Мочекаменная болезнь. Часть 4. Принципы метафилактики мочекаменной болезни

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/urology.2019.2.88-96

04.06.2019
28

Институт урологии и репродуктивного здоровья человека, ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И. М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет), Москва, Россия

В работе определены место и показания к проведению метафилактики мочекаменной болезни, рассмотрены принципы общей метафилактики данного заболевания, обозначено место минеральных вод, изменений пищевых пристрастий в метафилактике.

До настоящего времени основным методом лечения мочекаменной болезни (МКБ) остается хирургический, т.е. удаление камня из мочевых путей с целью предупреждения возникновения различных осложнений вплоть до гибели органа. Современные урологи обладают колоссальным арсеналом методов оперативного удаления камней из мочевых путей: начиная с открытых операций, дистанционной литотрипсии – разрушение камней за счет эффекта кавитации, создаваемого различными источниками энергии, без повреждения кожных покровов, до эндоскопических, чрескожных и робот-ассистированных пособий. Однако удаление камня не приводит к нормализации обменных процессов и не устраняет всех причин камнеобразования, потому как камень фактически служит конечным результатом множественных процессов, происходящих в организме в целом. Удаление конкремента или его самостоятельное отхождение только лишь создает условия для возможности адекватного лечения воспалительных процессов в почке и мочевых путях, а восстановление нормальной уро- и гемодинамики, в том числе интраренальной, в сочетании с коррекцией обменных нарушений создает условия для эффективного предупреждения рецидива заболевания. Кроме того, нельзя забывать, что даже идеально выполненное хирургическое вмешательство само по себе привносит новые факторы риска рецидивного камнеобразования и в 21–36% случаев может стать фактором риска возникновения рецидива [1]. Наличие камня в почке далеко не всегда служит показанием к хирургическому лечению – его удалению. Камни небольших размеров могут самостоятельно отходить или длительно наблюдаться при проведении соответствующих метафилактических мероприятий.

Понятие «метафилактика», по нашему мнению, следует трактовать как комплекс консервативных, пред- и послеоперационных, мероприятий, различных методов оперативного лечения, направленных на освобождение мочевых путей от камней, купирование воспалительных изменений в почках и мочевых путях, нарушения уро- и гемодинамики, стимуляцию отхождения дезинтегрированных фрагментов камня, оценку типа камнеобразования и факторов риска рецидива, на определение метаболических нарушений и их коррекцию, направленных на предупреждение рецидивирования камнеобразования и «роста» резидуальных или имеющихся камней.

Прежде чем говорить о возможностях влияния на камнеобразование, необходимо принципиально ответить на следующие вопросы:

  • необходимо ли проведение метафилактики всем больным с МКБ;
  • какая метафилактика показана каждому конкретному пациенту;
  • что является определяющим фактором выбора объема метаболической оценки и метафилактических мероприятий;
  • целесообразно ли проведение метафилактических мероприятий в современных условиях взрывного прогресса малоинвазивных методов лечения и миниатюризации эндоскопического оборудования?

У кого-то болезнь может быть представлена единичным камнем, иногда рецидивирующим, который отходит самостоятельно, а у кого-то заболевание может проявляться крупными множественными двусторонними и коралловидными камнями, которые рецидивируют с незавидной частотой, приводя к потере функции органа, инвалидизации и даже гибели органа или пациента из-за развившихся осложнений. Камни, расположенные и фиксированные в чашечках или образовавшиеся в дивертикулах мочевых путей, как правило, не имеют клинических проявлений, не беспокоят пациента и зачастую не нуждаются в хирургическом лечении. Многолетние наблюдения за больными МКБ показали, что частота рецидивирования камней находится в прямой зависимости от длительности существования самого заболевания, образа жизни пациента – характера питьевого режима, питания, сопутствующих заболеваний – и достигает в течение первых 1–2 лет частоты в 10–11%, а к 5–10 годам наблюдения частота рецидивов увеличивается до 50–80%. При этом примерно у 50% больных отмечается всего лишь один рецидив заболевания в течение жизни, менее 10–20% больных имеют 3 и более рецидивов [2, 3]. Хорошо известно, что чаще всего рецидивируют камни, образующиеся при нарушении обмена пуринов, кальцийфосфатные и «инфекционные» камни.

В то же время наличие метаболических нарушений не всегда служат прогностическим фактором рецидива. Так, у пациентов с впервые выявленным камнем (и возможно, единственным в жизни) могут отмечаться те же метаболические нарушения в моче, что и у пациентов с рецидивирующими камнями. И наоборот, нередко у пациента с рецидивирующим течением нефролитиаза не удается выявить обменные нарушения. К тому же многофакторность камнеобразования не всегда приводит к эффективной терапии и предупреждению рецидива заболевания.

При впервые выявленной МКБ необходимо проводить минимальное обследование для выявления возможных причин, приведших к камнеобразованию. При наличии отошедшего или удаленного конкремента абсолютно необходимо исследование его химического состава. Важную роль играет выяснение семейного анамнеза: болеет ли кто-то из близких родственников МКБ и, возможно, известен тип камнеобразования у родственников. Особое место уделяется выяснению пищевы...

Список литературы

1. Tiselius H.G. Medical evaluation of nephrolithiasis. Endocrinol Metab. Clin. North Am. 2002;31:1031–1050.

2. Fisang С., Anding R., Lats S., Laude N. Dtsch Arztebl Int. 2015;112:83–91.

3. Gambaro G., Reis-Santos, J.M., Rao N. Nephrolithiasis: why doesn’t our ‘learning’ progress? Eur. Urol. 2004;45:547–556.

4. Meneses J.A., Lucas F.M., Castro J.P., Monteiro R.B. The impact of metaphylaxis of kidney stone disease in the renal function at long term in active kidney stone formers patients. Urol Res. 2012;40(3):225–229.

5. Chandhoke P.S. When is medical prophylaxis cost-effective for recurrent calcium stones? J Urol. 2002;168:937–940. Doi: 10.1097/01.ju.0000024921.93877.f1

6. Ferucci P.G., Sankey N., Chandhoke P.S. Am Surg. 2002;68(2):201–203.

7. Siener R., Glatz S., Nicolay C., Hesse A. Prospectiv study on the efficacy of a selective treatment and risk factors for relapse in recurrent calcium oxalate stone patients. Eur. Urol. 2009;S8:205.

8. Strohmaier W.L. 2012 Economics of stone disease/treatment. Arab J Urol. 2012;10:273–278.

9. Eisner B.H., Sheth S., Dretler S.P., Herrick B., Pais V.M. Abnormalities of 24-hour urine composition in first-time and recurrent stone-formers. Urology. 2012;80:776–779.

10. Primiano A. et al. FT-IR analysis of urinary stones: a helpful tool for clinician comparison with the chemical spot test. Dis. Markers. 2014;17:61–65.

11. Kristensen C., Parks J.H., Lindheimer M., Coe F.L. Reduced glomerular filtration rate and hypercalciuria in primary struvite nephrolithiasis. Kidney Int. 1987;32:749–753.

12. Evan A.P. et al. Contrasting histopathology and crystal deposits in kidneys of idiopathic stone formers who produce hydroxy apatite, brushite, or calcium oxalate stones. Anat. Rec. (Hoboken) 2014;297,:731–748.

13. Levine J.A., Neitlich J., Verga M., Dalrymple N., Smith R.C. Ureteral calculi in patient with flank pain: correlation of plain radiography with unenhanced helical CT. Radiology. 1997;204(1):27–31.

14. Demirel A., Suma S. The efficacy of non-contrast helical cjmputed tomography in the prediction of urinary stone composition in vivo. J Int Med Res. 2003;31(1):1–5.

15. Ascenti G. et al. Stone-targeted dual-energy CT: a new diagnostic approach to urinary calculosis. AJR Am. J. Roentgenol. 2010;195:953–958.

16. Brown C.M., Ackermann D.K., Purich D.L. EQUIL93: a tool for experimental and clinical urolithiasis. Urol. Res. 1994;22:119–126.

17. Robertson W.G. Potential role of fluctuations in the composition of renal tubular fluid through the nephron in the initiation of Randall’s plugs and calcium oxalate crystalluria in a computer model of renal function. Urolithiasis. 2015;43(Suppl. 1):93–107.

18. Asplin J.R., Mandel N.S., Coe F.L. Evidence of calcium phosphate supersaturation in the loop of Henle. Am. J. Physiol. 1996;270:F604–F613.

19. Kok D.J., Khan S.R. Calcium oxalate nephrolithiasis, a free or fixed particle disease. Kidney International. 1994;46(3):847–854.

20. Robertson W.G. Kidney models of calcium oxalate stone formation. Nephron–Physiology. 2004;98(2):р21–p30.

21. Finlayson B., Reid F. The expectation of free and fixed particles in urinary stone disease. Investigative Urology, 1978;15(6):442–448.

22. Lotan Y., Jimenez I.B., Lenoir-Wijnkoop I., et al. Primary prevention of nephrolithiasis is cost-effective for a national healthcare system.BJU Int. 2012.

23. Bezrukov E.A., Saenko V.S., Kantenirov F.H., Kantemirov D.F., Alyaev Yu.G.Effect of hardness of mineral water on incidence of urinary stone disease and stone chemical composition in inhabitants of Kumertau and Meleuz. Medicinskyi vestnik Bashkortostana. 2015;3:83–87. Russian (Безруков Е.А., Саенко В.С., Кантемиров Ф.Х., Кантемиров Д.Ф., Аляев Ю.Г. Влияние жесткости питьевой воды на возникновение мочекаменной болезни и химический состав камней у жителей городов Кумертау и Мелеуз. Медицинский вестник Башкортостана. 2015;3:83–87).

24. Konstantinova O.V., Yanenko E.K., Chudnovskaya M.V., Kul’ga L.G. Influence of antibacterial drugs on urine pH in patients with calcium oxalate stones. Tezisy dokl. “Ecologic aspects of urologic pathology”. Materialy IV konferencii urologov Kazahstana. Alma-Ata, 1992. с. 24–25. Russian (Константинова О.В., Яненко Э.К., Чудновская М.В., Кульга Л.Г. Влияние антибактериальных препаратов на рН мочи больных с кальций-оксалатной формой уролитиаза. Тезисы докл. «Экологические аспекты урологической патологии». Материалы IV конференции урологов Казахстана. Алма-Ата, 1992. C. 24–25).

25. Golovanov S.A., Sivkov A.V., Polikarpova A.M., Drojjeva S.A., Andryukhin M.I., Prosyannikov M.Yu. Eksperimental’naya i klinicheskaya urologiia. 2018;1:84–91. Russian (Голованов С.А., Сивков А.В., Поликарпова А.М., Дрожжева В.В., Андрюхин М.И., Просянников М.Ю.Экспериментальная и клиническая урология. 2018;1:84–91).

26. Asplin J.R. Uric acid stones. Semin Nephrol. 1996;16:412–24.

27. Taylor E.N., Stampfer M.J., Curhan G.C. Obesity, weight gain, and the risk of kidney stones. JAMA. 2005;293:455–462.

28. Powell C.R., Stoller M.L., Schwartz B.F., Kane C., Gentle D.L., Bruce J.E.,et al. Impact of body weight on urinary electrolytes in urinary stone formers. Urology. 2000;55:825–830.

29. Del Valle E.E., Negri A.L., Spivacow F.R., Rosende G., Forrester M., Pinduli I.Metabolic diagnosis in Stone formers in relation to body mass index. Urol Res. 2012;40:47–52.

30. Taylor E.N., Curhan G.C. Body size and 24-hour urine composition. Am J Kidney Dis. 2006;48:905–915.

31. Daudon M., Lacour B., Jungers P. Influence of body size on urinary stone composition in men and women. Urol Res. 2006;34:193–199.

32. Daudon M, Lacour B., Jungers P. Influence of body size on urinary stone composition in men and women. Urol Res 2006;34:193–199.

33. Maalouf N.M., Sakhaee K., Parks J.H., Coe F.L., Adams-Huet B., Pak C.Y.C.Association of urinary pH with body weight in nephrolithiasis. Kidney Int. 2004;65:1422–1425.

34. Asplin J.R., Coe F.L. Hyperoxaluria in kidney stone formers treated with modern bariatric surgery. J Urol. 2007;177:565–669.

35. Robertson W.G., Heyburn P.J., Peacock M., Hanes F.A., Swaminathan R.The effect of high animal protein intake on the risk of calcium stone-formation in the urinary tract. Clin Sci (Lond). 1979;57:285–288.

36. Nelson W.K., Houghton S.G., Milliner D.S., Lieske J.C., Sarr M.G. Enteric hyperoxaluria, nephrolithiasis, and oxalate nephropathy: potentially serious and unappreciated complications of Roux-en-Y gastric bypass. Surg Obes Relat Dis. 2005;1:481–485.

37. Dzeranov N.K., Konstantionova O.V., Cherepanova E.V., Nikonova L.M.,Lavrinova L.N., Chernyi A.I., Ivanov S.S. Use of mineral water “Zabruchanskaya Naftusya” in complex treatment of patients with urinary stone disease and chronic pyelonephritis. Tezisy dokladov II Vserossiiskaya nauchno-prakticheskaya konferenciya s megdunarodnym uchastiem “Rational pharmacotherapy in urology, 2008». М., 2008 p. 7–8. Russian (Дзеранов Н.К., Константинова О.В., Черепанова Е.В.,Никонова Л.М., Лавринова Л.Н., Черный А.И., Иванов С.С. Применение минерально воды «Забручанская нафтуся» в комплексном лечении пациентов с мочекаменной болезню и хроническим пиелонефритом. Тезисы докладов II Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Рациональная фармакотерапия в урологии, 2008». М.,2008. C. 7–8).

38. Konstantionova O.V., Katibov M.I., Yanenko E.K., Kalinichenko D.N., Getcaev T.K. Urinary enzyme values during use of mineral water “Naftusya” of Zabruchanskogo filed for complex treatment of urinary stone disease. Tezisy dokl. Sb. materialov ХХ Yubileynogo Rossiskogo natcional’nogo kongressa «Chelovek i lekarstvo». М., 15–19 April 2013, p. 359. Russian (Константинова О.В., Катибов М.И., Яненко Э.К., Калиниченко Д.Н., Гецаев Т.К. Показатели ферментурии при рименении вода «Нафтуся» Забручанского месторожденич в комплексном лечении больных с мочевыми камнями. Тезисы докл. Сб. материалов ХХ Юбилейного Российского национального конгресса «Человек и лекарство». М., 15–19 апреля2013. C. 359).

39. Konstantionova O.V., Dutov V.V., Katibov M.I., Trapeznikova M.F., Yanenko E.K., Merinov D.S. Experience of using mineral water «Naftusya» of Zabruchanskaya field in the treatment of patients with urinary stones. Urologiia. 2013;6:9–13. Russian (Константинова О.В., Дутов В.В., Катибов М.И., Трапезникова М.Ф., Яненко Э.К., Меринов Д.С. Опыт применения минеральной воды «Нафтуся» Забручансекого местолрождения в лечении пациентов с мочевыми камнями. Урология. 2013;6:9–13).

40. Alyaev Yu.G., Amosov A.V., Saenko V.S., Shestiperov P.A., Mel’nikov D.V. Mineral water “Fiuggi” for recurrence prevention of urinary stone disease. Vrachebnoe soslovie. 2008;2:36–40. Russian (Аляев Ю.Г., Амосов А.В., Саенко В.С., Шестиперов П.А., Мельников Д.В. Вода «Фьюджи» в метафилактике мочекаменной болезни. Врачебное сословие. 2008;2:36–40).

41. Ardashnikova S.N., Ardacshnikov M.S., Belen’kyi L.S., Vishnevskyi et al. General balneology. Medgiz, 1959 y. Russian (Ардашникова С.Н. Ардашников, М.С. Беленький, Л.С. Вишневский и д-р. Общая курортотерапия. Медгиз, 1959).

42. Antonelli I.B. Jimйnez H., Gharbi R,. Herring A., Beaver A., Dennis D. Von Merveldt, Carter S., Cohen A., Poindexter J., Moe O.W., Pearle M.S. The kidney stone and increased water intake trial in steel workers: results from a pilot study. Y. Lotan. J. Urolithiasis. Doi: 10.1007/s00240-016-0892-7.

43. Touhami M., Laroubi A., Elhabazi K., Loubna F., Zrara I., Eljahiri Y., Oussama A., Grases F.x, Chait A. Lemon juice has protective activity in a rat urolithiasis model. BMC Urology. 2007:18 https://doi.org/10.1186/1471-2490-7-18

44. Birowo P., Widyahening I.S. Effect of citrus-based products on urine profile: A systematic review and meta-analysis. Nur Rasyid. 2017;6:220. Doi: 10.12688/f1000research.10976.1.

45. Siddiquia W.A., Shahzada M., Shabbirb A., Ahmadc A. Evaluation of anti-urolithiatic and diuretic activities of watermelon (Citrullus lanatus) using in vivo and in vitro experiments. Biomedicine & Pharmacotherapy. 2018;97:1212–1221.

46. Grases F., Costa-Bauza A., Prieto R.M. May renal lithiasis be really prevented? New trends and therapeutic tools. Arch Esp Urol. 2017;70(1)91–102.

Об авторах / Для корреспонденции

А в т о р д л я с в я з и: В. С. Саенко – д.м.н., профессор, Институт урологии и репродуктивного здоровья человека,
ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И. М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет),
Москва, Россия; e-mail: saenko_vs@mail.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь