Диагностика и терапия генитоуринарного менопаузального синдрома у пациенток в пери- и постменопаузе (краткие клинические рекомендации)

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.5.138-144

27.05.2016
864

ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздрава России, Москва

Цель исследования. Представление базовых клинических научных данных, основанных на современных доказательствах информации об анатомо-физиологических изменениях в урогенитальном тракте в пери- и постменопаузе и принципов ведения женщин с генитоуринарным менопаузальным синдромом.
Материал и методы. Проведен обзор отечественных и зарубежных источников, посвященных распространенности, современной диагностики и методам лечения вагинальной атрофии.
Результаты. В настоящих клинических рекомендациях приведена современная терминология, данные об этиопатогенезе, клинике, диагностике и методах лечения вульвовагинальной атрофии, нарушений мочеиспускания у женщин в пери- и постменопаузе.
Заключение. Генитоуринарный менопаузальный синдром – часто встречающаяся патология у женщин пери- и постменопаузального возраста. Знание современных аспектов диагностики, лечения и профилактики данного заболевания позволит оказать своевременную помощь пациенткам и повысить качество их жизни.

Одной из актуальных проблем в гинекологии, резко снижающей качество жизни у женщин в климактерии, является синдром вульвовагинальной атрофии (ВВА). В отличие от вазомоторных симптомов, которые проходят со временем, симптомы ВВА, как правило, возникают в перименопаузе, и прогрессируют в постменопаузальном периоде, приводя к функциональным и анатомическим изменениям. [1]

У 15% женщин в перименопаузе и 40–57% женщин в постменопаузе отмечаются симптомы ВВА, такие как сухость влагалища – 27–55%, жжение и зуд – 18%, диспареуния – 33–41%, а также повышенная восприимчивость к инфекционным заболеваниям органов малого таза – 6–8%, что значительно ухудшает состояние здоровья, негативно влияет на общее и сексуальное качество жизни [1–3]. У 41% женщин в возрасте 50–79 лет есть хотя бы один из симптомов ВВА [4].

Слизистая оболочка влагалища состоит из четырех основных слоев эпителиальных клеток: базальный слой; парабазальный слой (или митотически-активный); промежуточный гликогенсодержащий слой; поверхностный (слущивающийся) [5]. Эстрогеновые рецепторы располагаются в основном в базальном и парабазальном слоях влагалища и практически отсутствуют в промежуточном и поверхностном [6]. Митотическая активность базального и парабазального слоев эпителия влагалищной стенки блокируется при дефиците половых стероидов. Следствием прекращения пролиферативных процессов во влагалищном эпителии является исчезновение гликогена – питательной среды для лактобактерий, что приводит к полной элиминации из влагалищного биотопа его основного компонента – лактобацилл [7, 8].

Перекисьпродуцирующие лактобациллы, преобладающие в микробиоцинозе влагалища у женщин репродуктивного возраста, играют ключевую роль в предотвращении появления заболеваний урогенитального тракта. Вследствие расщепления гликогена, который образуется в эпителии влагалища при условии наличия достаточного количества эстрогенов, образуется молочная кислота, обеспечивающая кислую среду влагалища (в пределах колебаний рН от 3,8 до 4,4). Подобный защитный механизм приводит к подавлению роста патогенных и условно-патогенных бактерий. В период постменопаузы слизистая оболочка влагалища утрачивает эти защитные свойства, истончается, легко травмируется с последующим инфицированием не только патогенными, но и условно-патогенными микроорганизмами [9, 10].

Физические признаки атрофии слизистой вульвы и влагалища включают истончение эпителия, уменьшение вагинальной складчатости, побледнение, наличие петехиальных кровоизлияний, признаков воспаления. Происходит потеря упругости тканей, подкожно-жировой клетчатки и выпадение лобковых волос, снижается секреторная активность бартолиниевых желез [11–13].

Учитывая единое эмбриональное происхождение структур мочевой и половой систем, а также наличие рецепторов к половым стероидам во всех структурах урогенитального тракта, патологические изменения в пери- и постменопаузе развиваются в уретре, мочевом пузыре, мышцах и связках малого таза, что выражается в возникновении недержания мочи в покое и при напряжении, частых, болезненных мочеиспусканий и рецидивирующих инфекций мочевыводящих путей [10, 14]. Распространенность нарушений мочеиспускания у женщин в пери- и постменопаузе достаточна высока. B. Monz и соавт., изучив данные 21 эпидемиологического исследования, проведенных в разных странах мира, сообщили, что в группе женщин в возрасте от 30 до 60 лет распространенность недержания мочи составила 21,5%, а в группе женщин старше 60 лет – 44% Большинство женщин с нарушением мочеиспускания старше 45 лет указывают на совпадение начала заболевания с наступлением менопаузы. Прослеживается связь распространенности симптомокомплекса с длительностью постменопаузы и увеличением ее с 15,5% при постменопаузе до 5 лет до 71,4% при длительности постменопаузы более 20 лет [15].

Вызывает споры тот факт, что термин «атрофический вагинит» подразумевает наличие воспаления. Однако в работах, посвященных проблеме вагинальной атрофии (ВА), не было выявлено массивной колонизации влагалища условно-патогенными микроорганизмами (УПМ), в частности энтерококками, стрептококками, кишечными палочками, и количество лейкоцитов не превышало 10 в поле зрения, что может свидетельствовать об отсутствии воспалительной реакции во влагалище. К тому же, термин «атрофия» вызывает негативное отношение у женщин старшего возраста [16]. Учитывая вышеизложенное, в ходе специальной консенсусной конференции в 2012 г. эксперты Международного общества по изучению женского сексуального здоровья (International Society for the Study of Women’s Sexual Health – ISSWSH)) и Североамериканское сообщество по менопаузе (North American Menopause Society – NAMS) предложили заменить используемый в настоящее время термин «вульвовагинальная атрофия» на термин «генитоуринарный менопаузальный синдром» (ГУМС). По их мнению, он является с медицинской точки зрения более точным, всеобъемлющим и приемлемым для клиницистов, исследователей, преподавателей, пациенток и средств массовой информации. Комиссии NAMS и IS...

Список литературы

1. Sinha A., Ewies A.A. Non-hormonal topical treatment of vulvovaginal atrophy: an up-to-date overview. Climacteric. 2013; 16(3): 305-12.

2. Griebling T.L., Liao Z., Smith P.G. Systemic and topical hormone therapies reduce vaginal innervation density in postmenopausal women. Menopause. 2012; 19(6): 630-5.

3. Frank S.M., Ziegler C., Kokot-Kierepa M., Maamari R., Nappi R.E. Vaginal health: insights, views & attitudes (VIVA) survey - Canadian cohort. Menopause Int. 2013; 19: 20-7.

4. Pastore L.M., Carter R.A., Hulka B.S., Wells E. Self-reported urogenital symptoms in postmenopausal women: Women's Health Initiative. Maturitas. 2004; 49(4): 292-303.

5. Rosano G.M.C., Vitale C., Silvestri A., Fini M. Metabolic and vascular effect of progestins in post-menopausal women. Implications for cardioprotection. Maturitas. 2003; 46(Suppl.): S17-29.

6. Hextall E. Oestrogens and lower urinary tract function. Maturitas. 2000; 36(2): 83-92.

7. Балан В.Е., Гаджиева З.К. Нарушения мочеиспускания в климактерии и принципы их лечения. Русский медицинский журнал. 2000; 8(7): 284-7.

8. Манухин И.Б., Тумилович Л.Г., Геворкян М.А. Клинические лекции по гинекологической эндокринологии. М.; 2003.

9. Pickar J.H. Emerging therapies for postmenopausal vaginal atrophy. Maturitas. 2013; 75(1): 3-6.

10. Management of symptomatic vulvovaginal atrophy: 2013 position statement of The North American Menopause Society. Menopause. 2013; 20(9): 888-902.

11. Palacios S. Managing urogenital atrophy. Maturitas. 2009; 63(4): 315-8.

12. Sturdee D.W., Panay N. Recommendations for the management of postmenopausal vaginal atrophy. Climacteric. 2010; 13(6): 509-22.

13. Basaran M., Kosif R., Bayar U., Civelek B. Characteristics of external genitalia in pre-and postmenopausal women. Climacteric. 2008; 11(5): 416-21.

14. Адамян Л.В., Курило Л.Ф., Глыбина Т.М., Окулов А.Б. Аномалии развития органов женской репродуктивной системы: новый взгляд на морфогенез. Проблемы репродукции. 2009; 4: 10-9.

15. Monz B., Pons M.E., Hampel C., Hunskaar S., Quail D., Samsioe G. et al. Patient-reported impact of urinary incontinence--results from treatment seeking women in 14 European countries. Maturitas. 2005; 52(Suppl. 2): S24-9.

16. Есефидзе Ж.Т. Клиника, диагностика и лечение атрофического вагинита в постменопаузе. Русский медицинский журнал. 2001; 9(9): 370-4.

17. Castelo-Branco C., Cancelo M.J., Villero J., Nohales F., Juliá M.D. Management of post-menopausal vaginal atrophy and atrophic vaginitis. Maturitas. 2005; 52(Suppl. 1): S46-52.

18. Jaisamrarn U., Triratanachat S., Chaikittisilpa S., Grob P., Prasauskas V., Taechakraichana N. Ultra-low-dose estriol and lactobacilli in the local treatment of postmenopausal vaginal atrophy. Climacteric. 2013; 16: 1–9.

19. Сметник В.П., ред. Эстрогены. М.: Практическая медицина; 2012: 128-33.

20. Lingman K. Genuine stress incontinence. Curr. Obstet. Gynecol. 2001; 2: 353-8.

21. Сardozo L., Staskin D., eds. Textbook of female urology and urogynaecology. Martin Dunitz; 2005: 183-227.

22. Кулаков В.И., Аполихина И.А. Недержание мочи у женщин: новые возможности в диагностике и лечении. Гинекология. 2004; 4(3): 103-5.

23. Kirchin V., Page T, Keegan P.E., Atiemo K., Cody J.D., McClinton S. Urethral injection therapy for urinary incontinence in women. Cochrane Database Syst. Rev. 2012; 2: CD003881.

24. Shah S.M., Gaunay G.S. Treatment options for intrinsic sphincter deficiency. Nat. Rev. Urol. 2012; 9(11): 638-51.

25. Сивков А.В., Ромих В.В. Фармакотерапия гиперактивного мочевого пузыря. Consilium medicum. 2002; 7: 348-54.

26. Moore K.H. Conservative management for urinary incontinence. Baillieres Best. Pract. Res. Clin. Obstet. Gynaecol. 2000; 14(2): 251-89.

Поступила 05.11.2015

Принята в печать 27.11.2015

Об авторах / Для корреспонденции

Юренева Светлана Владимировна, д.м.н., отделение гинекологической эндокринологии ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (916) 179-74-00. E-mail: syureneva@gmail.com
Ермакова Елена Ивановна, к.м.н., отделение гинекологической эндокринологии ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (916) 848-37-46. E-mail: ermakova.health@mail.ru
Глазунова Ангелина Владиславовна, аспирант отделения гигнекологической эндокринологии ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (926) 112-49-25. E-mail: lianochka185@yandex.ru

Для цитирования: Юренева С.В., Ермакова Е.И., Глазунова А.В. Диагностика и терапия генитоуринарного менопаузального синдрома у пациенток в пери- и постменопаузе (краткие клинические рекомендации). Акушерство и гинекология. 2016; 5: 138-144.
http://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.5.138-144

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь