Роль пресепсина в оценке тяжести и эффективности лечения гнойного пиелонефрита

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/urology.2018.5.22-26

13.12.2018
79

1 ФГБОУ ВО АГМУ Минздрава РФ, Барнаул, Россия; 2 ФГБУ «НМИЦ гематологии» МЗ РФ, Барнаул, Россия
Цель исследования: определить значимость исследования уровня пресепсина в крови для диагностики ранней стадии уросепсиса, оценки тяжести и эффективности лечения данного осложнения. Материалы и методы. В период с 2017 по 2018 г. проведено проспективное контролируемое рандомизированное когортное исследование с участием 32 человек (6 мужчин, 26 женщин) в возрасте от 20 до 60 лет. Пациенты были разделены на две рандомизированные группы в зависимости от использованных методов лечения, состоявшие из пациентов с уже диагностированным гнойным пиелонефритом или подозрением на него. В первой группе пациенты были пролечены консервативно, во второй проводилось оперативное лечение ввиду неэффективности консервативного лечения. В обеих группах мы оценивали уровень пресепсина, сравнивали с выраженностью клинических проявлений острого пиелонефрита и выбора адекватного лечения. Результаты. Уровень пресепсина в первой группе при поступлении составил в среднем 338,4 пг/мл (норма – 97 пг/мл), во второй – 501,125 пг/мл. Уровень пресепсина на 6–7-е сутки достоверно снизился в обеих группах (р<0,005) и составил в первой группе 120,4 пг/мл, во второй – 66,875. Следовательно, по данным клинико-лабораторного обследования, у больных острым гнойным пиелонефритом, получавших комплексную терапию, удалось ликвидировать признаки гнойного воспаления в почках без оперативного лечения, что подтверждено положительной динамикой снижения температуры тела, уменьшением болевых ощущений, нормализацией показателей крови (лейкоциты, СОЭ) и мочи (белок, лейкоциты) за счет своевременного определения показателей пресепсина. Обсуждение. Проанализировав группы, видим, что выздоровление наступило в обеих группах, но имеются различия в сроках лечения в зависимости от выбранной тактики лечения. При помощи исследования уровня пресепсина мы определили: В первой группе уровень пресепсина – 338,4 пг/мл (в 1,5 раза меньше, чем в группе оперированных, р<0,005), что указывает на возможное развитие системной инфекции. В этой группе удалось избежать оперативного лечения без фатальных последствий. Во второй группе больных, которые подвергались оперативному лечению, уровень пресепсина в предоперационном периоде в среднем составил 501,125 пг/м, что указывает на умеренный риск развития системной инфекции (тяжелого сепсиса) и повышенный риск неблагоприятного исхода, поэтому пациентам было рекомендовано оперативное лечение. Таким образом, определение уровня пресепсина способствует выбору тактики лечения. Заключение. Оценка уровня пресепсина необходима для определения тактики лечения, так как клиническая и лабораторная картина не всегда доставерно отражает изменения в почках.

Введение. Инфекции почек и мочевыводящих путей (ИМП) представляют собой многочисленную группу в структуре урологической патологии, занимающую второе место среди всех инфекционных заболеваний человека. По данным, полученным в США, ИМП служат причиной 7 млн посещений, в том числе более 1 млн экстренных обращений к специалистам ежегодно [1]. В Российской Федерации заболеваемость гломерулярными и тубулоинтерстициальными болезнями почек (ГТБП) и ИМП также имеет широкую распространенность, составив 67% от всех заболеваний мочевыводящих путей, став для больных данной патологией одной из ведущих причин снижения качества жизни и инвалидизации [2]. В Алтайском крае уровень заболеваемости ГТБП в 2007–2016 гг. превысил соответствующий показатель по РФ в 1,6 раза [3], что объясняет наш интерес к этой проблеме.

Острый пиелонефрит, удельный вес которого в структуре заболеваний почек составляет 10–15%, описан как неспецифическое инфекционно-воспалительное заболевание почек, при котором в процесс вовлекаются преимущественно чашечно-лоханочная система и тубулоинтерстициальная зона, при этом наиболее тяжелые гнойные его формы развиваются примерно у трети больных [4]. Отмечается, что гнойно-деструктивный вариант острого пиелонефрита часто становится причиной развития тяжелого осложнения – уросепсиса [5]. Летальность от гнойного пиелонефрита достигающая 28–80%, имеет тенденцию к росту [6]. Последнее осложнение может формироваться при любом гнойном урологическом заболевании, но чаще всего возникает при нарушении уродинамики с ИМП, гнойных формах пиелонефрита, задержке мочи с мочевой инфекцией, а также при остром простатите, чему способствует дренирование мочевыводящих путей уретральными катетерами и стентами, в том числе при востребовании открытых дренажных систем [7].

Одной из важных проблем в урологии считаются своевременная диагностика гнойно-деструктивного пиелонефрита и его осложнения в виде уросепсиса. Все известные методы исследований выявляют уже сформированный гнойный процесс, что объясняет поиск новых высокоспецифичных и чувствительных маркеров их развития. Имеющиеся методы диагностики не всегда позволяют выявлять раннее начало гнойного процесса в почках. Ранее активного исследования уровня пресепсина для дифференциации гнойного пиелонефрита и определения тактики лечения не проводилось.

Как известно, культуральные, серологические и молекулярно-биологические методы диагностики сепсиса требуют от одних до нескольких суток [8], что обусловливает задержку начала должного лечения, а такая отсрочка может иметь фатальные последствия. Возможность сокращения диагностического процесса исследователи видят в оперативном определении концентрации ряда неспецифических маркеров инфекционного процесса, таких как С-реактивный белок (СРБ), прокальцитонин, интерлейкин-6 (ИЛ-6) и некоторые другие [9]. Наше внимание привлек относительно новый молекулярный маркер – пресепсин, по данным ряда авторов, способный рано, уже при поступлении пациента с подозрением на сепсис, представлять точную информацию о наличии этого осложнения, его тяжести, прогнозе развития и эффективности проводимой терапии [10].

Цель исследования: определить значимость исследования уровня пресепсина в крови для диагностики ранней стадии уросепсиса, оценки тяжести и эффективности лечения данного осложнения.

Материалы и методы. В период с 2017 по 2018 г. на базе кафедры специализированной хирургии по урологии, травматологии и офтальмологии на базе ГБ № 11 (г. Барнаул) проведено проспективное контролируемое рандомизированное когортное исследование с участием 32 больных в возрасте от 20 до 60 лет (6 мужчин, 26 женщин). Работа была одобрена локальным этическим комитетом ФГБОУ ВО «Алтайский государственный медицинский университет» Минздрава России, все участники подписали информированное согласие.

В исследование вошли пациенты с уже диагностированным гнойным пиелонефритом или подозрением на него. Группы были рандомизированы в зависимости от использованных методов лечения (рандомизация осуществлена с использованием генератора случайных чисел при помощи программы «Random Microsoft Excel» [11]. В первой группе (n=16) проведена только консервативная терапия, во второй (n=16) – оперативное лечение вследствие неэффективной консервативной терапии.

Все выделенные когорты были сопоставимыми по возрасту, полу, этнической принадлежности.

Критерии включения: пациенты обоего пола в возрасте от 20 до 60 лет; отсутствие гнойно-воспалительных процессов вне почек; наличие признаков гнойного процесса в почках (карбункул почки, апостематозный пиелонефрит) по данным обследований.

Критерии исключения: бе...

Список литературы

1. Horwitz D., McCue T., Mapes A.C., Ajami N.J., Petrosino J.F., Ramig R.F. et al. Decreased microbiota diversity associated with urinary tract infection in a trail of bacterial interference. J Infect 2015;71(3):358–367. Doi: 10.1016/ j.jinf.2015.05.014.

2. Yakovlev S.V., Suvorova M.P. Nosocomial infections. Urologiia. 2016;(S3): 45–64. Russian (Яковлев С.В., Суворова М.П. Нозокомиальные инфекции мочевыводящих путей. Урология. 2016;(S3): 45–64).

3. Sursyakova K.I., Safiyanova T.V. Some epidemilogic features of glomerular and tubular intersticial kidney diseases and urinary tract infections in Altai region. Eksperimental’naya i klinicheskaya urologiia. 2017;4:6–10. Russian (Сурсякова К.И., Сафьянова Т.В. Некоторые эпидемиологические особенности заболеваемости гломерулярными и тубулоинтерстициальными болезнями почек и инфекциями мочевыводящих путей в Алтайском крае. Экспериментальная и клиническая урология. 2017;4:6–10).

4. Glybochko P.V., Alyaev Y.G. Integrative urology. A guide for physicians. M.: Medforum, 2014. 432 с. Russian (Глыбочко П.В., Аляев Ю.Г. Интегративная урология. Руководство для врачей. М.: Медфорум, 2014. 432 с.).

5. Alferov S.M., Grishin M.A., Durnikin A.M. Purulent and destructive pyelonephritis, complicated by urosepsis and acute renal failure. Urologicheskie vedomosti. 2016;9–11. Russian (Алферов С.М., Гришин М.А.,Дурникин А.М. Гнойно-деструктивные формы пиелонефрита, осложненные уросепсисом и острой почечной недостаточностью Урологические ведомости. 2016;9–11).

6. Glybochko P.V., Alyaev Y.G. Urology in practice. M: ID «Medforum». 2012;352 p. Russian (Глыбочко П.В., Аляев Ю.Г. Практическая урология М.: ИД «Медфорум». 2012;352 с.).

7. Sinyakova L.A., Kosova I.V., Dementieva A.V. Principles of prophylaxis and treatment of urinary tract infection. Urologiia. 2008;6:79–83. Russian (Синякова Л.А., Косова И.В., Дементьева А.В. Принципы профилактики и лечения мочевой инфекции. Урология. 2008;6:79–83).

8. Chebotkevich V.N., Kaytandgan E.I., Burylev V.V., Shchetinkina E.E. Current methods of laboratory diagnosis in sepsis. Klin microbiol antimicrob himioter. 2013;15(4):296. Russian (Чеботкевич В.Н., Кайтанджан Е.И., Бурылев В.В.,Щетинкина Е.Е. Современные методы лабораторной диагностики сепсиса. Клин микробиол антимикроб химиотер. 2013;15(4):296).

9. Cohen J. Diagnosis of infection in sepsis: An evidencebased review. J. Cohen C. Brun-Buisson. Crit. Care Med. 2004;32(11 (Suppl. 11):466–494.

10. Endo S., Suzuki Y., Takahashi G., Shozushima T., Ishikura H., Murai A., et al. Presepsin as a powerful monitoring tool for the prognosis and treatment of sepsis: a multicenter prospective study. J Infect Chemother 2014;20:30–34.

11. Fletcher R. Clinical epidemiology. Basics of Evidence-based Medicine: translation from English. R. Fletcher, S. Fletcher, E. Vagner. M.: Media Sphera, 1998. 352. Russian (Флетчер Р. Клиническая эпидемиология. Основы доказательной медицины: пер. с англ. Р. Флетчер,С. Флетчер, Э. Вагнер. М.: Медиа Сфера, 1998. 352).

12. Spanuth E., Wilhelm J., Loppnow H. et al. Utility of PATHFAST Presepsin in Septic Patients Admitted to the Emergency Room. 1st Central and Eastern European Sepsis Forum SepsEast Budapest, September 19–23, 2012.

13. Zweigner J., Schumann R.R., Weber J.R. The role of lipopolysaccharide-binding protein in modulating the innate immune response. Microbes Infect 2006;8(3):946–952. Doi: 10.1016/j.micinf.2005.10.006. PMID: 16483818.

14. Vel’kov V.V. Presepsin is novel highly effective biomarker of sepsis. Klinoko-laboratornyi consilium. Nauchno-prakticheskyi jurnal. 2012;2(42):56–62. Russian (Вельков В.В. Пресепсин – новый высокоэффективныи биомаркер сепсиса. Клинико-лабораторный консилиум. Научно-практический журнал. 2012;2(42):56–62).

15. Yaegashi Y., Shirakawa K., Sato N. et al. Evaluation of anewly identified soluble CD14 subtype as a marker for sepsis. J Infect Chemother. 2005;11(5):234–238.

16. Endo S., Suzuki Y., Takahashi G. et al. Usefulness of presepsin in the diagnosis of sepsis in a multicenter prospective study. J Infect Chemother 2012;18(6):891–7. DOI: 10.1007/s10156-012-0435-2. PMID: 22692596.

17. Martin G.S. Sepsis, severe sepsis and septic shock: changes in incidence, pathogens and outcomes. Expert Rev Anti Infect Ther 2012;10(6):701–706. Doi: 10.1586/eri.12.50. PMID: 22734959.

18. Yu Z., Liu J, Sun Q. et al. The accuracy of the procalcitonin test for the diagnosis of neonatal sepsis: a meta-analysis. Scand. J. Infect. Dis. 2010;42(10):723–733.

19. Shozushima T., Takahashi G., Matsumoto N., Kojika M., Okamura Y., Endo S.Usefulness of presepsin (sCD14-ST) measurements as a marker for the diagnosis and severity of sepsis that satisfied diagnostic criteria of systemic inflammatory response syndrome. J Infect Chemother. 2011;17:764–769.

20. Batyreva D.J., Ramazanova B.A., Beknazarova A., Alibaeva J.S., Abdraimova A.A., Nurakhova A.D., Ibraeva A.D., Batyrhanova R.S. Vestnik KazNMU. 2016;4–2016. Russian (Батырева Д.Ж., Рамазанова Б.А., Бекназарова А., Алибаева Ж.С., Абдраимова А.А., Нурахова А.Д., Ибраева Н.К., Батырханова Р.С. Вестник КазНМУ. 2016;4–2016).

21. Spanuth E., Ebelt H., Ivandic B. and Werdan K. (2011) Diagnostic and Prognostic Value of Presepsin (Soluble CD14 Subtype) in Emergency Patients with Early Sepsis Using the New Assay PATHFAST Presepsin. Proceedings of 21st International Congress of Clinical Chemistry and Laboratory Medicine, IFCC-WorldLab-EuroMedLab, Berlin, 15–19 May 2011.

22. Endo S., Suzuki Y., Takahashi G., Shozushima T., Ishikura H., Murai A., Nishida T., Irie Y., Miura M., Iguchi H., Fukui Y., Tanaka K., Nojima T.,Okamura Y. Usefulness of presepsin in the diagnosis of sepsis in a multicenter prospective study. J Infect Chemother. 2012;18(6):891–897. Doi: 10.1007/s10156-012-0435-2. Epub 2012 Jun 13.

23. Vodnik T., Kaljevic G., Tadic T., et al. Presepsin (sCD14-ST) in preoperative diagnosis of abdominal sepsis. Clin. Chem. Lab. Med. 2013;51(10):2053–2062.

Об авторах / Для корреспонденции

А в т о р д л я с в я з и: Ю. Г. Чернова – аспирант кафедры урологии и андрологии с курсами специализированной хирургии ФГБОУ ВО АГМУ Минздрава РФ, Барнаул, Россия; e-mail: yulya.samchuk14@mail.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь