«Акушерство и Гинекология» ISSN 2412-5679

Абортивные исходы беременности, как основная составляющая репродуктивных потерь: тенденции в российской федерации и дальневосточном федеральном округе

В.С. Ступак, М.Н. Бантьева, Е.М. Маношкина

В Российской Федерации (РФ) в структуре репродуктивных потерь доминируют прерывания беременности с абортивным исходом. Сложная демографическая ситуация в стране обусловливает необходимость анализа ситуации и поиска решений по повышению рождаемости.

Цель: Определить динамику и структуру основных репродуктивных потерь (абортов) в РФ, Дальневосточном федеральном округе (ДФО) и его регионах за 2003–2022 гг.

Материалы и методы: Материалы исследования – данные официальной статистики (форма федерального статистического наблюдения №13) в РФ, Федеральных округах и регионах ДФО за 2003–2022 гг. Метод исследования – сплошное статистическое наблюдение; рассчитывались показатели динамического ряда, использовался метод прямого ранжирования, дескриптивной статистики.

Результаты: С 2003 по 2022 гг. отмечается снижение абсолютного числа всех видов абортов в ДФО, как и в РФ в целом – на 71,32% и 76,4%, соответственно. В РФ распространенность абортов на 1000 женщин фертильного возраста снизилась на 73,0% (с 42,3 до 11,41), в ДФО – на 72,37% (с 58,3 до 16,1).

Распространенность различных видов абортов также снизилась: медицинских (легальных) абортов в РФ на 84,2%, в ДФО на 79,5%; самопроизвольных абортов в РФ на 46,8%, в ДФО на 41,0%; абортов по медицинским показаниям – в РФ на 10,4%, в ДФО на 66,0%, а по социальным показаниям – в РФ с 0,7731 до 0,0005, в ДФО с 1,2234 до 0,0021.

Заключение: В ДФО, как и в целом в РФ, в 2003–2022 гг. снизилось абсолютное число и распространенность всех видов абортов, однако уровень их остается высоким. Профилактика и успешное лечение невынашивания беременности с сохранением каждой желанной беременности является реальным резервом повышения рождаемости.

Ключевые слова: репродуктивные потери, Дальневосточный федеральный округ, аборт, самопроизвольный аборт, выкидыш, прерывание беременности, абортивный исход беременности.

Вклад авторов: Ступак В.С., Бантьева М.Н. – концепция и дизайн исследования; Бантьева М.Н. – сбор и обработка материала, статистическая обработка данных; Бантьева М.Н., Маношкина Е.М. – написание текста; Ступак В.С., Маношкина Е.М. – редактирование.

Конфликт интересов: Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Финансирование: Исследование не имело спонсорской поддержки.

Для цитирования: Ступак В.С., Бантьева М.Н., Маношкина Е.М. Абортивные исходы беременности, как основная составляющая репродуктивных потерь: тенденции в Российской Федерации и Дальневосточном федеральном округе.

Акушерство и гинекология. 2024; 4:

Одним из основных направлений государственной политики в Российской Федерации (РФ) является сохранение населения, здоровье и благополучие людей [1, 2]. В соответствии с Единым планом по достижению национальных целей развития РФ до 2024 г. и на плановый период до 2030 г. предусмотрено обеспечение устойчивого роста численности населения РФ [1], которое может быть достигнуто, в том числе, посредством увеличения рождаемости и снижения репродуктивных потерь. В понятие «репродуктивные потери» принято включать потери в процессе осуществления функции воспроизводства потомства, что означает потерю продуктов зачатия на всех этапах развития плода − в результате искусственного прерывания беременности по желанию женщины, самопроизвольного и вынужденного (по медицинским и социальным показаниям) прерывания беременности, мертворождения, а также младенческую и материнскую смерть [3−5]. Актуальность проблемы репродуктивных потерь в РФ определяется их стабильной и достаточно высокой частотой на фоне снижающихся показателей рождаемости [4]. Репродуктивные потери принципиально отличаются от смертности других возрастных групп населения с позиций потенциальной демографии, поскольку нерожденные дети и умершие младенцы представляют собой невосполнимую утрату жизненного потенциала популяции и являются безвозвратными потерями – как репродуктивного, трудового, интеллектуального, так и экономического и оборонного характера [5, 6]. Высокая медико-социальная значимость абортов обусловлена их высокой распространенностью, существенным вкладом в показатели репродуктивных потерь, материнской смертности и гинекологической заболеваемости, в том числе бесплодия [5−7].

Искусственное прерывание беременности оказывает негативное влияние на репродуктивное здоровье женщин. По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно во всем мире около 22% беременностей завершаются искусственными абортами, т.е. приблизительно 46 млн. женщин прибегают к данной операции [8−10]. Несмотря на то, что количество абортов в России уменьшается, уровень их до сих пор остается одним из самых высоких в Европе и в мире [8]. Важность проблемы абортов в России обусловлена еще и тем, что, к сожалению, они продолжают являться одной из причин материнской смертности [8]. Искусственный аборт оказывает крайне неблагоприятное влияние на женский организм, несет за собой риск осложнений, таких как перфорация матки, кровотечения, воспалительные заболевания органов малого таза и нежелательных последствий, к числу которых можно отнести нарушения детородной функции вплоть до бесплодия, потенцирование развития гинекологических заболеваний, таких как эндометриоз, нарушения гормонального фона, синехии в полости матки и другие [8, 11−13].

В РФ в структуре, как репродуктивных потерь в целом, так и всех видов прерывания беременности, в частности, доминируют артифициальные аборты, на распространенность которых оказывают влияние в основном социальные факторы; на втором месте − спонтанные аборты, снижение которых является значительным резервом повышения репродуктивного потенциала и зоной влияния и ответственности системы здравоохранения [4, 5].

Цель исследования: определить динамику и структуру основных репродуктивных потерь (абортов) в РФ, Дальневосточном федеральном округе (ДФО) и его регионах за 2003−2022 гг.

Материалы и методы

Проведен анализ данных официальной статистики (форма федерального статистического наблюдения (ФСН) №13 «Сведения о прерывании беременности (в сроки до 28 недель)», а с апреля 2012 г. «Сведения о прерывании беременности (в сроки до 22 недель)») в РФ, федеральных округах и регионах ДФО за 2003−2022 гг. Методы исследования: сплошное статистическое наблюдение, расчет показателей динамического ряда (темпы роста, темпы прироста/убыли), метод прямого ранжирования, дескриптивная статистика.

Результаты

Общее число абортов постепенно существенно снизилось в динамике за 2003−2022 гг., как в РФ, во всех федеральных округах (ФО), так и в ДФО и всех его субъектах. В РФ данный показатель снизился на 76,4% (с 1 676 971 в 2003 г. до 395 201 в 2022 г.), в Центральном федеральном округе (ЦФО) – на 79,02%, Северо-Западном федеральном округе (СЗФО) – на 77,3%, Южном федеральном округе (ЮФО) – на 77,75%, Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО) – на 62,43%, Приволжском федеральном округе (ПФО) – на 79,49%, Уральском федеральном округе (УФО) – на 72,41%, Сибирском федеральном округе (СФО) – 75,51% и в ДФО – на 71,32% (с 108 997 в 2003 г., до 31 261 – в 2022 г.). В субъектах округа снижение данного показателя составило от 69,3% − в Чукотском автономном округе (АО) до 82,3% − в Камчатском крае.

Аналогичная динамика постепенного существенного снижения общего числа абортов в расчете на 1000 женщин фертильного возраста в динамике за 2003−2022 гг. прослеживается в РФ и всех ФО. В ДФО на протяжении всего периода исследования с 2003 г. наблюдался самый высокий уровень распространенности абортов на 1000 женщин фертильного возраста среди всех ФО вплоть до 2019 г.; далее он опустился на второе место после УФО (таблица). При этом, показатель в ДФО на протяжении всего периода исследования остается выше среднероссийского; в 2022 г. показатель в округе превышает значение по РФ на 41,2%.

Таблица. Распространенность абортов (на 1000 женщин фертильного возраста 1849 лет) в РФ, ФО, в том числе ДФО и его субъектах

СУБЪЕКТЫ ФЕДЕРАЦИИ

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

2021

2022

Прирост/ убыль 2022/ 2003, %

Российская Федерация

42,3

40,6

37,9

35,8

33,5

32,2

30,7

28,2

26,9

25,8

24,6

22,8

21,0

20,9

17,9

16,3

15,1

13,1

12,0

11,4

-73,03

Центральный федеральный округ

33,7

32,1

29,6

27,6

25,7

25,2

23,0

20,7

19,8

19,1

18,0

16,5

15,2

15,1

12,7

11,5

10,6

8,8

8,0

7,7

-77,27

Северо-Западный федеральный округ

43,2

41,7

39,4

37,2

34,9

32,9

30,8

27,7

26,7

25,8

24,3

23,1

21,8

21,4

18,2

16,9

15,6

13,7

12,0

11,4

-73,64

Южный федеральный округ

41,2

38,6

35,3

34,4

32,6

31,3

28,5

25,1

23,5

22,6

20,9

19,3

17,8

17,9

13,5

12,3

11,5

10,2

9,3

8,9

-78,51

Северо-Кавказский федеральный округ

24,4

24,2

23,8

19,7

20,4

18,1

17,5

16,5

16,6

15,0

14,6

13,3

12,3

12,6

10,8

10,4

10,3

8,9

8,8

8,3

-66,17

Приволжский федеральный округ

45,8

43,5

40,2

37,9

35,0

34,0

32,8

30,3

28,6

27,5

25,9

24,2

22,2

22,1

19,3

17,2

16,1

13,9

12,8

12,2

-73,29

Уральский федеральный округ

51,8

50,8

47,8

45,4

42,8

41,1

39,7

38,0

36,6

35,5

34,4

31,6

28,9

28,9

25,2

23,2

21,8

19,5

17,8

17,3

-66,64

Сибирский федеральный округ

48,1

48,3

45,8

44,9

41,2

39,8

39,9

37,9

36,0

34,2

33,8

31,7

29,0

29,7

26,1

23,5

21,9

19,3

17,8

16,7

-65,27

Дальневосточный федеральный округ

58,3

53,4

51,4

48,0

45,1

43,1

42,5

39,7

37,9

37,2

35,8

33,2

30,1

29,6

26,4

24,4

21,8

18,0

16,5

16,1

-72,37

Республика Бурятия

46,1

48,8

45,5

42,4

41,3

40,0

39,8

36,0

33,4

31,9

31,7

29,9

28,7

32,4

28,1

24,0

20,3

13,2

11,3

10,5

-77,27

Республика Саха (Якутия)

72,4

60,9

58,4

51,4

51,5

48,6

45,1

41,0

38,1

38,3

36,4

36,7

34,9

35,1

34,1

30,0

26,9

22,6

21,7

20,2

-72,10

Забайкальский край

52,2

48,0

43,8

42,0

40,7

40,0

39,4

37,9

34,8

35,2

37,5

32,7

30,1

30,9

26,4

23,8

21,4

17,3

16,7

16,4

-68,64

Камчатский край

68,2

63,4

60,9

59,3

54,0

50,3

50,1

43,8

37,9

36,9

34,8

30,1

24,7

31,2

25,8

26,3

23,5

20,7

17,0

17,0

-75,10

Приморский край

44,8

39,7

36,4

32,5

29,7

28,0

28,7

26,4

25,5

25,0

22,6

21,5

20,5

20,4

18,1

16,8

14,3

12,7

12,1

11,6

-74,19

Хабаровский край

59,1

56,3

54,6

51,4

46,8

45,9

46,0

43,9

41,6

41,3

39,8

36,5

31,6

29,5

27,0

25,7

23,6

18,9

16,9

17,8

-69,85

Амурская область

61,9

59,4

59,7

55,9

51,7

52,0

52,3

49,3

49,2

46,8

45,0

41,3

34,6

32,3

26,3

24,8

23,1

20,2

17,7

18,3

-70,40

Магаданская область

68,6

64,0

60,6

62,6

58,5

58,0

59,6

55,1

51,3

58,4

55,6

51,2

46,3

44,5

36,7

32,2

29,6

28,3

24,8

24,2

-64,69

Сахалинская область

61,3

57,6

56,8

61,1

59,2

52,4

51,1

49,1

46,0

43,2

46,1

41,6

38,7

38,5

33,3

32,3

29,0

26,0

22,5

21,4

-65,03

Еврейская автономная область

67,0

65,4

64,4

58,7

59,5

55,6

51,5

53,3

55,7

51,9

54,2

44,9

46,6

43,5

40,0

35,9

32,9

28,1

26,8

24,0

-64,24

Чукотский автономный округ

64,9

61,6

68,3

57,3

54,8

51,6

44,8

39,9

42,4

42,3

52,4

37,2

39,0

39,3

31,8

25,7

23,8

23,4

23,5

24,2

-62,69

В РФ данный показатель снизился на 73,0% (с 42,3 в 2003 г. до 11,41 в 2022 г.), в ЦФО – на 77,27%, СЗФО – на 73,64%, ЮФО – на 78,51%, СКФО – на 66,17%, ПФО – на 73,29%, УФО – на 66,64%, СФО – 65,27%, ДФО – на 72,37% (с 58,3 в 2003 г., до 16,1 – в 2022 г.). Во всех субъектах ДФО наблюдается существенное превышение распространенности абортов, по сравнению со средним уровнем по РФ на протяжении всего периода наблюдения; только в Республике Бурятия в последние 2 года данный показатель стал несколько ниже среднероссийского. Данные обстоятельства обусловливают актуальность более детального изучения проблемы абортов в ДФО и его субъектах в динамике.

В субъектах ДФО убыль распространенности абортов составила от 62,7% − в Чукотском АО до 77,3% − в Республике Бурятия. Наибольшее число абортов на 1000 женщин фертильного возраста зарегистрировано в 2022 г. в Магаданской области и Чукотском АО (по 24,2), а также в Еврейской автономной области (АО) (24,0), наименьшая – в Приморском крае (11,6) и Республике Бурятия (10,5%), что может свидетельствовать о широкой санитарно-просветительной работе о методах контрацепции и вреде аборта среди женщин последних двух регионов. Показатель общего числа абортов у первобеременных в динамике за 20 лет снизился в абсолютных числах, как в РФ – на 76,9% (с 184 721 в 2003 г. до 42 654 в 2022 г.), так в ДФО – на 80,1% (с 10 707 в 2003 г. до 2134 в 2022 г.), а также во всех регионах округа от 19,8% − в Еврейской АО, до 93,6% − в Республике Бурятия. За период 2003−2022 гг. в ДФО убыль доли абортов у первобеременных от общего числа абортов составила 30,5% (с 9,8% до 6,8%, соответственно), а в РФ − лишь 2,0% (с 11,0% до 10,8%, соответственно). В субъектах ДФО при этом отмечается разнонаправленная динамика. Так, убыль показателя зафиксирована в: Республике Бурятия (-67,2%), Амурской области (-61,8%), Забайкальском крае (-50,2%), Республике Саха (Якутия) (-46,4%), Магаданской области (-23,1%), Хабаровском крае (-19,4%), Камчатском крае (-17,1%), Приморском крае (-14,2%); а рост показателя отмечен в 3 субъектах: Еврейской АО (в 3,3 раза), Чукотском АО (на 38,9%), Сахалинской области (на 26,3%). Наибольшая доля абортов у первобеременных от всех абортов зарегистрирована в 2022 г. в Хабаровском крае (10,0%), Приморском крае (9,6%), Магаданской области (9,2%), наименьшая – в Амурской области (3,3%), Республике Бурятия (3,4%).

Абсолютное число медицинских (легальных) абортов в динамике за 2003−2022 гг. существенно снизилось, как в ДФО (на 80,6% − с 89 564 в 2003 г. до 17 376 – в 2022 г.) и всех его субъектах, так и в РФ в целом (на 86,7% − с 1 349 652 в 2003 г. до 179 387 в 2022 г.). Показатель распространенности медицинских (легальных) абортов в расчете на 1000 женщин фертильного возраста в динамике за 2003−2022 гг. существенно снизился в РФ (на 84,2% − с 32,8 в 2003 г. до 5,2 в 2022 г.), ДФО (на 79,5% − с 43,8 в 2003 г., до 9,0 в 2022 г.) (рис. 1) и всех его субъектах. В субъектах ДФО снижение данного показателя составило от 64,8% − в Чукотском АО до 85,7% − в Камчатском крае.

snimok_ekrana_2024-04-03_151542.png (51 KB)

В структуре абортов в РФ 2022 г. традиционно преобладают медицинские (легальные) – 45,4%, на втором месте − самопроизвольные аборты (20,1%), на третьем − аборты по медицинским показаниям (2,9%), на четвертом − неуточненные (внебольничные) аборты (2,7%), затем − криминальные аборты (0,01%) и аборты по социальным показаниям (0,004%).

Доля медицинских (легальных) абортов в динамике за 2003−2022 гг. существенно снизилась: в ДФО − на 32,4% (с 82,2 в 2003 г. до 55,6 в 2022 г.), в РФ − на 43,6% (с 80,5 в 2003 г. до 45,4 в 2022 г.). В субъектах ДФО убыль данного показателя составила от 7,3% − в Еврейской АО до 46,6% − в Камчатском крае. Наибольшая доля медицинских (легальных) абортов от всех абортов зарегистрирована в 2022 г. в Республике Бурятия (73,3%), Чукотском АО (72,6%), Еврейской АО (70,0%), наименьшая – в Приморском крае (44,4%), Камчатском крае (46,4%).

Абсолютное число медикаментозных абортов за период 2003−2022 гг. выросло в РФ с 7227 до 90 172, в ДФО − с 16 до 7650; рост показателя в РФ наблюдался до 2017 г. (106 823 случая), после чего до 2022 г. отмечена динамика его постепенного снижения. Доля медикаментозных абортов в структуре медицинских (легальных) абортов выросла: так, в РФ за 2007−2022 гг. показатель увеличился с 0,5% до 50,3% (в 93 раза), в ДФО – с 0,02% до 44,0% (в 2201 раз), в регионах данного округа также отмечен существенный рост доли данного вида прерывания беременности: в 4289 раз – в Забайкальском крае, в 849 раз – в Республике Саха (Якутия). Наибольшая доля данного вида прерывания беременности от медицинских (легальных) абортов в 2022 г. зарегистрирована в Республиках Бурятия и Саха (Якутия) (79,7% и 76,4%, соответственно). Наименьшая доля медикаментозных абортов зарегистрирована в 2022 г. в Камчатском крае (14,7%) и Амурской области (18,3%).

С 2003 г. до 2015 г. в РФ наблюдался устойчивый рост абсолютного числа самопроизвольных абортов в динамике на 38,6% (с 170 532 до 236 380); в ДФО и всех его субъектах подобная динамика роста прослеживалась до 2014−2015 гг. на 24,8% (с 10 211 до 12 739). В дальнейшем отмечалось постепенное снижение данного показателя вплоть до 2022 г. (до 79 235 – в РФ и до 6258 – в ДФО). За весь период наблюдения суммарно данный показатель снизился в РФ на 53,5%, в ДФО – на 38,7%.

За период 2003−2022 гг. в РФ распространенность самопроизвольных абортов на 1000 женщин фертильного возраста 18−49 лет снизилась на 46,8% (с 4,3 до 2,3, соответственно), в ДФО – на 41,0% (с 5,5 до 3,2, соответственно) (рис. 2). В субъектах ДФО убыль данного показателя составила от 80,0% − в Магаданской области до 0,5% − в Сахалинской области. Наибольшее число самопроизвольных абортов на 1000 женщин фертильного возраста зарегистрировано в 2022 г. в Магаданской области (6,1), наименьшее – в Республике Бурятия (1,1).  

snimok_ekrana_2024-04-03_151622.png (101 KB)

При этом доля самопроизвольных абортов от общего числа абортов существенно выросла, как в РФ, так и в ДФО и его субъектах. Так в РФ за 2003−2022 гг. показатель вырос с 10,2% до 20,1% (почти в 2 раза), в ДФО – с 9,4% до 20,0% (в 2,1 раза), в Магаданской области − в 5 раз. Наибольшая доля самопроизвольных абортов в 2022 г. зарегистрирована в Приморском крае (30,4%), Магаданской области (25,1%), наименьшая − в Республике Бурятия (10,7%) и Чукотском АО (11,8%).

Абсолютное число абортов по социальным показаниям снизилось за период наблюдения, как в РФ, так и в ДФО и его субъектах и составило 17 случаев в 2022 г. суммарно во всех регионах России. При этом из регионов ДФО данный вид прерывания беременности зарегистрирован только в 2 субъектах: в Республике Саха (Якутия) (0,004) и в Чукотском АО (0,2454 на 1000 женщин фертильного возраста). Распространенность абортов по социальным показаниям на 1000 женщин фертильного возраста в РФ за период 2003−2022 гг. снизилась с 0,7731 до 0,0005, в ДФО – с 1,2234 до 0,0021. В РФ доля абортов по социальным показаниям от общего числа абортов в 2022 г. составила 0,004%, в ДФО – 0,01%, в Республике Саха (Якутия) – 0,02%, в Чукотском АО – 1,014%.

В 2022 г. в РФ отмечается снижение доли других видов аборта (в т.ч. криминальных) по отношению к 2003 г. − на 91,9% (с 0,14% до 0,01%). Доля данного вида аборта в ДФО составила в 2022 г. 0,04%; данные аборты зарегистрированы в 2022 г. в 3 субъектах ДФО: Сахалинской области (0,21%), Хабаровском (0,13%) и Забайкальском краях (0,02%).

Абсолютное число прерываний беременности по медицинским показаниям снизилось с 2003 г. по 2012 г. как в РФ (на 43,8% − с 43 862 до 29 554), так и в ДФО (на 27,4% − с 1998 до 1451), после чего отмечается их рост вплоть до 2014 г. в РФ (на 19,9%) и до 2016 г. в ДФО (на 8,0%); далее, вплоть до 2022 г. наблюдается существенное снижение показателя (до 11 322 в РФ и 705 в ДФО). Таким образом, за период наблюдения (2003−2022 гг.) произошло снижение абсолютного числа абортов по медицинским показаниям в РФ на 74,2%, в ДФО – на 64,7%. Распространенность абортов по медицинским показаниям на 1000 женщин фертильного возраста аналогично волнообразно менялась в течение периода наблюдения; при этом в целом за 2003−2022 гг. наблюдается снижение данного показателя в РФ на 10,4% (с 11,1 до 0,33), в ДФО − на 66,0% (с 1,07 до 0,36). Аналогичная динамика снижения показателя отмечается во всех субъектах ДФО, за исключением Камчатского края, в котором зафиксирован прирост показателя на 4,0%.

Доля абортов по медицинским показаниям от общего числа абортов аналогично менялась в течение периода наблюдения; при этом в целом за 2003−2022 гг. зафиксирован рост данного показателя: в РФ на 9,5% (с 2,62 до 2,86), в ДФО − на 23,0% (с 1,83 до 2,26). В субъектах ДФО отмечена разнонаправленная динамика − от существенного роста в Камчатском крае (в 4,2 раза), Амурской области (в 2,5 раза), Приморском крае (на 62,5%), Чукотском АО (на 34,2%), до умеренного роста в Республике Саха (Якутия) (на 22,2%) и Забайкальском крае (на 8,8%). В некоторых регионах отмечено снижение доли данного вида аборта в структуре всех абортов: в Республике Бурятия (на 88,4%), Еврейской АО (на 42,1%), Хабаровском крае (на 16,6%), Сахалинской области (на 15,7%) и Магаданской области (на 8,0%).

В 2022 г. в РФ отмечается значительное снижение абсолютного числа неуточненных (внебольничных) абортов по отношению к 2003 г. на 86,5% (с 79 856 до 10 793 случаев), в ДФО − на 87,6% (с 4734 до 588). Распространенность данного вида аборта снизилась с 2003 г. по 2022 г. в РФ на 84,5% (с 2,01 до 0,31 на 1000 женщин фертильного возраста), в ДФО – на 88,0% (с 2,53 до 0,3); существенное снижение данного вида аборта на 80−100% зарегистрировано во всех регионах округа. Максимальное значение данного показателя в 2022 г. имело место в Еврейской АО (0,84), минимальное − в Камчатском крае (0,07), а также в Амурской области и Чукотском АО (в которых нет зарегистрированных случаев).

В 2022 г. в РФ отмечается снижение доли неуточненных (внебольничных) абортов по отношению к 2003 г. на 42,7% (с 4,8% до 2,7%), в ДФО убыль показателя составила 56,7% (с 4,3% до 1,9%); убыль показателя по регионам области также существенная: на 24,0−100%. В 2022 г. наиболее высокая доля данного вида аборта зарегистрирована в Хабаровском крае (3,8%), наиболее низкая – в Амурской области и Чукотском АО (отсутствие данных видов абортов).

Обсуждение

В соответствии с Федеральным законом №323-ФЗ [14] аборт проводится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям — при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины − независимо от срока беременности.

Общее число абортов в РФ снизилось за период наблюдения; здесь нельзя не отметить меры, предпринятые Правительством и Минздравом РФ по их снижению. Так, в 2003 и 2012 гг. сокращен перечень социальных показаний к прерыванию беременности [15, 16], в 2007 и 2011 гг. – медицинских показаний [17, 18], в 2009 г.  установлены ограничения в отношении рекламы медицинских услуг по искусственному прерыванию беременности [19], с 2016 г. введена консультация психолога до проведения аборта по желанию женщины [20]. В регионах страны внедряются меры по запрету пропаганды абортов среди населения; ограничению продажи препаратов, способных стимулировать прерывание беременности. В настоящее время в вопросе профилактики репродуктивных потерь очень важная роль придается доабортному психологическому консультированию женщин, которое, безусловно, вносит свой вклад в увеличение рождаемости [21, 22].

Согласно Приказу Минздравсоцразвития России от 2011 г. [23], впервые в отечественной истории перинатальной статистики критерием рождения установлен срок беременности 22 недели и масса тела ребенка при рождении 500 г. С апреля 2012 г. в РФ вступили в силу международные критерии живорождения, в результате чего завершения беременности в сроке 22−27 недель стали расцениваться,  как сверхранние преждевременные роды (а не как поздние выкидыши, согласно используемым ранее критериям), что привело, к выраженному снижению числа поздних абортов с 2012 г. [5]; на снижении общего числа абортов это сказалось незначительно, поскольку в этот момент изменились критерии учета самопроизвольных абортов, приведшие к резкому увеличению их регистрации.

С 2003 г. в форме федерального статистического наблюдения №13 отдельной строкой стали учитываться аборты, проведенные медикаментозным методом, а мини-аборты, наоборот, с 2009 г. не выделяются отдельной строкой. Абсолютное число медикаментозных абортов значительно выросло в десятки и даже сотни раз за период наблюдения, как в РФ, так и в ДФО и его субъектах в связи с тем, что данному методу прерывания беременности отдается все большее предпочтение, поскольку он является наиболее щадящим, не требует госпитализации, связан с меньшим количеством осложнений, по сравнению с другими методами прерывания беременности [8]. Тем не менее, после роста числа медикаментозных абортов вплоть до 2017 г., в последующие годы отмечается снижение их регистрации в РФ, ДФО и большинстве его субъектов, что коррелирует со снижением числа родов и может быть связано, как со снижением числа абортов как таковых, так и с возможным предпочтением пациенток производить их в частных медицинских организациях. За период исследования параметры учета медикаментозных абортов менялись дважды: в 2007 и 2016 гг., что выражается в резком снижении регистрации данного вида аборта в указанные годы и затрудняет проведение его сравнительной характеристики в динамике, которую в данном случае целесообразно проводить с 2007 г., когда критерии учета стали схожими с таковыми для 2022 г. Так, число медикаментозных абортов выросло с 2007 по 2022 гг. в РФ – в 20,6 раза, в ДФО – в 121,4 раза.

Как в РФ, так и в ДФО и всех его субъектах прослеживается динамика увеличения распространенности самопроизвольных абортов (в расчете на 1000 женщин фертильного возраста) с 2007 по 2015 гг., что косвенно может свидетельствовать об ухудшении репродуктивного здоровья российских женщин, чье рождение, детство и/или период полового созревания пришелся на неблагополучные 1990-е гг. [5]; далее к 2022 г. данный показатель существенно снизился. При этом описанная динамика невынашивания беременности коррелирует с динамикой рождаемости в стране.

В отношении самопроизвольных абортов нельзя не отметить изменения критериев их учета в форме федерального статистического наблюдения №13. Так, в 2012 г. к самопроизвольным абортам относились аборты с кодом О03 по МКБ‑Х, а с 2012 г. − с кодами О02−О03, т.е. добавлена рубрика другие анормальные продукты зачатия (в частности, «неразвивающаяся беременность» и «несостоявшийся выкидыш»), с целью подчеркнуть высокую значимость невынашивания беременности как важной репродуктивно-демографической проблемы. Естественно, это повлияло и на общую статистику абортов в сторону резкого увеличения числа и доли самопроизвольных абортов. С 2016 г. рубрика с кодом О02 была выделена в отдельную строку и самопроизвольные аборты стали учитывать только случаи с кодом О03, как и до 2012 г.

Снижение абсолютного числа и распространенности абортов сопровождается изменением их структуры, в которой доля спонтанного аборта увеличивается [5, 24]. Это обстоятельство может также объясняться увеличением возраста беременных, откладывающих материнство на более поздний период и накапливающих с возрастом хроническую патологию как репродуктивного, так и экстрагенитального характера. Высокая частота и распространенность самопроизвольного прерывания беременности (потеря примерно каждой 5-й беременности) определяет значимость этой патологии в снижении репродуктивного потенциала населения России. Оценивая невынашивание и недонашивание беременности в качестве одной из значимых причин репродуктивных потерь, следует признать, что профилактика и своевременное лечение способствующей им медицинской патологии является существенным резервом повышения рождаемости [5, 24].

С 2003 по 2014 гг. в РФ наблюдалось снижение распространенности абортов по медицинским показаниям, что с 2007 г. также могло быть потенцировано сокращением медицинских показаний к прерыванию беременности согласно Приказам Минздравсоцразвития России от 2007 г. и 2011 г. [17, 18]. Рост числа прерываний беременности по медицинским показаниям с 2013 г. может объясняться широким внедрением пренатальной диагностики в соответствии с Приказом Минздрава России от 01.11.2012 N 572н [25] и, как следствие, учащением случаев выявления пороков развития плода с последующим прерыванием беременности. Дальнейшее снижение абсолютного числа данного вида аборта с 2014 г. может быть связано со снижением числа женщин фертильного возраста и общего числа беременностей у них.

Обращают на себя внимание чрезвычайно малые цифры и значительные темпы снижения распространенности прерывания беременности по социальным показаниям, что объясняется, прежде всего, директивным фактором − ограничением перечня социальных показаний к прерыванию беременности Постановлениями Правительства РФ от 2003 г. [15] с 13 пунктов до 4 (наличие решения суда о лишении или об ограничении родительских прав; беременность в результате изнасилования; пребывание женщины в местах лишения свободы; наличие инвалидности I−II группы у мужа или смерть мужа во время беременности) и от 2012 г. [16], в соответствии с которым единственным социальным показанием для искусственного прерывания беременности является беременность, наступившая в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 131 Уголовного кодекса РФ (изнасилование).

Для объективной оценки уровня и структуры абортов в стране необходимо налаживать полный их учет, в том числе, в частных медицинских организациях.

Заключение

Таким образом, анализ динамики и структуры абортов в России в 2003−2022 гг. свидетельствует о снижении абсолютного числа всех видов абортов как в ДФО и его регионах, так в РФ в целом; однако уровень их остается высоким. Во всех субъектах ДФО наблюдается существенное превышение распространенности абортов, по сравнению со средним уровнем по РФ на протяжении практически всего периода наблюдения. Причина этого превышения требует дополнительного исследования и не может быть решена в рамках данной статьи.

Снижение числа абортов в целом при всем его положительном значении  свидетельствует также о снижении общего количества женщин фертильного возраста и числа беременностей и родов у них. Вопрос о динамике числа абортов приобретает особое значение в связи со сложной демографической ситуацией в РФ, связанной, в большей степени, со снижением рождаемости, обусловленным как количественным снижением демографического резерва, так и качественным снижением репродуктивного потенциала нации. Ситуация может быть изменена в лучшую сторону путем оптимизации мер по охране репродуктивного здоровья женщин.

Основными направлениями мероприятий по снижению репродуктивных потерь и повышению рождаемости в сфере здравоохранения являются: формирование положительных репродуктивных установок у населения; ранняя диагностика нарушений репродуктивных функций; охрана репродуктивного здоровья; снижение числа абортов; широкое внедрение прегравидарной подготовки; повышение доступности и качества первичной медико-санитарной помощи, как женщинам, так и мужчинам, а также семьям, желающим иметь детей; повышение доступности и эффективности вспомогательных репродуктивных технологий. Профилактика и успешное лечение невынашивания беременности с сохранением каждой желанной беременности является реальным резервом повышения рождаемости, находящимся в зоне влияния и ответственности системы здравоохранения.

Литература

  1. Единый план по достижению национальных целей развития Российской Федерации на период до 2024 года и на плановый период до 2039 года. https://www.economy.gov.ru/material/file/ffccd6ed40dbd803eedd11bc8c9f7571/Plan_po_dostizheniyu_nacionalnyh_celey_razvitiya_do_2024g.pdf Дата обращения 2 октября 2023 г.
  2. Ступак В.С., Соколовская Т.А., Постоев В.А. Заболеваемость рожениц и родильниц в федеральных округах и субъектах Российской Федерации. Профилактическая медицина. 2021;24(9):17‑23. https://doi.org/10.17116/profmed20212409117
  3. Бурдули Г.М., Фролова О.Г. «Репродуктивные потери (клинические и медико-социальные аспекты)». Москва. – Триада-Х, 1997, 187 с.
  4. Бушмелева Н.Н. Репродуктивные потери и пути их снижения в регионе (на примере Удмуртской Республики). Социальные аспекты здоровья населения [Электронный научный журнал] 2014;4(38). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/596/30/lang,ru/ (Дата обращения 20.09.2023).
  5. Бантьева М.Н., Маношкина Е.М., Соколовская Т.А. Медико-социальная значимость проблемы абортов в Российской Федерации. Академия медицины и спорта. 2020;1(1):5-9. https://doi.org/10.15829/2712-7567-2020-1-5-9  
  6. Стародубов В.И., Суханова Л.П. Репродуктивные проблемы демографического развития России. М.: ИД “Менеджер здравоохранения”; 2012. 320 с. ISBN: 978-5-903834-21-1.
  7. Бантьева М.Н. Состояние проблемы абортов в России в динамике за 2008-2015 гг. Акушерство, гинекология и репродукция. 2016; 10 (3):47-52. https://doi.org/17749/2313-7347.2016.10.2.047-052 
  8. Аскерханова Э.Р., Гарунова И.Н., Аскерханов Г.Р., Омаров Н.С.-М. Наш опыт применения медикаментозного аборта в качестве современного метода регуляции рождаемости. Вестник ДГМА,2022; 1(42):36-39.
  9. Амаякян И.Г., Кочеткова И.П. Искусственное прерывание беременности и его последствия. Актуальные вопросы акушерства и гинекологии. В кн.: Сборник материалов внутривузовской научно-практической конференции 9 декабря 2023 г. Ростов-на-Дону. Из-во Ростовский ГМУ, 2023:28-37.
  10. Роль работников здравоохранения в предоставлении медицинской помощи по безопасному прерыванию беременности и контрацепции после аборта. Женева: Всемирная организация здравоохранения, 2016. 92 с.
  11. Bettahar K.A., Pinton T. Boisrame A. et al. Medical in duced abortion // J. Gynecol. Biol. Repzod (Par is). 2016. V. 45 (10). P. 1490-1514.
  12. Kulier R. et al. Medical methods for first trimester abor tion // Cochrane Data base of Systematic Reviews. 2011. V. 1: CD002855.
  13. Петров А.Ю., Узбекова Л.Д., Середа Е.В. Ближайшие и отдаленные последствия артифициального прерывания беременности. Международный научно-исследовательский журнал. 2022; 6-2(120):131-134.
  14. Федеральный закон от 21.11.2011 N323-ФЗ (ред. от 25.12.2023) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 05.01.2024) https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=462877 (Дата обращения 28 января 2024г.)
  15. Постановление Правительства РФ от 11.08.2003 N485 "О перечне социальных показаний для искусственного прерывания беременности" https://base.garant.ru/12132071/ (Дата обращения 28 января 2024г.)
  16. Постановление Правительства РФ от 06.02.2012 г. N98 "О социальном показании для искусственного прерывания беременности". https://base.garant.ru/70137312/ (Дата обращения 28 января 2024г.)
  17. Приказ Минздравсоцразвития России от 03.12.2007 г. №736 "Об утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности". https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=193660 (Дата обращения 28 января 2024г.)
  18. Приказ Минздравсоцразвития России от 27.12.2011 г. N1661н "О внесении изменений в приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 03.12.2007 г. N736 "Об утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности" https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=193438 (Дата обращения 28 января 2024г.)
  19. Федеральный закон от 17.12.2009 N320-ФЗ "О внесении изменений в статью 24 Федерального закона "О рекламе" (с изменениями и дополнениями) https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=222137 (Дата обращения 28 января 2024г.)
  20. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 07.04.2016 г. N216н «Об утверждении формы информированного добровольного согласия на проведение искусственного прерывания беременности по желанию женщины». https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=272457(Дата обращения 28 января 2024г.)
  21. Мельгунова М.С. Структура доабортного психологического консультирования женщин. Международный научный журнал «Вестник науки». 2023; 4(61):345-348.
  22. Васильев Д.В. Проблема абортов в Удмуртской Республике за 2016-2022 гг. Электронный научный журнал «Дневник науки». 2023; 4(76). Доступно по адресу: https://elibrary.ru/download/elibrary_54012947_82819802.pdf (Дата обращения - 3 октября 2023 г.).
  23. Приказ Минздравсоцразвития России №1687н от 27 декабря 2011 г. «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке ее выдачи» (зарегистрирован в Минюсте РФ 15 марта 2012 г. №23490) Доступно по адресу: https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=418438 (Дата обращения 20.09.2023).
  24. Bantyeva M.N. The abortion problem in Russia in 2008-2013 years. Health and social care Journal. 2015; 1(1): 112-121.
  25. Приказ Минздрава России от 01.11.2012 N572н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)» https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=368474 (Дата обращения 28 января 2024г.)

Поступила 13.10.2023

Принята в печать 28.03.2024

Об авторах / Для корреспонденции

Ступак Валерий Семенович, д.м.н., доцент, начальник отдела общественного здоровья и демографии, Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения Министерства здравоохранения Российской Федерации, 127254, Россия, Москва, ул. Добролюбова, д. 11, stupak@mednet.ru, https://orcid.org/0000-0002-8722-1142, SPIN-код: 3720-1479, Author ID 593110.

Бантьева Марина Николаевна, к.м.н., в.н.с. отдела общественного здоровья и демографии, Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения Министерства здравоохранения Российской Федерации, 127254, Россия, Москва, ул. Добролюбова, д. 11, ba.mani@yandex.ru, https://orcid.org/0000-0002-2521-4377, SPIN-код: 4529-3252.

Маношкина Елена Михайловна, к.м.н., в.н.с. отдела общественного здоровья и демографии, Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения Министерства здравоохранения Российской Федерации, 127254, Россия, Москва, ул. Добролюбова, д. 11, +7(925)299-78-01, Emanoshkina2@ya.ru, https://orcid.org/0000-0001-6161-440X, SPIN-код: 5949-9970, Author ID 168231.

Автор, ответственный за переписку: Елена Михайловна Маношкина, Emanoshkina2@ya.ru

Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, которые обеспечивают правильную работу сайта.