Биомаркеры при сердечной недостаточности: уровень апелина не ассоциирован с наличием и степенью тяжести заболевания

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/cardio.2015.2.37-41

27.02.2015
938

ФГБУ «Российский кардиологический научно-производственный комплекс» Минздрава РФ, 121552 Москва, ул. 3-я Черепковская, 15а

В работе проверялась возможность использования апелина-12 в качестве биомаркера хронической сердечной недостаточности (ХСН). В исследовании приняли участие 108 больных ХСН различной этиологии (ишемическая болезнь сердца и дилатационная кардиомиопатия) с I по IV функциональный класс (ФК) и 40 здоровых добровольцев. Образцы крови брали у больных при поступлении в клинику до назначения фармакологической терапии. Всем пациентам выполняли эхокардиографию c оценкой конечного диастолического (КДО), конечного систолического объема (КСО) и фракции выброса (ФВ), определяли концентрацию апелина-12 в плазме крови, проводили сравнение с маркером сердечной недостаточности NT-proBNP. Средняя концентрация апелина-12 у здоровых добровольцев составила 0,86±0,22 нг/мл, у больных с I по IV ФК – 0,8±0,35, 0,81±0,29, 0,68±0,38 и 0,82±0,35 нг/мл соответственно. Однако статистически значимых различий между этими значениями не было. Не выявлено корреляций между концентрацией апелина и ФВ, КДО, КСО, полом, возрастом, курением, индексом массы тела и уровнем NT-proBNP. В то же время концентрация NT-proBNP в плазме коррелировала со степенью тяжести заболевания. Таким образом, апелин-12 не проявил себя в качестве нового надежного биомаркера ХСН.

В последнее десятилетие в клинической медицине сформировалось специализированное направление по использованию так называемых биомаркеров в диагностике заболевания, прогнозированию его течения и контролю эффективности проводимого лечения. С этой целью у больных с сердечной недостаточностью (СН) широко используется измерение уровней натрийуретических пептидов. Одним из перспективных маркеров в последнее время считался полипептид апелин. Этот полипептид обнаружен при исследовании одного из рецепторов группы серпинов, весьма похожего на рецептор ангиотензина II 1-го типа. Гомология этих рецепторов составляет почти 50%, однако ангиотензин не взаимодействовал с ним [1]. В 1998 г. K. Tatemoto и соавт. выделили лиганд для этого рецептора и назвали его апелином. Изначально апелин синтезируется как пропептид, состоящий из 77 аминокислот, который под действием пептидаз делится на более короткие фрагменты (из 39, 19, 13, 12 аминокислот и др.) [2]. Доказано, что низкомолекулярные апелины обладают большей биологической активностью в отношении сердечно-сосудистой системы, в то же время пептиды короче 12 аминокислот становятся биологически инертными [3].

В настоящий момент система апелин—APJ рассматривается как антагонист ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС). Она представлена практически во всех органах и тканях млекопитающих. Высокие уровни экспрессии апелина и APJ обнаружены в эндотелии и гладких мышечных клетках сосудов, миокарде и эндокарде [4]. Апелин оказывает влияние на гомеостаз жидкости, метаболизм глюкозы и жиров, ангио- и канцерогенез. Доказана его благотворная роль при постишемических реперфузионных повреждениях [5]. Пептид проявляет свойства артериального и венозного вазодилататора, действуя через NO-зависимый и простациклиновый механизмы [6]. Наиболее значительным представляется его инотропное действие, по мнению ряда авторов, самое мощное из инотропных агентов, известных на сегодняшний день [7].

Инотропный эффект апелина обусловлен активацией Na+/H+-обменника сарколеммы и кальциевых насосов саркоплазматической сети [8]. Активно изучается роль пептида в развитии СН. Проведено несколько исследований для оценки изменения уровней апелина в крови больных хронической сердечной недостаточностью (ХСН) [9—12].

Данные по изменению концентрации апелина в крови на разных стадиях ХСН противоречивы. Поэтому целью нашего исследования являлась оценка уровня апелина-12 в крови больных ХСН различных функциональных классов (ФК) при ишемической болезни сердца (ИБС) и дилатационной кардиомиопатии (ДКМП) по сравнению с N-концевым предшественником натрийуретического пептида (NT-p...

Список литературы

  1. O’Dowd B., Heiber M., Chan A. et al. A human gene that shows identity with the gene encoding the angiotensin receptor is located on chromosome 11. Gene 1993; 136:355–360.
  2. Tatemoto K., Hosoya M., Habata Y. et al. Isolation and characterization of a novel endogenous peptide ligand for the human APJ receptor. Biochem Biophys Res Commun 1998; 251:471–476.
  3. Kawamata Y., Habata Y., Fukusumi S. et al. Molecular properties of apelin: tissue distribution and receptor binding. Biochim Biophys Acta 2001; 1538:162–171.
  4. Hosoya M., Kawamata Y., Fukusumi S.et al. Molecular and functional characteristics of APJ. Tissue distribution of mRNA and interaction with the endogenous ligand apelin. J Biol Chem 2000; 275:21061–21067.
  5. Pisarenko O.I., Shulzhenko V.S., Pelogeĭkina Iu.A., Studneva I.M., Kkhatri D.N., Bespalova Zh.D., Az'muko A.A., Sidorova M.V., Pal'keeva M.E. Effects of exogenous apelin-12 on functional and metabolic recovery of isolated rat heart after ischemia. Kardiologiia 2010; 50(10):44–49. Russian. (Писаренко О.И., Шульженко В.С., Пелогейкина Ю.А., Студнева И.М., Кхатри Д.Н., Беспалова Ж.Д., Азьмуко А.А., Сидорова М.В., Палькеева М.Е. Влияние экзогенного пептида апелина-12 на восстановление функции и метаболизма изолированного сердца крысы после ишемии. Кардиология 2010;10:44–49.
  6. Ashley E., Powers J., Chen M. et al. The endogenous peptide apelin potently improves cardiac contractility and reduces cardiac loading in vivo. Cardiovasc Res 2005;65:73–82.
  7. Szokodi I., Tavi P., Foldes G. et al. Apelin, the novel endogenous ligand of the orphan receptor APJ, regulates cardiac contractility. Circ Res 2002; 91:434–440.
  8. Farkasfalvi K., Stagg M., Coppen S. et al. Direct effects of apelin on cardiomyocyte contractility and electrophysiology. Biochem Biophys Res Commun 2007; 357:889–895.
  9. Chen M., Ashley E., Deng D. et al. Novel role for the potent endogenous inotrope apelin in human cardiac dysfunction. Circulation 2003; 108:1432–1439.
  10. Foldes G., Horkay F., Szokodi I. et al. Circulating and cardiac levels of apelin, the novel ligand of the orphan receptor APJ, in patients with heart failure. Biochem Biophys Res Commun 2003;308:480–485.
  11. Chong K., Gardner R., Morton J. et al. Plasma concentrations of the novel peptide apelin are decreased in patients with chronic heart failure. Eur J Heart Fail 2006;8:355–360.
  12. Goetze J., Rehfeld J., Carlsen J. et al. Apelin: a new plasma marker of cardiopulmonary disease. Regul Pept 2006;133:134–138.
  13. Miettinen K., Magga J., Vuolteenaho O. et al. Utility of plasma apelin and other indices of cardiac dysfunction in the clinical assessment of patients with dilated cardiomyopathy. Regul Pept 2007;140:178–184.
  14. Goetze J., Rehfeld J., Carlsen J. et al. Apelin: a new plasma marker of cardiopulmonary disease. Regul Pept. 2006;133:134–138.
  15. Vickers C., Hales P., Kaushik V. et al. Hydrolysis of biological peptides by human angiotensinconverting enzyme-related carboxypeptidase. J Biol Chem 2002;277:14838–14843.
  16. Burrell L., Johnston C., Tikellis C. et al. ACE2, a new regulator of the rennin-angiotensin system. Trends Endocrinol Metab 2004;15:166–169.
  17. Japp A., Cruden N., Barnes G. et al. Acute cardiovascular effects of apelin in man: potential role in patients with chronic heart failure. Circulation 2010;121:1818–1827.

Об авторах / Для корреспонденции

Сведения об авторах:
Данковцева Е.Н. - к.м.н., зав. кардиологическим отделением для больных хронической сердечной недостаточностью ГБУЗ «Городская клиническая больница №51 Департамента здравоохранения г. Москвы»; доцент кафедры терапии, кардиологии и функциональной диагностики с курсом нефрологии ФГБУ «Учебно-научный медицинский центр» Управления делами Президента РФ.
Затейщиков Д.А. - д.м.н., проф. зав. первичным сосудистым отделением ГБУЗ «Городская клиническая больница №51 Департамента здравоохранения г. Москвы»; проф. кафедры терапии, кардиологии и функциональной диагностики с курсом нефрологии ФГБУ «Учебно-научный медицинский центр» Управления делами Президента РФ и кафедры кардиологии ФГОУ ДПО «Институт повышения квалификации ФМБА России»; вед.н.с. лаборатории генетики ФГБУ «Федеральный научно-клинический центр специализированных видов медицинской помощи и медицинских технологий» ФМБА России.
«Научно-исследовательский институт экспериментальной кардиологии» ФГБУ «Российский кардиологический научно-производственный комплекс» Минздрава РФ, Москва
Лакомкин С.В. - мл.н.с. лаборатории экспериментальной патологии сердца.
«Институт клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова» ФГБУ «Российский кардиологический научно-производственный комплекс» Минздрава РФ, Москва
Терещенко С.Н. - д.м.н., проф., руков. отделом заболевания миокарда и сердечной недостаточностью.
Сычев А.В. - н.с.
Отдел нейрогуморальных и иммунологических исследований
Масенко В.П. - д.м.н., проф., руков. отдела.
Ткачев Г.А. - н.с. лаборатории нейрогуморальной регуляции сердечно - сосудистых заболеваний.
ФГБУ «Центральная клиническая больница с поликлиникой» Управления делами Президента РФ, Москва
Герасимова О.Н. - зав. кардиологическим отделением.
ГБУЗ «Городская клиническая больница №51» Департамента здравоохранения города Москвы
Сигалович Е.Ю. - врач кардиолог.
E-mail: selak@yandex.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь