Эффективность комбинированной антигипертензивной терапии у женщин с гипотиреозом и метаболическим синдромом

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/cardio.2016.9.32-39

27.09.2016
535

ФГБОУ ВО Кубанский государственный медицинский университет Минздрава РФ, Краснодар
Цель исследования. Оценка эффективности различных вариантов комбинированной антигипертензивной терапии (АГТ) у женщин с артериальной гипертонией (АГ), метаболическим синдромом (МС) и гипотиреозом. Материал и методы. В исследование включены 163 женщины с АГ, метаболическим синдромом и гипотиреозом, медиана возраста 53,5 (48—60) года; у 73 (44,8%) женщин был диагностирован субклинический гипотиреоз (СГ), у 90 (55,2%) — манифестный гипотиреоз (МГ). Пациенткам как с СГ, так и c МГ, в зависимости от исходной частоты сердечных сокращений (ЧСС) был назначен один из вариантов комбинированной АГТ. При ЧСС <75 уд>75 уд/мин (n=63) — комбинацию амлодипина 5 мг/сут и агониста имидазолиновых рецепторов (АИР) моксонидина 200 мкг/сут. В отсутствие достижения целевого уровня артериального давления (АД) через 4 нед дозы препаратов удваивали с последующей оценкой эффективности еще через 4 нед. Исходно и через 6 мес терапии всем пациенткам проводили суточное мониторирование артериального давления (СМАД). Результаты. Через 8 нед применения комбинации АК+БРА целевой уровень АД был зарегистрирован у 26 (59%) из 44 женщин с СГ и у 34 (60,7%) из 56 — с МГ. В группе женщин, принимавших АК+АИР, через 8 нед целевой уровень АД был зафиксирован у 24 (82,8%) из 29 больных с СГ и у 28 (82,4%) из 34— с МГ. Регистрация целевого уровня АД отмечалась достоверно чаще (p<0,05) при использовании комбинации АК+АИР по сравнению с АК+БРА, как при СГ, так и МГ. По результатам СМАД применение комбинации АК и БРА у больных с СГ и МГ обеспечивало достоверное снижение среднесуточных, дневных и ночных показателей систолического и диастолического АД (САД и ДАД), индекса времени САД и ДАД в дневные и ночные часы. На фоне терапии АК и АИР независимо от выраженности гипотиреоза отмечалось достоверное улучшение всех показателей СМАД: среднесуточных, дневных и ночных показателей САД и ДАД, индекса времени и вариабельности САД и ДАД днем и ночью. Кроме того, как при СГ, так и при МГ, достоверно более выраженные позитивные изменения большинства параметров СМАД регистрировались при использовании АИР в комбинации с АК по сравнению с комбинацией АК+БРА. Достоверное увеличение числа женщин с оптимальным суточным профилем АД «диппер» отмечено только при использовании амлодипина и моксонидина. Заключение. У женщин с АГ, МС и гипотиреозом независимо от выраженности снижения функции щитовидной железы комбинация дигидропиридинового АК и АИР имела преимущества перед комбинацией АК с БРА, так как у большинства больных обеспечивала достижение целевого уровня АД, а также клинически значимое позитивное влияние на показатели СМАД. Полученные результаты могут быть использованы при выборе оптимальной АГТ у пациентов с АГ, МС, субклиническим и манифестным гипотиреозом.

Лечение артериальной гипертонии (АГ) как в мире, так и в России остается недостаточно эффективным. Результаты крупного эпидемиологического исследования EURIKA свидетельствуют, что в Европе на фоне проводимой терапии целевой уровень артериального давления (АД) регистрируется лишь у 50% больных с АГ [1]. В России, по данным исследования ЭССЕ-РФ, эффективную антигипертензивную терапию (АГТ) получают 49,2% пациентов, а достигают целевого уровня АД около 23% [2]. Отсутствие должного контроля АД ассоциировано с множеством причин, среди которых важное место занимают сочетанные состояния, например, метаболический синдром (МС). Кроме того, в последние годы большое внимание уделяется повышению АД и развитию МС на фоне нарушений функции щитовидной железы, в частности при гипотиреозе. Вместе с тем снижение функции щитовидной железы диагностируется с высокой частотой именно в женской популяции. Так, у женщин манифестный гипотиреоз (МГ) диагностируется в 10 раз чаще, чем у мужчин, а субклинические гипотиреоз (СГ) регистрируется у 8—10% женщин и лишь у 2—3% мужчин [3—5].

Нельзя не отметить, что сочетание АГ, МС и гипотиреоза способствует взаимному отягощению течения каждого из этих состояний, быстрому развитию и прогрессированию поражения органов-мишеней, а также существенно затрудняет проведение эффективной и безопасной АГТ [6]. В то же время имеются лишь единичные исследования, оценивающие возможности применения некоторых классов антигипертензивных препаратов, а также их комбинаций у пациентов с АГ и гипотиреозом [7].

В этой связи целью исследования являлась оценка эффективности различных вариантов комбинированной АГТ у женщин с АГ, МС и гипотиреозом.

Материал и методы

В исследование были включены 163 женщины с АГ, МС и гипотиреозом (медиана возраста 53,5 [48—60] года). Критериями включения являлись АГ 1—3-й степени; абдоминальное ожирение в сочетании с любыми двумя дополнительными признаками МС [8]; первичный гипотиреоз; подписанное информированное согласие пациентки на участие в исследовании. В соответствии с современными рекомендациями на основании анамнеза, клинической картины и уровня тиреоидных гормонов (тиреотропного гормона и свободного тироксина) выделяли СГ и МГ [9, 10]. Всем пациенткам проводили ультразвуковое исследование щитовидной железы, консультацию специалиста-эндокринолога для подтверждения диагноза гипотиреоза, а также контроль терапии левотироксином. У 73 (44,8%) женщин был диагностирован СГ, у 90 (55,2%) — МГ. Все пациентки с первичным МГ получали левотироксин и на момент включения в исследование находились в стадии медикаментозной компенсации. При СГ гормонозаместительную терапию принимали 14 (28%) человек. У женщин с МГ уровень тиреотропного гормона составил 3,0 (1,14—12,3) мЕд/л, свободного тироксина — 13,6 (9,6—17,2) пмоль/л, с СГ — 6,8 (5,51—7,9) мЕд/л и 13,5 (12,6—14,8) пмоль/л соответственно.

В исследование не включали больных, имевших хотя бы один из критериев исключения: стенокардия напряжения II—IV функционального класса (ФК), инфаркт миокарда или нестабильная стенокардия, сложные нарушения ритма и проводимости сердца, хроническая сердечная недостаточность II—IV ФК (NYHA), частота сердечных сокращений (ЧСС)

Пациенткам как с СГ, так и с МГ, в зависимости от исходной ЧСС был назначен один из вариантов комбинированной АГТ. При ЧСС 75 уд/мин, пациенткам (n=63) назначали комбин...

Список литературы

  1. Borghi C., Tubach F., De Backer G. et al. Lack of control of hypertension in primary cardiovascular disease prevention in Europe: Results from the EURIKA study. Int J Cardiol 2016;218:83–88. doi: 10.1016/j.ijcard.2016.05.044.
  2. Boytsov S.A., Balanova J.A., Shalnova S.A. et al. Hypertension among persons aged 25–64: prevalence, awareness, treatment and control. According to studies essay. Kardiovaskulyarnaya Terapiya i Profilaktika 2014;14(4):4–14. Russian (Бойцов С.А., Баланова Ю.А., Шальнова С.А. и др. Артериальная гипертония среди лиц 25–64 лет: распространенность, осведомленность, лечение и контроль. По материалам исследования ЭССЕ. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2014;14(4);4–14).
  3. Hak A.E., Pols H.A., Visser T.J. et al. Subclinical hypothyroidism is an independent risk factor for atherosclerosis and myocardial infarction in elderly women: the Rotterdam Study. Ann Intern Med 2000;132(4):270–278. doi: 10.7326/0003-4819-132-4-200002150-00030
  4. Luboshitzky R., Herer P. Cardiovascular risk factors in middleaged women with subclinical hypothyroidism. Neuro Endocrinol Lett 2006;25(4):262–266.
  5. Vanderpump M.P., Tunbridge W.М. Epidemiology and prevention of clinical and subclinical hypothyroidism. Thyroid 2002;12(10) 839–847. doi: 10.1089/105072502761016458
  6. Skibitsky V.V., Pyhalova N.E., Fendrikova A.V. The myocardial remodeling in women with hypertension, metabolic syndrome and hypothyroidism. Problems of women health 2011;6(2):10–15. Russian (Скибицкий В.В., Пыхалова Н.Е., Фендрикова А.В. Особенности ремоделирования миокарда левого желудочка у женщин с артериальной гипертонией и метаболическим синдромом на фоне гипотиреоза. Проблемы женского здоровья 2011;6(2):10–15.)
  7. Skarzinskaya N.S., Chesnikova A.I., Saphronenko V.A. Evaluating the effectiveness of various schemes of antihypertensive therapy in patients with hypertension and primary hypothyroidism in the stage of medical compensation. Kubanskij nauchnyj medicinskij vestnik 2011;129(6):130–138.Russian (Скаржинская Н.С., Чесникова А.И., Сафроненко В.А. Оценка эффективности различных схем антигипертензивной терапии у больных с артериальной гипертензией и первичным гипотиреозом в стадии медикаментозной компенсации. Кубанский научный медицинский вестник. 2011;129(6):130–138.)
  8. Diagnostics and treatment of arterial hypertension: Russian recommendations. Sistemnye gipertenzii = Systemic Hypertension 2010;3:5–26. Russian (Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Росссийские рекомендации (четвертый пересмотр). Системные гипертензии. 2010;3:5–26.)
  9. Garber J.R., Cobin R.H., Gharib H., et al. Clinical practice guidelines for hypothyroidism in adults: Cosponsored by the American Association of Clinical Endocrinologists and the American Thyroid Association. Endocr Pract 2012;18(6):988–1028. doi: 10.4158/ep12280.gl
  10. Pearce S.H., Brabant G., Duntas L.H. et al. 2013 ETA Guideline: Management of Subclinical Hypothyroidism. Eur Thyroid J 2013;2:215–28.
  11. Parati G., Stergiou G.S., Asmar R., Bilo G., de Leeuw P., Imai Y. et al. ESH guidelines for blood pressure monitoring at home: a summary report of the Second International Consensus Conference on Home Blood Pressure. Monitoring J Hypertens 2008;26(8):1505–1526. doi: 10.1097/HJH.0b013e328308da66.
  12. Papaioannou G.I., Lagasse M., Mather J.F., Thompson P.D. Treating hypothyroidism improves endothelial function. Metabolism 2004;53(3):278–279. doi: org/10.1016/j.metabol.2003.10.003.
  13. Piantanida E., Gallo D., Veronesi G. et al. Masked hypertension in newly diagnosed hypothyroidism: a pilot study. J Endocrinol Invest. 2016 May 19.
  14. Deary A.J., Schumann A.L., Murfet H. et al. Influence of drugs and gender on the arterial pulse wave and natriuretic peptide secretion in untreated patients with essential hypertension. Clin Sci (Lond) 2002;103(5):493–499. doi: 10.1042.
  15. Marcisz C, Jonderko G, Kucharz E.J. Influence of short-time application of a low sodium diet on blood pressure in patients with hyperthyroidism or hypothyroidism during therapy. Am J Hypertens 2001;(14):995–1002. doi: 10.1016/S0895-7061(01)02186-0.
  16. Mannelli M., Gheri R.G., De Feo M.L., et al. Effects of thyroid replacement therapy on catecholamine plasma levels. J Endocrinol Invest 1983;6(4):307–309.
  17. Mitrovic V., Patyna W., Schepper W. Haemodynamic and neurohormonal effects of moxonidine in patients with essential hypertension. Cardiovasc drugs ther 1991;5:967–972.
  18. Reid J.L., Panfilov V., MacPhee G., Elliott H.L. Clinical pharmacology of drugs acting on imidazoline and adrenergic receptors. Studies with clonidine, moxonidine, rilmenidine, and atenolol. Ann NY Acad Sci 1995;763:673–678.
  19. Hohage H., Hess K., Jahl C. et al. Renal and blood pressure effects of moxonidine and clonidine in spontaneously hypertensive rats. Clin Nephrol 1997;48:346–352.
  20. Haenni A., Lithell H. Moxonidine improves insulin sensitivity in insulin-resistant hypertensives. J Hypertens1999;17(3):29–35.
  21. Sharma A.M., Wagner T., Marsalek P. Moxonidine in the treatment of overweight and obese patients with the metabolic syndrome: a postmarketing surveillance study. J Hum Hypertens 2004;18(9):669–675. doi: 10.1038/sj.jhh.1001676
  22. Sanjuliani A.F., de Abreu V.G., Francischetti E.A. Selective imidazoline agonist moxonidine in obese hypertensive patients. Int J Clin Pract 2006;60(5):621–629. doi: 10.1111/j.1368-5031.2006.00951.x
  23. Duntas L., Micic D. Adiposopathy and thyroid disease: tracing the pathway to cardiovascular risk. Expert Rev Cardiovasc Ther 2012;10(6):797–803. doi: 10.1586/erc.12.47.
  24. Prichard B.N., Graham B.R. Effective antihypertensive therapy: blood pressure control with moxonidine. J Cardiovasc Pharmacol 1996;27(S3):38−48.
  25. Krespi P.G., Makris T.K., Hatzizacharias A.N. et al. Moxonidine effect on microalbuminuria, thrombomodulin, and plasminogen activator inhibitor-1 level in patient with essential hypertension. Cardivasc Drags Ther 1998;12:463−467.

Об авторах / Для корреспонденции

ФГБОУ ВО Кубанский государственный медицинский университет Минздрава РФ, Краснодар
Кафедра госпитальной терапии
Скибицкий В.В. - д.м.н., проф., зав. кафедрой.
Фендрикова А.В. - к.м.н., доцент кафедры.
Пыхалова Н.Е. - к.м.н., ассистент кафедры.
Сиротенко Д.В. - к.м.н., доцент кафедры.
E-mail: vvsdoctor@mail.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь