Частота и факторы риска развития инфравезикальной обструкции вследствие хирургического лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/urology.2018.5.134-138

13.12.2018
54

ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» Минздрава России; Ростов-на-Дону, Россия

Доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ) является одним из наиболее распространенных заболеваний мужчин пожилого и старческого возраста. К основным хирургическим методам лечения ДГПЖ относятся трансуретральная резекция и открытая аденомэктомия. В части случаев хирургическое лечение ДГПЖ сопровождается развитием послеоперационных осложнений, приводящих к рецидиву инфравезикальной обструкции. Четких представлений о причинных факторах и механизмах развития различных видов инфравезикальной обструкции после хирургического лечения ДГПЖ не существует. Настоящая работа посвящена основным вопросам развития стриктуры уретры и стеноза шейки мочевого пузыря после аденомэктомии и трансуретральной резекции простаты.

Доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ) характеризуется нарастающей симптоматикой нижних мочевыводящих путей (СНМП) и является одним из наиболее распространенных заболеваний мужчин пожилого и старческого возраста, в силу чего приобрела статус медико-социальной проблемы [1–5].

В связи с увеличением продолжительности жизни число мужчин, страдающих ДГПЖ, с каждым годом увеличивается. Если в возрасте 51–60 лет ДГПЖ встречается приблизительно у 42% мужчин, то в возрасте 61–70 лет она отмечается уже в более чем 70% наблюдений, а в возрасте 81–90 ее частота в мужской популяции достигает почти 90% [6, 7].

За последние 30 лет произошли значительные изменения в вариантах стратегии лечения ДГПЖ. Прежде всего появилась возможность лечить больных с начальными проявлениями этого заболевания новыми и патогенетически обоснованными медикаментозными препаратами [3, 8]. Именно благодаря консервативному лечению частота хирургических вмешательств при СНМП снизилась в течение последних 20 лет. Однако и в настоящее время около 30–40% мужчин, страдающих ДГПЖ, подвергаются оперативному лечению [9, 10]. В те же годы в клиническую практику внедрено множество эндоскопических методов лечения ДГПЖ, таких как моно- и биполярная трансуретральная резекция простаты (ТУРП), фотоселективная лазерная вапоризация (PVP) и энуклеация аденомы предстательной железы гольмиевым лазером (HoLEP) [11–15]. Несмотря на это, основными оперативными методиками лечения ДГПЖ во всем мире остаются трансуретральная резекция (ТУР) и открытая аденомэктомия.

Трансуретральная резекция к настоящему времени широко внедрена в клиническую практику, служит методом выбора при хирургическом лечении ДГПЖ по всему миру и остается «золотым» стандартом [1, 16, 17]. При лечении доброкачественной гиперплазии больших размеров не потеряла своего значения и открытая аденомэктомия как основной метод оперативного лечения [14, 21].

Основные преимущества эндоскопических вмешательств при ДГПЖ по сравнению с открытыми методиками лечения: наименьшая инвазивность оперативного вмешательства, короткие сроки дренирования мочевого пузыря уретральным катетером, краткие сроки пребывания пациента в стационаре [18, 19]. В рекомендациях урологических ассоциаций развитых стран открытая операция признается основным методом лечения при больших размерах предстательной железы [14, 20, 21]. По мнению P. Rigatti и A. Cestari, открытая аденомэктомия может успешно конкурировать с малоинвазивными методами хирургического лечения при условии совершенной хирургической техники и минимизации кожного разреза [22].

Открытые и эндоскопические методики оперативного лечения ДГПЖ в части случаев сопровождаются развитием интра- и послеоперационных осложнений. Среди всех послеоперационных осложнений значительная часть относится к рецидиву инфравезикальной обструкции. Причиной рецидивной инфравезикальной обструкции в позднем послеоперационном периоде служат стриктуры задней уретры, облитерации задней уретры и шейки мочевого пузыря, стриктуры передней уретры, «клапаны» задней уретры, обструкции уретры аденоматозной тканью [23–25].

Обструктивные осложнения (стриктура уретры и/или стеноз шейки мочевого пузыря) остаются одним из сложных и актуальных вопросов современной урологии. Рубцово-склеротические изменения уретры, возникающие как после ТУРП, так и после открытой аденомэктомии, обусловливают необходимость повторных оперативных вмешательств на шейке мочевого пузыря и уретре, что значительно снижает качество жизни пациентов после хирургии ДГПЖ [10, 25].

Частота обструктивных осложнений вследствие хирургии ДГПЖ

Частота развития стриктур уретры после использования различных хирургических техник лечения ДГПЖ составляет 1,98–8,1%, тогда как стеноз шейки мочевого пузыря развивается у 0,3–7,8% больных [5, 10]. Так, в работе A. Tasci et al. [26] приводятся сведения о развитии стриктуры уретры у 3,2% пациентов и стеноза шейки мочевого пузыря у 1,08% из 3589 пациентов, перенесших ТУРП.

G. Nuss et al. [27] проанализировали результаты ТУРП у 607 пациентов в течение 12 лет. Инфравезикальная обструкция развилась у 35 (5,8%) пациентов, из них стриктура уретры в бульбарном отделе диагностирована у 16 (45,7%) человек, стеноз шейки мочевого пузыря – у 6 (17,1%), в пенильном отделе уретры – у 5 (14,2%), многофокусные поражения – у 8 (22,8%).

По данным ретроспективного анализа результатов чреспузырной аденомэктомии у 287 пациентов в отдаленном периоде стеноз шейки мочевого пузыря отмечен у 9,5% пациентов, стриктура уретры у 5,6% [28]. В работе [29], посвященной анализу осложнений открытой аденомэктомии в отношении 232 пациентов, частота соответствующих осложнений составила 3...

Список литературы

1. Biktimirov R.G., Martov A.G., Biktimirov T. R., Kaputovskii A.A. The role of extraperitoneoscopic adenomectomy in the management of benign prostatic hyperplasia greater than 80 cm3. Urologiia. 2017;6:76–80. Russian (Биктимиров Р.Г., Мартов А.Г., Биктимиров Т.Р., Капутовский А.А. Роль экстраперитонеоскопической аденомэктомии в оперативном лечении доброкачественной гиперплазии предстательной железы объемом более 80 см3. Урология. 2017;6:76–80).

2. Alyaev Yu.G., Vinarov A.Z., Chaly M.E., Demidenko Yu.L., Akhvlediani N.D. Causes of erectile dysfunction after transurethral resection of hyperplastic prostate and its prevention. Urologiia. 2005;3:28–32. Russian (Аляев Ю.Г.Винаров А.З., Чалый М.Е., Демиденко Ю.Л., Ахвледиани Н.Д. Причины эректильной дисфункции после трансуретральной резекции гиперплазированной предстательной железы и ее профилактика. Урология. 2005;3: 28–32).

3. Martov A.G., Ergakov D.V. The experience in dutasteride use before transurethral prostatic resection for large adenoma. Urologiia. 2008;4:46–50. Russian (Мартов А.Г., Ергаков Д.В. Опыт применения дутастерида пред трансуретральной резекции простаты по поводу аденомы. Урология. 2008;4:46–50).

4. Beckman T., Mynderse L. Evaluation and medical management of benign prostatic hyperplasia. Mayo Clin. Proc. 2005;80(10):1356–1362. Doi:10,4065 / 80.10.1356

5. Parker D., Simhan J. Manegement оf complications after surgical outlet reduction for bening prostatic obstructions. Can. J. Urol. 2015;22(1):88–92.

6. Nickel J.C., Gilling P., Tammela T.L., et al. Comparison of dutasteride and finasteride for treating benign prostatic hyperplasia: the Enlarged Prostate International Comparator Study (EPICS). BJU Int. 2011;108(3):388–394.

7. Kallenberg F., Hossack T.A., Woo H.H. Long-Term followup after electrocautery transurethral resection of the prostate for benign prostatic hyperplasia. Advances in Urology. 2011;2011:359–478 Doi:10.1155/2011/359478.

8. Souverein P., Erken I., de la Rosette I., et al. Drug treatment of BPH and hospital admission for BPH related surgery. Europ. Urol. 2003;43:528–534.

9. Kamalov A.A., Guschin В.L., Dorofeev S.D., Komlev D.L., Tokarev F.V., Efremov E.A.Current aspects of surgical treatment of benign prostatic hyperplasia. Urologiia. 2004;1:30–34. Russian (Камалов A.A., Гущин Б.Л., Дорофеев С.Д., Комлев Д.Л, Токарев Ф.В., Ефремов Е.А. Современные аспекты оперативного лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы. Урология. 2004;1:30–34).

10. Chen M.L., Correa A.F., Santucci R.A.. Urethral strictures and stenoses caused by prostate therapy. Rev Urol. 2016;18(2):90–102. Doi: 10.3909/riu0685.

11. Ustinov D.V., Kholtobin D.P., Kulchavenya E.V., Aizikovich B.I. The use of laser vaporization for the treatment of benign prostatic hyperplasia. Urologiia. 2013;4:74–79. Russian (Устинов Д.В., Холтобин Д.П., Кульчавеня Е.В., Айзикович Б.И. Применение лазерной вапоризации для лечения аденомы предстательной железы. Урология. 2013;4:74–79).

12. McVary K., Roehrborn G., Avins A., Barry M., Bruskewitz R., Donnell R., Foster H.,Gonzalez C., Kaplan S., Penson D., Ulchaker J., Wei J. Management of benign prostatic hyperplasia (BPH). American Urological Association guideline. 2014. http://www.auanet.org/guidelines/benign-prostatic-hyperplasia-(2010-reviewed-and-validity-confirmed-2014).

13. Martov A.G., Andronov A.S., Dutov S.V., Baykov N.A. Ejaculatory-protective transurethral resection of the prostate. Urologiia. 2014;4:69–75. Russian (Мартов А.Г., Андронов А.С., Дутов С.В., Байков Н.А. Эякуляторно-протективная трансуретральная резекция предстательной железы. Урология. 2014;4:69–75).

14. Nickel J.C., Méndez-Probst C.E., Whelan T.F., Paterson Ryan F., Razvi H. 2010 Update: Guidelines for the management of benign prostatic hyperplasia Can. Urol. Assoc J. 2010;4(5):310–316.

15. Rieken M., Bachmann A., Shariat S.F. Long-term follow-up data more than 5 years after surgical management of benign prostate obstruction: who stands the test of time? Curr. Opin. Urol. 2016;26(1):22–27. Doi: 10.1097/MOU.0000000000000244.

16. Rassweiler J., Teber D., Kuntz R., Hofmann R. Complications of transurethral resection of the prostate (TURP) – incidence, management and prevention. Eur. Urol. 2006;50:969–980. Doi: http://dx.doi.org/10.1016/j.eururo.2005.12.042.

17. Martov A.G., Lopatkin N.A. Guidelines on transurethral electrosurgery of benign prostatic hyperplasia. Moscow: Triada X. 1997;144. Russian (Мартов А.Г., Лопаткин Н.А. Руководство по трансуретральной электрохирургии доброкачественной гиперплазии простаты. М.: Триада Х, 1997. 114).

18. Roehborn C.G. Standard surgical interventions. In: Texbook of bening prostatic hyperplasia. Oxford: ISIS Medical Media; 1996:341–378.

19. Kamalov A.A., Osmolovsky B.E. Transurethral photoselective laser vaporization in the treatment of prostatic adenoma. Urologiia. 2008;5:28–31. Russian (Камалов А.А., Осмоловский Б.Е. Трансуретральная фотоселективная лазерная вапоризация в лечении аденомы предстательной железы. Урология. 2008;5:28–31).

20. Gravas S., Bach T., Bachmann A., Drake M., Gacci M., Gratzke C., Madersbacher S.,Mamoulakis C., Tikkinen K. EAU Guidelines on Management of Non-Neurogenic Male Lower Urinary Tract Symptoms (LUTS), incl. Benign Prostatic Obstruction (BPO). European Association of Urology. 2016.

21. McVary, K.T., Roehrborn C.G., Avins A.L., Barry M.J., Bruskewitz R.C., Donnell R.F.,Foster H.E. Jr, Gonzalez C.M., Kaplan S.A., Penson D.F., Ulchaker J.C., Wei J.T.. Update on AUA guideline on the management of benign prostatic hyperplasia. J. Urol. 2011;185(5):1793–1803. Doi: 10.1016/j.juro.2011.01.074.

22. Rigatti P., Cestari A., Gilling P. The motion: large BPH should be treated by open surgery. Eur. Urol. 2007;51(3):845–847.

23. Logie J.W., Clifford G.M., Farmer R.D., Meesen B.P. Lower urinary tract symptoms suggestive of benign prostatic obstruction – Triumph: the role of general practice databases. Eur. Urol. 2001;39(3):42–47.

24. Trapeznikova M.F., Bazayev V.V., Tibilov A. S. Pathogenesis of recurrent infravesical obstruction in patients after adenomectomy and TUR prostate. Materials of the 2nd All-Russian Conference «Men’s Health». M., 2005. Р. 134. Russian (Трапезникова М.Ф., Базаев В.В., Тибилов А.С. Патогенез рецидивной инфравезикальной обструкции у больных после аденомэктомии и ТУР простаты. Материалы 2-й всероссийской конференции «Мужское здоровье». М., 2005. С. 134).

25. Mshvildadze L.P. Late obstructive complications of prostate adenomectomy. Abstract of the thesis. Candidate of medical science. M., 1986. Russian (Мшвилдадзе Л.П. Поздние обструктивные осложнения аденомэктомии простаты. Автореф. дисс. канд. мед. наук. М., 1986).

26. Tasci A.I., Ilbey Y.O., Tugcu V., Cicekler O., Cevik C., Zoroglu F. Transurethral resection of the prostate with monopolar resectoscope: single-surgeon experience and long-term results of after 3589 procedures. Urology. 2011;78(5):1151–1155. Doi:10.1016/j.urology.2011.04.072.

27. Fiuk J., Nuss G. R., Gonzalez C. M. Risk factors for urethral stricture and bladder neck contracture following transurethral prostatectomy for BPH/LUTS. J. Urol. 2012; 187(4):e1 Doi: 10.1016/j.juro.2012.02.044.

28. Komlev D.L. Long-term results of operative methods treatment of benign prostatic hyperplasia. Abstract of the thesis. Candidate of medical science. Moscow. 2004. Russian. (Комлев Д.Л. Отдаленные результаты оперативных методов лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы. Автореф. дисс. канд. мед. наук. Москва; 2004).

29. Varkarakis I., Kyriakakis Z., Delis A., Rotogerou V., Delivelioti C. Long-term results of open transvesical prostatectomy from a contemporary series of patients. Urology. 2004;64(2):306–310.

30. Tan G.H. et al. Urethral strictures after bipolar transurethral resection of prostate may be linked to slow resection rate. Investig. Clin. Urol. 2017;58:186–191. Doi: 10.4111/icu.2017.58.3.186.

31. Hammadeh M.Y., Madaan S., Singh M., Philp A. A 3-year follow-up of a prospective randomized trial comparing transurethral electrovaporization of the prostate with standard transurethral prostatectomy. BJU Int. 2000;86(6):648–651.

32. Elkoushy M.A., Elshal A.M., Elhilali V.V. Reoperation after holmium laser enucleation of the prostate for management of benign prostatic hyperplasia: assessment of risk factors with time to event analysis. J. Endourol. 2015;29(7):797–804. Doi: 10.1089/end.2015.0060.

33. Kuntz R.M., Lehrich K., Ahyai S.A. Holmium laser enucleation of the prostate versus open prostatectomy for prostates greater than 100 grams: 5-year followup results of a randomised clinical trial. Eur. Urol. 2008;53:160–166. Doi: http://dx.doi.org/10.1016/j.eururo.2010.06.005.

34. Kitrey N.D., Djakovic N., Gonsalves M., Kuehhas F.E, Lumen N., Serafetinidis E.,Sharma D.M., Summerton D.J. Guidelines on Urological Trauma. European Association of Urology. 2016.

35. Mazo E.B. Late complications of prostatic adenomectomy leading to infravesical obstruction. Adenoma predstatel,noy zhelezhy: sbornik nauchnyh trudov. Moscow. 1987;87–93. Russian (Мазо Е.Б. Поздние осложнения аденомэктомии предстательной железы, приводящие к инфравезикальной обструкции. Аденома предстательной железы: Сб. науч. тр. М.,1987;87–93).

36. Mozes B., Cohen Y.C., Olmer L., Shabtai E. Factors affecting change in quality of life after prostatectomy for benign prostatic hypertrophy: the impact of surgical techniques. J. Urol. 1996;155(1):191–196.

37. Mearini E., Marzi M., Mearini L., Zucchi A., Porena M. Open prostatectomy in benign prostatic hyperplasia: 10-year experience in Italy. Eur Urol. 1998;34(6):480–485.

38. Lopatkin N.A. Benign prostatic hyperplasia. M., NII Urologii, 1999. Russian (Лопаткин Н.А. Доброкачественная гиперплазия предстательной железы. М., НИИ Урологии. 1999).

39. Meyhoff H., Nordling J., Hald T. Clinical evaluation of transurethral versus transvesical prostatectomy. A Randomised study. Scand. J. Urol. Nephrol. 1984;18:201–209.

40. Tubaro A., Carter S., Hind A., Vicentini C., Miano L. A prospective study of the safetyand efficacy of suprapubic transvesical prostatectomy in patients with benignprostatic hyperplasia. J. Urol. 2001;166:172–176.

41. Rusakov V.I. About the surgical treatment of urethral strictures. Urology and nephrology. 1965;5:37–39. Russian (Русаков В.И. Об оперативном лечении стриктур уретры. Урология и нефрология. 1965;5:37–39).

42. Velikanov K.A. Novikov A.M., Fiksman F.L. Urethral structures after surgery for prostate adenoma. Questions of experimental and clinical surgery. All-Union symposium «Diagnostics and treatment urethral structures «. Rostov-on-Don. 1975;96–97. Russian (Великанов К.А. Новиков А.М., Фиксман Ф.Л. Стриктуры уретры после операции по поводу аденомы предстательной железы. Вопросы экспериментальной и клинической хирургии. Всесоюзный симпозиум «Диагностика и лечение стриктур уретры». Ростов-на-Дону. 1975;96–97).

43. Zwergel U. Benign prostatic hyperplasia (BPH) syndrome. Surgical and interventional therapy options. Urologe. 2001;40(4):319–328.

44. Tao H., Jiang Y. Y., Jun Q., Ding X., Jian D. L., Jie D., Ping Z. Y. Analysis of risk factors leading to postoperative urethral stricture and bladder neck contracture following transurethral resection of prostate. BJU Int. 2016;42(2):302–311. http://doi.org/10.1590/S1677-5538.IBJU.2014.0500.

45. Michielsen D.P., Coomans D. Urethral strictures and bipolar transurethral resection in saline of the prostate: fact or fiction? J. Endourol. 2010;24(8):1333–1337. Doi: 10.1089/end.2009.0575.

46. Mundy A.R., Andrich D.E.. Urethral strictures. BJU Int. 2011;107(1):6–26. Doi: 10.1111 / j.1464-410X.2010.09800.x

47. Grechenkov A.S., Glybochko P.V., Alyuev Yu.G., Butnaru D.V., Bezrukov E.A., Vinarov A.Z., Sukhanov R.B. Risc factors for urethral stricture and/or bladder neck contracture after monopolar transurethral resection of benign prostatic hyperplasia. Urologiia. 2017;1:5–9. Russian. (Греченков А.С., Глыбочко П.В.,Аляев Ю.Г., Бутнару Д.В., Безруков Е.А., Винаров А.З., Суханов Р.Б. Факторы риска развития стриктуры уретры и/или контрактуры шейки мочевого пузыря после монополярной трансуретральной резекции гиперплазии предстательной железы. Урология. 2017;1:5–9). Doi: 10/20953/2307-6631-2017-1-5-6.

48. Komura K., Inamoto T., Takai T., Saito K., Tanda N., Minami K., Oide R., Uehara H., Takahara K., Hirano H., Nomi H., Kiyama S., Watsuji T., Azuma H. Incidence of urethral stricture after bipolar transurethral resection of the prostate using TURis: results from a randomised trial. BJU Int. 2015;115(4):644–652. Doi: 10.1111/bju.12831.

49. Mathur R., Aggarwal G., Satsangi B., Khan F., Odiya S. Comprehensive analysis of etiology on the prognosis of urethral strictures. Int. Braz. J. Urol. 2011;3(3):362–370.

50. Fenton A.S., Morey A.F., Aviles R., Garcia C.R: Anterior urethral strictures: etiology and characteristics. Urology. 2005;65(6):1055–1058. Doi:10.1016/j.urology.2004.12.018

51. Heyns C.F., Van der Merwe J., Basson J., Van der Merwe A. Etiology of male urethral strictures-Evaluation of temporal changes at a single center, and review of the literature. African. J. Urol. 2012;18(1):4–9.

52. Lumen N., Hoebeke P., Willemsen P., De Troyer B., Pieters R., Oosterlinck W. Etiology of urethral stricture disease in the 21st century. J. Urol. 2009;182(3):983–987. Doi: 10.1016/j.juro.2009.05.023.

53. Lee Y.H., Chiu A.W., Huang J.K.. Comprehensive study of bladder neck contracture after transurethral resection of prostate. Urology. 2005;65(3):498–503. Doi:10.1016/ j.urology.2004.10.082.

Об авторах / Для корреспонденции

А в т о р д л я с в я з и: М. И. Коган – д.м.н., профессор, заслуженный деятель науки РФ, заведующий кафедрой урологии
и репродуктивного здоровья человека с курсом детской урологии-андрологии ФПК и ППС РостГМУ Минздрава России, Ростов-на-Дону, Россия; e-mail: dept_kogan@mail.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь