Молекулярный водород и репродукция

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2018.9.20-23

01.10.2018
126

ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздрава России

Проведен анализ данных, имеющихся в современной литературе, о роли молекулярного водорода в составе комплексной терапии при субфертильности и бесплодии. Приводятся данные о возможных механизмах антиоксидантного действия молекулярного водорода, а также об имеющихся в клинической практике методах его применения. Представлены результаты отдельных исследований, демонстрирующих эффективность молекулярного водорода в терапии отдельных форм бесплодия. Результаты проводимых исследований подтверждают, что молекулярный водород является одним из перспективных антиоксидантных препаратов для использования в клинической практике. Для создания алгоритмов индивидуальной подготовки пациентов к беременности необходимо проведение дальнейших исследований достаточной мощности.

В течение последних десятилетий распространенность бесплодного брака неуклонно увеличивается, в первую очередь в развитых странах [1]. Около 15% супружеских пар репродуктивного возраста во всем мире имеют проблемы с зачатием ребенка, что в абсолютных цифрах составляет примерно 70 млн пар.

Тенденция к увеличению распространенности бесплодия может быть следствием различных причин: изменение репродуктивного поведения (откладывание деторождения на поздний репродуктивный возраст), высокая частота неинфекционных (генитальный эндометриоз, миома матки) и инфекционных (гонорея, хламидийная инфекция) гинекологических заболеваний. Факторы внешней среды, такие как загрязнение воздуха и почвы, контакт с различными химикатами, рассматриваются в качестве причины снижения, как женской, так и мужской фертильности [2]. Различные факторы образа жизни, такие как питание, наличие хронических заболеваний, стрессы, аллергии, курение и употребление алкоголя также рассматриваются как потенциальные причины снижения фертильности.

Окислительный стресс

Известно, что основным патофизиологическим механизмом негативного влияния внешних факторов на здоровье человека является развитие окислительного стресса. Окислительный стресс возникает вследствие дисбаланса между уровнем активных форм кислорода и активностью антиоксидантной системы организма, а процесс повреждения клетки в результате окисления приводит к гибели клетки и образованию конечных продуктов – в том числе свободных радикалов, замыкая формирование патологического круга [3]. Активные формы кислорода являются побочным продуктом метаболизма окислительного фосфорилирования. Избыток активных форм кислорода наблюдается при курении, загрязнении воздуха, воздействии ультрафиолетовых лучей, интенсивных нагрузках или эмоциональном стрессе.

Хронический окислительный стресс является доказанной причиной развития заболеваний, связанных с образом жизни, онкологических заболеваний и старения. Известна роль окислительного стресса в развитии нарушений репродуктивной системы: эндометриоза, синдрома поликистозных яичников, патозооспермии, ранних репродуктивных потерь, неудач экстракорпорального оплодотворения [4, 5].

Различные антиоксидантные препараты (витамины, минералы) часто назначаются пациентам с бесплодием при планировании естественной беременности или при подготовке к программам вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). Целью назначения данных препаратов является увеличение фертильности и повышение эффективности ВРТ, однако целесообразность подобной терапии не определена. Опубликованный в 2013 году Кохрановский обзор, посвященный изучению эффективности различных антиоксидантов при подготовке к ВРТ субфертильных пациенток, не продемонстрировал значимого улучшения результатов лечения по сравнению с группой контроля [6].

Неблагоприятные изменения репродуктивного здоровья и отсутствие оптимальных методов обследования и лечения пациентов с бесплодием в условиях ухудшения общего здоровья диктуют необходимость поиска новых подходов в терапии и профилактике окислительного стресса.

Молекулярный водород

В 2000 году в литературе появились первые данные о свойствах водорода в терапии окислительного стресса [7].

При проведении дальнейших исследований было показано, что водород является мягким, но эффективным антиоксидантом [8].

Водород – самый распространенный элемент во вселенной; на его долю приходится около 89% всех атомов. Водород входит в состав практически всех органических веществ и присутствует во всех живых клетках, где по числу атомов на водород приходится почти 63%.

Молекула водорода (H2) двухатомна, в одноатомной форме водород практически отсутствует на Земле. Водород – первый элемент периодической сист...

Список литературы

1. Practice Committee of tAmerican Society for Reproductive Medicine. Definitions of infertility and recurrent pregnancy loss. Fertil Steril. 2008; 90(5, Suppl.): S60.

2. Казанцева Е., Долгушина Н.В., Донников А.Е., Беднягин Л.А., Баранова Е.Е., Терешков П.П. Влияние пренатальной экспозиции бенз(а)пирена, стирола и формальдегида на массу тела при рождении в зависимости от полиморфизмов генов системы детоксикации. Акушерство и гинекология. 2016; 7: 68-78.

3. Калинина Е.В., Чернов Н.Н., Новичкова М.Д. Роль глутатиона, глутатионтрансферазы и глутаредоксина в регуляции редокс-зависимых процессов. Успехи биологической химии. 2014; 54: 299-348.

4. Agarwal A., Aponte-Mellado A., Premkumar B.J., Shaman A., Gupta S. The effects of oxidative stress on female reproduction : a review. Reprod. Biol. Endocrinol. 2012; 10: 49.

5. Sedha S., Kumar S., Shukla S. Role of oxidative stress in male reproductive dysfunctions with reference to phthalate compounds. Urol. J. 2015; 12(5): 2304-16.

6. Mg S., Brown J., Clarke J., Rj H. Antioxidants for female subfertility ( Review ). Cochrane Database Syst. Rev. 2013; (8): CD007807.

7. Finkel T., Holbrook N. Oxidants, oxidative stress and the biology of ageing. Nature. 2000; 408(6809): 239-47.

8. Ohsawa I., Ishikawa M., Takahashi K., Watanabe M., Nishimaki K., Yamagata K. et al. Hydrogen acts as a therapeutic antioxidant by selectively reducing cytotoxic oxygen radicals. Nat. Med. 2007; 13(6): 688-94.

9. Dixon B.J., Tang J., Zhang J.H. The evolution of molecular hydrogen: a noteworthy potential therapy with clinical significance. Med. Gas. Res. India. 2013; 3(1): 10.

10. Ohta S. Molecular hydrogen as a preventive and therapeutic medical gas: initiation, development and potential of hydrogen medicine. Pharmacol. Ther. 2014; 144(1): 1-11.

11. Bjelakovic G., Nikolova D., Gluud L., Simonetti R., Gluud C. Antioxidant supplements for prevention of mortality in healthy participants and patients with various diseases. Cochrane Database Syst. Rev. 2012; (3): CD007176.

12. Smith R., Murphy M. Mitochondria-targeted antioxidants as therapies. Discov. Med. 2011; 11(57): 106-14.

13. Kimura H. Hydrogen sulfide: from brain to gut. Antioxid. Redox Signal. 2010; 12(9): 1111-23.

14. Guo W., Kan J., Cheng Z., Chen J., Shen Y., Xu J. et al. Hydrogen sulfide as an endogenous modulator in mitochondria and mitochondria dysfunction. Oxid. Med. Cell. Longev. 2012; 2012: 878052.

15. Polhemus D., Lefer D. Emergence of hydrogen sulfide as an endogenous gaseous signaling molecule in cardiovascular disease. Circ. Res. 2015; 114(4): 730-7.

16. Sun Q., Cai J., Liu S., Liu Y., Xu W., Tao H. et al. Hydrogen-rich saline provides protection against hyperoxic lung injury. J. Surg. Res. 2011; 165(1): 43-9.

17. Kubota M., Shimmura S., Kubota S., Miyashita H., Kato N., Noda K. et al. Hydrogen and N-acetyl-L-cysteine rescue oxidative stress-induced angiogenesis in a mouse corneal alkali-burn model. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2011; 52(1): 427-33.

18. Nakata K., Yamashita N., Noda Y., Ohsawa I. Stimulation of human damaged sperm motility with hydrogen molecule. Med. Gas. Res. India. 2015; 5(1): 2.

19. Wang J., Wang W., Li S., Han Y., Zhang P., Meng G. et al. Hydrogen sulfide as a potential target in preventing spermatogenic failure and testicular dysfunction. Antioxid. Redox Signal. 2018; 28(16): 1447-62.

20. He X., Wang S.Y., Yin C.H., Wang T., Jia C.W., Ma Y.M. Hydrogen-rich water exerting a protective effect on ovarian reserve function in a mouse model of immune premature ovarian failure induced by zona pellucida 3. Chin. Med. J. (Engl.). 2016; 129(19): 2331-7.

Поступила 08.12.2017

Принята в печать 22.12.2017

Об авторах / Для корреспонденции

Сыркашева Анастасия Григорьевна, к.м.н., старший научный сотрудник отделения вспомогательных технологий в лечении бесплодия им. проф. Б. В. Леонова, ФГБУ НМИЦ АГП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117485, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: a_syrkasheva@oparina4.ru
Долгушина Наталия Витальевна, д.м.н., руководитель службы научно-организационного обеспечения ФГБУ НМИЦ АГП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117485, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: n_dolgushina@oparina4.ru

Для цитирования: Сыркашева А.Г., Долгушина Н.В. Молекулярный водород и репродукция. Акушерство и гинекология. 2018; 9: 20-3.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2018.9.20-23

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь