Адипокины и метаболически здоровое ожирение у жителей Санкт-Петербурга (в рамках эпидемиологического исследования ЭССЕ-РФ)

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/cardio.2016.8.40-45

27.08.2016
515

ФГБУ Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова Минздрава РФ, Санкт-Петербург
Цель исследования. Определить распространенность фенотипов метаболически здорового ожирения (МЗО) в выборке жителей Санкт-Петербурга по различным критериям и оценить уровни адипокинов в сыворотке в зависимости от фенотипа ожирения. Материал и методы. В рамках российского эпидемиологического исследования ЭССЕ-РФ была сформирована случайная выборка 1600 жителей Санкт-Петербурга, стратифицированная по полу и возрасту. Всем участникам были выполнены антропометрия ­ с оценкой окружности талии и индекса массы тела (ИМТ), измерение артериального давления, анализы крови натощак: глюкоза, инсулин (с расчетом индекса инсулинорезистентности — ИИР), липидный состав крови, С-реактивный белок (СРБ), адипонектин, лептин. У лиц с ожирением (ИМТ≥30 кг/м²) использовались критерии МЗО по Meigs (2006), Wildman (2008). Были использованы ­ 3 варианта оценки повышенных уровней СРБ и ИИР а рамках критериев Wildman: 90-й перцентиль у лиц с ИМТ<25 кг>

Ожирение является одной из наиболее актуальных проблем здравоохранения XXI века, которая в течение последних десятилетий достигла масштаба эпидемии. В мире более 1,9 млрд человек старше 18 лет страдают избыточной массой тела, а почти у 600 млн человек имеется ожирение [1]. Известно, что избыточная масса тела и ожирение тесно связаны с возникновением и прогрессированием сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, сахарного диабета 2-го типа [2, 3]. Однако не у всех лиц с ожирением имеется высокий риск развития сердечно-сосудистых и метаболических осложнений; такие пациенты рассматриваются как пациенты с метаблически здоровым ожирением (МЗО). Несмотря на повышенную массу жировой ткани, ­ у таких лиц по сравнению с пациентами с метаболически нездоровым ожирением (МНЗО) лицами сохранена чувствительность к инсулину, они имеют нормальный липидный состав крови и уровень маркеров воспаления, нормальное артериальное давление [4]. Одним из возможных объяснений этого парадокса может быть особенность гормональной активности самой жировой ткани, которая проявляется в изменении уровня различных адипокинов [5].

Выявление таких лиц в клинической практике может помочь врачу выбрать правильную тактику ведения пациента, так как метаболические нарушения являются более важными в прогностическом плане, чем наличие ожирения [6]. Однако до сих пор не вполне ясно, какие именно факторы определяют метаболическое здоровье человека при наличии ожирения и отсутствуют ли единые критерии для определения «метаболически здорового ожирения».

Цель исследования: определить распространенность фенотипов МЗО и МНЗО в выборке жителей Санкт-Петербурга и оценить уровни адипокинов сыворотки в зависимости ­ от фенотипа ожирения.

Материал и методы

В 2012—2013 гг. в 12 регионах России, различных по климатогеографическим, экономическим и демографическим характеристикам начато национальное исследование «Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах Российской Федерации» (ЭССЕ-РФ) [7]. В рамках данного исследования в Санкт-Петербурге была сформирована стратифицированная многоступенчатая случайная выборка ­ 1600 жителей (взрослое население — мужчины и женщины в возрасте 25—65 лет). Все участники подписали информированное согласие и заполнили стандартный вопросник, разработанный на основе адаптированных и валидизированных международных методик, который включал 12 модулей.

Всем участникам была выполнена антропометрия: измерен рост (однократно с точностью до 0,5 см в положении стоя и масса тела (однократно с точностью до 100 г) с расчетом индекса массы тела (ИМТ) по формуле Кетле; окружность талии (ОТ) в положении стоя. Произведен забор крови натощак­с определением липидного состава, уровней глюкозы (Abbott Architect 8000, США; реактивы Roche-diagnostics), С-реактивного белка (СРБ), инсулина, адипонектина и лептина­ (Cobas Integra 400 plus, Швейцария; реактивы Roche-diagnostics).­

Для диагностики ожирения использовали показатель ИМТ≥30 кг/м2. Фенотип МЗО определяли согласно критериям J. Meigs [8] и R. Wildman [9] (табл. 1). Пациентов с ожирением, не удовлетворяющих данным критериям, рассматривали как пациентов с МНЗО.

Индекс инсулинорезистентности (ИИР) определяли по формуле: глюкоза крови натощак×инсулин×0,138 (коэффициент, используемый для перевода пмоль/л в мкЕд/мл)/22,5 (HOMA-IR — Homeostasis Model Assessment of Insulin Resistance [10]). Для выявления ИИР и системного воспаления, согласно R. Wildman, рассчитывали 90-й перцентиль ИИР и СРБ в выбранной популяции. В исследуемой выборке доля лиц с ожирением ­в зависимости от выбранных критериев ожирения (ИМТ или ОТ)колебалась от 27 до 66%, что может искажать долю лиц с МЗО. В данной связи нами были применены следующие подходы ­в расчетах:

  • расчет «более строгого» критерия СРБ и ИИР: определяли 90-й перцентиль только у лиц с нормальным ИМТ (2,4 мг/л и ИИР>2,5 (вариант расчетов обозначен как W1);
  • расчет 90-го перцентиля СРБ и ИИР д...

Список литературы

  1. WHO. Obesity and overweight. Fact sheet. 311. http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs311/en/ last accessed November 2015.
  2. Grundy S.M. Obesity, metabolic syndrome, and cardiovascular disease. J Clin Endocrinol Metab 2004;89(6):2595–2600.
  3. Schienkiewitz A., Schulze M.B., Hoffmann K., Kroke A., Boeing H. Body mass index history and risk of type 2 diabetes: results from the European Prospective Investigation into Cancer and Nutrition (EPIC)-Potsdam study. Am J Clin Nutr 2006;84:427–433.
  4. Bluher M. The distinction of metabolically «healthy» from «unhealthy» obese individuals. Curr Opin Lipidol 2010;21(1):38–43. doi: 10.1097/MOL.0b013e3283346ccc.
  5. Boyarinova M., Rotar O., Konradi A. Adipokines and cardiomethabolic syndrome. Arterial'naja Gipertenzija 2014;20(5);422–432. Russian (Бояринова М.А., Ротарь О.П., Конради А.О. Адипокины ­и кардиометаболический синдром. Артериальная гипертензия 2014;20(5):422–432).
  6. Seo M.H., Rhee E.J. Metabolic and cardiovascular implications ­of a metabolically healthy obesity phenotype. Endocrinol Metab (Seoul) 2014;29(4):427–434. doi: 10.3803/EnM.2014.29.4.427
  7. Scientific Organizing Committee of the ESSE-RF. Epidemiology ­of cardiovascular diseases in different regions of Russia (ESSE-RF). ­The rationale for and design of the study. Profilakticheskaja medicina. 2013; 6: 25–34. Russian (Научно-организационный комитет проекта ЭССЕ-РФ.­ Обоснование дизайна исследования. Профилактическая медицина 2013;6:25–34).
  8. Meigs J.B., Wilson P.W., Fox C.S., Vasan R.S., Nathan D.M., Sullivan L.M., D'Agostino R.B. Body mass index, metabolic syndrome, and risk of type 2 diabetes or cardiovascular disease. J Clin Endocrinol Metab 2006;91:2906–2912.
  9. Wildman R.P., Muntner P., Reynolds K., McGinn A.P., Rajpathak S., Wylie-Rosett J., Sowers M.R. The obese without cardiometabolic risk factor clustering and the normal weight with cardiometabolic risk factor clustering: prevalence and correlates of 2 phenotypes among the US population (NHANES 1999–2004). Arch Intern Med 2008;168:1617–1624. doi: 10.1001/archinte.168.15.1617.
  10. Matthews D.R., Hosker J.P., Rudenski A.S., Naylor B.A., Treacher D.F., Turner R.C. Homeostasis model assessment: insulin resistance and beta-cell function from fasting plasma glucose and insulin concentrations in man. Diabetologia 1985;28(7):412–429.
  11. Oliveros E., Somers V.K., Sochor O., Goel K., Lopez-Jimenez F. The concept of normal weight obesity. Prog Cardiovasc Dis 2014;56(4):426–433. ­doi: 10.1016/j.pcad.2013.10.003.
  12. Orlov A., Rotar O., Boyarinova M., Alieva A., Dudorova E., Kolesova E., Moguchaya E., Paskar N., Solntsev V., Baranova E., Konradi A. Gender differences in behavioral risk factors prevalence among Saint-Petersburg inhabitants. Vestnik rossijskoj akademii medicinskih nauk. 2015;70(5). Russian (Орлов А.В., Ротарь О.П., Бояринова М.А, Алиева А., Дудорова Е., Колесова Е., Могучая Е., Паскарь Н., Солнтсев В., Баранова Е., Конради А. Гендерные особенности распространенности поведенческих факторов риска у жителей Санкт-Петербурга Вестник РАМН 2015;70(5)).
  13. Grundy S.M., Cleeman J.I., Daniels S.R., Donato K.A., Eckel R.H., Franklin B.A., Gordon D.J., Krauss R.M., Savage P.J., Smith S.C. Jr, Spertus J.A., Fernando Costa. Diagnosis and Management of the Metabolic Syndrome: An American Heart Association. National Heart, Lung, and Blood Institute Scientific Statement. Circulation 2005;112:2735–2752.
  14. Alberti K.G., Eckel R.H., Grundy S.M., Zimmet P.Z., Cleeman J.I., Donato K.A., Fruchart J.C., James W.P., Loria C.M., Smith S.C. Jr. International Diabetes Federation Task Force on Epidemiology and Prevention; Hational Heart, Lung, and Blood Institute; American Heart Association; World Heart Federation; International Atherosclerosis Society; International Association for the Study of Obesity. Harmonizing the metabolic syndrome: a joint interim statement of the International Diabetes Federation Task Force on Epidemiology and Prevention; National Heart, Lung, and Blood Institute; American Heart Association; World Heart Federation; International Atherosclerosis Society; and International Association ­for the Study of Obesity. Circulation 2009;120(16):1640–1645. doi: 10.1161/CIRCULATIONAHA.109.192644.
  15. Sims E.A. Are there persons who are obese, but metabolically healthy? Metabolism 2001;50(12):1499–504.
  16. Velho S., Paccaud F., Waeber G., Vollenweider P., Marques-Vidal P. Metabolically healthy obesity: different prevalences using different criteria. ­Eur J Clin Nutr 2010;64(10):1043–1051. doi: 10.1038/ejcn.2010.114.
  17. Phillips C.M. Metabolically healthy obesity: definitions, determinants and clinical implications. Rev Endocr Metab Disord 2013;14(3):219–227. ­doi: 10.1007/s11154-013-9252-x.
  18. Pataky Z., Bobbioni-Harsch E., Golay A. Open questions about metabolically normal obesity. Int J Obes (Lond) 2010;34 Suppl 2:S18–S23. doi: 10.1038/ijo.2010.235.
  19. Phillips C.M., Dillon C., Harrington J.M. Defining Metabolically Healthy Obesity: Role of Dietary and Lifestyle Factors. PLoS One 2013;8(10):e76188.
  20. Martinez-Larrad M.T., Corbaton Anchuelo A., Del Prado N., Ibarra Rueda J.M., Gabriel R, Serrano-Rios M.. Profile of individuals who are metabolically healthy obese using different definition criteria. A population-based analysis in the Spanish population. PLoS One 2014;8(9):e106641. ­doi: 10.1371/journal.pone.0106641.
  21. Gonçalves C.G., Glade M.J., Meguid M.M. Metabolically healthy obese individuals: Key protective factors. Nutrition 2015. Epub ahead of print. ­doi: 10.1016/j.nut.2015.07.010.
  22. Yoo H.K., Choi E.Y., Park E.W., Cheong Y.S., Bae R.A. Comparison of Metabolic Characteristics of Metabolically Healthy but Obese (MHO) Middle-Aged Men According to Different Criteria. Korean J Fam Med 2013;34:19–26. doi: 10.4082/kjfm.2013.34.1.19.
  23. van Vliet-Ostaptchouk J.V., Nuotio M.L., Slagter S.N., Doiron D., Fischer K., Foco L., Gaye A., Gögele M., Heier M., Hiekkalinna T., Joensuu A., Newby C., Pang C., Partinen E., Reischl E., Schwienbacher C., Tammesoo M.L., Swertz M.A., Burton P., Ferretti V., Fortier I., Giepmans L., Harris J.R., Hillege H.L., Holmen J., Jula A., Kootstra-Ros J.E., Kvaloy K., Holmen T.L., Männistö S., Metspalu A., Midthjell K., Murtagh M.J., Peters A., Pramstaller P.P., Saaristo T., Salomaa V., Stolk R.P., Uusitupa M., ­van der Harst P., van der Klauw M.M., Waldenberger M., Perola M., Wolffenbuttel B.H. The prevalence of metabolic syndrome and metabolically healthy obesity in Europe: a collaborative analysis of ten large cohort studies. BMC Endocr Disord 2014;14:9. doi: 10.1186/1472-6823-14-9.
  24. Freitas Lima, Braga V.A., do Socorro de França Silva M., Cruz J.C., Sousa Santos S.H., de Oliveira Monteiro M.M., Balarini C.M. Adipokines, diabetes and atherosclerosis: an inflammatory association. Front Physiol. 2015; 6:304. doi: 10.3389/fphys.2015.00304.
  25. Schäfer K., Halle M., Goeschen C. Leptin promotes vascular remodeling and neointimal growth in mice. Arteriosclerosis, Thrombosis, and Vascular Biology. 2004; 24(1):112 – 117.
  26. Chiara T.D., Argano C., Scaglione A., Corrao S., Pinto A., Scaglione R. Circulating adiponectin: a cardiometabolic marker associated with global cardiovascular risk. Acta Cardiol. 2015;70(1):33-40.
  27. Persson J., Strawbridge R.J., McLeod O., Gertow K., Silveira A., Baldassarre D. Sex-Specific Effects of Adiponectin on Carotid Intima-Media Thickness and Incident Cardiovascular Disease. J Am Heart Assoc. 2015;4(8):e001853. doi: 10.1161/JAHA.115.001853.
  28. Batsis J.A., Sahakyan K.R., Singh P., Bartels S.J., Somers V.K., Lopez-Jimenez F. Leptin, adiposity, and mortality: results from the National Health and Nutrition Examination Survey III, 1988 to 1994. Mayo Clin Proc 2015;90(4):481–491. doi: 10.1016/j.mayocp.2015.01.023.
  29. Chubenko E., Belaeva O., Berkovich O., Baranova E. Leptin levels and metabolic syndrome. Problemy zhenskogo zdorov'ja. 2010;5(1):45–60. Russian (Чубенко Е.А., Беляева О.Д., Беркович О.А. Баранова Е.И. Значение лептина в формировании метаболического синдрома. Проблемы женского здоровья 2010;5(1):45–60.

Об авторах / Для корреспонденции

Сведения об авторах:
ФГБУ Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова Минздрава РФ,
Санкт-Петербург
Васильева Е.Ю. - зав. центральной клинико-диагностической лабораторией.
Солнцев В.Н. - ст.н.с. НИЛ математического моделирования.
Баранова Е.И. - д.м.н., проф., зав. НИЛ метаболического синдрома.
Конради А.О. - д.м.н., проф., зам. ген. дир. Центра по науч. работе.
НИЛ эпидемиологии неинфекционных заболеваний
Бояринова М.А. - мл.н.с., очный аспирант НИЛ.
Орлов А.В. - мл.н.с., очный аспирант НИЛ.
Ротарь О.П. - к.м.н., зав. НИЛ.
Алиева А.С. - н.с. НИЛ.
Могучая Е.В. - мл.н.с. НИЛ.
E-mail: boyarinova@almazovcentre.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь