Новые возможности в лечении локализованного рака предстательной железы

22.04.2019
16

Отделение высокотехнологичной медицинской помощи Европейского медицинского центра, Москва

По последним данным в структуре заболеваемости среди мужского населения за 2018 г. злокачественные новообразования предстательной железы продолжают занимать лидирующие позиции. Так, в США, Канаде и в ряде стран Европы они выходят на 1-е место, в России – на 2-е (прирост заболеваемости с 2006 по 2016 г. составил 87,11% при среднем темпе прироста за 2016 г. 5,89%) [1].

Причем процент выявления рака предстательной железы на ранних стадиях (I–II) на данный момент значительно выше, чем распространенных форм (III–IV), что связано с совершенствованием диагностики и скринингом мужчин после 50 лет [2, 3]. Этот факт диктует необходимость внедрения новых современных подходов и стратегий в ведении данных пациентов.

На настоящий момент в мире разработана стратификация пациентов по прогнозу и ожидаемой продолжительности жизни, что помогает уйти от устаревших стандартов и подобрать индивидуальное лечение без нарушения качества жизни пациентов (табл. 1) [4].

Так, для лечения рака предстательной железы у пациентов с низким и промежуточным риском, ранее считавшаяся «золотым стандартом» радикальная простатэктомия становится неоправданной, постепенно вытесняясь другими методами.

Согласно данным Европейской ассоциации урологов, радикальная простатэктомия может сопровождаться развитием осложнений, которые ухудшают качество жизни пациентов. К ним относятся эректильная дисфункция (29,0–100,0%), стрессовое недержание мочи легкой степени (4,0–50,0%), стеноз шейки мочевого пузыря (0,5–14,6%), развитие свищей (0,3–15,4%), большой объем кровопотери (1,0–11,5%), стриктура уретры (2,0–9,0%) [6].

Благодаря развитию высоких технологий современная лучевая терапия является полной альтернативой хирургическому лечению, позволяющей избежать вышеперечисленные осложнения лечения локализованного рака предстательной железы. Так, через 2 и 5 лет после РПЭ и ДЛТ выясняется, что у тех пациентов, которые перенесли хирургическое лечение, был более высокий показатель недержания мочи и эректильной дисфункции, но ниже показатели поражения кишечника, чем после лучевой терапии. Однако степень острых и отдаленных лучевых осложнений напрямую зависит от конформности проводимой радиотерапии, от разовой и суммарной очаговой дозы [5]. Сравнивая классическое фракционирование (лечение разовой очаговой дозой 2 Гр за фракцию) с гипофракцио­нированием (лечение с разовой очаговой дозой от 2,5 Гр до 8 Гр), можно отметить, что второй метод не уступает в отношении ранней и поздней токсичности со стороны мочеполовой и желудочно-кишечной систем [9].

Ряд рандомизированных исследований показал, что гипофракционная радиотерапия, и в частности радиохирургия, локализованного рака предстательной железы у пациентов группы низкого и среднего риска является высокоэффективной, неинвазивной, комфортной для пациента и малозатратной по сравнению с классическим режимом фракционирования, брахитерапией и хирургией [7, 8, 10], в связи с чем данные режимы фракционирования внесены в национальные клинические рекомендации США, Канады и Европы (табл. 2) [4].

Развитие высокотехнологичной медицинской помощи в России, и в частности в Москве, оснащение медицинских учреждений современным оборудованием, позволяющим проводить стереотаксическое облучение, диктует необходимость внедрения гипофракционной лучевой терапии, в том числе радиохирургии, в Российские клинические рекомендации по лечению рака предстательной железы.

Клинический случай

Пациенту К. в связи с увеличением уровня ПСА в июле 2018 г. (6,48 нг/мл) выполнена биопсия – установлен и верифицирован диагноз аденокарцинома предстательной железы, Gl (3+4), PIN 1-3.

ОСКС от августа 2018 г.: без мтс-поражения.

МРТ ОМТ от 15.10.2018 г.: МР-картина очага Pirads 5 в транзиторной зоне левой доли с распространением на периферическую зону и фибромускулярную строму средних и верхушечных стволов, очага Pirads 4 периферической зоны в средних отделах левой доли на фоне постбио­псийных гемморагических изменений в железе. Распространение опухоли за пределы ПЖ, тазовой лимфоаденопатии и очагового поражения костей не выявлено.

В октябре 2018 г. проведена на аппарате Varian EDGE стереотаксическая фракционная радиотерапия по методике IGRT, RapidArc, SBRT области предстательной железы с РОД 7,0 Гр 5 фракций до СОД – 35,0 Гр. Лечение перенес удовлетворительно. В ранний постлучевой период наблюдались осложнения со стороны мочевого пузыря в виде резей при мочеиспускании малыми порциями Grade 1-2, которые купировались симптоматической терапией.

Динамика уровня ПСА после лечения: ноябрь 2018 г. – 4,18 нг/мл, январь 2019 г. – 1,34 нг/мл.

На данный момент жалоб не предъявляет.

Дозиметрический план проведенного лечения см. на рис.1–5.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь