Применение адаптогенов в комплексной терапии предменструального синдрома

21.09.2015
654

(1) Воронежская государственная медицинская академия им. Н.Н. Бурденко, Воронеж; (2) БУЗ Воронежская городская клиническая больница скорой медицинской помощи №8, Воронеж

Предменструальный синдром (ПМС) представляет собой сложный симптомокомплекс с многогранными проявлениями. Одним из важных моментов в развитии ПМС является неспособность женского организма адаптироваться к естественным цикличным колебаниям уровня половых гормонов. В связи с этим одним из перспективных направлений патогенетически обоснованной фармакологической коррекции ПМС может быть использование средств из группы адаптогенов, в частности современных лекарственных препаратов на растительной основе.

На человека, живущего в современном мире, постоянно воздействуют различные природные и социальные факторы внешней среды, в т.ч. неблагоприятные. Резкие смены температуры воздуха, атмосферного давления, световое и электромагнитное излучения, напряженный умственный труд и психоэмоциональные перегрузки приводят к напряжению механизмов, отвечающих за поддержание гомеостаза.

В связи с этим для современного человека очень важна способность организма приспосабливаться к изменяющимся факторам внешней среды, сохраняя при этом свои функциональные возможности, работоспособность и сопротивляемость внешним воздействиям, называемые адаптацией [1, 2].

Адаптация является основополагающим качеством, присущим всем формам жизни и зачастую отождествляется с самим понятием жизни [1, 3, 4].

П.К. Анохин отмечал, что адаптивные реакции играют роль своеобразного буфера, смягчающего эффект неблагоприятного воздействия внешней среды и препятствующего нарушению гомеостаза [5].

Научное обоснование синдрома адаптации принадлежит канадскому исследователю Гансу Селье. Именно Селье в 1930-х гг. ввел в научную практику понятие стресса как совокупности неспецифических адаптационных реакций организма на воздействие различных неблагоприятных факторов [6].

При чрезмерном по силе или длительности воздействии неблагоприятных факторов среды либо при слабости адаптационных механизмов в организме возникает дезадаптация – срыв адаптационных механизмов. Вследствие этого развиваются многие патологические состояния – болезни адаптации [2, 6].

Особо уязвим к воздействию внешних агрессивных факторов женский организм, чутко реагирующий на любые внешние изменения. Одним из распространенных вариантов дизрегуляции и дезадаптации эндокринной системы и вегетативного отдела нервной системы у женщин является развитие предменструального синдрома (ПМС). Распространенность ПМС во всем мире колеблется от 25 до 90% [7, 8].

ПМС представляет собой сложный симптомокомплекс с разнообразными психоэмоциональными, нейровегетативными, обменно-эндокринными проявлениями, которые проявляются за 2–14 дней до менструации и исчезают с ее началом [8]. По сути, ПМС служит отражением неспособности женского организма адаптироваться к естественным цикличным колебаниям уровня половых гормонов.

Вегетативно-эндокринный дисбаланс проявляется гиперсимпатической вегетативной реактивностью во вторую половину менструального цикла или в отсутствие цикличной смены вегетативных тонусов. Чаще ПМС страдают женщины детородного возраста, однако проявления могут отмечаться с наступлением менархе или в пременопаузе. При этом зачастую и врачи, и сами пациентки не уделяют должного внимания этой патологии, в связи с чем недостаточно разработаны подходы к диагностике и лечению ПМС [8, 9].

Клинические проявления синдрома могут быть разнообразными: тревожность, депрессия, раздражительность и агрессивность, вялость, нагрубание и болезненность молочных желез, отеки, головная боль, нарушения сна, повышение аппетита, метеоризм – это только часть списка вероятных соматических и психоэмоциональных симптомов заболевания, тесно взаимосвязанных между собой. Описано более 100 симптомов при данной патологии [8–10].

Некоторые симптомы встречаются значительно чаще других. Например, более половины женщин жалуются на задержку жидкости, отечность, прибавку массы тела. Циклическая боль в молочных железах встречается у 70% женщин, при этом 22% сообщают об умеренном или выраженном дискомфорте. Зачастую ПМС сопровождается спектром психических нарушений разной окраски и степени выраженности [9, 10].

Для удобства систематизации и оценки симптомов последние разделены на разные группы. К нервно-психическим нарушениям относят раздражительность, агрессивность, плаксивость, слабость, депрессию, нарушения сна и др. Вегето-сосудистые проявления включают головную боль, головокружение, одышку, боли в области сердца, тахикардию, изменения артериального давления (АД), потливость, тошноту и рвоту. Обменно-эндокринные нарушения проявляются нагрубанием молочных желез, отеками, увеличением массы тела, приливами, метеоризмом, диареей, болями в животе и др. [10, 11].

ПМС ассоциирован как с эмоциональными/психическими расстройствами, так и с соматическими/физическими симптомами. Соматические и психоэмоциональные симптомы тесно связаны между собой. Например, симптомы, обусловленные задержкой жидкости, регулярно и ожидаемо возникающие перед менструацией, могут стать дополнительным фактором нарушения настроения, которое и само по себе реагирует на гормональные колебания.

В зависимости от влияния симптомов на трудоспособность и качество жизни женщины выделяют три степени тяжести ПМС:

  1. Легкая степень – отмечается незначительное количество симптомов, которые практически не влияют на различные аспекты жизни.
  2. Средняя тяжесть – симптомы ПМС влияют на социальную активность и семейную жизнь женщины, но ее трудоспособность при этом остается сохранной.
  3. Тяжелая степень – симптомы ПМС приводят к потере женщиной трудоспособности. У 5–10% женщин клиническая картина ярко выражена и протекает в тяжелой форме [8, 11].

В.П. Сметник в зависимости от ведущего синдрома различает 4 формы ПМС: нервно-психическую, отечную, цефалгическую, кризовую [10]. Но вместе с тем, по мнению ряда авторов, болевой синдром является практически облигатным при всех формах ПМС. Женщины, страдающие ПМС, могут предъявлять жалобы как на локальные боли (цефалгии, масталгии, абдоминалгии), так и на распространенную костно-мышечную боль.

Таким образом, можно говорить о том, что значительное число трудоспособных, социально активных женщин в определенные периоды нуждаются в эффективной медицинской коррекции целого ряда симптомов с целью предотвращения или уменьшения физиологической, личностной, социальной дезадаптации [9–11].

Лечение ПМС, как и любого заболевания, суть которого до конца не ясна, представляет широкую палитру методов [11–14].

Среди сохранивших актуальность до настоящего времени подходов к лечению заслуживают внимания следующие:

  • коррекция образа жизни (действенный, но сложный для исполнения способ);
  • симптоматическое лечение физических симптомов;
  • воздействие на психическую сферу (психотерапия, поведенческая терапия, психотропные лекарственные средства);
  • гормональное лечение.

Однако необходимо отметить, что некоторые из гормональных, психотропных препаратов сами по себе вызывают эндокринно-обменные и нейровегетативные нарушения [13, 14].

С учетом значимости в патогенезе ПМС процессов дизрегуляции вегетативной и эндокринной систем как проявление срыва адаптационных механизмов одним из перспективных направлений патогенетически обоснованной фармакологической коррекции следует считать использование лекарственных препаратов группы адаптогенов.

Научные основы учения о возможности повышения общей резистентности организма с помощью биологически активных веществ созданы еще работами Н.В. Лазарева, который впервые исследовал новую группу фармакологических средств, получивших название адаптогенов [15].

Адаптогены – это биологически активные вещества, чаще природного происхождения, которые повышают возможности организма противостоять внутренним и внешним неблагоприятным факторам и обеспечивать стабильность жизненно важных внутренних параметров (гомеостаз) в изменяющихся условиях окружающей среды. Особенностью этих препаратов является создание в организме состояния неспецифически повышенной сопротивляемости, сочетание свойств эффективных и разносторонних регуляторов гомеостаза [15, 16].

Объяснение механизма действия адаптогенов, приводящего к перестройке функций органов, систем и организма в целом, было предложено Е. Я. Капланом и др. [16]. Адаптогены воздействуют на регуляторные системы – центральную нервную (ЦНС) и эндокринную системы, а также непосредственно на клеточные рецепторы разного типа, модулируя их чувствительность к действию нейромедиаторов и гормонов.

Наряду с этим адаптогены способны менять структуру и свойства клеточных мембран, влиять на взаимодействие основных мембранных компонентов – белков и липидов, повышать стабильность мембран, меняя их проницаемость и активность связанных с ними ферментов. Проникая в клетку, адаптогены непосредственно активизируют различные внутриклеточные системы.

В ряде исследований показано прямое влияние адаптогенов на некоторые нейромедиаторные системы, в частности на гамма-аминомасляную кислоту (ГАМК).

Препараты данной группы также ингибируют процессы липопероксидации и предотвращают развитие свободнорадикальной патологии [15, 16]. Применение адаптогенов при остром стрессе способствует нормализации содержания нейромедиаторов в мозговой ткани. При этом отмечаются снижение концентрации катехоламинов в крови, задержка накопления цАМФ, уменьшение уровня кортикостероидов в крови [16]. В совокупности все вышеперечисленные изменения позволяют организму переходить на более высокий уровень функционирования и восстанавливать способность противостоять неблагоприятным стресс-факторам.

По происхождению адаптогены подразделяются на несколько групп:

  • растительного происхождения (женьшень, элеутерококк, лимонник китайский, аралия маньчжурская, заманиха и др.);
  • полезные ископаемые растительного происхождения (гуминовые вещества);
  • минерального происхождения (мумие);
  • животного происхождения (пантокрин);
  • продукты жизнедеятельности пчел (апилак и др.);
  • аналоги естественных гормонов человека (мелатонин);
  • синтетические (этилтиобензимидазола гидробромида моногидрат).

Действие адаптогенов при ПМС как одного из вариантов дезадаптации организма многопланово. Адаптогены могут непосредственно повышать физиологические резервы организма за счет расширения его энергетических возможностей. Они увеличивают устойчивость организма к кислородному голоданию, ускоряют восстановление после больших физических и эмоциональных нагрузок, усиливают выведение молочной и пировиноградной кислот, ускоряют нормализацию рН крови после стрессорных воздействий. Кроме того, препараты с адаптогенным действием повышают активность ЦНС, причем делают это за счет активации энергетического и пластического обменов без психостимуляции с последующим истощением [15, 16].

Адаптогены способны сенсибилизировать клетки тканей к собственным гормонам, в результате чего нормализуется ауторегуляция обменных процессов. Это объясняет тот факт, что при лечении адаптогенами наблюдается выраженный положительный эффект при недостаточности функции поджелудочной и половых желез.

Многие адаптогены растительного происхождения содержат вещества стероидной структуры, близкие по строению к половым гормонам. В связи с этим их применение при ПМС смягчает эндокринный дисбаланс и выраженность клинических проявлений дезадаптации [16, 17]. Крайне важно учитывать при назначении фитопрепаратов соответствие их свойств фазам менструального цикла.

В частности, эстрогеноподобными свойствами обладают солодка голая, люцерна, душица, хмель, пажитник сенной. Нецелесообразно применение этих растений во вторую фазу менструального цикла, т. к. может происходить лишь усугубление гормонального дисбаланса и усиление клинических проявлений [18].

В случаях, когда предменструальный синдром протекает с дефицитом прогестерона, целесообразно применять растения, обладающие прогестагенными свойствами, – манжетку обыкновенная, лапчатку гусиную, пион уклоняющийся. Эти растения способны оказывать дополнительно антигипоксический, спазмолитический эффекты, способствовать восстановлению нормального функционирования и восстановлению обратных связей в гипоталамо-гипофизарно-овариальной системе. Кроме того, отдельные растения способствуют восстановлению нормального гормонального баланса, не обладая явными эстрогенными или прогестагенными эффектами – мелисса лекарственная, шалфей лекарственный, хмель обыкновенный [19].

При назначении адаптогенов необходимо учитывать динамику суточных биоритмов. Неправильный режим назначения этих препаратов может усугублять десинхроноз. Поскольку многие адаптогены в различной степени обладают способностью усиливать синтез катехоламинов, их следует принимать утром (однократный прием в течение суток) или в первой половине дня (при приеме препарата 2–3 раза в день). Физиологическое усиление подъема катехоламинов в первой половине дня приводит к такому же физиологическому усилению ночного спада этих биологически активных веществ. В результате этого у лиц, принимающих растительные адаптогены с учетом биоритмов, наблюдается более высокая работоспособность днем и более глубокий сон ночью.

Эффект адаптогенов проявляется при длительном систематическом применении. Детям до 16 лет адаптогенные препараты следует применять только по назначению врача и под его контролем в связи с возможным нарушением гормонального равновесия [20].

Препаратам адаптогенов присущи такие побочные эффекты, как артериальная гипертензия, повышение возбудимости нервной системы, бессонница, гипертермия. Около 15–20% людей могут реагировать на прием препаратов парадоксальным снижением работоспособности, ухудшением настроения. Применение адаптогенов требует обязательного врачебного контроля в связи с возможными побочными эффектами, способностью приводить к манифестации латентной эпилепсии, нарушению гормонального равновесия, особенно у детей [21].

Таким образом, включение в схему лечения ПМС адаптогенов во многих случаях патогенетически обоснованно. В рациональной терапии пациенток с ПМС данная группа препаратов может стать значимым и эффективным подспорьем в комплексной патогенетической фармакологической коррекции комплекса психических и соматических нарушений.

Список литературы

  1. Меерсон Ф.З. Адаптационная медицина: механизмы и защитные эффекты адаптации. М., 1993. 331 с.
  2. Агаджанян Н.А. Адаптация и резервы организма. М., 1983. 176 с.
  3. Воложин А.И., Субботин Ю.К. Адаптация и компенсация – универсальный биологический механизм приспособления. М., 1987. 176 с.
  4. Верещагин В.Ю. Философские проблемы теории адаптации человека. Владивосток, 1988. 164 с.
  5. Анохин П.К. Избранные труды. Философские аспекты теории функциональных систем. М., 1978. 400 с.
  6. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. М., 1960. 254 с.
  7. Серова Т.А. Здоровье женщины: менструальный цикл и гормоны в классической и нетрадиционной медицине. Ростов н/Д., 2000. 416 с.
  8. Марторано Дж., Морган А., Фрайер У. Предменструальный синдром. СПб., 1998. 217 с.
  9. Reid R.L., Case A.M. Premenstrual syndrome and menstrual-related disorders. In: Clinical reproductive medicine and surgery. Eds. T. Facone, W.W. Hurd. Philadelphia (PA): Mosby Elsevier. 2007. P. 335–51.
  10. Сметник В.П., Тумилович Л.П. Неоперативная гинекология. М., 1998. 591 с.
  11. Born L., Steiner M. Current management of premenstrual syndrome and premenstrual dysphoric disorder. Curr. Psychiatry Rep. 2001;3(6):463–69.
  12. Иванова Л.Б. Значение антиоксидантов в лечении предменструального синдрома: Дисс. канд. мед. наук. Волгоград, 2002.
  13. Межеветинова Е.А. Предменструальный синдром и комбинированные оральные контрацептивы. Гинекология 2002;4(2):250–53.
  14. Вознесенская Т.Г. Антидепрессанты в клинической практике. Лечение нервных болезней 2000;1:8–13.
  15. Лазарев Н.В., Люблина З.И., Розий М.А. Состояние неспецифического повышения сопротивляемости. Пат. физиол. и эксперим. терапия. 1981;3:16–24.
  16. Каплан Е.Я., Цыренжанова О.Д., Шабанова Л.Н. Оптимизация адаптивных процессов организма. М., 1990. 94 с.
  17. Ramachandran U., Divekar H.M., Grover S.K., Srivastava K.K. New experimental model for the evaluation of adaptogenic products. J. Ethnopharmacol. 1990;29:275–71.
  18. Барнаулов О.Д. Женьшень и другие адаптогены. Изд-во «ЭЛБИ-СПб», 2001. 138 с.
  19. Лесиовская Е.Е., Пастушенков Л.В. Фармакотерапия с основами фитотерапии: Учеб. пособие для студентов фарм. фак. и вузов. 2-е изд. М. ,2003. 584 с.
  20. Яременко К. В. Оптимальное состояние организма и адаптогены. Руководство для врачей. СПб., 2007. 130 с.
  21. Турищев С. Формирование вектора психического комфорта фитосредствами. Врач. 2008;3:43–45.

Об авторах / Для корреспонденции

О.А. Мубаракшина – к.м.н., ассистент кафедры клинической фармакологии ВГМА им. Н.Н. Бурденко, Воронеж; e-mail: mubarakshina@mail.ru
М.Н. Сомова – к.м.н., доцент кафедры клинической фармакологии ВГМА им. Н.Н. Бурденко, Воронеж; e-mail: somova_marina@inbox.ru
Ю.М. Дронова – к.м.н., ассистент кафедры клинической фармакологии ВГМА им. Н.Н. Бурденко, Воронеж; e-mail: y.dronova@yandex.ru
Э.А. Мубаракшин – врач гинекологического отделения БУЗ «Воронежская городская клиническая больница скорой медицинской помощи №8», Воронеж; e-mail: edwardmub@mail.ru

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь