Сахарный диабет, инсулин и урок нравственности. Как все было на самом деле

30.12.2017
Просмотров: 272

Медицинская академия Крымского федерального университета им В.И. Вернадского

Продолжение статьи, опубликованной в прошлом номере газеты «Московский Эндокринолог»

Дело дошло до рукоприкладства

А теперь, как все было на самом деле... Когда профессор Миллер посоветовал Бантингу обратиться к Маклеоду, и Бантинг изложил свою идею, Маклеод сказал примерно так: «Молодой человек, я знаю всю литературу по сахарному диабету. Никогда еще экстракт поджелудочной железы не приводил к лечебному эффекту. Уходите и больше никогда сюда не возвращайтесь». Бантинг ушел очень раздосадованный. Походил, подумал и снова пришел. Маклеод опять жестко ему отказал. Но у Бантинга не было выхода. Он попросил Миллера, чтобы тот снова поговорил с Маклеодом. Маклеод ответил Миллеру: «Что вы мне присылаете какого-то сумасшедшего, который хочет осчастливить все человечество? Он мне изложил свою бредовую идею. Я с ним больше не хочу разговаривать». И только после настойчивых уговоров Миллера Маклеод сказал: «Ладно, пусть придет ваш “гений”». И Бантинг пришел опять. На этот раз ему повезло: Маклеод как раз собирался на два месяца в отпуск к себе на родину, в Шотландию. Он сказал: «Хорошо. Вы просите два месяца. Я уезжаю в Шотландию отдыхать. Это время меня здесь не будет. Вот вам лаборатория, собаки, вот вам Бест, он может помочь. Но через два месяца, когда я вернусь, чтобы ноги вашей здесь не было. Потому что я знаю, что все равно ничего не получится». И уехал отдыхать.

Бантинг и Бест были под очень жестким прессом времени. Они закатали рукава, прооперировали собак, перевязали им протоки поджелудочной железы, обложились научными статьями и начали читать. Из литературы они узнали, что Маклеод был абсолютно прав. Сколько было предпринято попыток, чтобы экстрактом поджелудочной железы вылечить сахарный диабет или хотя бы снять симптомы этой болезни, – ничего не помогало. Бантинг позже писал: «Если бы я всю литературу прочитал до того, как пришел к Маклеоду, я никогда бы не стал этим заниматься». Но собаки были уже прооперированы. Экспериментаторы подождали необходимое время, взяли животных снова на операционный стол, открыли брюшную полость и с удивлением обнаружили, что с поджелудочной железой ничего не случилось. Оказывается, вместо того, чтобы использовать какой-нибудь другой шовный материал, они перевязали протоки кетгутом. Это было ошибкой: кетгут, как известно, через некоторое время рассасывается. А время идет. Скоро приедет Маклеод и выгонит Бантинга. Они в срочном порядке перевязали этих же собак шелковыми лигатурами, зашили и снова стали ждать. И тут приехал Маклеод. Спрашивает: «Где результаты?» – «Да тут такое дело. Вышла методическая ошибка. Кетгут. Еще нужно подождать». – «Так, все понятно, вон из моей лаборатории!» – «Но собаки уже прооперированы. Не оставлять же их так. Ну дайте нам еще немного времени». Еле-еле Бантингу удалось выпросить у Маклеода отсрочку.

А нужно сказать, что для проведения этих исследований Бантинг совершил еще один подвиг. Он продал все свое имущество, чтобы иметь хоть какие-то средства для экспериментов. Необходимо было приобрести расходные материалы, да хотя бы тот же кетгут нужно было купить. Фактически он пошел ва-банк.

Наконец-то у собак железы атрофировались, экстракт ввели собаке с удаленной железой, и уровень глюкозы в крови у нее начал снижаться! И когда Маклеод в очередной раз захотел прекратить эксперименты, Бантинг и Бест сказали: «Но у нас же получилось!» – «Ну-ка расскажите, что там у вас получилось». Бантинг показал результаты, и тут Маклеод понял…

Он не присвоил идею сразу же, когда Бантинг пришел к нему в первый раз, потому что не верил в положительный результат, а не потому, что был таким благородным человеком. А тут он наконец сообразил, что произошло в его лаборатории, и задействовал всех своих сотрудников, все свои связи и все финансовые возможности для того, чтобы разработать более эффективный способ выделения инсулина. Вот тогда к исследованиям и был подключен Коллип. Маклеод выступил на заседании Ассоциации американских врачей, и доклад его выглядел так, как будто открытие сделал он. Более того, он начал сразу же всячески рекламировать новый метод, а к этому у него были и способности, и возможности. Именно поэтому Нобелевский комитет через год присудил премию и ему.

Вот почему Бантинг был взбешен. Ведь Маклеод, который гнал его из лаборатории, получил премию, а Бест, внесший большой вклад, не получил. Кроме того, Бантинг считал Коллипа соратником Маклеода. И Бантинг, всегда спокойный, уравновешенный человек, был в состоянии такого стресса, что однажды в ответ на реплику Коллипа бросился на него с кулаками. Это событие говорит о том, какие страсти кипели вокруг исследований.

Судьба лауреатов

А дальше Бантинг стал национальным героем Канады. В 1923  г. в Торонтском университете было открыто научно-исследовательское отделение имени Бантинга и Беста, где работали Бантинг и Бест. В 1930 г. был создан Научно-исследовательский институт имени Бантинга, в котором работал сам Бантинг.

В 1935 г. Маклеод умер в мучениях от тяжелейшего артрита. Судьба все-таки наказала его. Но он ушел великим – Нобелевским лауреатом, победителем страшной болезни, тем более что он написал много научных трудов по сахарному диабету, обобщил большое количество материалов, сделал много исследований. Он действительно был хорошим ученым. И если бы Маклеод повел себя так, как это изложено в первой версии, никаких претензий к нему бы не было, и он бы по праву стоял рядом с Бантингом и Бестом.

Жизнь Бантинга оборвалась трагически. Уже шла Вторая мировая война, в которой авиация играла большую роль. Ученый увлекся проблемами авиационной медицины. И в 1941 году, во время тренировочного полета, самолет с Бантингом на борту потерпел катастрофу в снегах Ньюфаундленда. Экипаж не погиб сразу. Но пока самолет искали, прошло немало времени. Бантингу не суждено было дождаться спасательной партии.

Интересный момент. Бантинг предложил называть вещество, которое они выделили и имели в растворе, «ислетин», от английского слова «islet» – островок. Но Маклеод поставил последнюю терминологическую точку, сказав: «Называться он будет инсулин!» В 1953 году англичанин Фредерик Сэнгер, в будущем дважды Нобелевский лауреат, изобрел способ расшифровки аминокислотной последовательности белков. И первым белком, для которого была установлена первичная структура, стал, конечно, инсулин.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь