Диагностические возможности эхоэластографии в акушерстве и гинекологии

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.7.5-12

02.08.2019
78

1) ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава Российской Федерации, Москва, Россия; 2) ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский институт им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет), Москва, Россия

Проведен анализ данных литературы по использованию ультразвуковой эластографии (эхоэластографии) в акушерстве и гинекологии. В обзор включены данные исследований и метаанализов, представленных в Pubmed по данной теме. Поиск осуществлялся с использованием ключевых слов. Эхоэластографию применяют при диагностике новообразований (в том числе злокачественных) женских репродуктивных органов, эктопической беременности, оценке состояния рубца на матке, плаценты и шейки матки при различных осложнениях беременности, а также при прогнозировании спонтанных преждевременных родов и исхода родовозбуждения. Эхоэластография является методом качественного и количественного анализа механических свойств тканей, который все шире применяют в повседневной клинической практике в акушерстве и гинекологии.

Стремительное развитие инновационных ультразвуковых технологий, обеспечивающих все большую детализацию, способствовало широкому распространению технологии ультразвуковой эластографии, или эхоэластографии (Эхо-ЭГ) (Elastography, Sonoelastography). Данная методика основана на визуализации тканей и органов с отображением различия эластичности (упругости) неизмененных и патологических тканей и определении локальной деформации при дозированной компрессии или вибрации. Эластичность ткани классифицируется по смещению и деформации структуры в ответ на нагрузку или в результате анализа появляющихся при этом сдвиговых волн. В связи с гетерогенной упругостью ткани могут испытывать различную степень деформации. Именно поэтому на получаемом врачом изображении при сдавливании тканей, в зависимости от степени их жесткости, более мягкие (эластичные) ткани деформируются в более сильной степени, а плотные (упругие) – в меньшей [1, 2]. Физической основой эластографии является модуль английского физика XIX в. Томаса Юнга, характеризующий свойства мягких тканей сопротивляться растяжению/сжатию при упругой деформации [2].

Применяемые в настоящее время методики эластографии можно классифицировать на две разновидности: компрессионную (стрейновую, квазистатическую (статическую)) и динамическую эластографию. Физически компрессионная (стрейновая) эластография лежит в основе только качественной характеристики распределения упругости в тканях. Единственным количественным (относительным) показателем является только измерение соотношения эластичности двух областей – коэффициент деформации – SR (strain ratio). При использовании компрессионной эластографии информация может быть представлена либо графическим путем, либо с помощью цветового картирования. Величина стрейна выше там, где эластичность ткани ниже [2].

Динамическая эластография может быть осуществлена в результате применения: механического импульсного или вибрационного давления с использованием сдвиговых волн, возникающих при этом (транзиентная эластография – transient elastography, TE); акустического радиационного давления (ARFI), создаваемого длинным ультразвуковым сигналом и оценкой получающихся продольных деформаций; акустических радиационных импульсов давления (ARFI), создаваемых ультразвуковыми сигналами, сфокусированными на разную глубину, с использованием оценки скорости сдвиговых волн («эластография сдвиговой волны», shear wave elastography, SWE) [2].

В настоящее время в общей ультразвуковой практике используют точечную и двумерную эластографию сдвиговой волной [3]. Точечная эластография сдвиговой волной (point shear wave elastography) позволяет оценивать скорость сдвиговой волны в зоне интереса, которую под контролем серошкальной эхографии можно установить в интересующий участок ткани, органа или образования. При двумерной эластографии сдвиговой волной можно получить информацию в зоне интереса (цветовом окне), где разным диапазоном цветов картируются участки с различными значениями скорости сдвиговой волны (или разнообразными значениями модуля Юнга). Цвет в зоне интереса определяют именно цифровые значения указанных параметров [4].

Согласно данным литературы, Эхо-ЭГ все шире внедряется в гинекологическую, онкогинекологическую и урогинекологическую практику. M. Zhang. и соавт. [5] приводят убедительные данные о перспективности Эхо-ЭГ сдвиговой волны при оценке эффективности лечения аденомиоза и лейомиомы, основываясь на том, что скорость распространения сдвиговой волны ниже в интактном миометрии. М. Frank и соавт. [6] также заявляют о том, что Эхо-ЭГ может быть полезна в определении хирургической тактики при таких заболеваниях матки, как миома и аденомиоз. Установлено, что с помощью Эхо-ЭГ возможно точнее, чем при эхографии в В-режиме (р=0,0265) и при использовании энергетического допплеровского картирования (р=0,0153), диагностировать такие внутриматочные патологии, как полип эндометрия и субмукозная миома матки [7].

Результат работы M. Xie и соавт. [8] свидетельствует о том, что промежностную Эхо-ЭГ можно использовать для оценки состояния мышц тазового дна до и после цикла упражнений Кегеля (p=0,025). Помимо этого, авторы продемонстрировали возможности данного метода при оценке эластичности шейки матки после электрохирургической эксцизии в аспекте перспективности успешного вынашивания последующей беременности [9], а также при мониторинге состояния фаллопиевых труб при консервативной терапии трубной беременности метотрексатом [10].

Опубликованные на сегодняшний день данные литературы указывают на высокую диагностическую ценность Эхо-ЭГ при диагностике новообразований женских репродуктивных органов. Известно, что многие образования яичников содержат солидный или кистозный компоненты, за счет чего злокачественные и доброкачественные опухоли для методов визу...

Список литературы

  1. Осипов Л.В. Технологии эластографии в ультразвуковой диагностике. Медицинский алфавит. 2013; 3-4(23): 5-21.
  2. Зыкин Б.И., Постнова Н.А., Медведев М.Е. Ультразвуковая эластография. Медицинский алфавит. 2013; 1-2(10): 14-9.
  3. Зыкин Б.И., Постнова Н.А., Медведев М.Е. Эластография: анатомия метода. Променева дiагностика, променева терапiя. 2012; 2-3: 107-13.
  4. Митьков В.В., Митькова М.Д. Ультразвуковая эластография сдвиговой волной. Ультразвуковая и функциональная диагностика. 2015; 2: 89-103.
  5. Zhang M., Wasnik A.P., Masch W.R., Rubin J.M., Carlos R.C., Quint E.H., Maturen K.E. Transvaginal ultrasound shear wave elastography for the evaluation of benign uterine pathologies: a prospective pilot study. J. Ultrasound Med. 2019; 38(1):149-55. https://doi.org/10.1002/jum.14676 10.1002/jum.14676.
  6. Frank M.L., Schäfer S.D., Möllers M., Falkenberg M.K., Braun J., Möllmann U. et al. Importance of transvaginal elastography in the diagnosis of uterine fibroids and adenomyosis. Ultraschall Med. 2016; 37(4): 373-8. https://doi.org/10.1055/s-0035-1553266.
  7. Czuczwar P., Wozniak S., Szkodziak P., Kudla M.J., Pyra K., Paszkowski T. Elastography improves the diagnostic accuracy of sonography in differentiating endometrial polyps and submucosal fibroids. J. Ultrasound Med. 2019; 38(11): 2389-95. https://doi.org/10.7863/ultra.15.12017
  8. Xie M., Zhang X., Zhang X., Wang W., Hua K. Can we evaluate the levator ani after Kegel exercise in women with pelvic organ prolapse by transperineal elastography? A preliminary study. J. Med. Ultrason (2001). 2018; 45(3): 437-41. https://doi.org/10.1007/s10396-018-0862-5.
  9. Xie M., Zhang X., Yu M., Wang W., Hua K. Evaluation of the cervix after cervical conization by transvaginal elastography. J. Ultrasound Med. 2018; 37(5): 1109-14. https://doi.org/10.1002/jum.14457.
  10. Xie M., Zhang X., Wang W., Hua K. Evaluation of tubal pregnancy after treatment with methotrexate by ultrasound elastography. J. Ultrasound Med. 2018; 37(2): 417-22. https://doi.org/10.1002/jum.14348.
  11. Гажонова В., Чуркина С., Савинова Е., Хохлова Е., Зубарев А. Соноэластография в диагностике образований яичников. Кремлевская медицина. Клинический вестник. 2014; 3: 31-7.
  12. Fawzy M., Amer T. Efficacy of transabdominal sonoelastography in the diagnosis of caesarean section scar endometrioma: a pilot study. J. Obstet. Gynaecol. 2015; 35(8): 832-4. https://doi.org/10.3109/01443615.2015.1011107.
  13. Churkina S., Fedorova A., Gazhonova V. The value of endovaginal sonoelastography (EVSE) in emergency gynaecological pathology. In: ESR 2011: Book of abstracts. 2011; 2(Suppl. 1): S20, B-070.
  14. Гажонова В.Е., Белозерова И.С., Воронцова Н.А., Титов Д.С. Соноэластография в диагностике рака эндометрия. Акушерство и гинекология. 2014; 1: 54-8.
  15. Lu R., Xiao Y., Liu M., Shi D. Ultrasound elastography in the differential diagnosis of benign and malignant cervical lesions. J. Ultrasound Med. 2014; 33(4): 667-71. https://doi.org/10.7863/ultra.33.4.667.
  16. Bakay O.A., Golovko T.S. Use of elastography for cervical cancer diagnostics. Exp. Oncol. 2015; 37(2): 139-45.
  17. Mabuchi S., Sasano T., Kuroda H., Takahashi R., Nakagawa S., Kimura T. Real-time tissue sonoelastography for early response monitoring in cervical cancer patients treated with definitive chemoradiotherapy: preliminary results. J. Med. Ultrason (2001). 2015; 42(3): 379-85. https://doi.org/10.1007/s10396-015-0616-6.
  18. Чуркина С.О., Савинова Е.Б., Хохлова Е.А., Антошечкина М.А., Гажонова В.Е., Зубарев А.В. Соноэластография в ранней диагностике внематочной беременности. Кремлевская медицина. Клинический вестник. 2009; 3: 37-40.
  19. Краснова И.А., Шишкина Т. Ю., Аксенова В.Б. Ультразвуковая эластография – критерии диагностики трубной беременности. Ультразвуковая диагностика. 2017; 3: 32.
  20. Xie M., Zhang X., Wang W., Hua K. Evaluation of tubal pregnancy after treatment with methotrexate by ultrasound elastography. J. Ultrasound Med. 2018; 37(2): 417-22. https://doi.org/10.1002/jum.14348.
  21. Stanziano A., Caringella A.M., Cantatore C., Trojano G., Caroppo E., D’Amato G. Evaluation of the cervix tissue homogeneity by ultrasound elastography in infertile women for the prediction of embryo transfer ease: a diagnostic accuracy study. Reprod. Biol. Endocrinol. 2017; 15: 64. https://doi.org/10.1186/s12958-017-0283-0.
  22. Öcal F.D., Çekmez Y., Erdoğdu E., Gezer M., Fanuscu İ., Özkan H. et al. The utility of cervical elastosonography in prediction of cervical insufficiency: cervical elastosonography and cervical insufficiency. J. Matern. Fetal Neonatal Med. 2015; 28(7): 812-8. https://doi.org/10.3109/14767058.2014.933801.
  23. Seliger G., Chaoui K., Lautenschläger C., Jenderka K.V., Kunze C., Hiller G.G.R., Tchirikov M. Ultrasound elastography of the lower uterine segment in women with a previous cesarean section: Comparison of in-/ex-vivo elastography versus tensile-stress-strain-rupture analysis. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2018; 225: 172-80. https://doi.org/10.1016/j.ejogrb.2018.04.013.
  24. Wozniak S., Szkodziak P.R., Czuczwar P., Wozniakowska E., Milart P., Paszkowski M., Paszkowski T. P25.17: Elastographic evaluation of caesarean section uterine scar may be useful in identifying patients with high risk of uterine scar dehiscence. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2014; 44(Suppl. 1): 336. (Abstracts of the 24th World Congress on Ultrasound in Obstetrics and Gynecology, Barcelona, Spain. 14-17 September, 2014.)
  25. Юсупов К.Ф., Недопекина Е.В., Вихарева О.Н. Применение метода эластографии в акушерско-гинекологической практике. Акушерство и гинекология. 2016; 11: 22-7.
  26. Приходько А.М., Баев О.Р., Луньков С.С., Еремина О.В., Гус А.И. Эхографические и эластографические характеристики состояния матки в зависимости от техники восстановления ее целости при кесаревом сечении. Акушерство и гинекология. 2016; 1: 48-54. https://doi.org/10.18565/aig.2016.1.48-54.
  27. Hasegawa T., Kuji N., Notake F., Tsukamoto T., Sasaki T., Shimizu M. et al. Ultrasound elastography can detect placental tissue abnormalities. Radiol. Oncol. 2018; 52(2): 129-35. https://doi.org/10.2478/raon-2018-0024.
  28. Arioz Habibi H., Alici Davutoglu E., Kandemirli S.G., Aslan M., Ozel A., Kalyoncu Ucar A. e7 al. I. In vivo assessment of placental elasticity in intrauterine growth restriction by shear-wave elastography. Eur. J Radiol. 2017; 97: 16-20. https://doi.org/10.1016/j.ejrad.2017.10.007.
  29. Ohmaru T., Fujita Y., Sugitani M., Shimokawa M., Fukushima K., Kato K. Placental elasticity evaluation using virtual touch tissue quantification during pregnancy. Placenta. 2015; 36(8): 915-20. https://doi.org/10.1016/j.placenta.2015.06.008.
  30. Karaman E., Arslan H., Çetin O., Şahin H.G., Bora A., Yavuz A. et al. Comparison of placental elasticity in normal and pre‐eclamptic pregnant women by acoustic radiation force impulse elastosonography. J. Obstet. Gynaecol. Res. 2016; 42(11): 1464-70. https://doi.org/10.1111/jog.13078.
  31. Alan B., Tunç S., Agacayak E., Bilici A. Diagnosis of pre‐eclampsia and assessment of severity through examination of the placenta with acoustic radiation force impulse elastography. Int. J. Gynecol. Obstet. 2016; 135(1): 43-46. https://doi.org/10.1016/j.ijgo.2016.03.037.
  32. Cetin O., Karaman E., Arslan H., Akbudak I., Yıldızhan R., Kolusarı A. Acoustic radiation force impulse elastosonography of placenta in maternal red blood cell alloimmunization: a preliminary and descriptive study. Med. Ultrason. 2017; 19(1): 73-8. https://doi.org/10.11152/mu-924.
  33. Wu S., Nan R., Li Y., Cui X., Liang X., Zhao Y. Measurement of elasticity of normal placenta using the Virtual Touch quantification technique. Ultrasonography. 2016; 35(3): 253-7. https://doi.org/10.14366/usg.16002.
  34. Davie S., Wong W.L., Clapham T., Angstetra D., Narayan R. Could Elastography be used in the prediction of morbidly adherent placentation? Case Rep. Obstet. Gynecol. 2016; 2016: 4909431. https://doi.org/10.1155/2016/4909431.
  35. Akins M.L., Luby-Phelps K., Bank R.A., Mahendroo M. Cervical softening during pregnancy: regulated changes in collagen crosslinking and composition of matricellular proteins in the mouse. Biol. Reprod. 2011; 84(5): 1053-62. https://doi.org/10.1095/biolreprod.110.089599.
  36. Celik E., To M., Gajewska K., Smith G.C., Nicolaides K.H.; Fetal Medicine Foundation Second Trimester Screening Group. Cervical length and obstetric history predict spontaneous preterm birth: development and validation of a model to provide individualized risk assessment. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2008; 31(5): 549-54. https://doi.org/10.1002/uog.5333.
  37. Souka A.P., Papastefanou I., Michalitsi V., Papadopoulos G.K., Kassanos D. A predictive model of short cervix at 20–24 weeks using first-trimester cervical length measurement and maternal history. Prenat. Diagn. 2011; 31(2): 202-6. https://doi.org/10.1002/pd.2683.
  38. Hernandez-Andrade E., Hassan S.S., Ahn H., Korzeniewski S.J., Yeo L., Chaiworapongsa T., Romero R. Evaluation of cervical stiffness during pregnancy using semiquantitative ultrasound elastography. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2013; 41(2): 152-61. https://doi.org/10.1002/uog.12344.
  39. Garra B.S. Elastography: current status, future prospects, and making it work for you. Ultrasound Q. 2011; 27: 177-86. https://doi.org/10.1097/RUQ.0b013e31822a2138.
  40. Myers K., Socrate S., Tzeranis D., House M. Changes in the biochemical constituents and morphologic appearance of the human cervical stroma during pregnancy. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2009; 144(1): S82-9. https://doi.org/10.1016/j.ejogrb.2009.02.008.
  41. Fuchs T., Woytoń R., Pomorski M., Wiatrowski A., Slejman N. et al. Sonoelastography of the uterine cervix as a new diagnostic tool of cervical assessment in pregnant women – preliminary report. Ginekol. Pol. 2013; 84: 12-16.
  42. Preis K., Swiatkowska-Freund M., Pankrac Z. Elastography in the examination of the uterine cervix before labor induction. Ginekol. Pol. 2010; 81(10): 757-61.
  43. Molina F.S., Gómez L.F., Florido J., Padilla M.C., Nicolaides K.H. Quantification of cervical elastography: a reproducibility study. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2012; 39(6): 685-9. https://doi.org/10.1002/uog.11067.
  44. Диомидова В.Н., Захарова О.В., Петрова О.В., Сиордия А.А. Ультразвуковая эластография (компрессионная и сдвиговой волной) в акушерстве и гинекологии. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2016; 2: 52-8.
  45. Ono T., Katsura D., Yamada K., Hayashi K., Ishiko A., Tsuji S. et al. Use of ultrasound shear‐wave elastography to evaluate change in cervical stiffness during pregnancy. J. Obstet. Gynaecol. Res., 2017; 43(9): 1405-10.https://doi.org/10.1111/jog.13379.
  46. Muller M., Aït-Belkacem D., Hessabi M., Gennisson J.L., Grangé G., Goffinet F. et al. Assessment of the cervix in pregnant women using shear wave elastography: a feasibility study. Ultrasound Med. Biol. 2015; 41(11): 2789-97.https://doi.org/10.1016/j.ultrasmedbio.2015.06.020.
  47. Woźniak S., Czuczwar P., Szkodziak P., Wrona W., Paszkowski T. Elastography for predicting preterm delivery in patients with short cervical length at 18-22 weeks of gestation: a prospective observational study. Ginekol. Pol. 2015;86(6): 442-7.
  48. Meyberg-Solomayer G., Gerlinger C., Hamza A., Schlaegel F., Takacs Z., Solomayer E.F. Cervical strain elastography in pregnancy and association with maternal factors. Ultraschall Med. 2017; 38(1): 71-7.https://doi.org/10.1055/s-0034-1398991.
  49. Sabiani L., Haumonte J.B., Loundou A., Caro A.S., Brunet J., Cocallemen J.F. et al. Cervical HI-RTE elastography and pregnancy outcome: a prospective study. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2015; 186: 80-4.https://doi.org/10.1016/j.ejogrb.2015.01.016.
  50. Hee L., Sandager P., Petersen O., Uldbjerg N. Quantitative sonoelastography of the uterine cervix by interposition of a synthetic reference material. Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2013; 92(11): 1244-9. https://doi.org/10.1111/aogs.12246.
  51. Fruscalzo A., Londero A.P., Fröhlich C., Möllmann U., Schmitz R. Quantitative elastography for cervical stiffness assessment during pregnancy. Biomed. Res. Int. 2014; 2014: 826535. https://doi.org/10.1155/2014/826535.
  52. Agarwal S., Agarwal A., Joon P., Saraswat S., Chandak S. Fetal adrenal gland biometry and cervical elastography as predictors of preterm birth: A comparative study. Ultrasound. 2018; 26(1): 54-62.https://doi.org/10.1177/1742271X17748515.
  53. Oturina V., Hammer K., Möllers M., Braun J., Falkenberg M.K., de Murcia K.O. et al. Assessment of cervical elastography strain pattern and its association with preterm birth. J. Perinat. Med. 2017; 45(8): 925-32. https://doi.org/10.1515/jpm-2016-0375.
  54. Hernandez-Andrade E., Maymon E., Luewan S., Bhatti G., Mehrmohammadi M., Erez O. et al. A soft cervix, categorized by shear-wave elastography, in women with short or with normal cervical length at 18–24 weeks is associated with a higher prevalence of spontaneous preterm delivery. J. Perinat. Med. 2018; 46(5): 489-501. https://doi.org/10.1515/jpm-2018-0062.
  55. Kaouther D., Olivier A. Elastography assessment of the cervix during cervical maturation. Tunis Med. 2014; 92(7): 448-51.
  56. Gultekin S., Gultekin I.B., Icer B., Yilmaz E., Alkan A., Kucukozkan T. Comparison of elastosonography and digital examination of cervix for consistency to predict successful vaginal delivery after induction of labor with oxytocin. J. Matern. Fetal Neonatal Med. 2017; 30(23): 2795-9. https://doi.org/10.1080/14767058.2016.1263296.
  57. Swiatkowska-Freund M., Preis K. Cervical elastography during pregnancy: clinical perspectives. Int. J. Womens Health. 2017; 9: 245-54. https://doi.org/10.2147/IJWH.S106321.
  58. Pereira S., Frick A.P., Poon L.C., Zamprakou A., Nicolaides K.H. Successful induction of labor: prediction be preinduction cervical length, angle of progression and cervical elastography. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2014; 44(4): 468-75. https://doi.org/10.1002/uog.13411.
  59. Sonnier L., Bouhanna P., Arnou C., Rozenberg P. Elastography of cervix to predict delay from induction to delivery. Gynecol. Obstet. Fertil. 2014; 42(12): 827-31. https://doi.org/10.1016/j.gyobfe.2014.10.005.
  60. Londero A.P., Schmitz R., Bertozzi S., Driul L., Fruscalzo A. Diagnostic accuracy of cervical elastography in predicting labor induction success: a systematic review and meta-analysis. J. Perinat. Med. 2016; 44(2): 167-78.https://doi.org/10.1515/jpm-2015-0035..

Поступила 06.02.2019

Принята в печать 22.02.2019

Об авторах / Для корреспонденции

Бабич Дмитрий Александрович, аспирант кафедры акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктологии ИПО ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет).
Адрес: 119991, Москва, ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2; 119991, Москва, ул. Большая Пироговская, д. 2, стр. 4. Тел.: +7(903) 2950505. E-mail: babich.d@rambler.ru
Баев Олег Радомирович, д.м.н., проф., руководитель 1-го родильного отделения ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава Российской Федерации, профессор кафедры акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктологии ИПО ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет).
Адрес: 117997, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Тел. +7(495) 438-11-88. E-mail: o_baev@oparina4.ru. https://orcid.org/0000-0001-8572-1971
Федоткина Елена Петровна, к.м.н., врач отделения ультразвуковой и функциональной диагностики ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава Российской Федерации.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: e_fedotkina@oparina4.ru
Гус Александр Иосифович, д.м.н., профессор, заведующий отделением ультразвуковой и функциональной диагностики отдела визуальной диагностики, ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава Российской Федерации. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: aleksandr_gus@mail.ru https://orcid.org/0000-0003-1377-3128

Для цитирования: Бабич Д.А., Баев О.Р., Федоткина Е.П., Гус А.И. Диагностические возможности эхоэластографии в акушерстве и гинекологии. Акушерство и гинекология. 2019; 7: 5-12.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.7.5-12

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь