Эхографические предикторы критического состояния у плода

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.6.62-66

27.06.2016
740

ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова, Москва; Первый московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова, Россия

Цель исследования. Определение начальных эхографических маркеров плацентарной дисфункции у беременных с последующей антенатальной гибелью плода.
Материал и методы. В работе проведен ретроспективный анализ 38 женщин, у которых течение беременности осложнилось антенатальной гибелью плода на сроках 24–36 недель гестации (основная группа). Контрольная группа сформирована из 28 женщин с физиологической беременностью. Проанализированы данные анамнеза, клинико-лабораторных исследований, а также эхографического исследования беременных и морфологического изучения последа.
Результаты исследования. Основными осложнениями беременности, которые привели к антенатальной гибели плодов во II триместре явились тяжелая преэклампсия и инфекционные поражения плода и плаценты. Клинические проявления преэклампсии отмечались у 12 (31,6%) пациенток основной группы. Выявлены эхографические призаки плацентарной дисфункции в виде развития синдрома задержки плода (в 34,2%) женщин. При этом синдром задержки роста плода, развившийся во II триместре беременности выявлен в 10,5%, в III триместре беременности – в 23,7%.
Заключение. Наиболее информативными эхографическими маркерами критического состояния у плода являются: маловодие, специфические изменения в плаценте, синдром задержки роста плода, патологические показатели кровотока в фето-плацентарном комплексе.

Антенатальные потери остаются актуальной, социально значимой и недостаточно изученной проблемой [1–3]. Причины антенатальной гибели плода многообразны и включают гипоксию, врожденные пороки развития у плода, внутриутробную инфекцию, диабетическую фетопатию [4–7]. Основной причиной мертворождения является внутриутробная и интранатальная гипоксия. Так, согласно данным Росстата, в целом по Российской Федерации гипоксия как причина смерти была зарегистрирована в 84,8% от всех случаев мертворождения в 2010 году и в 81,8% – в 2012 году [8, 9].

В свою очередь, внутриутробная гипоксия плода считается клиническим проявлением критической формой плацентарной дисфункции [10–12]. Частота плацентарной недостаточности (ПН) по данным различных авторов варьирует от 5% до 65%, в то время как перинатальная заболеваемость при ПН достигает 73% [3, 7, 13, 14].

Целью исследования стало определение начальных эхографических маркеров плацентарной дисфункции у беременных с последующей антенатальной гибелью плода.

Материал и методы исследования

В основу работы положен ретроспективный анализ 38 женщин, у которых течение беременности осложнилось антенатальной гибелью плода на сроках 24–36 недель гестации (основная группа). Контрольная группа сформирована из 28 женщин с физиологической беременностью. В контрольной группе родоразрешение осуществлялось в доношенном сроке. Критериями включения явились одноплодная беременность, антенатальная гибель плодов на сроках более 23 недель.

Критериями исключения в исследовании явились: многоплодная беременность, беременность с наличием хромосомных заболеваний или пороков развития у плода.

Анализировали данные анамнеза, клинико-лабораторных исследований, а также эхографического исследования беременных и морфологического изучения последа. Эхографическое обследование плодов произведено при помощи ультразвуковых приборов с использованием трансабдоминального и трансвагинального доступов, датчиками частотой 3,5–7,5 МГц. Проводилось ультразвуковое исследование (фетометрия, плацентометрия, оценка количества околоплодных вод), а также допплерометрическое исследование кровотока в артериях пуповины (АП), средней мозговой артерии (СМА), венозном протоке (ВП).

Нарушение кровотока в маточных артериях и АП диагностировали при выявлении низкого значения конечной диастолической скорости кровотока, что выражалось в увеличении численных значений индекса резистентности (ИР) выше 95-го перцентиля нормативных значений ИР. Нарушение кровотока в СМА плода диагностировалось при выявлении повышенной диастолической скорости кровотока, что выражалось в снижении численных значений ИР или пульсационного индекса (ПИ) менее 5-го перцентиля нормативных показателей [1, 15].

Макроскопическое изучение последов проводили по стандартной методике [10, 16]. После макроскопического изучения из центральной зоны плаценты вырезали кусочки ткани, которые фиксировали в 10% нейтральном формалине. Гистологическое исследование проводили на парафиновых срезах, окрашенных гематоксилином и эозином.

Статистическая обработка материалов проводилась с использованием статистических функций программы MS Excel 2000.

Результаты исследования и их обсуждение

На первом этапе были изучены особенности анамнеза беременных женщин. При анализе экстрагенитальной патологии установлено, что у 8 женщин (21,1%) с антенатальной гибелью плода имелся хронический пиелонефрит, в том числе в фазе обострения – в половине наблюдений. У 5(13,2%) пациенток в анамнезе имелись сведения о цистите, у 3 (7,9%) из них отмечено обострение во время беременности. Шесть (15,8%) женщин перенесли острые респираторные заболевания в I триместре беременности. Клинические признаки хронической артериальной гипертензии (АГ) определялись у 8 (21,1%) беременных. Острые респираторные заболевания (с повышением температуры тела до 37,8°С) отмечались у каждой третьей пациентки.

У 10 (26,3%) беременных основной группы в анамнезе имели также место искусственные аборты, при этом у 8 (21,1%) женщин отмечено два и более абортов, у 4 (10,5%) – неразвивающаяся беременность.

В данной группе по сравнению с к...

Список литературы

1. Мерц Э. Ультразвуковая диагностика в акушерстве и гинекологии. т. 1. Акушерство. М.: МЕДпресс-информ; 2011. 720с.

2. Воеводин С.М., Шеманаева Т.В. Ультразвуковая диагностика антенатальной нейроинфекции. В кн.: Амбулаторно-поликлиническая практика - в эпицентре женского здоровья. Всероссийский конгресс с международным участием. Москва, 20-23 марта 2012 года. М., 2012: 390-1.

3. Баринова И.В., Котов Ю.Б., Кондриков Н.И. Клинико-морфологическая характеристика фетоплацентарного комплекса при антенатальной смерти плода. Российский вестник акушера-гинеколога. 2013; 13(3): 14-9.

4. Кулаков В.И., Орджоникидзе Н.В., Тютюнник В.Л. Плацентарная недостаточность и инфекция. Руководство для врачей. М.; 2004.

5. Краснопольский В.И. Фетоплацентарная недостаточность. М.; 2005.

6. Серов В.Н. Особенности инфекции в акушерстве, гинекологии и перинатологии. Русский медицинский журнал. 2006; 14(1): 2-5.

7. Туманова В.А., Баринова И.В. Проблема антенатальных потерь. Российский вестник акушера-гинеколога. 2009; 9(5): 39-45.

8. Щеголев А.И., Павлов К.А., Дубова Е.А., Фролова О.Г. Мертворождаемость в субъектах Российской Федерации в 2010 году. Архив патологии. 2013; 75(2): 20-4.

9. Щеголев А.И., Туманова У.Н., Шувалова М.П., Фролова О.Г. Гипоксия как причина мертворождаемости в Российской Федерации. Здоровье, демография, экология финно-угорских народов. 2014; Специальный выпуск 3: 96-8.

10. Милованов А.П. Патология системы мать-плацента-плод. Руководство для врачей. М.: Медицина; 1999. 448с.

11. Callen P.W. Ultrasonography in obstetrics and gynecology. 5th ed. Saunders Elsevier; 2008. 1239p.

12. Benirschke K., Burton G.J., Baergen R.N. Pathology of the human placenta. Springer; 2012. 941p.

13. Romero R., Gotsch F., Pineles B., Kusanovic J.P. Inflammation in pregnancy: its roles in reproductive physiology, obstetrical complications, and fetal injury. Nutr. Rev. 2007; 65(12, Pt 2): 194-202.

14. Silver R.M. Fetal death. Obstet. Gynecol. 2007; 109(1): 153-67.

15. Воеводин С.М., Шеманаева Т.В., Щеголев А.И. Эхографическая и клинико-морфологическая оценка плодно-плацентарного комплекса у беременных при плацентарной дисфункции и внутриутробной инфекции. Гинекология. 2015; 17(5): 10-3.

16. Щеголев А.И., Дубова Е.А., Павлов К.А. Морфология плаценты. М.; 2010. 46с.

17. Воеводин С.М., Шеманаева Т.В., Дубова Е.А. Ультразвуковая и клинико-морфологическая оценка плацентарной дисфункции при критическом состоянии у плода. Гинекология. 2013; 15(5): 65-9.

Поступила 22.01.2016

Принята в печать 29.01.2016

Об авторах / Для корреспонденции

Воеводин Сергей Михайлович, д.м.н., профессор, зав. отделом визуальной диагностики ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (916) 223-14-22. E-mail: voevod37@yandex.ru
Шеманаева Татьяна Викторовна, доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства и гинекологии ИПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова. Адрес: 119991, Россия, Москва, ул. Большая Пироговская, д. 2, стр. 4. Телефон: 8 (915) 308-77-94. E-mail: t.shemanaeva@rambler.ru
Щеголев Александр Иванович, д.м.н., профессор, зав. патологоанатомическим отделением ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-28-92. E-mail: ashegolev@oparina4.ru

Для цитирования: Воеводин С.М., Шеманаева Т.В., Щеголев А.И. Эхографические предикторы критического состояния у плода. Акушерство и гинекология. 2016; 6: 62-66.
http://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.6.62-66

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь