Боль в шее: возможности терапии

29.04.2016
616

ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова», Научно-исследовательский центр, отдел патологии вегетативной нервной системы, г. Москва

Боль в шее является частой причиной обращения пациента к врачу. Наиболее распространенным типом боли является неспецифическая («механическая», аксиальная) боль в шее. Течение заболевания может быть различным, но большинство пациентов полностью избавляются от беспокоящих симптомов болезни. Для купирования острой боли в спине наиболее широкое применение получили нестероидные противовоспалительные препараты. Принципиально новым классом препаратов для лечения болевых синдромов, в т.ч. боли в шее, являются селективные активаторы нейрональных калиевых каналов – SNEPCO (Selective Neuronal Potassium Channel Opener). Представителем этого класса лекарственных средств является флупиртин (Нолодатак), обладающий широким спектром фармакологических свойств. Эффективность флупиртина показана в многочисленных рандомизированных контролируемых исследованиях, в которых он сравнивался с другими анальгетиками или плацебо. Несколько работ выполнено у больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника и миофасциальным синдромом. При этих заболеваниях флупиртин оказывает выраженный обез­боливающий эффект, а также уменьшает исходно повышенный мышечный тонус.

Боль в шее (БВШ) является частой причиной обращения пациента к врачу, снижения качества жизни человека и его инвалидизации. В общей популяции показатель распространенности БВШ за 12 месяцев колеблется от 4,8 до 79,5% (в среднем 25,8%) [1]. Течение заболевания может быть различным, но большинство пациентов полностью избавляются от беспокоящих симптомов болезни, т.к. она чаще всего не связана с серьезной патологией, но в 5–10% случаев БВШ становиться хронической [2]. Пациентов с хроническими проблемами в шее беспокоят боль, тугоподвижность и ограниченный диапазон движений в шейном отделе позвоночника, что вызывается напряжением мышц, окружающих шею, а также наличие спаек, что приводит к снижению биомеханической функции шеи [3].

Наиболее распространенным типом боли является неспецифическая («механическая», аксиальная) БВШ. Часто точную причину или происхождение боли определить не удается. Она может быть следствием незначительных деформаций и растяжения связок шеи, спровоцирована неловким движением, локальным переохлаждением, длительным вынужденным положением головы с перенапряжением шейных мышц и блокированием фасеточных суставов, что часто является следствием повседневной деятельности пациента.

Скелетно-мышечные нарушения являются наиболее распространенными причинами долгосрочной нетрудоспособности и инвалидизации в ряде промышленно развитых стран [4]. Распространенность БВШ среди офисных работников выше, чем среди населения в целом. Во всем мире распространенность БВШ за годовой период составляет среди административных работников от 15 до 34,4%, что связано со скелетно-мышечными нарушениями, определяемыми как травмы или нарушения опорно-двигательного аппарата, ассоциированными с факторами риска на рабочем месте [5, 6]. Такие нарушения являются серьезной проблемой для людей, которые проводят много времени за компьютером. Причинная связь длительного использования компьютера и боли в области шеи установлена. И здесь придается значение таким факторам, как неудобная поза на рабочем месте, монотонная работа и эпизоды обострения боли. Считается, что женщины в большей степени подвержены БВШ, чем мужчины [7]. В одной из недавних работ было показано, что наиболее значимым фактором риска возникновения скелетно-мышечной БВШ было использование компьютера в течение более 4–6 ч подряд, далее следовали такие эргономические показатели рабочего места, как высота экрана и занимаемая на рабочем месте поза [8].

В другой работе было выявлено, что среди трудоспособного населения [9] факторами риска возникновения БВШ были возраст, скелетно-мышечная боль в прошлом, высокие требования к качеству работы, низкий уровень социальной поддержки на работе, отсутствие гарантии занятости, низкая физическая активность, статичная рабочая поза, сидячая работа, повторяющийся и монотонный характер труда. К другим причинам БВШ относят:<...>

Список литературы

  1. Hoy D.G., Protani M., De R., Buchbinder R. The epidemiology of neck pain. Best Pract. Res. Clin. Rheumatol. 2010;24:783–92.
  2. Pool J.J., Ostelo R.W., Knol D., Bouter L.M., de Vet H.C. Are psychological factors prognostic indicators of outcome in patients with subacute neck pain? Man. Ther. 2010;15:111–16.
  3. Barnsley L., Lord S., Bogduk N. Comparative local anaesthetic blocks in the diagnosis of cervical zygapophysial joint pain. Pain. 1993;55:99–106.
  4. Côté P., van der Velde G., Cassidy J.D., Carroll L.J., HoggJohnson S., Holm L.W., Carragee E.J., Haldeman S., Nordin M., Hurwitz E.L., Guzman J. Peloso P.M. Bone and joint decade 2000–2010 task force on neck pain and its associated disorders. The burden and determinants of neck pain in workers: results of the bone and joint decade 2000–2010 task force on neck pain and its associated disorders. Spine. (Phila Pa 1976) 2008;33(4 suppl):S60–74.
  5. De Loose V., Burnotte F., Cagnie B., Stevens V., van Tiggelen D. Prevalence and risk factors of neck pain in military office workers. Mil. Med. 2008;173:474–9.
  6. Shannon H.S., Woodward C.A., Cunningham C.E., McIntosh J., Lendrum B., Brown J., Rosenbloom D. Changes in general health and musculoskeletal outcomes in the workforce of a hospital undergoing rapid change: A longitudinal study. J. Occup. Health Psychol. 2001;6:3–14.
  7. Ariëns G.A., van Mechelen W., Bongers P.M., Bouter L.M., van der Wal G. Physical risk factors for neck pain. Scand. J. Work Environ. Health. 2000;26:7–19.
  8. Darivemula S.B., Goswami K., Gupta S.K., Salve H., Singh U., Goswami A.K. Workrelated neck pain among desk job workers of tertiary care hospital in New Delhi, India: burden and determinants. Indian J. Community Med. 2016;41(1):50–4.
  9. Côté P., Cassidy J.D., Carroll L.J., Kristman V. The annual incidence and course of neck pain in the general population: a populationbased cohort study. Pain. 2004;112(3):267–73.
  10. Котова О.В., Акарачкова Е.С. Боль в шее: распространенность, факторы возникновения, возможности терапии. Фарматека. 2014;9:45–9
  11. Guzman J., Haldeman S., Carroll L.J., Carragee E.J., Hurwitz E.L., Peloso P., Nordin M., Cassidy J.D., Holm L.W., Côté P., van der Velde G., HoggJohnson S. Bone and Joint Decade 20002010 Task Force on Neck Pain and Its Associated Disorders Clinical practice implications of the bone and joint decade 20002010 task force on neck pain and its associated disorders: from concepts and findings to recommendations. Spine. (Phila Pa 1976). 2008;33(4 suppl):S199–213.
  12. Котова О.В., Акарачкова Е.С. Острые болевые синдромы в неврологической практике. Эффективная фармакотерапия. 2014;31:40–5
  13. Ueberall M., MuellerSchwefe G., Terhaag B. Efficacy and tolerability of flupirtine in subacute / chronic musculoskeletal pain – results of a patient level, pooled reanalysis of randomized, doubleblind, controlled trials. Int. J. Clin. Pharmacol. Ther. 2011;49:637–47.
  14. Perovic S., Pialoglou P., Schroder H.C., Pergande G., Muller W.E. Flupirtine increases the levels of glutathione and Bc1–2 in hNT (human Ntera/D1) neurons: mode of action of the drugmediated antiapoptotic effect. Eur. J. Pharmacol. 1996;12:157–64.
  15. Jakob R., Josef Krieglsteinet. Influence of flupirtine on a Gprotein coupled inwardly rectifying potassium current in hippocampal neurons. Br. J. Pharmacol. 1997;122:1333–38.
  16. Wörz R., MüllerSchwefe G., Stroehmann I., Zeuner L., Zieglgänsberger W., Zimmermann M. Back pain: Guidelines for drug therapy. Fortschr. Med. 2000;142(5):27–33.
  17. Herrmann W., Hiersemenzel R., Aigner M., Lobisch M., RiethmullerWinzen H., Michel I. Longterm tolerance of flupirtine. Open multicenter study over one year. Fortschr. Med. 1993;111(15):266–70.
  18. MüllerSchwefe G. Flupertine in acute and chronic pain associated with мuscle tenseness. Results of a postmarketing surveillance study. Forschr. Med. 2003;121:3–10.
  19. Singal R., Gupta P., Jain N., Gupta S. Role of flupirtine in the treatment of pain– chemistry and its effects. Maedica. (Buchar). 2012;7(2):163–6.
  20. Котова О.В., Акарачкова Е.С. Место препарата Нолодатака в лечении боли в спине. Фарматека. 2015;13:70–3

Об авторах / Для корреспонденции

Котова Ольга Владимировна, к.м.н., старший научный сотрудник отдела патологии вегетативной нервной системы, Научно-исследовательский центр ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова». Адрес: 119992, г. Москва, ул. Россолимо, д. 11. Телефон: (499) 248-69-97. Email: ol_kotova@mail.ru

Акарачкова Елена Сергеевна, д.м.н., ведущий научный сотрудник отдела патологии вегетативной нервной системы, Научно-исследовательский центр ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова». Адрес: 119992, г. Москва, ул. Россолимо, д. 11. Телефон: (499) 248-69-97

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь