«Акушерство и Гинекология» ISSN 2412-5679

Динамический контроль гемостаза при органосохраняющих операциях в гинекологической практике

И.П. Сюткина, А.Ю. Демура, Ф.А. Ракитин, М.В. Кочеткова, Д.В. Хабаров

Цель: Оценить динамику изменений в системе гемостаза и определить наличие или отсутствие наклонности к тромбообразованию при профилактическом применении транексамовой кислоты во время консервативной лапароскопической миомэктомии.

 Материалы и методы: В исследование включены 33 пациентки с множественной миомой матки, анемическим синдромом, низким риском ВТЭО и оперативным лечением в объеме лапароскопической миомэктомии. Всем пациенткам проводилось: за 2 дня до операции инфузия карбоксимальтозата железа, интраоперационно введение транексамовой кислоты в дозе 20 мг/кг, динамический контроль показателей коагулограммы и тромбоэластографии, ультразвуковой скрининг вен нижних конечностей на 6-е сутки после операции.

Результаты: При использовании транексамовой кислоты гиперкоагуляционные сдвиги в ближайшие 24 ч после операции не выходят за рамки компенсаторно-приспособительных. На 6-е сутки после операции сохраняется тенденция к гиперкоагуляции с увеличением показателей фибриногена, D-димера, РФМК, превышающих референсные значения, что связано с объемом оперативного вмешательства, исходным анемическим фоном   и свидетельствует о сохраняющемся риске ВТЭО, в том числе риске скрытых тромбозов.

Заключение: Выявленная тенденция к гиперкоагуляции у пациенток с множественной миомой матки после лапароскопической консервативной миомэктомии, обуславливает необходимость проведения постоянного мониторинга системы гемостаза и разработку эффективных мер профилактики ВТЭО, включая использование низкомолекулярных гепаринов.

Ключевые слова: консервативная лапароскопическая миомэктомия, тромбоэластография, тромбоэмболические осложнения.

Вклад авторов: Сюткина И.П., Хабаров Д.В. – концепция и дизайн исследования; Сюткина И.П., Ракитин Ф.А., Демура А.Ю. – сбор и обработка материала; Сюткина И.П., Кочеткова М.В. – статистическая обработка данных; Сюткина И.П. – написание текста; Хабаров Д.В. – редактирование.

Конфликт интересов: Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Финансирование: Источник финансирования – НИИКЭЛ – филиал ИЦиГ СО РАН.

Одобрение Этического комитета: Исследование было одобрено локальным этическим комитетом НИИКЭЛ – филиал ИЦиГ СО РАН.

Согласие пациентов на публикацию: Пациенты подписали информированное согласие на участие в исследовании и публикацию своих данных.

Обмен исследовательскими данными: Данные, подтверждающие выводы этого исследования, доступны по запросу у автора, ответственного за переписку, после одобрения ведущим исследователем.

Для цитирования: Сюткина И.П., Демура А.Ю., Ракитин Ф.А., Кочеткова М.В., Хабаров Д.В. Динамический контроль гемостаза при органосохраняющих операциях в гинекологической практике.

Акушерство и гинекология. 2024; 4:

Миома матки является не только медицинской, но и социальной проблемой на современном этапе развития медицины и общества. Данные визуализирующих методик свидетельствуют о распространении данной патологии среди 80% женщин, в том числе женщин детородного возраста - до 35% [1, 2]. В настоящее время предпочтение отдается органосохраняющим оперативным вмешательствам, ведущие позиции среди которых занимает лапароскопическая консервативная миомэктомия [3, 4]. Сокращение объема хирургической агрессии уменьшает количество периоперационных осложнений, но не исключает их полностью [3–6].

Трудноразрешимой задачей периоперационного периода является коррекция анемического синдрома на фоне рецидивирующих менометроррагий, а риск клинически значимой интраоперационной кровопотери делает эту проблему еще более актуальной и требует комплексного подхода для ее решения, включая использование гемостатической терапии, в частности ингибиторов фибринолиза [7–10]. Одновременно необходимо обязательное решение вопроса профилактики венозно-тромбоэмболических осложнений (ВТЭО), частота которых при гинекологических вмешательствах колеблется от 0,98 до 5,3% [11–14], а при использовании активного диагностического поиска с использованием ультразвукового скрининга и/или теста с поглощением фибриногена возрастает до 5,1–12% [12]. Кроме того, длительность операции при множественной миоме матки, как правило, превышает 45 минут [15], что согласно стратификации риска по шкале J. Caprini значительно увеличивает риск развития ВТЭО. У части пациенток ВТЭО не проявляются клинически в ближайшем послеоперационном периоде, но могут манифестировать после выписки из стационара [12, 14]. Истинная частота ВТЭО после органосохраняющих лапароскопических операций на матке остается неуточненной. Не до конца ясны и механизмы развития этих осложнений. Достаточно информативным является исследование гемостаза с помощью тромбоэластографии, в том числе при операциях гинекологического профиля [16]. Количество исследований изменений показателей гемостаза при малоинвазивных гинекологических вмешательствах ограничено.

Таким образом, вопросы динамического контроля системы гемостаза, как для уменьшения объема интраоперационной кровопотери, так и для профилактики ВТЭО у пациенток с миомой матки являются актуальными и требуют оптимизации лечебно-диагностических и профилактических мероприятий.

Цель исследования: оценить динамику изменений в системе гемостаза и определить наличие или отсутствие наклонности к тромбообразованию при профилактическом применении транексамовой кислоты во время консервативной лапароскопической миомэктомии.

Материалы и методы

В исследование были включены 33 пациентки гинекологического отделения НИИКЭЛ – филиал ИЦиГ СО РАН с симптомной множественной миомой матки с железодефицитной анемией с подтвержденным на амбулаторном этапе дефицитом железа, и плановым хирургическим лечением в объеме лапароскопической консервативной миомэктомии. Критериями включения были: показатели гемоглобина от 90 до 105 г/л, отсутствие личного и семейного анамнеза ВТЭО; оценка риска ВТЭО по шкале J. Caprini не более 2 баллов (низкий риск); степень анестезиологического риска не более II по шкале Аmerican Society of Anesthesiologists (АSA).

Всем пациенткам, проведен динамический контроль общего анализа крови (ОАК) и комплексный динамический анализ изменений свертывающей системы с оценкой изменений показателей, как тромбоэластограммы (ТЭГ), так и базовых показателей коагулограммы: активированного частичного тромбопластинового времени (АЧТВ), протромбинового индекса (ПТИ), содержания фибриногена, D-димера и растворимых фибрин-мономерных комплексов (РФМК).

Исследование коагулограммы проводилось на автоматическом коагулометре ACL Elit Pro с использованием реактивов фирмы HemosIL. Клотинговыми методами определяли АЧТВ, ПТИ, турбодиметрическим методом – фибриноген, иммунологическим методом – D-димер. С использованием реактивов фирмы «Технология-стандарт» проводили определение РФМК орто-фенантролиновым тестом. Исследование ТЭГ проводилось с венозной кровью, стабилизированной цитратом натрия с применением каолиновых кювет на аппарате TEG 5000 (HАEМONETICS), контролировались показатели: R, К, угол α°, показатель 30-минутного лизиса (LY30), максимальная амплитуда (МА).

Сканирование и допплерография вен нижних конечностей проводились в день поступления в клинику с использованием аппарата Voluson-Е8 Expert ВТ-12. Контрольное исследование с целью выявления субклинических форм тромбоза проводилось на 6-е сутки послеоперационного периода.

Контроль параметров ОАК, гемостаза и ТЭГ производился: 1 – в день госпитализации; 2 – после достижения хирургического гемостаза во время операции; 3 – через сутки после миомэктомии; 4 – через 6 суток после миомэктомии.

Поскольку все пациентки, включенные в данное исследование, имели низкую степень риска развития ВТЭО, медикаментозная профилактика не применялась. В периоперационном периоде использовались эластическая компрессия вен нижних конечностей в сочетании с ранней активацией.

За двое суток перед операцией пациенткам производилась внутривенная инфузия карбоксимальтозата железа с индивидуальным расчетом дозы в милиграммах элементарного железа. Общий дефицит железа вычислялся с использованием формулы Ганзони: общий дефицит железа (мг) = масса тела (кг) × (целевое содержание гемоглобина – фактическое содержание гемоглобина) × 0,24 + депонированное железо (мг). За целевое значение гемоглобина принимается 150 г/л, показатель депонированного железа составляет 500 мг для пациентов массой более 35 кг.

Всем пациенткам была выполнена лапароскопическая миомэктомия по стандартной методике в условиях общей анестезии. С целью уменьшения интаоперационной кровопотери всем пациенткам в операционной после премедикации проводилась инфузия транексамовой кислоты в дозе 20 мг/кг.

Статистический анализ

Для статистической оценки использовался программный пакет Statistica 10.0. Оценка нормальности распределения проводилась с применением критерия Шапиро–Уилка, при соблюдении данного критерия рассчитывали среднюю арифметическую величину (М) и стандартное отклонение (SD). При несоблюдении критериев нормального распределения вычисляли медиану (Мe), первый (Q1) и третий (Q3) квартили. Для оценки статистической значимости различий показателей, полученных в разные моменты времени, применялся критерий Фридмана. В случае соответствия нормальному закону распределения при сопоставлении с исходными показателями использовался парный критерий Стьюдента. Для выборок, не соответствующих нормальному распределению, применялся критерий Вилкоксона. При сравнении двух показателей статистически значимым считалось различие при р<0,05.

Исследование одобрено локальным этическим комитетом НИИКЭЛ –филиал ИЦиГ СО РАН

Результаты

Возраст всех пациенток в исследовании был менее 40 лет, в среднем 35,16 (3,81) лет. По данным ультразвукового исследования количество миоматозных узлов было множественным: минимально – 2, максимально – 8, расположение – интерстициальное либо интерстициально-субсерозное. Средний диаметр узлов составлял 47,51 (17,68) мм, максимальный диаметр доминирующего узла составил 120,3 мм. Объем матки в дооперационном периоде в среднем составил 324 (29,68) мл.

У всех пациенток регистрировалась анемия легкой степени со средними показателями гемоглобина при поступлении 101,9 (5,6) г/л, после введения карбоксимальтозата железа в день операции – 115,7 (6,7) г/л, на 2-е сутки после оперативного лечения – 105,3 (5,1) г/л.

Сопутствующая соматическая патология, имеющаяся у пациенток, была в стадии компенсации или ремиссии. Риск ВТЭО при оценке по шкале J. Caprini составлял не более 2 баллов.

Оперативное вмешательство в объеме лапароскопической консервативной миомэктомии проводилось в плановом порядке в условиях общей анестезии по эндотрахеальному способу с использованием севофлурана, фентанила и рокурония. Средняя длительность оперативного вмешательств составила 1,43 (0,26) ч. С учетом массы пациенток 69,47 (5,36) кг, расчетный объем циркулирующей крови (ОЦК) составил 4,86 (0,38) л. Средний объем интраоперационной кровопотери составил 0,383 (0,047) мл, что составляет 7,9 (0,97)% ОЦК. Всем пациенткам во время операции устанавливался дренаж, который удаляли в 1-е сутки послеоперационного периода. Средний объем дренажных потерь составил 30 (6,3) мл. Послеоперационные осложнения отсутствовали.

 В предоперационном периоде базовые показатели коагулограммы АЧТВ и ПТИ были в пределах референсных значений. Показатели РФМК и D-димера в пределах нормативных значений свидетельствовали об отсутствии тромбинемии и фибринолиза. По данным ТЭГ наблюдалась нормокоагуляция.

Изменения показателей коагуляционного гемостаза в послеоперационном периоде характеризовалось уменьшением АЧТВ на 15% и увеличением ПТИ на 22% от дооперационного уровня. Через 24 ч после операции зафиксированы минимальная длительность АЧТВ – 22,56 (21,55; 24,87) и максимальное увеличение ПТИ – 118,30 (104,77; 126,34)%. В ходе исследования выявлено динамическое увеличение концентрации фибриногена, РФМК, D-димера. Увеличение концентрации данных показателей зарегистрировано интраоперационно на фоне введения и пика действия транексамовой кислоты с дальнейшим нарастанием и достижением максимальных значений на 6-е сутки послеоперационного периода: фибриноген – 6,41 (5,02; 6,88) г/л, РФМК – 10,65 (7,83; 13,47) мг/100 мл, D- димер – 545 (498,54; 601,24) нг/мл. Изменения показателей коагулограммы представлены в таблице 1.

Таблица 1. Изменения показателей коагулограммы, Ме (Q1; Q3)

Параметр

(нормативные значения)

Контроль при госпитализации

Интра-операционно

1-е сутки после операции

6-е сутки после операции

ПТИ

(78–142%)

96,73

(90,54;118,82)

 112,32

(103,7;124,32)

118,30

(104,77;126,34)*

108,74

(98,17; 119,37)

Фибриноген (2,0–4,0 г/л)

3,41

(2,71; 3,82)

3,58

(3,13; 3,82)

5,81

(4,35; 6,31)*

6,41*

(5,02; 6,88)

АЧТВ

 (24,5–36,9 c)

 

 

26,45     

(24,04; 27,52)

25,76

(22,81; 26,67)

22,56

(21,55; 24,87)*

25,78

(24,9; 26,82)

РФМК

( 0–3,5 г/100 мл)

3,04

 (2,81; 3,51)

3,17

(2,88; 3,71)

5,81

(4,73; 7,01)*

10,65

(7,83; 13,47)*

D-димер (200–443 нг/мл)

217,00

(198,50;234,21)

293,00

(238,51; 335,42)

436,74

(304,15; 506,57)*

545,66

(498,54; 601,24)*

    Примечание: * – статистически значимые изменения по сравнению с исходным уровнем, р<0,05 (критерий Вилкоксона).

Совокупная оценка показателей ТЭГ свидетельствует об интраоперационном увеличении скорости образования тромбопластина, тромбина и фибриногена – уменьшение показателей R и К до 5,02 (1,43) и 1,02 (0,17) соответственно; увеличении скорости формирования сгустка в целом и его прочности – увеличение угла α до 78,4 (7,13), повышение величины MA до 72,9 (4,45) мм, что в целом говорит о периоперационном увеличении вязкости крови. Статистически значимые изменения данных показателей от исходных величин сохранялись на 6-е сутки после миомэмктомии.

Наблюдаемое уменьшение показателя LY30 во время операции до 0,76 (0,18)% и на 1-е сутки после операции до 0,31 (0,07)%, при исходных значениях 3,05 (0,74)% (р<0,05), свидетельствует о блокировании фибринолиза и формировании полноценного сгустка на фоне специфического направленного действия транексамовой кислоты. Данные изменения показателей ТЭГ представлены в таблице 2.

Таблица 2. Изменения показателей ТЭГ, М(SD)

Параметр

(нормативные значения)

Контроль при госпитализации

Интра-операционно

1-е сутки после операции

6-е сутки после операции

R, мин (2–8 мин)

7,76 (2,04)

5,15 (1,36)*

5,02 (1,43)*

6,55 (1,27)*

K, мин (1–3 мин)

2,08 (0,61)

1,34 (0,23)*

1,02 (0,17)*

1,48 (0,24)*

Angle α° (55–78°)

60,47 (7,35)

75,56 (7,36)*

78,40 (7,13)*

75,03 (6,34)*

МА, мм (51–69 мм)

67,13 (3,58)

70,90 (4,79)

72,90 (4,45)*

71,71 (4,66)*

LY30, % (0–8%)

3,05 (0,74)

0,76 (0,18)*

0,31 (0,07)*

4,44 (0,84)*

Примечание: * – статистически значимые изменения по сравнению с исходным уровнем,   р<0,05 (парный критерий Стьюдента).

В ходе исследования во время пребывания в стационаре клинических проявлений тромбозов вен нижних конечностей ни у одной пациентки не выявлено. По данным ультразвукового скрининга вен нижних конечностей тромбозов не зафиксировано.

Обсуждение

Наличие анемического синдрома, частота которого при миоме матки достигает 60–80% [8, 9], в сочетании с риском значимой интаоперационной кровопотери, усугубляющей выраженность анемии, детерминируют необходимость комплексного подхода: использование современных антианемических средств, щадящей хирургической техники с периоперационным введением антифибринолитических препаратов.

Исходя из концепции комплексного подхода, в своем исследовании мы использовали, во-первых, для коррекции предоперационной анемии карбоксимальтозат железа, высокая эффективность которого доказана у пациенток с рецидивирующими метроменоррагиями [9, 17]. Преимуществом данного препарата является относительная безопасность при внутривенном применении с возможностью быстрого восполнения дефицита железа и быстрым повышением показателей гемоглобина и эритроцитов [9].

Во-вторых, с целью уменьшения интраоперационной кровопотери мы использовали ингибитор фибринолиза – транексамовую кислоту. Относительно эффективности применения блокаторов фибринолиза при лапароскопической миомэктомии мнения исследователей разнятся [18–23]. Учитывая морфологические изменения миометрия, обусловленные множественным ростом узлов, изменения периузловых и внутриузловых сосудов с нарушением их архитектоники и моторики, приводящие к повышенной кровоточивости, в том числе интраоперационной, назначение транексамовой кислоты, блокирующей фибринолиз и способствующей формированию полноценного сгустка, считаем патогенетически оправданным и целесообразным. Выбор относительно высокой дозировки 20 мг/кг обусловлен тем, что удаление миоматозных узлов и хирургический гемостаз при лапароскопических миомэктомиях технически являются более сложной и длительной процедурой, чем при лапаротомических операциях.  Ранее нами доказано, что применение транексамовой кислоты позволяет сократить интраоперационную кровопотерю и избежать значимого усугубления анемического синдрома [22].

С другой стороны, закономерным спутником применения средств, влияющих на звенья гемостаза, является увеличение риска развития ВТЭО. Известно, что эффективная антифибринолитическая концентрация транексамовой кислоты в тканях сохраняется в течение 17 ч, в плазме –до 7–8 ч. В ходе исследования нами установлено, что в период действия транексамовой кислоты данные совокупной оценки показателей коагулограммы и ТЭГ свидетельствуют о тенденции к гиперкоагуляции (уменьшение АЧТВ, увеличение ПТИ), увеличении скорости образования и прочности сгустка (уменьшение R, K, увеличение угла α, МА, уменьшение L30), однако остаются в пределах референсных значений.  При этом концентрации основных маркеров тромбинемии и фибринолиза РФМК и D-димера статистически значимо не изменяются. Полученные данные свидетельствуют о том, что гиперкоагуляционные сдвиги на фоне действия транексамовой кислоты не выходят за рамки компенсаторно-приспособительных реакций.

Сохраняющаяся тенденция к гиперкоагуляции на 6-е сутки послеоперационного периода: увеличение концентраций маркеров активации свертывающей системы (фибриногена, D-димера, РФМК), превышающих референсные значения, увеличение вязкости по данным ТЭГ –  по всей видимости, связана с объемом оперативного вмешательства при множественной миоме матки на фоне исходного анемического синдрома, сопровождающегося увеличением незрелых ригидных форм эритроцитов, дисфункцией эндотелия, нарушением реологических свойств и активации агрегации тромбоцитов. Полученные в ходе исследования данные свидетельствуют о сохраняющемся риске ВТЭО у пациенток с анемическим синдромом с исходно низкой оценкой по шкале J. Caprini, в том числе, риске развития скрытых тромбозов в отдаленном послеоперационном периоде.

Выводы

  1. Динамический контроль коагуляционных тестов и показателей ТЭГ свидетельствует о том, что применение транексамовой кислоты для ограничения интраоперационной кровопотери не создает дополнительные риски тромбоэмболических осложнений при лапароскопической миомэктомии.
  2. Сохраняющаяся на 6-е сутки после лапароскопической консервативной миомэктомии тенденция к гиперкоагуляции у пациенток с множественной миомой матки с сопутствующей железодефицитной анемией детерминирует необходимость комплексного контроля свертывающей системы, а также необходимость системы эффективных мер предупреждения ВТЭО, включая использование низкомолекулярных гепаринов в сочетании с мерами немедикаментозной профилактики.

Литература

  1. Giuliani E., As-Sanie S., Marsh E.E. Epidemiology and management of uterine fibroids. Int J Gynaecol Obstet. 2020; 149(1): 3-9. https://dx.doi.org/ 10.1002/ijgo.13102. Epub 2020 Feb 17. PMID: 31960950.
  2. Савельева Г.М., Серов В.Н., Радзинский В.Е. Гинекология. Национальное руководство. ГЭОТА – Медиа; 2022. 1040с. [ Savelyeva G.M., Serov V.N., Radzinsky V.E. Gynecology. National leadership. GEOTA - Media; 2022. 1040p. (in Russian)].
  3. Tanos V., Berry K.E., Frist M., Campo R., De Wilde R.L. Prevention and Management of Complications in Laparoscopic Myomectomy. BioMed research international. 2018; 5: 8250952. https://dx.doi.org/10.1155/2018/8250952.
  4. Ordás P., Spagnolo E., Fernández L.G., Diestro Tejeda M.D., Lafuente P., Salas P. et al. Comparison of surgical and obstetric outcomes in women with uterine leiomyomas after laparoscopic vs. abdominal myomectomy: A single-center cohort study. Front Surg. 2022; 26(9): 997078. https://dx.doi.org/10.3389/fsurg.2022.997078.
  5. Chen R., Su Z., Yang L., Xin L., Yuan X., Wang Y. The effects and costs of laparoscopic versus abdominal myomectomy in patients with uterine fibroids: a systematic review and meta-analysis. BMC Surg. 2020; 20 (1): 55. https://dx.doi.org/10.1186/s12893-020-00703-0.
  6. Buckley V. A., Nesbitt-Hawes E. M., Atkinson P., Won H. R., Deans R., Burton A. et al. Laparoscopic myomectomy: clinical outcomes and comparative evidence. Journal of minimally invasive gynecology. 2015; 22(1): 11–25. https://dx.doi.org/ 1016/j.jmig.2014.08.007
  7. Catanese A., Siesto G., Cucinella G., Chiantera V., Culmone S., Schiattarella A. et al. Factors influencing surgical outcomes of laparoscopic myomectomy. A propensity-score matched analysis. Prz Menopauzalny. 2022; 21(3): 149-156. https://dx.doi.org/10.5114/pm.2022.118970.
  8. Ye M., Zhou J., Chen J., Yan L., Zhu X. Analysis of hidden blood loss and its influential factors in myomectomy. J Int Med Res. 2020; 48(5): 300060520920417. https://dx.doi.org/10.1177/0300060520920417.
  9. Тихомиров А.Л., Сарсания С.И. Лейомиома матки и ЖДА. Вариант предоперационной подготовки. Медицинский совет. 2019; (13): 178-182. https://dx.doi.org/ 10.21518/2079-701X-2019-13-178-182. [Tikhomirov A.L., Sarsania S.I. Uterine leiomyoma and IDA. Preoperative preparation. Medical advice. 2019; (13): 178-182. (in Russian)]. https://dx.doi.org/ 10.21518/2079-701X-2019-13-178-182. 
  10. Barbosa P. A., Villaescusa M., Andres M. P., Fernandes L. F. C., Abrão M. S. How to minimize bleeding in laparoscopic myomectomy. Current opinion in obstetrics & gynecology. 2021; 33(4): 255-261. https://doi.org/10.1097/GCO.0000000000000725.
  11. Jorgensen E.M., Li A., Modest A.M., Leung K., Moore Simas T.A., Hur H.C. Incidence of Venous Thromboembolism after different modes of gynecologic surgery. Obstet Gynecol. 2018; 132(5): 1275-1284. https://dx.doi.org/10.1097/AOG.0000000000002918.
  12. Jorgensen E. M., Hur H. C. Venous Thromboembolism in Minimally Invasive Gynecologic Surgery: A Systematic Review. Journal of minimally invasive gynecology. 2019; 26 (2): 186-196. https://dx.doi.org/1016/j.jmig.2018.08.025
  13. Ян Сяо Инцидентность венозных тромбозов в европейской популяции: роль хирургических вмешательств. Медицина неотложных состояний. 2017; 4 (83): 24-29. https://dx.doi.org/10.22141/2224-0586.4.83.2017.107421. [Yang Xiao The incidence of venous thrombosis in the European population: the role of surgical interventions. Emergency medicine. 2017; 4(83):24-29. (in Russian)]. https://dx.doi.org/10.22141/2224-0586.4.83.2017.107421.
  14. Nicholson M., Chan N., Bhagirath V., Ginsberg J. Prevention of Venous Thromboembolism in 2020 and Beyond. J ClinMed. 2020; 9 (8): 2467. https://dx.doi.org/10.3390/jcm9082467.
  15. Kathopoulis N., Prodromidou A., Zacharakis D., Chatzipapas I., Diakosavvas M., Kypriotis К. et al. The Effect of Intravenous Tranexamic Acid on Myomectomy: A Systematic Review and Meta-Analysis of Randomized Controlled Trials. Journal of personalized medicine. 2022; 12(9): 1492. https://doi.org/10.3390/jpm12091492.
  16. Сюткина И.П., Хабаров Д.В., Ракитин Ф.А., Кочеткова М.В., ИнешинаА.Д. Комплексная оценка изменений свертывающей системы крови в периоперационном периоде при эмболизации маточных артерий.   Акушерство и гинекология. 2019; 12: 133-139. https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.12.133-139. [Syutkina I.P., Khabarov D.V., Rakitin F.A., Kochetkova M.V., Ineshina A.D. Comprehensive assessment of changes in the blood coagulation system in the perioperative period during uterine artery embolization. Obstetrics and gynecology. 2019; 12:133-139. (in Russian)]. https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.12.133-139.
  17. Waskowski J., Schefold J.C, Stueber F. Prophylaktische anwendung von tranexamsäure in der nichtkardialen chirurgie: Update 2017. Med Klin Intensivmed Notfmed. 2019; 114 (7): 642-649. German. https://dx.doi.org/10.1007/s00063-018-0402-5.
  18. Opoku-Anane J., Vargas M.V., Marfori C.Q., Moawad G., Maasen M.S., Robinson J.K. Intraoperative tranexamic acid to decrease blood loss during myomectomy: a randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Am J Obstet Gynecol. 2020; 223(3): 413.e1-413.e7. https://dx.doi.org/10.1016/j.ajog.2020.02.019.
  19. Hunt B.J. The current place of tranexamic acid in the management of bleeding. Anaesthesia. 2015; 70: 50-e18. https://dx.doi.org/10.1111/anae.12910.
  20. Shaaban M.M., Ahmed M.R., Farhan R.E., Dardeer H.H. Efficacy of tranexamic acid on myomectomy-associated blood loss in patients with multiple myomas: A randomized controlled clinical trial. Reprod Sci. 2016; Jul. 23(7): 908-12. https://dx.doi.org/10.1177/1933719115623646.
  21. Wang D., Wang L., Wang Y, Lin X. The efficiency and safety of tranexamic acid for reducing blood loss in open myomectomy: A meta-analysis of randomized controlled trials. Medicine (Baltimore). 2017; 96 (23): https://dx.doi.org/10.1097/MD.0000000000007072.
  22. Кочеткова М.В., Сюткина И.П., Королева Е.Г., Смагин А.А., Хабаров Д.В., Демура А.Ю. Использование карбоксимальтозата железа и транексамовой кислоты при органосохраняющих операциях в гинекологической практике. Современные проблемы науки и образования. 2017; 5: 118. [M. V. Kochetkova M.V., Syutkina I.P., Koroleva E.G., Smagin A.A., Khabarov D.V. The use of iron carboxymaltose and tranexamic acid in organ-preserving operations in gynecological practice. Modern problems of science and education. 2017; 5:118. (in Russian)].
  23. Жорова В.Е. Терапия железодефицитной анемии у пациенток гинекологического профиля. Медицинский совет. 2019; 7: 148-152. https://doi.org/10.21518/2079-701X-2019-7-148-152. [Zhorova V.E. Therapy of iron deficiency anemia in gynecological patients. Medical advice. 2019; 7:148-152. (in Russian)]. https://doi.org/10.21518/2079-701X-2019-7-148-152.

Поступила 28.08.2023

Принята в печать 20.03.2024

Об авторах / Для корреспонденции

Сюткина Ирина Павловна, к.м.н., н.с. лаборатории оперативной хирургии и лимфодетоксикации, врач анестезиолог-реаниматолог, НИИКЭЛ – филиал ИЦиГ СО РАН, 630117, Россия,  Новосибирск, ул. Тимакова, д. 2, komarok777@mail.ru, https://orcid.org/0000-0002-3941-4521

Демура Александр Юрьевич, м.н.с. лаборатории оперативной хирургии и лимфодетоксикации, врач анестезиолог-реаниматолог, НИИКЭЛ – филиал ИЦиГ СО РАН, 630117, Россия,  Новосибирск, ул. Тимакова, д. 2,  dx_@bk.ru, https://orcid.org/0000-0001-8470-5400

Ракитин Федор Андреевич, заведующий отделением гинекологии НИИКЭЛ – филиал ИЦиГ СО РАН, 630117, Россия,  Новосибирск, ул. Тимакова, д. 2, rakitinfedorr@mail.ru

Кочеткова Мария Витальевна, к.м.н., н.с. лаборатории оперативной хирургии и лимфодетоксикации, врач анестезиолог-реаниматолог, НИИКЭЛ – филиал ИЦиГ СО РАН, 630117, Россия, Новосибирск, ул. Тимакова, д. 2, masha0112@mail.ru, https://orcid.org/0000-0002-8752-4151

Хабаров Дмитрий Владимирович, д.м.н., в.н.с. лаборатории оперативной хирургии и лимфодетоксикации, заведующий отделением анестезиологии и реанимации, НИИКЭЛ – филиал ИЦиГ СО РАН, 630117, Россия, Новосибирск, ул. Тимакова, д. 2; профессор зеркальной кафедры анестезиологии, Новосибирский государственный университет, Институт Медицины и Психологии Зельмана, 630090, Россия, Новосибирск, ул. Пирогова, д. 1,  hdv@ngs.ru, http://orcid.org/0000-0001-7622-8384

Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, которые обеспечивают правильную работу сайта.