москва, Каширское шоссе, д. 24. Тел. 8 (985) 761-02-37. E-mail: D624254@gmail.com

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь