Влияние метаболического синдрома на течение неалкогольной жировой болезни печени

22.07.2019
9

1) Кафедра госпитальной терапии ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный медицинский университет» Минздрава России; 2) ГБУЗ Ставропольского края «Ставропольская краевая клиническая больница», гастроэнтерологическое отделение; 3) ООО «Городская поликлиника № 9», Ставрополь

Цель исследования – уточнение распространенности и влияния метаболического синдрома (МС) на картину неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП).
Материал и методы. У 208 пациентов с НАЖБП изучены распространенность и влияние МС на картину заболевания.
Результаты и заключение. МС встречался в 59,1% случаев НАЖБП и был связан с усилением дистрофических и воспалительно-некротических изменений в печени. Тяжесть стеатоза и воспаления при НАЖБП сопряжены с абдоминальным ожирением, инсулинорезистентностью и артериальной гипертензией. Проявления печеночного фиброза были зависимы от нарушений чувствительности тканей к инсулину и регуляции артериального давления.

Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) характеризуется избыточной аккумуляцией жира в печени в отсутствие употребления гепатотоксичных доз алкоголя и других причин вторичной жировой инфильтрации этого органа. Гистологические проявления заболевания варьируют от стеатоза до неалкогольного стеатогепатита, цирроза и реже гепатоцеллюлярной карциномы [1].

В последние годы НАЖБП занимает лидирующее место в структуре хронических заболеваний печени и выступает наиболее частой причиной гиперферментемии и развития криптогенного цирроза [2]. Частота НАЖБП в мире составляет 6,3–33% [3], распространенность неалкогольного стеатогепатита варьирует от 1–2 до 7–9% [4]. В России встречаемость НАЖБП достигла 37,1% [5]. Рост патологии обусловлен улучшением ее диагностики, а также увеличением частоты ассоциированного с ней метаболического синдрома (МС) [6].

В настоящее время более миллиарда людей имеют избыточную массу тела, у 300 млн диагностируется ожирение, которое служит важным предиктором формирования метаболической патологии печени [1, 7].

Предполагается, что НАЖБП представляет собой печеночную манифестацию МС, который может оказывать негативное влияние на эволюцию заболевания. Так, абдоминальное ожирение, нарушение углеводного обмена, гипер- и дислипидемия как проявления МС не только являются факторами риска развития НАЖБП, но и предположительно сопряжены с выраженностью стеатоза, формированием и утяжелением воспалительных и фибротических изменений в печени [8]. Однако взаимоотношения метаболического синдрома с особенностями течения НАЖБП изучены недостаточно.

Целью нашего исследования явилось уточнение распространенности и влияния метаболического синдрома на картину неалкогольной жировой болезни печени.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Обследовано 208 пациентов с НАЖБП (101 женщина и 107 мужчин) в возрасте от 18 до 65 лет (средний возраст 47,94±0,80 лет). У 134 из них болезнь протекала с нормальными показателями аминотрансфераз, в 74 случаях наблюдался вариант заболевания с повышением активности ферментов печени. Критерии включения: больные в возрасте от 18 до 65 лет с диагнозом НАЖБП, подтвержденным методами визуализации и/или гистологически, согласие на участие в исследовании.

К критериям исключения относились хронические заболевания печени другой этиологии, употребление алкоголя в гепатотоксических дозах, острые и обострения хронических клинически значимых соматических заболеваний, злокачественные новообразования, трансплантация органа в анамнезе, алкогольная или наркотическая зависимость, психические заболевания, отказ пациента от дальнейшего участия в исследовании.

Большинство больных (80,8%) имели нормальные значения билирубина крови; среднее сывороточное содержание аспарагиновой (АсАТ) и аланиновой аминотрансфераз (АлАТ) составило 33,97±15,2 и 46,45±2,64 ед./л соответственно. Мезенхимально-воспалительный синдром встречался у 40,4% обследованных пациентов. Показатели скорости оседания эритроцитов (СОЭ) и С-реактивного белка достигали соответственно 12,08±0,59 мм/ч и 4,87±0,27 мг/л. Биохимические признаки холестаза отмечены в 20% случаев. Стеатоз печени, верифицированный по данным УЗИ, встречался преимущественно в виде 1 (40,8%) и 2 степеней (38,5%).

Гистологическое подтверждение диагноза было выполнено у 40 пациентов НАЖБП. Морфологические изменения оценивались в соответствии с критериями E.M. Brunt и соавт., а также усовершенствованной шкалой активности неалкогольного стеатогепатита (NAS-II). Стеатоз 1, 2 и 3 степеней наблюдался в 20; 32,5 и 47...

Список литературы

  1. Chalasani N., Younossi Z., Lavine J.E., Charlton M., Cusi K., Rinella M., Harrison S.A., Brunt E.M., Sanyal A.J. The diagnosis and management of nonalcoholic fatty liver disease: practice guidance from the American association for the study of liver diseases. Hepatology. 2018; 67(1): 328–57.
  2. Du J., Ma Y.Y., Yu C.H., Li Y.M. Effects of pentoxifylline on nonalcoholic fatty liver disease: a meta-analysis. World. J. Gastroenterol. 2014; 20(2): 569–77.
  3. Younossi Z.M., Koenig A.B., Abdelatif D., Fazel Y., Henry L., Wymer M. Global epidemiology of nonalcoholic fatty liver disease – meta-analytic assessment of prevalence, incidence, and outcomes. Hepatology. 2016; 64(1): 73–84.
  4. Promrat K., Kleiner D.E., Niemeier H.M., Jackvony E., Kearns M., Wands J.R., Fava J.L., Wing R.R. Randomized controlled trial testing the effects of weight loss on nonalcoholic steatohepatitis. Hepatology. 2010; 51(1): 121–29.
  5. Ивашкин В.Т., Маевская М.В., Павлов Ч.С., Тихонов И.Н., Широкова Е.Н., Буеверов А.О., Драпкина О.М., Шульпекова Ю.О., Цуканов В.В., Маммаев С.Н., Маев И.В., Пальгова Л.К. Клинические рекомендации по диагностике и лечению неалкогольной жировой болезни печени Российского общества по изучению печени и Российской гастроэнтерологической ассоциации. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2016; 2: 24–42.
  6. Cotrim H.P., Parise E.R., Oliveira C.P., Leite N., Martinelli A., Galizzi J., Silva Rde C., Mattos A., Pereira L., Amorim W., Ivantes C., Souza F., Costa M., Maia L., Pessoa M., Oliveira F. Nonalcoholic fatty liver disease in Brazil. Clinical and histological profile. Ann. Hepatol. 2011; 10(1): 33–37.
  7. Chiang D.J., Pritchard M.T., Nagy L.E. Obesity, diabetes mellitus, and liver fibrosis. Am. J. Physiol. Gastrointest. Liver. Physiol. 2011; 300: 697–702.
  8. Chatrath H., Vuppalanchi R., Chalasani N. Dyslipidemia in patients with nonalcoholic fatty liver disease. Semin. Liver. Dis. 2012; 32(1): 22–29.
  9. Souza M.R., Diniz Mde F., Medeiros-Filho J.E., Araujo M.S. Metabolic syndrome and risk factors for non-alcoholic fatty liver disease. Arq. Gastroenterol. 2012; 49(1): 89–96.
  10. Rivera C.A. Risk factors and mechanisms of non-alcoholic steatohepatitis. Pathophysiology. 2008; 15: 109–14.
  11. Agrawal R., Mishra S., Dixit V.K., Rai S. Non-alcoholic fatty liver disease and metabolic syndrome. Indian. J. Prev. Soc. Med. 2011; 43(3): 263–66.
  12. Chalasani N., Younossi Z., Lavine J.E., Diehl A.M., Brunt E.M., Cusi K., Charlton M., Sanyal A.J.The diagnosis and management of non-alcoholic fatty liver disease: practice guideline by the American Gastroenterological Association, American Association for the Study of Liver Diseases, and American College of Gastroenterology. Gastroenterology. 2012; 142(7): 1592–609.
  13. Ghouri N., Preiss D., Sattar N. Liver enzymes, nonalcoholic fatty liver disease, and incident cardiovascular disease: a narrative review and clinical perspective of prospective data. Hepatology. 2010; 52: 1156–61.
  14. Smith B.W., Adams L.A. Nonalcoholic fatty liver disease and diabetes mellitus: pathogenesis and treatment. Nat. Rev. Endocrinol. 2011; 7: 456–65.
  15. Sironi A.M., Sicari R., Folli F., Gastaldelli A. Ectopic fat storage, insulin resistance, and hypertension. Curr. Pharm. Des. 2011; 17: 3074–80.
  16. Lopez-Suarez A., Guerrero J.M., Elvira-González J., Beltran-Robles M., Canas-Hormigo F., Bascunana-Quirell A. Nonalcoholic fatty liver disease is associated with blood pressure in hypertensive and nonhypertensive individuals from the general population with normal levels of alanine aminotransferase. Eur. J. Gastroenterol. Hepatol. 2011; 23(11): 1011–17.
  17. Tarquini R., Lazzeri C., Boddi M., Marra F., Abbate R., Gensini G.F. Non-alcoholic fatty liver disease: a new challenge for cardiologists. G. Ital. Cardiol. (Rome). 2010; 11(9): 660–69.
  18. Latea L., Negrea S., Bolboaca S. Primary non-alcoholic fatty liver disease in hypertensive patients. AMJ. 2013; 6(6): 325–30.
  19. Brea A., Puzo J. Non-alcoholic fatty liver disease and cardiovascular risk. Int. J. Cardiol. 2013; 167(4): 1109–17.
  20. Корой П.В., Ягода А.В., Сляднев С.А. Состояние адгезивной функции эндотелия при неалкогольной жировой болезни печени. Врач. 2017; 5: 19–22.
  21. Ягода А.В., Корой П.В., Сляднев С.А. Положительная корреляция уровня молекул суперсемейства иммуноглобулинов ICAM- 1, VCAM-1, PECAM-1 с показателями индекса фиброза при неалкогольной жировой болезни печени. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2017; 138(2): 45–51.
  22. Lucero D., Zago V., Lopez G. I., Graffigna M., Fainboim H., Miksztowicz V., Merono T., Belli S., Levalle O., Wikinski R., Brites F., Berg G., Schreier L. Pro-inflammatory and atherogenic circulating factors in non-alcoholic fatty liver disease associated to metabolic syndrome. Clin. Chim. Acta. 2011; 412(1-2): 143–47.
  23. Bosanska L., Michalsky D., Lacinova Z., Dostalova I., Bartlova M., Haluzikova D., Matoulek M., Kasalicky M., Haluzík M. The influence of obesity and different fat depots on adipose tissue gene expression and protein levels of cell adhesion molecules. Physiol. Res. 2010; 59(1): 79–88.
  24. Tang L., Peng H., Xu T., Wang A., Wang G., Tong W., Zhang Y. Association of biomarkers of inflammation with dyslipidemia and its components among Mongolians in China. PLoS ONE. 2014; 9(2): e89023.
  25. Thompson A.M., Zhang Y., Tong W., Xu T., Chen J., Zhao L., Kelly T.N., Chen C.S., Bazzano L. A., He J. Association of obesity and biomarkers of inflammation and endothelial dysfunction in adults in Inner Mongolia, China. Int. J. Cardiol. 2011; 150(3): 247–52.
  26. Baсun T., Belovari T., Suver M., Dobrosevic B., Glavas-Obrovac L. Effects of hyperglycemia and metformin on expression of adhesion molecules on human aortic endothelial cells. Croatica. Chemica. Acta. 2008; 81(1): 157–62.

Об авторах / Для корреспонденции

Павел Владимирович Корой, д.м.н., профессор кафедры госпитальной терапии ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 355017, г. Ставрополь, ул. Мира, д. 310. Тел.: 8 (865) 271-35-37. E-mail: paule75@yandex.ru
Сергей Александрович Сляднев, врач гастроэнтерологического отделения ГБУЗ Ставропольского края «Ставропольская краевая клиническая больница». Адрес: 355000, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 208.
Тел.: 8 (865) 271-32-12. E-mail: bboyscud2011@mail.ru
Юлия Александровна Кравченко, врач-терапевт ООО «Городская поликлиника № 9». Адрес: 355000, г. Ставрополь, пр-т Юности, д. 42. Тел.: 8 (865) 299-89-89. E-mail: rudenchy@mail.ru
Александр Валентинович Ягода, д.м.н., профессор, зав. кафедрой госпитальной терапии ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный медицинский университет» Минздрава России, заслуженный деятель науки РФ.
Адрес: 355017, г. Ставрополь, ул. Мира, д. 310. Тел.: 8 (865) 229-53-09. E-mail: аlexander.yagoda@mail.com

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь