Профилактика рака предстательной железы. Современные тенденции

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/urology.2018.6.164-167

31.12.2018
99

1 ГБУ РО «Городская клиническая поликлиника № 6», Рязань, Россия; 2 МЦ «Гармония», Рязань, Россия

Интерес к профилактике рака предстательной железы (РПЖ) обусловлен высокой частотой возникновения и медленным ростом опухоли. Несмотря на отсутствие клинических рекомендаций по профилактике РПЖ, появляется все больше работ, посвященных этой теме.
Так как профилактика РПЖ подразумевает длительный прием, наиболее подходящими считаются вещества, полученные из пищевых продуктов.
Два наиболее известных и изученных из них – индол-3-карбинол (I3C), получаемый из растений семейства крестоцветных, и эпигаллокатехин-3-галлат (EGCG), содержащийся в зеленом чае. В качестве источника I3C и EGCG возможно применение биологически активной добавки ПростаДоз. Также в состав препарата входят экстракт плодов карликовой пальмы, витамин Е, цинк, селен. ПростаДоз практически не имеет противопоказаний, не оказывает токсического воздействия на организм даже при длительном применении, не вызывает осложнений и может рассматриваться в качестве перспективного профилактического и терапевтического средства при РПЖ и простатической интраэпителиальной неоплазии (PIN).

Рак предстательной железы (РПЖ) – распространенное заболевание, занимает второе место в структуре онкологических заболеваний у мужчин [1]. Для РПЖ характерны высокая частота возникновения и медленный рост. Отмечается устойчивый рост заболеваемости РПЖ – на 3% в год. Ежегодно в мире выявляется свыше 400 тыс. новых случаев РПЖ и около 200 тыс. человек каждый год умирают от рака простаты [2].

Перерождение нормальной ткани в опухолевую зависит от ряда внутренних и внешних факторов и занимает от 3 до 20 лет. Промежуток времени, в течение которого здоровая ткань трансформируется в клинически и патологически значимый РПЖ, которому предшествуют процессы простатической интраэпителиальной неоплазии низкой (LPIN) и высокой (HPIN) степеней, составляет порядка 23–30 лет [2].

Промежуток времени, в течение которого здоровая ткань трансформируется в клинически и патологически значимый РПЖ, которому предшествуют процессы простатической интраэпителиальной неоплазии низкой (LPIN) и высокой (HPIN) степеней, составляет порядка 23–30 лет [2].

В настоящее время нельзя дать четких рекомендаций по профилактическим и диетическим мероприятиям, направленным на снижение риска развития РПЖ [3]. Однако, несмотря на это, появляется все больше работ, указывающих на то, что профилактический подход к таким опухолям особенно актуален и перспективен [3].

Причины возникновения РПЖ крайне многообразны и окончательно не установлены. Среди основных патогенетических аспектов развития РПЖ можно выделить следующие:

  • в трансформированных клетках простаты наблюдаются многочисленные изменения экспрессии (синтеза) генов, которые контролируют пролиферацию: повышение уровня факторов роста и их рецепторов; активация сигнальных каскадов, ассоциированных с андрогеновыми рецепторами и рецепторами эстрогенов; повышение активности эмбриональных сигнальных путей, характерных для стволовых клеток (что обеспечивает пролиферацию, миграцию, метастатическую активность);
  • нарушение экспрессии генов и, соответственно, продукции белков, контролирующих апоптоз (данный механизм обеспечивает выживание опухолевых клеток, развитие резистентности к химиотерапевтическим препаратам);
  • генетические мутации и эпигенетические факторы [2].

Для опухоли в целом характерны патологический клеточный рост и неоангиогенез, нарушение апоптоза, способность к инвазии и метастазированию. В настоящее время к этим признакам добавляется воспалительный компонент (неинфекционное «асептическое» воспаление из-за активации провоспалительных сигнальных каскадов в клетках с аномально высокой пролиферацией) и наличие особой категории недифференцированных опухолевых клеток – «опухолевые стволовые клетки» (являются родоначальником и своеобразным резервным пулом растущей злокачественной опухоли) [2].

Необходимо отметить, что в трансформированной клетке выходит из строя не один, а несколько регуляторных молекулярных механизмов, что позволяет ей избежать программируемой клеточной гибели (апоптоза) и дать начало опухоли [2].

Современные подходы к профилактике РПЖ направлены на предупреждение ранней активации гипер- и неопластических процессов, а значит, в том числе и правильное лечение воспалительных заболеваний данного органа.

Классические представления о механизмах канцерогенеза в простате базируются на ключевой роли андрогенных рецепторов, которые рассматривались в качестве единственного фактора в развитии опухоли простаты и как следствие – основной лекарственной мишени, на блокирование которой должно быть направлено действие лекарственных препаратов. Действительно, андрогены и андрогенные рецепторы служат ключевым элементом развития РПЖ, поэтому андрогенная блокада остается терапией выбора при диссеминированном РПЖ уже многие десятилетия. Андрогенная блокада примерно в 80% случаев приводит к успеху – подавляется клеточная пролиферация и индуцируется апоптоз. Однако спустя 12–18 (максимум 36) мес. у всех пациентов регистрируют рецидив заболевания и развивается гормона...

Список литературы

1. Ferlay J. et al. Cancer incidence and mortality worldwide: sources, methods and major patterns in GLOBOCAN 2012. Int. J. Cancer, 2015. 136:E359.

2. Pal’tsev M.A., Kiselev V.I., Muyjnek E.L. The molecular targets in prevention and treatment of benign prostatic hyperplasia and prostate cancer. M.: Izd-vo Dimitreid Grafik Grup., 2009. 484 p. Russian (Пальцев М.А., Киселев В.И.,Муйжнек Е.Л. Молекулярные мишени в профилактике и лечении гиперплазии и рака предстательной железы. М.: Изд-во Димитрейд График Групп, 2009. 484 с.).

3. Clinical guidelines of European Association of Urology. 2018. Russian (Клинические рекомендации Европейской ассоциации урологов. 2018).

4. Thompson I. M. Jr., Goodman P.J., Tangen C. M., et al. Long-Term Survival of Participants in the Prostate Cancer Prevention Trial. N Engl J Med. 2013;369:603–610.

5. Klein E.A., Thompson I.M., Lippman S.M., Goodman P.J., Albanes D., Taylor Ph.R., Coltman C. SELECT: the selenium and vitamin E cancer prevention trial. Urol. Oncol. 2003;21:59–65.

6. Gaziano M., Glynn R.J., Christen W.G. et al. Vitamins E and C in the Prevention of Prostate and Total Cancer in Men: The Physicians’ Health Study II, a Randomized Controlled Trial. JAMA. 2009;301(1): 52–62.

7. Leitzmann M.F., Stampfer M.J., Michaud D.S. et al. Dietary intake of omega-3 and omega-6 fatty acids and the risk of prostate cancer. Am J Clin Nutr. 2004; 80:204–216.

8. Michnovicz J.J., Bradlow H.L. Induction of estradiol metabolism by dietary indole-3-carbinol in humans. Int J Obes Relat Metab Disord, 1998. 22(3): Р. 227–229.

9. Wattenberg L.W., Laub W.D. Inhibitors of polycyclic hydrocarbon induced neoplasia by naturally occurring indoles. Cancer Res. 1978;38:1410–1413.

10. Chinni S.R., Sarkar F.H. Akt inactivation is a key event in indole-3carbinol-induced apoptosis in PC-3 cells. Clin Cancer Res. 2002;8(4):1228–1236.

11. Brandi G., Paiardini M., Cervasi В., et al. A new indole-3-carbinol tetrameric derivative inhibits cyclin-dependent kinase 6 expression, and induces G1 cell cycle arrest in both estrogen-dependent and estrogen-independent breast cancer cell lines. Cancer Res. 2003;15:63(14):4028–4036.

12. Cover С.М., Hsieh S.J., Cram E.J. et al. lndole-3-carbinol and tamoxifen cooperate to arrest the cell cycle of MCF-7 human breast cancer cells. Cancer Res. 1999;15: 59(6): 1244–1251.

13. Coll D.A., Rosen C.A., Auborn K. et al. Treatment of recurrent respiratory papillomatosis with indole-3-carbinol. Am J Otolaryngol. 1997;18(4): 283–285.

14. Stanley M. Genital human papillomavirus infections-current and prospective therapies. J Natl Cancer Inst Monogr. 2003;31:117–124.

15. Soldatskyi Y.L., Kiselev V.I., Onufrieva E.K. et al. An analysis of efficiency of anti-recurrence therapy of juvenile respiratory papillomatosis with using of indinol. Vestnik otorinolaringologii. 2006;1:46–48. Russian (Солдатский Ю.Л., Киселев В.И., Онуфриева Е.К. и др. Анализ эффективности противорецидивной терапии ювенильного респираторного папилломатоза при помощи индинола. Вестник оториноларингологии. 2006;1:46–48).

16. Rosen C.A., Bryson P.C. Indole-3-carbinol for recurrent respiratory papillomatosis: long-term results. J Voice. 2004;18(2):248–253.

17. Chinni S.R., Sarkar F.H. Akt inactivation is a key event in indole-3carbinol-induced apoptosis in PC-3 cells. Clin Cancer Res. 2002;8(4):1228–1236.

18. Michnovicz J.J. Environmental modulation of estrogen metabolism in humans. Int. Clin. Nutr. Intern J Obesity. 1998;22:227–229.

19. Michnovicz J.J., Adlercreutz H., Bradlow H.L. Changes in levels of urinary estrogen metabolites after oral indole-3-carbinol treatment in humans. J Natl Cancer Inst. 1997;89(1):718–723.

20. Nelson W.G., De-Marzo A.M., Isaacs W.B. Prostate cancer. N Engl J Med. 2003;349:366–381.

21. Jeong W.S., Kim I.W., Hu R. et al. Modulatory properties of various natural chemopreventive agents on the activation of NF-kappaB signaling pathway. Pharm Res. 2004;21(4): 661–670.

22. Vayalil P.K., Katiyar S.K. Treatment of epigallocatechin-3-gallate inhibits matrix metalloproteinases-2 and -9 via inhibition of activation of mitogen-activated protein kinases, c-jun and NF-kappaB in human prostate carcinoma DU-145 cells. Prostate. 2004;59(1):33–42.

23. Garbisa S., Sartor L, Biggin S, et al. Tumor gelatinases and invasion inhibited by the green tea flavanol epigallocatechin-3-gallate. Cancer. 2001;91:822–832.

24. Tang F.Y., Nguyen N., Meydani M. Green tea catechins inhibit VEGF-induced angiogenesis in vitro through suppression of VE-cadherin phosphorylation and inactivation of Akt molecule. Int J Cancer. 2003;10 106(6): 871–878.

25. Shaheen R.M., Davis D.W., Liu W. et al. Antiangiogenic therapy targeting the tyrosine kinase receptor for vascular endothelial growth factor receptor inhibits the growth of colon cancer liver metastasis and induces tumor and endothelial cell apoptosis. Cancer Res. 1999;59(21):5412–5416.

26. Bettuzzi S. Chemoprevention of human prostate cancer by oral administration of green tea catechins in volunteers with highgrade prostate intraepithelial neoplasia: a preliminary report from a one-year proof-of-principle study. Cancer Res. 2006;66:1234–1240.

27. Bettuzzi S., Brausi M. et al. Chemopreventation of human prostate cancer by oral administration of green tea catehinahius in volonteers with high-grade PIN: Apreliminary report from a one-year proof-of-principle study. Cancer Res. 2006;66(2):1234–1240.

28. Brausi M., Rizzi F., Bettuzzi S. Chemoprevention of human prostate cancer by green tea catechins: two years later. A follow-up update. Eur Urol. 2008;54(2):472–473.

29. Alyaev Yu.G., Rapoport L.M., Tsarichenko D.G. et al. Prostadoz – an opportunity for preventive therapy of prostate cancer? Urologiia. 2015;6. Russian (Аляев Ю.Г., Рапопорт Л.М., Цариченко Д.Г. и др. Простадоз –возможность превентивной терапии рака простаты? Урология. 2015;6).

30. Rapoport L.M., Tsarichenko D.G., Ganja T.M. A role of Prostadoz in prevention of prostate cancer in high-grade prostatic intraepithelial neoplasia. Effectivnaya farmakoterapia. Urologia i nefrologia. 2017;4(34). Russian (Рапопорт Л.М., Цариченко Д.Г., Ганжа Т.М. Роль средства ПростаДоз в cпредотвращении рака предстательной железы при простатической интраэпителиальной неоплазии высокой степени. Эффективная фармакотерапия. Урология и Нефрология.2017;4(34).

Об авторах / Для корреспонденции

А в т о р д л я с в я з и: Е. И. Карпов – к.м.н., уролог, ГБУ РО «Городская клиническая поликлиника № 6», главный врач МЦ «Гармония»; Рязань, Россия; e-mail: urologkarpov@yandex.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь