Особенности иммунного статуса беременных с герпесвирусной инфекцией

04.09.2017
Просмотров: 513

1) Кафедра акушерства и гинекологии лечебного факультета ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва; 2) Московский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Г.Н. Габричевского Роспотребнадзора, Москва

Статья посвящена изучению влияния герпесвирусной инфекции (ГВИ) на уровень иммуннорегуляторных цитокинов во время беременности. Целью исследования cтало изучение цитокиновой регуляции иммунного ответа от беременных с различными формами ГВИ на локальном и системном уровнях. Оценивались характеристики иммунного ответа 100 беременных при активном и латентном течении ГВИ. У беременных с активными формами ГВИ определены существенные изменения цитокинового статуса с преобладанием концентраций провоспалительных цитокинов (фактор некроза опухоли α, интерферон-γ и интерлейкин-8) над противовоспалительными (интерлейкин-4, интерлейкин-10).

Герпесвирусы (ГВ) широко распространены в человеческой популяции, они способны поражать практически все органы и системы организма хозяина, вызывая латентную, острую и хроническую формы инфекции. Свыше 90% людей инфицированы одним или несколькими ГВ человека. Особое значение герпесвирусная инфекция (ГВИ) имеет во время беременности [1]. Установлено, что при ГВИ имеет место серьезный риск внутриутробного инфицирования и неблагоприятного исхода беременности: ее следствием являются до 30% спонтанных абортов на ранних и до 50% – на поздних сроках гестации [2].

В настоящее время известно 8 антигенных серотипов семейства Herpesviridae: вирусы простого герпеса 1-го и 2-го типов (ВПГ-1 и ВПГ-2); Herpesvirus varicellae – возбудитель ветряной оспы и опоясывающего герпеса; цитомегаловирус (ЦМВ); вирус Эпштейна–Барр (ВЭБ); ГВ 6– 8-го типов. Все ГВ способны к пожизненной персистенции в организме человека и обладают выраженными иммуносупрессорным и онкогенным эффектами.

В жизненном цикле ГВ выделяются две стадии: 1) литическая, характеризующаяся активной репликацией вирусной ДНК; 2) латентная, при которой вирус в организме сохраняется в виде субвирусных структур. Данные стадии в процессе жизнедеятельности ГВ неоднократно циклически сменяют друг друга, механизмы латенции и активации ГВ изучены недостаточно, однако известно, что вышеописанные переходы осуществляются под контролем иммунной системы. Важное значение в течении ГВИ принадлежит врожденному иммунитету [2]. Система врожденного иммунитета – первая линия защиты организма при первичном инфицировании ГВ, реактивации хронических и латентных форм ГВИ. Регуляция иммунного ответа (ИО) осуществляется путем выработки про- и противоспалительных цитокинов, первичное инфицирование ГВ и/или реактивация латентной и хронической ГВИ вызывают развитие ранних цитокиновых реакций, лежащих в основе естественного ИО [3]. К ранним цитокиновым реакциям относят синтез провоспалительных цитокинов, к числу которых относят интерлейкины (ИЛ)-1, -6 и -12, факторы некроза опухоли (ФНО)-α и -β, интерфероны (ИФН)-α, -β, -γ и др. Развитие ИО в полной мере подавляет размножение вирусов и препятствует их диссеминации, однако во время беременности за счет физиологической иммуносупрессии чувствительность к неэмбриональным антигенам снижается, что приводит к активации хронической вирусной инфекции. Первичное инфицирование ГВ либо активация длительно персистирующей латентной ГВИ в организме беременной женщины приводит к реализации ИО путем стимуляции Т-хелперов 1-го типа (Th1), в результате чего нарушается баланс между про- и противовоспалительными цитокинами, при этом возрастает риск прерывания беременности. При недостаточном ИО ГВ способны оказывать прямое эмбриотоксическое воздействие на плод [1, 3].

Изучение цитокинового статуса у беременных с различным течением ГВИ очень важно в практическом плане, будет способствовать пониманию патогенеза ГВИ в современных условиях, позволит оптимизировать методы диагностики и терапии беременных, инфицированных ГВ, а также способы прегравидарной подготовки.

Цель исследования: изучение цитокиновой регуляции иммунного ответа на локальном и системном уровнях у беременных женщин с различным течением ГВИ.

Материал и методы

Нами были обследованы 100 пациенток в I и II триместрах гестации в возрасте от 18 до 33 лет (средний возраст – 27±7,5 лет). Всем беременным с помощью твердофазного иммуноферментного анализа оценивали концентрации иммуноглобулинов G и M (IgG и IgМ) в сыворотке крови к ВПГ-1, ВПГ-2, ЦМВ и ВЭБ; путем полимеразной цепной реакции (ПЦР) определяли наличие вирусной ДНК в образцах периферической крови и соскобах эндоцервикса для оценки спектра урогенитальных инфекций. Путем твердофазного иммуноферментного анализа с использованием тест-систем ООО «Цитокин» исследовались уровни ИЛ-4, ИЛ-8, ИЛ-10, ИФН-γ, ФНО-α в плазме крови и цервикальной слизи, с использованием тест-систем ООО «Биохиммак» определяли концентрации ИЛ-17 и трансформирующего фактора роста β (TФР- β) в плазме крови.

Статистический анализ полученных результатов проведен с использованием программы Statistica 8.0.

Результаты и обсуждение

На основании анализа данных клинико-лабораторного обследования у 35 (35,0%) беременных выявлены диагностические маркеры активации ГВИ. При этом у 8 пациенток в сыворотке крови были обнаружены IgM к ЦМВ, у 5 – к ВЭБ, у 4 – к ВПГ-1 и ВПГ-2. При ПЦР-исследовании образцов крови ДНК ВЭБ обнаружена у 9 беременных, ДНК ЦМВ – у 7 и ДНК ВПГ-1 и ВПГ-2 – у 5 обследованных. При ПЦР-исследовании соскобов эпителиальных клеток цервикального канала наличие ЦМВ выявлено у 8 женщин, а ВПГ-1 и ВПГ-2 – у 4. В 30% случаев отмечены ассоциации маркеров активации ГВИ. Клинические проявления ГВИ в виде лабиального герпеса имели место у 3 пациенток, генитальный герпес был выявлен у 2 беременных, 10 женщин отмечали ОРВИ-подобные симптомы, у всех остальных наблюдалась бессимптомная форма ГВИ.

В I (основную) группу были включены 35 (35%) пациенток, у которых выявлены прямые (обнаружение вирусных антигенов) и косвенные (наличие IgM к ГВ) признаки вирусной репликации. Группу сравнения (II группа) составили 65 (65%) беременных с латентным течением инфекции, у которых по данным клинико-лабораторного обследования определялись специфические IgG к ГВ в низких диагностических титрах в отсутствие клинических и лабораторных признаков активации ГВИ.

При изучении цитокинового статуса женщин исследуемых групп выявлено, что у беременных I группы был нарушен баланс между противовоспалительными и провоспалительными цитокинами на системном и местном уровнях в пользу последних (табл. 1, 2). При сравнении уровней цитокинов в плазме крови отмечено достоверное увеличение концентрации ФНО-α в I группе по сравнению со II (9,13±4,3 против 0,15±0,17 пг/мл; р<0,05). Концентрация ИЛ-10 в плазме крови также достоверно различалась, составив 60,28±15,61 пг/мл в I группе и 119,04±15,09 – во II (р<0,05).

Уровни ИФН-γ в плазме крови обследуемых не имели статистически достоверных различий, однако его концентрация в основной группе превышала таковую в группе сравнения. Отсутствие статистически значимых различий в уровне ИФН-γ при системном ИО у беременных исследуемых групп может быть следствием иммунодепрессивного воздействия ГВИ на систему ИФН, которое проявляется угнетением интерферонгенеза лейкоцитами с последующим снижением уровня сывороточного ИФН-γ [5]. При сравнении концентраций ИЛ-8, TФР-β и ИЛ-17 в плазме крови обследованных женщин также не обнаружено достоверных различий, хотя уровень TФР-β в I группе был выше, чем во II, что может быть результатом активации адаптационно-компенсаторных механизмов, направленных на подавление системной воспалительной реакции, а также развитие и поддержание иммунологической толерантности к аллоантигенам плода. Следует отметить, что концентрация ИЛ-17 в плазме крови женщин основной группы соответствовала нулевым значениям. ИЛ-17 выделен относительно недавно, в связи с чем остается мало изученным, известно, что он является провоспалительным цитокином, синтезируется Th17, которые образуются путем обратимой дифференцировки Th0, при этом установлено, что модуляция ИО Th1 и Th2 препятствует дифференцировке наивных Т-лимфоцитов в Th17. Антагонистами ИЛ-17 являются ИФН-γ и TФР-β, при этом высокая концентрация ИЛ-17 стимулирует синтез эндогенного ИФН [6]. С учетом этих данных отсутствие ИЛ-17 в плазме крови пациенток I группы может быть связано с тем, что индукция ИО осуществлялась через стимуляцию Th1 и Th2, а также объясняться коротким периодом существования ИЛ-17 или быть следствием изменений иммунной системы во время беременности.

При изучении цитокиновой регуляции ИО на локальном уровне обнаружено резкое снижение уровней ИЛ-4 и ИЛ-10 в цервикальной слизи у беременных I группы по сравнению со II (ИЛ-4 – 13,38±2,06 против 24,79±3,81 пг/мл и ИЛ-10 – 60,28±15,61 против 119,04±15,09 пг/мл). Также обнаружено достоверное увеличение концентраций ИФН-γ и ИЛ-8 в цервикальной слизи среди беременных основной группы по сравнению с группой сравнения (табл. 2).

Нами был проведен корреляционный анализ уровней про- и противовоспалительных цитокинов в плазме крови и цервикальной слизи обследованных женщин. Выявлена прямая корреляционная связь средней силы (r=0,53) между уровнями ИЛ-10 в плазме крови и цервикальной слизи пациенток основной группы (рис. 1). В отношении других цитокинов корреляционной связи не выявлено. Отсутствие сильной корреляционной связи между уровнями цитокинов в плазме крови и секрете цервикального канала указывает на возможность автономной регуляции ИО на местном уровне. Реализация защитных механизмов слизистых оболочек гениталий способствует ограничению инфекционно-воспалительного процесса, препятствует диссеминации вирусных агентов и появлению циркулирующих иммунных комплексов, характерных для системного ИО.

Несмотря на высокую частоту выявления вирусных антигенов в системном кровотоке среди пациенток основной группы, изменения иммунной системы более выражены на локальном уровне, что свидетельствует о важной роли местного ИО в противоинфекционной защите во время беременности.

Было установлено, что в I группе имела место высокая частота неразвивающейся беременности – 8 случаев (22,8%), в то время как во II группе подобных исходов не отмечено (рис. 2).

Частота самопроизвольного аборта в обеих группах была примерно одинаковой, составив 11,4 и 10,0%. Девять (25,7%) женщин основной группы и 10 (15,3%) – группы сравнения были госпитализированы с диагнозом начавшегося выкидыша. Угроза прерывания беременности имела место у 8 (22,8%) пациенток I группы и у 10 (15,3%) – второй. Физиологическое течение беременности наблюдалось у 6 (17,1%) женщин основной группы и у 39 (60,0%) – группы сравнения.

Нами был проведен статистический анализ локального и системного уровней цитокинов у женщин с различным течением беременности (табл. 3, 4). Обнаружено нарушение баланса противо- и провоспалительных цитокинов как на локальном так и на системном уровне у женщин с прервавшейся беременностью и угрозой ее прерывания. При этом следует отметить, что у женщин с прервавшейся беременностью цитокиновые реакции были более выражены на системном уровне. У них достоверно чаще определялось выраженное повышение концентрации провоспалительных цитокинов в плазме крови. У 75% пациенток с неразвивающейся беременностью концентрация ФНО-α составила 9,13±4,3 пг/мл, у остальных женщин уровень этого цитокина не достигал пороговой величины.

Высокие значения противовоспалительного цитокина TФР-β в плазме крови женщин с прервавшейся беременностью скорее всего служат результатом компенсаторной реакции, направленной на подавление системного воспаления (табл. 3). При изучении локального ИО выявлены нарушения цитокиновой регуляции, проявляющиеся в преобладании синтеза провоспалительных цитокинов над противовоспалительными. Максимальные концентрации провоспалительных цитокинов в цервикальном секрете на фоне минимальных значений противовоспалительных определялись у женщин с прервавшейся беременностью.

Исходя из полученных результатов, были сделаны следующие выводы. ГВИ потенцирует высокий риск гестационных осложнений и перинатальных потерь. При изучении цитокинового статуса беременных с активным и латентным течением ГВИ обнаружены существенные нарушения цитокиновой регуляции ИО. Активация латентных форм ГВИ во время беременности является триггерным фактором переключения иммунной стимуляции с Th2 на Th1, при этом реализация ИО осуществляется преимущественно на локальном уровне. Развитие системного ИО служит следствием срыва компенсаторно-приспособительных механизмов и представляет большую угрозу развития неразвивающейся беременности, синдрома перинатальных потерь, внутриутробной инфекции у плода. Причиной системной воспалительной реакции могут быть аутоиммунные заболевания, иммунодепрессия вследствие длительной персистенции ГВ и многие другие факторы. Поэтому изучение цитокинового статуса во время беременности, а также на этапах прегравидарной подготовки будет способствовать выявлению групп риска по гестационным осложнениям и позволит определить необходимость проведения иммунокорригирующей терапии. Назначение иммуномодулирующих препаратов во время беременности в большинстве случаев является единственным способом лечения вирусных инфекций вследствие невозможности проведения этиотропной терапии.

Заместительная терапия ИФН-содержащими препаратами беременных с ГВИ обоснованна, учитывая прямой противовирусный эффект ИФН альфа-2 и выраженный дефицит ИФН, формирующийся при длительной персистенции вирусов в организме, а также в период гестации.

На сегодняшний день на фармакологическом рынке представлен широкий ассортимент ИФН-содержащих препаратов, основным действующим веществом которых является человеческий рекомбинантный ИФН альфа-2. ИФН-содержащие препараты широко используются в акушерстве, позволяя снизить удельный вес невынашивания беременности и внутриутробного инфицирования плода, их применение к беременным осуществляется согласно методическим рекомендациям Минздрава РФ и Московского областного НИИ акушерства и гинекологии «Прогностические критерии и алгоритм интерферонкоррегирующей терапии при вирусных и бактериальных инфекциях у беременных и новорожденных» № 2000/99 от 25.06.2000.

Список литературы

1. Исаков В.А., Архипова Е.И., Исаков Д.В. Герпесвирусные инфекции человека. СПб., 2013. C. 51–198.

2. Макаров О.В., Савченко Т.Н., Сумеди Т.Н., Доброхотова Ю.Э., Гиммельфарб Е.И. Изменение показателей иммунитета на локальном уровне у женщин с невынашиванием беременности инфекционного генеза. Материалы юбилейного сборника, посвященного 200-летию ГКБ №1 им. Н.И. Пирогова и 80-летию совместной работы кафедры и больницы. М., 2002. С. 126–32.

3. Макаров О.В., Савченко Т.Н., Шайков К.А., Алешкин В.А., Доброхотова Ю.Э., Панурина Р.Л. Показатели местного иммунитета при воспалительных заболеваниях органов малого таза. Материалы юбилейного сборника, посвященного 200-летию ГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова и 80-летию совместной работы кафедры и больницы. М., 2003. С. 126–30.

4. Савченко Т.Н., Мельников А.В. Показатели локального иммунитета и микробиоценоза половых путей при полипах цервикального канала. Трудный пациент. 2011;9(8–9):16–20.

5. Carville A., Mansfield K.G. Comparative pathobiology of macaque lymphocryptoviruses. Comp. Med. 2008;58 (1):57-67.

6. Бахарева И.В. Роль механизмов врожденного иммунитета в реализации внутриутробной инфекции при беременности высокого инфекционного риска. Автореф. дисс. докт. мед. наук. М., 2009. 50 с.

7. Доброхотова Ю.Э., Джобава Э.М., Озерова Р.И. Неразвивающаяся беременность. М., 2010. С. 44–8.

8. Долгушина Н. В., Макацария А.Д. Вирусные инфекции у беременных. М., 2004. 137 с.

Об авторах / Для корреспонденции

Автор для связи: М.И. Агаева – клинический аспирант кафедры акушерства и гинекологии лечебного факультета ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва, e-mail: Madlen1690@mail.ru

Нет комментариев

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Статьи по теме

Смотрите также