Распространенность, факторы риска и клинические аспекты диспепсии у жителей Красноярска старше 45 лет

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/pharmateca.2018.9.62-65

15.10.2018
76

1) Федеральный исследовательский центр «Красноярский научный центр» Сибирского отделения Российской академии наук (ФИЦ КНЦ СО РАН), Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера (НИИ МПС), Красноярск; 2) Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава России, лечебный факультет, кафедра поликлинической терапии, семейной медицины и ЗОЖ с курсом ПО, Красноярск

Обоснование. Диспепсия является одной из наиболее актуальных проблем в клинике внутренних болезней.
Цель исследования. Изучение эпидемиологическим методом распространенности и факторов риска неисследованной диспепсии у жителей Красноярска старше 45 лет. Методы. Распространенность и факторы риска диспепсии были оценены у 801 жителя
(387 мужчин, 414 женщин) Красноярска в возрасте старше 45 лет (клинический осмотр, определение антител к Helicobacter pylori в
сыворотке крови). Результаты. Неисследованная диспепсия регистрировалась у 24,8% обследованных лиц. Факторами риска диспепсии были инфекция H. pylori, возраст старше 55 лет, курение табака, применение нестероидных противовоспалительных средств и/или аспирина. Заключение. Диспепсия является значительной медицинской проблемой для населения Красноярск – административного и промышленного центра Восточной Сибири.

Проблема диспепсии продолжает находиться в центре внимания гастроэнтерологов. В современных работах уточняются вопросы ее распространенности [1, 2], обсуждаются детали патогенеза [3], заключаются новые консенсусы [4], дискутируются различные аспекты ведения пациентов с этой патологией [5]. В России в настоящее время наблюдается определенная активизация исследований функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта.

Целью исследования стало изучение эпидемиологическим методом распространенности и факторов риска неисследованной диспепсии у жителей Красноярска старше 45 лет.

Методы

Работа выполнена в Советском районе Красноярска на базе МБУЗ «Городская поликлиника № 14» на основании случайной выборки пациентов. Конкретный список лиц для исследования был определен при помощи таблицы случайных чисел на основании списков взрослого населения, прикрепленного к поликлинике. При этом выборка осуществлена отдельно для мужчин и женщин, а также отдельно для каждой из возрастных групп.

Всего клинический осмотр с интервъюированием и фиксацией полученной информации в стандартных анкетах, которые позволяли регистрировать данные социального статуса, анамнеза, жалоб, объективного статуса, проведен в отношении 801 человека (387 мужчин, 414 женщин) с охватом 94,2%. Средний возраст обследованных пациентов составил 55,3 года.

Изучение диспепсии осуществлено в соответствии с рекомендациями Римских критериев-III. Под диспепсией понимали комплекс клинических симптомов в эпигастральной области, возникших не менее чем за 6 месяцев до постановки диагноза и имевших место в течение последних 3 месяцев. Выделены болевой вариант и поспрандиальая диспепсия [6]. С учетом того, что эндоскопическое обследование пациентов не применялось, в соответствии с рекомендациями AGA мы рассматривали диспепсию как неисследованную диспепсию (uninvestigated dyspepsia) [7]

Согласно Хельсинкской декларации, регламентирующей проведение научных исследований, обследование пациентов осуществлено при подписании информированных согласий. Исследование было одобрено этическим комитетом ФГБУ НИИМПС СО РАМН, протокол № 9 от 15.05.2014.

Всем (801 пациенту) было проведено определение антител к Helicobacter pylori в сыворотке крови при помощи иммуноферментного анализа на ИФА-анализаторе «СтатФакс-3000» с использованием тест-системы реактивов фирмы «Биохит» (Финляндия). В соответствии с инструкцией фирмы-производителя титры антител к H. pylori ≥30 EIU считали положительным результатом, <30 EIU – отрицательным.

Статистическая обработка результатов проведена на персональном компьютере при помощи пакета прикладных программ «Statistica» (версия 7,0) и SPSS v.12.0. Вычислялись средняя арифметическая (М), среднее квадратичное отклонение (s), средняя ошибка средней арифметической (m). Достоверность различий средних определена в доверительном интервале более 95% с помощью t-критерия Стьюдента. Для анализа статистической значимости различий качественных признаков использовано вычисление отношения шансов (ОШ) и доверительного интервала (ДИ) для ОШ. Достоверным считался уровень значимости при р≤0,05.

Результаты исследования

Неисследованная диспепсия регистрировалась у 24,8% обследованных лиц (24,4% – у женщин; 25,3% – у мужчин). У мужчин по сравнению с женщинами в 1,6 раза чаще встречалась болевая форма диспепсии (ОШ=0,56; ДИ – 0,35–0,91; р<0,02), тогда как у женщин, напротив, отмечалась тенденция к превалированию постпрандиальной формы (ОШ=1,45; ДИ – 0,98–2,15; р=0,08).

Фактором риска диспепсии в нашей работе был возраст старше 55 лет.

У пациентов в возрасте до 55 лет частота патологии составила 17,2%, в возрасте старше 55 лет – 31,9% (ОШ=0,44; ДИ – 0,32–0,66; р<0,001). Увеличение распространенности диспепсии с возрастом происходило за счет возрастания доли постпрандиальной диспепсии (табл. 1). Другими факторами риска диспепсии оказались курение табака, прием нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) и/или аспирина. Пациенты с диспепсией в 2,6 раза чаще, чем лица без диспепсии, принимали ингибиторы протонной помпы (ИПП). Частота инфекции H. pylori была отчетливо ассоциирована с диспепсией. Эта закономерность в одинаковой степени определялась среди мужчин и женщин (табл. 2).

Обсуждение

Наиболее адекватно распространенность диспепсии проанализрована в мета-анализе A.C. Ford et al., опубликованном в Gut в 2015 г. Авторы отобрали 100 публикаций из различных стран мира, включивших 312 тыс. пациентов. Распространенность неисследованной диспепсии составила, по материалам этого исследования, 21,0%. Факторами риска этой патологии были курение табака, применение НПВП и инфекция H. pylori [8]. Следует подчеркнуть, что распространенность диспепсии значительно варьируется в различных регионах мира [9], что объясняется влиянием этнических факторов [10].

Распространенность функциональной диспепсии значительно более низкая, чем таковая неисследованной диспепсии. Например, в работе, опубликованной в 2018 г., распространенность функциональной диспепсии была равной в США 12%, в Канаде и Великобритании – 8% [2].

Клинические аспекты ведения пациентов с диспепсией оптимально представлены в Римских критериях-IV [11]. Диагностический алгоритм Римских критериев-IV предусматривает тщательный анализ симптомов, определение инфекции H. pylori, фиброгастродуоденоскопию. До эндоскопии врач может оперировать диагнозом неисследованной диспепсии. Диагноз функциональной диспепсии требует исключения органической патологии (рис. 1).

Терапия диспепсии остается сложной задачей. Следует учитывать, что синдром перекреста различных функциональных расстройств вносит значительные коррективы в принципы ведения больных [12, 13]. Римские критерии-IV предполагают, что для пациентов с превалированием постпрандиальной диспепсии предпочтительной группой препаратов считаются прокинетики, лицам с доминированием болевого синдрома следует чаще применять ИПП. Необходима эрадикация H. рylori при ведении пациентов с диспепсией [14] (рис. 2).

Заключение

Распространенность неисследованной диспепсии в обследованной популяции составила 24,8%. Факторами риска диспепсии были возраст старше 55 лет, курение табака, прием НПВП и/или аспирина и инфекция H. рylori.

У мужчин чаще регистрировалась болевая, у женщин – постпрандиальная формы диспепсии. Полученные данные свидетельствуют, что диспепсия является значительной медицинской проблемой для населения Красноярска – административного и промышленного центра Восточной Сибири.

Список литературы

1. Mahadeva S., Ford A.C. Clinical and epidemiological differences in functional dyspepsia between the East and the West. Neurogastroenterol. Motil. 2016;28(2):167–74.

2. Aziz I., Palsson O.S., Törnblom H., et al. Epidemiology, clinical characteristics, and associations for symptom-based Rome IV functional dyspepsia in adults in the USA, Canada, and the UK: a cross-sectional population-based study. Lancet Gastroenterol. Hepatol. 2018;3(4):252–62.

3. Tack J., Carbone F. Functional dyspepsia and gastroparesis. Curr. Opin. Gastroenterol. 2017;33(6):446–54.

4. Moayyedi P.M., Lacy B.E., Andrews C.N., et al. ACG and CAG Clinical Guideline: Management of Dyspepsia. Am. J. Gastroenterol. 2017;112(7):988–1013.

5. Talley N.J., Walker M.M., Holtmann G. Functional dyspepsia. Curr. Opin. Gastroenterol. 2016;32(6):467–73.

6. Tack J., Talley N.J., Camilleri M., et al. Functional gastroduodenal disorders. Gastroenterology. 2006;130(5):1466–79.

7. Talley N.J., Vakil N.B., Moayyedi P. American gastroenterological association technical review on the evaluation of dyspepsia. Gastroenterology. 2005;129(5):1756–80.

8. Ford A.C., Marwaha A., Sood R., Moayyedi P. Global prevalence of, and risk factors for, uninvestigated dyspepsia: a meta-analysis. Gut. 2015;64(7):1049–57.

9. Ghoshal U.C., Singh R., Chang F.Y., et al.; Functional Dyspepsia Consensus Team of the Asian Neurogastroenterology and Motility Association and the Asian Pacific Association of Gastroenterology. Epidemiology of uninvestigated and functional dyspepsia in Asia: facts and fiction. J. Neurogastroenterol. Motil. 2011;17(3):235–44.

10. Агеева Е.С., Штыгашева О.В., Рязанцева Н.В., Цуканов В.В. Молекулярно-генетические факторы, влияющие на исход инфицирования Helicobacter pylori у жителей республики Хакасия. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2010;20(4):16–21.

11. Stanghellini V., Chan F.K., Hasler W.L., et al. Gastroduodenal Disorders. Gastroenterology. 2016;150(6):1380–92.

12. Quigley E.M., Lacy B.E. Overlap of functional dyspepsia and GERD-diagnostic and treatment implications. Nat. Rev. Gastroenterol. Hepatol. 2013;10(3):175–86.

13. Цуканов В.В., Онучина Е.В., Васютин А.В., и др. Клинические аспекты гастроэзофагальной рефлюксной болезни у лиц пожилого возраста: результаты 5-летнего проспективного исследования. Терапевтический архив. 2014;86(2):23–6.

14. Цуканов В.В., Амельчугова О.С., Каспаров Э.В., и др. Роль эрадикации Helicobacter Pylori в профилактике рака желудка. Терапевтический архив. 2014;86(8):124–27.

Об авторах / Для корреспонденции

Автор для связи: В.В. Цуканов – д.м.н., проф., зав. клиническим отделением патологии пищеварительной системы у взрослых и детей ФИЦ КНЦ СО РАН НИИ МПС, Красноярск, Россия; e-mail: gastro@impn.ru

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь