Препараты растительного происхождения и микроэлементы в качестве альтернативы в терапии доброкачественной гиперплазии предстательной железы, симптомов нижних мочевыводящих путей и эректильной дисфункции

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/urology.2019.3.150-155

18.07.2019
374

1 Медицинский научно-образовательный центр МГУ им. М. В. Ломоносова (директор – академик РАН, д.м.н. А. А. Камалов), Москва, Россия; 2 МГУ им. М. В. Ломоносова, факультет фундаментальной медицины, кафедра урологии и андрологии (зав. – академик РАН, д.м.н. А. А. Камалов), Москва, Россия

Цель работы: представить современный взгляд на эффективность компонентов БАД Антипрост в лечении заболеваний урологического профиля. В статье приведены данные исследований, посвященных изучению влияния составляющих компонентов Антипрост с позиции доказательной медицины. Антипрост – это биологически активная добавка к пище, которая может быть использована в ежедневной практике врача-уролога при определенных обстоятельствах, например при отказе пациента от традиционных схем лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы/симптомов нижних мочевыводящих путей/эректильной дисфункции по каким-либо личным соображениям либо при индивидуальной непереносимости общепринятых к назначению препаратов. При этом дальнейшее изучение эффективности БАД Антипрост должно реализовываться в рамках клинических рандомизированных исследований.

Лечение пациентов с доброкачественной гиперплазией предстательной железы (ДГПЖ), хроническим простатитом (ХП), симптомами нижних мочевыводящих путей (СНМП), эректильной дисфункцией (ЭД) всегда было и остается актуальной задачей урологии. Абсолютное число зарегистрированных больных с заболеваниями мочеполовой системы в РФ в период с 2002 по 2019 г. ежегодно возрастало, увеличившись с 12 397 693 до 15 597 948 человек, или на 25,8% [1]. Показатель числа зарегистрированных больных на 100 тыс. населения за эти годы также увеличился с 8675,6 до 10 991,9 (+26,7 %). В мире постоянно ведется поиск новых фармакологических мишеней, которые позволят использовать как новые препараты, так и биологически активные добавки. В данной статье проведен подробный анализ эффективности компонентов Антипрост в консервативном лечении урологических заболеваний. Представлен обзор наиболее значимых клинических исследований, доказывающих эффективность компонентов Антипрост, а также обсуждены возможные перспективы его использования в клинической практике врача-уролога.

В настоящее время общепризнанным подходом к лечению СНМП, ДГПЖ является назначение α-адреноблокаторов и ингибиторов 5α-редуктазы по отдельности или в комбинации. Существует масса исследований, доказывающих эффективность данных групп препаратов. Кроме того, α-адреноблокаторы улучшают эректильную функцию у пациентов с СНМП за счет улучшения микроциркуляции в кавернозных телах [1]. При диагностированной ЭД приоритетной группой препаратов являются ингибиторы фосфодиэстеразы 5-го типа (ФДЭ-5). Ингибиторы ФДЭ-5 часто назначают в комбинации с α-адреноблокаторами и ингибиторами 5α-редуктазы, а также в качестве монотерапии при незначительно выраженных СНМП в сочетании с ЭД [2]. Однако существует ряд клинических ситуаций, когда назначение вышеуказанных лекарственных средств не представляется возможным. Первой причиной служит непереносимость препарата. Например, на фоне приема α-адреноблокаторов могут персистировать такие побочные эффекты, как головокружение, тахикардия, что нежелательно для пациентов с ишемической болезнью сердца, которым часто назначаются β-адреноблокаторы. Пациенты, принимающие ингибиторы ФДЭ-5, могут испытывать такие побочные эффекты, как миалгия (из-за перекрестного ингибирования ФДЭ-5 других типов), оптическая нейропатия, головокружение, что может служить причиной прекращения приема препарата. Пациенты, принимающие ингибиторы 5α-редуктазы, чаще всего отказываются от приема препаратов по причине развития ЭД. Другой причиной, по которой не представляется возможным назначение вышеуказанных препаратов, является нежелание пациента. Во всех случаях разумной альтернативой может выступать назначение БАДа, например Антипрост.

Антипрост – это биологически активная добавка к пище, которая состоит из нескольких компонентов (см. таблицу), каждый из которых оказывает лечебное воздействие при наличии урологических заболеваний, таких как ХП, ДГПЖ, ЭД.

Ниже представлены данные об эффективности компонентов данной БАД. Для удобства некоторые компоненты Антипроста объединены в группы в соответствии с клиническим эффектом.

Селен, экстракт пальмы ползучей (сереноа) и ликопин. Эффективность экстракта пальмы ползучей в лечении СНМП была доказана в нескольких исследованиях.

В частности, в США в 2001 г. было закончено исследование, показавшее эффективность использования данной добавки пациентами с ДГПЖ, которые отказались принимать тамсулозин [3]. Несмотря на то что эффективность сереноа доказана, до сих пор не изучен механизм ее действия. Предполагается, что экстракт пальмы ползучей способен ингибировать 5α-редуктазу, тем самым уменьшая размер предстательной железы, а также обладает антипролиферативной противовоспалительной активностью. Следует сказать, что эффективность этой добавки доказана только для доз выше 320 мг. В другом исследовании, также проведенном в США, показано, что сереноа ингибирует экспрессию белков MCP-1/CCL/2, которые являются хемоаттрактантами для моноцитов, что напрямую приводит к уменьшению выраженности воспаления. Данный эффект позволяет обосновать применение добавки при ХП и ДГПЖ.

В 2016 г. в Италии проведено исследование, в котором участвовали пациенты с ДГПЖ в сочетании или без ЭД [5]. Первой группе был назначен комбинированный препарат, который состоял из селена, сереноа и ликопина. Пациенты второй группы получали терапию только сереноа. В исследовании продемонстрировано, что комбинация селена, сереноа и ликопина более эффективна в разрешении СНМП у пациентов с ДГПЖ и ХП по сравнению с монотерапией сереноа. Одно эпидемиологическое исследование, проведенное более 20 лет назад, показало, что у мужчин, потребляющих продукты, содержащие ликопин (например, томатный сок), незначительно снижается риск развития рака предстательной железы (РПЖ) [6]. В иранском исследовании 2012 г. установлено, что сереноа может быть использована как полноценная замена финастерида и дутастерида, так как достоверно уменьшает размеры предстательной железы по прошествии 3 мес. приема.

Morgia et al. [8] провели клиническое рандомизированное двойное слепое исследование PROCOMB, в котором участвовали 225 пациентов в возрасте 55–80 лет. У всех пациентов были диагностированы ДГПЖ, ХП и СНМП. Участники исследования были рандомно разделены на три подгруппы в зависимости от количества компонентов в применяемой терапии: селен+ликопин+сереноа, тамсулозин 0,4 мг и селен+ликопин+сереноа+тамсулозин 0,4 мг. Во всех случаях выполняли урофлоуметрию и оценку СНМП по шкале IPSS. Спустя 6 мес. наибольшее увеличение средней объемной скорости мочеиспускания и баллов IPSS наблюдалось в подгруппе пациентов, принимавших тамсулозин в сочетании с сереноа, селеном и ликопином.

Вышеупомянутые исследования относятся к числу клинических работ с хорошим дизайном, в которых минимизирована вероятность предвзятости при статистической обработке данных. Безусловно, селен в сочетании с ликопином и сереноа можно рассматривать как альтернативный подход к лечению пациентов с ДГПЖ/СНМП/ХП, так как их эффективность доказана в рандомизированных исследованиях. Следует отметить, что на сегодняшний день нет работ, демонстрирующих эффективность такой терапии в лечении ЭД. Среди побочных эффектов сереноа были отмечены такие, как тошнота, головная боль, индивидуальная непереносимость [4].

Экстракт босвеллии. Активным компонентом экстракта босвеллии является ацетил-11-кето-β-босвелливая кислота (АКБК), которая, как показало исследование 2009 г., проведенное в Японии, обладает выраженным антиангиогенным эффектом. Это была экспериментальная работа, выполненная на крысах. Учеными показано, что АКБК является ингибитором выработки сосудистого фактора роста (VEGF) и фактора роста фибробластов (FGF) в предстательной железе крыс. Оба эти фактора играют определенную роль в развитии каскада воспаления. VEGF, кроме того, непосредственно увеличивает проницаемость сосудов, что усиливает отек. Также VEGF обладает выраженным ангиогенным эффектом, являясь главным фактором роста непролиферативного роста сосудов.

Рассматриваемая АКБК может быть потенциальным ингибитором роста новых сосудов, что может приводить к уменьшению размера предстательной железы, а также быть протективным фактором развития РПЖ. Также АКБК является ингибитором 5-липооксигеназы, которая задействована в синтезе лейкотриенов, являющихся провоспалительными субстанциями [9]. Вследствие этого экстракт босвеллии оказывает выраженное противовоспалительное и обезболивающее действия.

Экстракт куркумы. Основными компонентами экстракта куркумы являются жирорастворимые куркуминоиды, среди которых основную роль занимает куркумин. Результаты исследовании in vitro позволяют сделать вывод, согласно которому данное вещество является фитоэстрогеном, оказывающим противовоспалительный, иммуномодулирующий, антипролиферативный эффекты [10]. Доказано, что куркумин эффективен для пациентов с депрессией, деменцией и синдромом раздраженной кишки [12]. Куркумин, как было показано в экспериментальном исследовании на крысах, ингибирует экспрессию сосудистого фактора роста, инсулиноподобного фактора роста и тканевого фактора роста. Также он достоверно уменьшал размеры предстательной железы, причем эффективность куркумина сопоставима с таковой финастерида [13]. Таким образом, использование этой добавки обосновано в отношении пациентов с ДГПЖ/ХП/СНМП, не находящихся на каком-либо режиме химиотерапии, так как куркумин за счет взаимодействия с ферментами печени, отвечающими за метаболизм лекарств (CYP), способен увеличивать терапевтическую концентрацию некоторых химиопрепаратов, таких как паклитаксел, – этот вопрос требует дальнейшего изучения [11].

Экстракт эврикомы. Экстракт эврикомы (E. longifolia), также известный как малазийский женьшень, широко используется в повседневной практике врачей в странах Юго-Восточной Азии. Основное показание к использованию этой добавки – первичный/вторичный гипогонадизм в сочетании с ЭД. В одном из исследований, проведенном в Малайзии, где участвовали 76 пациентов с симптомами гипогонадизма (ЭД, слабость, уменьшение мышечной массы), мужчинам был назначен экстракт эврикомы на 1 мес. в дозе 200 мг. Результаты терапии оценивали с помощью шкалы AMS (ageing male score – шкала оценки старения мужчин). В процессе лечения только у 10,5% обследованных полностью исчезли симптомы гипогонадизма, однако у всех пациентов был зарегистрирован рост концентрации свободного и общего тестостерона в крови [14]. Помимо увеличения концентрации тестостерона E. longifolia также увеличивает мышечную массу у мужчин [14].

Рандомизированное двойное слепое исследование с плацебо-контролем было проведено для оценки влияния на половую активность и самочувствие мужчин запатентованного сублимированного водного экстракта E. longifolia (Physta). Мужчины в возрасте 40–65 находились под наблюдением в течение 12 нед. Результаты показали значительные улучшения в оценках шкалы твердости эрекции и шкалы AMS мужчин (p<0,05 для всех). Исследователи пришли к следующему выводу: Physta хорошо переносится и более эффективна, чем плацебо, в повышении сексуальной работоспособности у здоровых добровольцев [15].

Chen et al. изучали влияние Physta (преперат экстракта эврикомы) в дозе 400 мг в сутки на протяжении 6 нед. на функцию печени и почек и не выявили изменений показателей функции этих органов по сравнению с плацебо [16]. Экстракт эврикомы, как было показано в одном из исследований на крысах, в дозе 0,5 г/кг усиливает либидо по сравнению с крысами группы контроля [17].

H. Ang et al. [15] показали, что экстракт эврикомы оказывает дозозависимый эффект на количество эрекций у испытуемых крыс по сравнению с группой контроля. В целом можно сказать, что экстракт эврикомы может быть эффективным для пациентов с мягкими формами гипогонадизма в сочетании с ЭД.

Экстракт корней крапивы. Экстракт крапивы в дозе 50 мг/кг приводит к уменьшению размеров ацинусов в передней и вентральной областях предстательной железы [19]. Также он изменяет морфологические свойства железистого эпителия, обусловливая трансформацию кубического эпителия в плоскоклеточный неороговевающий, что в свою очередь приводит к снижению секреторной активности. Вышеупомянутые факты предполагают, что экстракт может быть эффективным в лечении ДГПЖ. Экстракт корней крапивы содержит несколько активных субстанций, относящихся к классам стеролов, лигнанов, флаваноидов, полисахаридов, лектинов и жирных кислот [18, 20].

J. Chrubasik et al. [21] установили, что концентрация тестостерона была выше у пациентов с ДГПЖ, принимавших экстракт корней крапивы, по сравнению с группой контроля. Было показано, что активные компоненты экстракта блокируют 5α-редуктазу и предотвращают конверсию тестостерона в дигидротестостерон. Как следствие – это увеличивает концентрацию свободного тестостерона в крови и приводит к «сморщиванию» железистого эпителия предстательной железы [22]. Таким образом, экстракт корней крапивы действует по аналогии с финастеридом и дутастеридом, которые широко используются в клинической практике при размерах железы больше 50 см3 [23].

Соевый лецитин. Соевый лецитин содержит бета-ситостерол, из которого синтезируются половые гормоны. Считается, что употребление его в пищу снижает уровень холестерина в крови. Согласно утверждениям FDA, лецитин относится к безопасным добавкам. В низких дозах лецитин абсолютно безопасен. Исследование 2010 г. показало, что прием лецитина в дозе 100 мг в течение 2 мес. снизил концентрацию холестерина на 42%, концентрацию LDL на 56,2% [24]. Улучшение липидного профиля напрямую коррелирует с качеством эрекции, продолжительностью полового акта у пациентов с васкулогенной ЭД [25].

Экстракт перца черного. Экстракт перца черного содержит действующее вещество пиперин, повышающий биодоступность других растительных экстрактов. В частности, пиперин усиливает всасывание экстракта куркумы на 2% [26]. В 2013 г. проведено экспериментальное исследование на мышах, в котором были изучены антиапоптотические свойства экстракта черного перца. С помощью иммуноблоттинга было показано, что пиперин является ингибитором факторов транскрипции NF-kB и STAT-3, которые играют ключевую роль в регуляции пролиферации клеток эпителия предстательной железы, регуляции апоптоза, ангиогенеза опухолей предстательной железы. В низких дозах (25 µM) пиперин также уменьшает экспрессию ПСА в опухолевых клетках. Установлено, что в условиях in vivo пиперин способен индуцировать апоптоз раковых клеток, что приводит к уменьшению размеров опухоли у крыс [27].

Цинк и магний. Цинк играет ключевую роль в поддержании процессов созревания сперматозоидов в сперматогенном эпителии. Причиной такого влияния цинка на качество и количество мужских половых клеток служит следующее: в тестикулярной ткани имеется масса ферментов, у которых цинк является кофактором, т.е. без него ферменты работают субоптимально. К таким белкам относятся металлотионеин 1-го и 2-го типов, тесмин, протамин-2, акрозин, матричная металлопротеиназа-2, -9, семейство супероксид десмутаз, пируват Е3 убиквитин-протеин лигаза UBR7 и др. Все эти ферменты требуют цинка и локализуются в клетках Сертоли, Лейдига и в придатке яичка, а также принимают непосредственное участие в созревании сперматозоидов [28]. Кроме того, сегодня есть доказательства, что цинк подавляет опухолевый рост у мышей с РПЖ, что было продемонстрировано на ксенотрансплантационной модели. Было показано, что цинк оказывает цитотоксическое воздействие на клетки аденокарциномы предстательной железы. Однако модель ксенотрансплантата не позволяет определить влияние лечения цинком на развитие дисплазии, а также в целом на вероятность метастазирования и на поведение метастатических клеток. Изучение этих эффектов имеет важное значение для определения целесообразности применения цинка в качестве дополнительного средства терапии РПЖ [29]. Дефицит магния в человеческом организме не приводит к ухудшению СНМП, ЭД и других урологических заболеваний. Однако доказано, что нарушение соотношения Ca:Mg в клетках предстательной железы может негативно влиять на уровень пролиферации, являясь одним из факторов риска развития РПЖ [30].

Витамины. Витамины необходимы в качестве кофакторов для нормального протекания массы реакций в организме человек, в том числе и в органах репродуктивной системы. Особенно важную роль в поддержании мужского здоровья играют витамины D и Е. Дефицит витамина D сегодня настолько серьезная проблема, что примерно 70–80% российской популяции в зависимости от региона испытывают его недостаток. Дефицит витамина D ассоциирован с инсулинорезистентностью, что опосредованно увеличивает риск сердечно-сосудистых осложнений и, соответственно, риск развития ЭД. Витамин Е служит самым главным антиоксидантом, и его назначают при лечении мужского бесплодия для улучшения качества созреваемых сперматозоидов.

Таким образом, суммируя доказательную базу, БАД Антипрост можно рассматривать как альтернативу общепринятым схемам лечения СНМП/ДГПЖ и ЭД у тех пациентов, которые либо не переносят α-адреноблокаторы, ингибиторы 5α-редуктазы, ФДЭ-5, либо отказываются от приема вышеперечисленных групп лекарственных средств по личным причинам. К настоящему моменту накоплено достаточно данных об эффективности каждого из компонентов БАД. Тем не менее прием Антипрост должен проходить под непосредственным наблюдением лечащего врача с целью мониторинга эффективности проводимой терапии и возможных побочных эффектов. Дальнейшее проведение клинических рандомизированных исследований необходимо для изучения эффективности БАД Антипрост в лечении широкого спектра урологических заболеваний с позиции доказательной медицины.

Список литературы

1. Shelbaia A. Effect of selective alpha-blocker tamsulosin on erectile function in patients with lower urinary tract symptoms due to benign prostatic hyperplasia Urology. 2013;82(1):130–135. Doi: 10.1016/j.urology.2013.03.026.

2. Labairu-Huerta L. PDE-5 inhibitors in monotherapy versus combination therapy in a sample of 1200 patients with erectile dysfunction. Arch Ital Urol Androl. 2015;87(3):204–209. Doi: 10.4081/aiua.2015.3.204.

3. Koch E. Extracts from fruits of saw palmetto (Sabalserrulata) and roots of stinging nettle (Urticadioica): viable alternatives in the medical treatment of benign prostatic hyperplasia and associated lower urinary tracts symptoms. Planta medica. 2001;67(6):489–500.

4. Latil A., Libon C., Templier M., Junquero D., Lantoine-Adam F., Nguyen T. Hexaniclipidosterolic extract of Serenoarepens inhibits the expression of two key inflammatory mediators, MCP-1/CCL2 and VCAM-1, in vitro. BJU Int. 2012;110(6 Pt B): E301–307.

5. Russo A., Capogrosso P., La Croce G., Ventimiglia E., Boeri L., Briganti A.,Damiano R., Montorsi F., Salonia A. Serenoarepens, selenium and lycopene to manage lower urinary tract symptoms suggestive for benign prostatic hyperplasia. Expert Opin Drug Saf. 2016;15(12):1661–1670.

6. Giovannucci E., Ascherio A., Rimm E.B., Stampfer M.J., Colditz G.A., Willett W.C. Intake of carotenoids and retinol in relation to risk of prostate cancer. J Natl Cancer Inst. 1995;87(23):1767–1776.

7. Azimi H., Khakshur A.A., Aghdasi I., Fallah-Tafti M., Abdollahi M. A review of animal and human studies for management of benign prostatic hyperplasia with natural products: perspective of new pharmacological agents. Inflammation & allergy drug targets. 2012;11(3):207–221.

8. Morgia G., Russo G.I., Voce S., Palmieri F., Gentile M., Giannantoni A.et al. Serenoarepens, lycopene and selenium versus tamsulosin for the treatment of LUTS/BPH. An Italian multicenter double-blinded randomized study between single or combination therapy (PROCOMB trial). Prostate 2014;74(15):1471–1480.

9. Pang X., Yi Z., Zhang X., Sung B., Qu W., Lian X., Aggarwal B., Liu M.Acetyl-11-keto-beta-boswellic acid inhibits prostate tumor growth by suppressing vascular endothelial growth factor receptor 2-mediated angiogenesis. Cancer Res. 2009;69(14):5893–5900. Doi: 10.1158/0008-5472.CAN-09-0755.

10. Chang K.W., Hung P.S., Lin I.Y. et al. Curcumin upregulates insulin-like growth factor binding protein-5 (IGFBP-5) and C/EBPalpha during oral cancer suppression. Int J Cancer. 2010;127(1):9–20.

11. Jantan I., Bukhari S.N., Lajis N.H. et al. Effects of diarylpentanoid analogues of curcumin on chemiluminescence and chemotactic activities of phagocytes. J Pharm Pharmacol. 2012;64(3):404–412.

12. Ng T.P., Chiam P.C., Lee T. et al. Curry consumption and cognitive function in the elderly. Am J Epidemiol. 2006;164(9):898–906.

13. Su Kang Kim et al. Inhibitory effect of curcumin on testosterone induced benign prostatic hyperplasia rat model. BMC Complement Altern Med. 2015;15:380. Doi: 10.1186/s12906-015-0825-y.

14. Tambi M.I., Imran M.K., Henkel R.R. Standardised water-soluble extract of Eurycomalongifolia, Tongkatali, as testosterone booster for managing men with late-onset hypogonadism? Andrologia. 2012;44 Suppl 1:226–230. Doi: 10.1111/j.1439-0272.2011.01168.x.

15. Ang H., Ngai T., Tan T. Effects of Eurycomalongifolia Jack on sexual qualities in middle aged male rats. Phytomedicine. 2003;10:590–593. Doi: 10.1078/094471103322331881.

16. Chen C.K., Mohamad W.M.Z.W., Ooi F.K., Ismail S.B., Abdullah M.R., George A. Supplementation of Eurycomalongifolia Jack Extract for 6 Weeks Does Not Affect Urinary Testosterone: Epitestosterone Ratio, Liver and Renal Functions in Male Recreational Athletes. Int. J. Prev. Med. 2014;5:728–733.

17. Tambi M., Kadir A. EurycomaLongifolia jack: A potent adaptogen in the form of water-soluble extract with the effect of maintaining men’s health. Asian J. Androl. 2006;8:49–50.

18. Collier HO, Chesher GB. Identification of 5-hydroxytryptamine in the sting of the nettle (Urticadioica) Brit J Pharmacol. 1956;11(2):186–189.

19. Akbay P, Ahmet Basaran A, Undeger U, et al. In vivo immunomodulatory activity of flavonoid glycosides from Urticadioica L. Phytother Res. 2003;17(1):34–37.

20. Chrubasik J.E., Roufogalis B.D., Wagner H. et al. A comprehensive review on the stinging nettle effect and efficacy profiles Part II: Urtica radix. Phytomedicine. 2007;14(7–8):568–579.

21. Cayatte C., Pons C., Guigonis J.M. et al. Protein profiling of rat ventral prostate following chronic finasteride administration: identification and localization of a novel putative androgen-regulated protein. Mol Cell Proteomics. 2006;5(11):2031–2043.

22. Ahonen T.J., Harkonen P.L., Rui H. et al. PRL signal transduction in the epithelium compartment of rat prostate maintained as long-term organ cultures in vitro. Endocrinol. 2002;143:228–238.

23. Kyprianou N., Huacheng T., Jacobs S.C. Apoptotic versus proliferative activities in human benign prostatic hyperplasia. Hum Pathol. 1996;27:668–675.

24. Mourad A.M., de CarvalhoPincinato E., Mazzola P.G., Sabha M., Moriel P. Influence of soy lecithin administration on hypercholesterolemia. Cholesterol. 2010;2010:824813. Doi: 10.1155/2010/824813.

25. Chen C. et al. Is lower low-density lipoprotein cholesterol associated with lower androgen and erectile dysfunction in men? NutrMetabCardiovasc Dis. 2018;28(12):1304–1310. Doi: 10.1016/j.numecd.2018.08.006.

26. Shoba G., Joy D., Joseph T., Majeed M., Rajendran R., Srinivas P.S. Influence of piperine on the pharmacokinetics of curcumin in animals and human volunteers. Planta Med. 1998;64(4):353–356.

27. Abhilash Samykutty. Piperine, a Bioactive Component of Pepper Spice Exerts Therapeutic Effects on Androgen Dependent and Androgen Independent Prostate Cancer Cells. PLoS One. 2013;8(6):e65889. Doi: 10.1371/journal.pone.0065889.

28. Kerns K., Zigo M., Sutovsky P. Zinc: A Necessary Ion for Mammalian Sperm Fertilization Competency. Int J Mol Sci. 2018;19(12):4097.

29. Leslie C., Costello, Renty B. Franklin. A comprehensive review of the role of zinc in normal prostate function and metabolism; and its implications in prostate cancer. Arch BiochemBiophys. 2016;611:100–112.

30. George Awuku Asare et al. Calcium – Magnesium imbalance implicated in benign prostatic hyperplasia and restoration by a phytotherapeutic drug –Croton membranaceus. Müll. Arg. BMC Complement Altern Med. 2017;17:152.

Об авторах / Для корреспонденции

А в т о р д л я с в я з и: А. Н. Низов – к.м.н., врач-уролог Медицинского научно-образовательного центра МГУ
им. М.В. Ломоносова, младший научный сотрудник научного отдела урологии и андрологии МНОЦ «МГУ
им. М. В. Ломоносова», Москва, Россия; e-mail: nizovale@gmail.com

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь