Диспепсия, ассоциированная с синдромом избыточного бактериального роста: миф или реальность?

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/pharmateca.2019.2.68-71

22.02.2019
24

1) Дальневосточный государственный медицинский университет, Хабаровск, Россия; 2) Дорожная клиническая больница на станции Хабаровск-1 ОАО РЖД, Хабаровск, Россия
Обоснование. В ряде исследований показано, что после эрадикации инфекции Helicobacter pylori у части больных происходит микробная колонизация желудка и тонкой кишки анаэробными бактериями, отмечается развитие синдрома избыточного бактериального роста (СИБР). Цель: изучить возможность развития диспепсии, ассоциированной с СИБР. Методы. До и через 5 недель после успешной антихеликобактерной терапии у 40 пациентов с H. pylori-ассоциированной диспепсией изучили частоту и выраженность симптомов диспепсии, качество жизни (SF-36), результаты водородного дыхательного теста с нагрузкой лактулозой («Gastro+Gastrolyzer, Bedfont Scientific Ltd, Kent, UK»), степень тяжести сопутствующего синдрома раздраженного кишечника (СРК; IBS-SS). Результаты. Через 5 недель после завершения успешной эрадикации инфекции H. pylori и оценки симптомов диспепсии пациенты были разделены на 2 группы. В группу 1 включены 27 (67,5%) больных со статистически значимым уменьшением диспепсических жалоб (р<0,05), в группу 2 – 13 (32,5%) пациентов с сохраняющимися симптомами диспепсии (р>0,1). Уменьшение симптомов диспепсии у пациентов группы 1 сопровождалось достоверным повышением качества жизни (p<0,05). Эрадикация СИБР отмечена у 22 (91,6%) из 24 пациентов в группе 1 и не наблюдалась у пациентов группы 2 (p<0,05, точный критерий Фишера). Ухудшения симптомов сопутствующего СРК с запором у пациентов обеих групп не выявлено. Заключение. Эрадикация инфекции H. pylori положительно влияет на клиническую симптоматику у 67,5% больных с симптомами диспепсии, сопровождаясь повышением качества жизни. СИБР является одной из возможных причин сохранения симптомов диспепсии у 32,5% больных и может рассматриваться как новая потенциальная цель лечения.

Введение

Согласно современным рекомендациям среди больных с симптомами диспепсии, выделяют подгруппу с Helicobacter pylori-ассоциированной диспепсией [1, 2]. Однако после успешной антихеликобактерной терапии (АХБТ) стойкое исчезновение симптомов диспепсии отмечается только у части пациентов [3]. В настоящее время известно, что H. pylori является основным, но не единственным представителем микрофлоры желудка [4]. Наряду с H. pylori в желудке выявляются Firmicutes, Bacteroidetes, Actinobacteria [5]. В ряде исследований показано, что после эрадикации H. pylori у части больных происходит микробная колонизация желудка и тонкой кишки анаэробными бактериями, отмечается развитие синдрома избыточного бактериального роста (СИБР) [6, 7]. Мы предположили, что сохранение симптомов диспепсии у части пациентов после эрадикации инфекции H. pylori связано с СИБР.

Цель исследования: изучить возможность развития диспепсии, ассоциированной с синдромом избыточного бактериального роста (СИБР).

Методы

Методом сплошной выборки в исследование включены 40 пациентов с Н. pylori-ассоциированной диспепсией [1, 2] (34 женщины, 6 мужчин; средний возраст – 46,7±1,9 года). Всем больным проведена успешная стандартная тройная терапия, включающая ингибитор протонной помпы, кларитромицин 1 г в сутки и амоксициллин 2 г в сутки [2]. Эффективность эрадикации инфекции Н. pylori подтверждена отрицательным результатом анализа кала на антиген H. pylori через 5 недель после завершения АХБТ. У всех больных выявлен сопутствующий синдром раздраженного кишечника с запором (СРК-З), диагноз которого соответствовал III Римским критериям [8]. Следует отметить, что в клинической картине доминировали диспепсические жалобы, а симптоматика СРК-З была невыраженной.

До и через 5 недель после АХБТ у всех пациентов изучили частоту и выраженность симптомов диспепсии, качество жизни, результаты водородного дыхательного теста с нагрузкой лактулозой на аппаратном устройстве «Gastro+Gastrolyzer, Bedfont Scientific Ltd, Kent, UK», степень тяжести сопутствующего СРК. Для оценки выраженности эпигастральной боли и чувства переполнения в эпигастрии использовали визуально-аналоговую шкалу (ВАШ) длиной 100 мм, где деление «0» соответствовало отсутствию симптомов, «100» – максимальной выраженности симптома. Частоту симптомов диспепсии оценили по количеству дней с клиническими симптомами в неделю. Степень тяжести СРК определили с помощью опросника IBS-SS [9]. Оценку качества жизни выполнили с помощью опросника SF-36 («SF-36, Healt Status Survey») [10]. Провели расчет интегральных показателей психического и физического компонентов здоровья SF-36-профиля. Диагностическим критерием СИБР считали увеличение уровня водорода ≥12 ppm в течение 30–60 минут или его двухступенчатое повышение [11].

Статистическую обработку полученных данных выполнили с помощью пакета программ Microsoft Office 2010 (Excel) и Biostat-2000. Количественные переменные представлены в работе в виде среднего значения±стандартная ошибка среднего значения (Х±mx). Категориальные переменные показаны в процентах. Достоверность различий количественных переменных определена по критерию t-Стьюдента.

В случае повторных измерений использован парный критерий Стьюдента. Для непараметрических признаков применен двусторонний вариант точного критерия Фишера. Различия результатов считали статистически достоверными при уровне значимости p<0,05.

Результаты

Через 5 недель после завершения успешной эрадикации H. pylori и оценки симптомов диспепсии пациенты были разделены на 2 группы. В группу 1 включены 27 (67,5%) больных с достоверным уменьшением частоты и выраженности симптомов диспепсии (р<0,05), в группу 2 – 13 (32,5%) пациентов с сохраняющимися симптомами диспепсии (р>0,1; табл. 1).

Уменьшение симптомов диспепсии у пациентов группы 1 сопровождалось статистически значимым повышением уровня качества жизни (табл. 2).

У всех больных выявлен сопутствующий СРК-З. Следует отметить, что симптомы диспепсии преобладали в клинической картине и стали причиной обращения к врачу, а симптоматика СРК-З была невыраженной. После завершения терапии ухудшения сопутствующего СРК-З ни в одном случае не отмечено. Более того, у пациентов 1-й группы в 81,5% случаев (n=22) наблюдалось достоверное уменьшение степени тяжести СРК-З по опроснику IBS-SS (табл. 3).

До начала терапии СИБР диагностирован у 35 (87,5%) включенных в исследование пациентов: 24 пациента группы 1 и 11 – группы 2. Через 5 недель после завершения АХБТ эрадикация СИБР отмечена у 22 (91,6%) из 24 пациентов в группе 1 и не наблюдалась у пациентов группы 2 (p<0,05, точный критерий Фишера). Более того, у двух пациентов группы 2 с исходным отсутствием СИБР отмечено его появление после эрадикации H. pylori.

Обсуждение

Симптомы диспепсии отмечаются у 20–25% населения [12, 13]. С этиологической точки зрения выделяют вторичную и функциональную диспепсию [14]. К первой группе относят диспепсию, развитие которой можно объяснить органическими, системными или метаболическими причинами [14].

О вторичной диспепсии говорят у пациентов с язвенной болезнью, НПВП-гастропатией, а также инфекцией H. pylori [14]. При обнаружении H. pylori устанавливают диагноз диспепсии, ассоциированной с данной инфекцией [14]. И только в случае сохранения или рецидива симптомов диспепсии после успешной АХБТ диагностируют функциональную диспепсию [14].

По результатам нашего исследования положительная клиническая динамика с достоверным уменьшением диспепсических жалоб отмечена у 67,5% больных через 5 недель после эрадикации H. pylori. Согласно современным рекомендациям, данная группа больных нуждается в динамическом наблюдении на протяжении 6–12 месяцев для окончательного установления диагноза и определения лечебной тактики [14]. Параллельно с эрадикацией инфекции H. pylori у данной группы больных в 91,6% случаев отмечена эрадикация СИБР, что, вероятно, оказало положительное влияние на течение сопутствующего СРК-З. По данным ранее проведенных исследований, одним из возможных патогенетических механизмов эффективности АХБТ при СРК-З является улучшение сенсорной функции прямой кишки вследствие устранения патогенной и условно-патогенной микрофлоры в толстой кишке антибактериальными препаратами, входящими в состав схемы АХБТ [15, 16].

У 32,5% больных не наблюдалось уменьшения диспепсических жалоб.

У всех пациентов данной группы через 5 недель после отмены АХБТ диагностирован СИБР. В настоящее время опубликованы исследования, свидетельствующие о том, что у части больных после эрадикации H. pylori отмечаются изменения состава микрофлоры пищеварительного тракта в виде уменьшения количества Firmicutes, Bacteroidetes, Verrucomicrobia, Lentispaerae и увеличения количества условно-патогенных анаэробных бактерий [6]. Установлено, что подобные изменения микрофлоры желудочно-кишечного тракта могут сохраняться от 18 месяцев до 4 лет после завершения лечения антибиотиками [17, 18]. Изменение состава микробиоты и ее разнообразия приводят к развитию воспалительных изменений в двенадцатиперстной кишке [13]. Персистенция воспаления в стенке двенадцатиперстной кишки способствует формированию стойких симптомов диспепсии [13]. Приведенные данные литературы и результаты собственного исследования демонстрируют возможность сохранения или развития симптомов диспепсии на фоне избыточного роста бактерий. По нашему мнению, вторичная диспепсия, ассоциированная с СИБР, реально существует, имеет определенное значение в клинической практике для терапевтов и гастроэнтерологов и требует дальнейшего изучения.

Заключение

Эрадикация инфекции H. pylori положительно влияет на клиническую симптоматику у 67,5% больных с симптомами диспепсии, сопровождаясь повышением качества жизни. СИБР служит одной из возможных причин сохранения симптомов диспепсии у 32,5% больных и может рассматриваться как новая потенциальная цель лечения.

Список литературы

1. Sugano K., Tack J., Kuipers E. J., et al.; faculty members of Kyoto Global Consensus Conference. Kyoto global consensus report on Helicobacter pylori gastritis. Gut. 2015;64:133–67. Doi: 10.1136/gutjnl-2015-309252

2. Malfertheiner P., Megraud F., O’Morain C.A., et al. European Helicobacter and Microbiota Study Group and Consensus panel. Management of Helicobacter pylori infection – the Maastricht V/ Florence Consensus Report. Gut. 2017;66:6–30. Doi:10.1136/gutjnl-2016-312288

3. Moayyedi P., Soo S., Deeks J., et al. Eradication of Helicobacter pylori for non-ulcer dyspepsia. Cochrane Database Syst Rev. 2006;2:CD002096.

4. Румянцева Д.Е., Трухманов А.С., Кудрявцева А.В., Ивашкин В.Т. Влияние кислото-супрессии на микробиоту желудочно-кишечного тракта. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2018;28(1):78–88.

5. Li T.H., Qin Y., Sham P.C., et al. Alterations in Gastric Microbiota After H. Pylori Eradication and in Different Histological Stages of Gastric Carcinogenesis. Scientific Reports. 2017;7:44935.

6. Chen L., Xu W., Lee A., et al. The impact of Helicobacter pylori infection, eradication therapy and probiotic supplementation on gut microenvironment homeostasis: An open-label, randomized clinical trial. EBioMedicine 2018;35:87–96.

7. Oh B., Kim B.S., Kim J.W., et al. The Effect of Probiotics on Gut Microbiota during the Helicobacter pylori Eradication: Randomized Controlled Trial. Helicobacter. 2016;21(3):165–74. Doi: 10.1111/hel.12270.

8. Longstreth G.F., Thompson W.G., Chey W.D., et al. Functional bowel disorders. Gas-troenterology. 2006;130(5):1480–491.

9. Francis C.Y., Morris J., Whorwell P.J. The irritable bowel severity scoring system: a simple method of monitoring irritable bowel syndrome and its progress. Aliment Pharmacol Ther. 1997;11(2):395–402.

10. Ware J.E., Sherbourne C.D. The MOS 36-item short-form health survey (SF-36): I. Conceptual framework and item selection. Med Care. 1992;30:473–83.

11. Полуэктова Е.А., Ляшенко О.С., Шифрин О.С. и др. Современные методы изучения микрофлоры желудочно-кишечного тракта человека. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2014;24(2):85–91.

12. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Шептулин А.А. и др. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению функциональной диспепсии. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2017;27(1):50–61.

13. Talley, N.J. Functional Dyspepsia: Advances in Diagnosis and Therapy. Gut Liver. 2017;11(3):349–57.

14. Stanghellini V., Chan F. C.L., Hasler W. L., et al. Gastroduodenal disorders. Gastroenterology. 2016;150:1380–92.

15. Алексеенко С.А., Крапивная О.В., Камалова О.К.и др. Динамика клинической симптоматики, показателей качества жизни, состояния моторной функции пищевода и прямой кишки у больных с функциональной диспепсией и синдромом раздраженного кишечника после эрадикации HP. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2003;4:54–58.

16. Алексеенко С.А., Крапивная О.В. Helicobacter pylori-инфекция и функциональная патология желудочно-кишечного тракта. Дальневосточный медицинский журнал. 2004;3:23–27.

17. Jakobsson H.E., Jernberg C., Andersson A.F., et al. Short-term antibiotic treatment has differing long-term impacts on the human throat and gut microbiome. PLoS One. 2010;5(3):e9836. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0009836..

18. Yap T.W., Gan H.M., Lee Y.P. Helicobacter pylori eradication causes perturbation of the human gut microbiome in young adults. PLoS One. 2016;11(3):e0151893.

Об авторах / Для корреспонденции

Автор для связи: С.А. Алексеенко, д.м.н., проф., зав. кафедрой госпитальной терапии, Дальневосточный государственный медицинский университет, Хабаровск, Россия; тел. +7 (4212) 40-92-61, e-mail: sa.alexeenko@gmail.com; ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1724-9980
Адрес: 680000, Россия, Хабаровск, ул. Муравьева-Амурского, 35

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь