Отпуск от жизненных обстоятельств

24.12.2015
195

Вопросами допустимости того или иного поведения врача в определенной ситуации нередко задаются даже доктора с большим стажем работы. О том, какую роль в процессе лечения играет психологический настрой, как вести себя с умирающим, какую позицию занимать, выстраивая диалог с «трудным» пациентом, рассказывает один из основателей процессуально-ориентированного метода в психологии доктор наук из США Макс ШУПБАХ. В начале ноября он провел в Москве мастер-класс на эту тему для студентов Первого МГМУ им. И.М. Сеченова.

Специалист по международным конфликтам и межэтническим проблемам Макс Шупбах — один из самых востребованных в мире бизнес-консультантов. В число его клиентов входит десяток крупнейших корпораций, таких как Microsoft, Apple, UBS и IBM. В настоящий момент он также президент Института глубинной демократии (Deep Democracy Institute, USA) — международного исследовательского центра, разрабатывающего программы обучения навыкам международного лидерства.

Говоря о терапии в целом, Макс Шупбах, в частности, отметил:

— Все знают про так называемый эффект плацебо, и значительно меньше врачей знакомы с эффектом ноцебо, когда пациент думает, что у него есть определенные проблемы со здоровьем и что оно никогда не улучшится. А доктор, которому как врачу приходится следовать идее, что человек болен, невольно поддерживает эту идею. И такая позиция еще больше углубляет эффект ноцебо, а значит, человеку сложнее выздоравливать.

Выстраивая диалог с пациентом, крайне важно, считает доктор Шупбах, настраивать человека против идеи, что «любая борьба будет бессмысленной и не принесет результатов». В особенности такой подход значим при лечении больных с онкологическими заболеваниями.

— Американская медицинская ассоциация вообще предложила отменить слово «рак» в лексиконе. Потому что, по сути, это различные процессы роста числа клеток. И я бы сказал, что такое решение приводит к изменению настроения: вы больше не чувствуете, что вы жертва диагноза. Не стоит думать, конечно, что кто-нибудь когда-нибудь сможет победить смерть, в любом случае мы все умрем. Но важно, как мы относимся к самому процессу умирания, — полагает Макс Шупбах.

Как специалист он советует не избегать темы смерти в разговоре с умирающим больным, но и не рекомендует называть пациенту конкретный срок, который, по мнению врача, имеется. Самому врачу, считает докладчик, важно не забывать, что он тоже смертен, ведь в этом случае и уровень его эмпатии будет выше.

— Весьма возможно, что ты умрешь раньше, чем тот больной, у которого рак. И очень важно об этом помнить, потому что иначе ты будешь думать, вот ты умираешь, бедненький, а я живой. Но никто не знает, сколько кому осталось жить. Были случаи, когда женщине ставили диагноз «рак груди» и она умирала уже через 3—4 недели, так как считала, что ее жизнь закончилась. Именно в этом проблема многих врачей: они говорят с пациентами даже не так, как будто он умирает, а так, как будто он уже умер. Люди очень боятся умирания, им очень страшно «отпускать» свою идентичность. И ваш долг сказать им, что смерть — это не такая уж страшная вещь, расслабьтесь, — уверен доктор Шупбах.

По его словам, всех пациентов, которые попадают в критическую ситуацию, узнавая о тяжелом диагнозе, можно поделить на две группы. Некоторые понимают, что вся их прежняя жизнь рушится, и отказываются от любой попытки что-то изменить. Другие будут сражаться за жизнь, несмотря ни на что. И в первом случае важно найти «кнопки», на которые можно «нажать», чтобы человек понял, что его существование представляет ценность само по себе, безотносительно того, сколько еще лет или месяцев осталось жить.

— Если бы я был пациентом, я бы решил: «У меня такой диагноз, это моя судьба, я снимаю все деньги с банковского счета и двигаюсь к следующей жизни». А как врач я бы сказал ему: «Хорошо, но перед тем, как ты уйдешь, расскажи мне, пожалуйста, что-нибудь про детство». И есть большой шанс, что в детстве пациента был такой опыт, когда кто-либо сильно подавлял его, и в результате у него выработалась такая установка, что «это судьба и бороться бесполезно». И каждый раз, когда он встречал сложную задачу, это состояние всплывало в его голове, и даже не нужно объяснять человеку, что прошлое влияет на настоящее, на его отношение к болезни, — уверен докладчик.

В то же время Шупбах отмечает, что нередко именно сам факт пребывания в медицинском учреждении, в стационаре, где забота о больном выражена явно, дает больному возможность расслабиться и направить все силы на достижение выздоровления.

— Традиционные больницы, клиники были построены так, чтобы управлять большими группами людей, которые с точки зрения классической медицины уже не могут сами собой управлять, у человека нередко создается ощущение, что у него меньше своих сил, так как он в руках медицинского учреждения. Но для некоторых людей это, напротив, хорошая ситуация, они расслабляются, жизнь у них такая сложная, что им приятно отдать себя в руки медицинского учреждения, где тебя вовремя покормят, подскажут, когда надо сходить в туалет. То есть это такой отпуск от жизненных обстоятельств, ответственности. С другой стороны, это создает эффект ноцебо: уменьшается ответственность со стороны самого пациента. С точки зрения моего опыта это одна из самых больших проблем, с которыми сталкивается медицинская профессия, — замечает в заключение Макс Шупбах.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь