Клиническая Нефрология №2 / 2024

For the World Kidney Day Joint Steering Committee. Внимание на пробелы в лечении заболеваний почек: воплощаем то, что мы знаем, в то, что мы делаем

2 июля 2024

1) Кафедра общественного и глобального здравоохранения, Институт эпидемиологии, биостатистики и профилактики, Цюрихский университет, Цюрих, Швейцария;
2) Отделение патологии почек, медицинский факультет, Женская больница Бригама, Гарвардская медицинская школа, Бостон, Массачусетс, США;
3) Кафедра педиатрии и здоровья детей, Кейптаунский университет, Кейптаун, Южная Африка;
4) Медицинский исследовательский центр Провиденса, Providence Inland Northwest Health, Спокан, Вашингтон, США;
5) Отделение нефрологии, медицинский факультет Вашингтонского университета, Сиэтл, Вашингтон, США;
6) Отделение нефрологии, Больница Каирского университета, Каир, Египет;
7) Отделение нефрологии и минерального обмена, Национальный институт медицинских наук и питания Сальвадора Зубирана, Мехико, Мексика;
8) Отделение медицины и терапии, Больница принца Уэльского, Китайский университет Гонконга, Шатин, Гонконг, Китай;
9) Отделение нефрологии, больница Петерфи, Будапешт, Венгрия;
10) Консультативная группа по связям с пациентами Международного общества нефрологов;
11) Фонд исследования почек Тамилнада (ТАНКЕР), Ченнаи, Индия;
12) 2-е отделение нефрологии, Медицинская школа университетской больницы AHEPA, Университет Аристотеля в Салониках, Салоники, Греция;
13) Медицинский факультет, Медицинский колледж, Нигерийский университет, Итуку-Озалла, Энугу, Нигерия;
14) Отдел системы здравоохранения, политики и управления, Школа общественного здравоохранения и первичной медико-санитарной помощи Жокей-клуба, Китайский университет Гонконга, Гонконг;
15) 2-е отделение нефрологии, Медицинская школа университетской больницы AHEPA, Университет Аристотеля в Салониках, Салоники, Греция;
16) Итальянский фонд почек, Рим, Италия;
17) Объединенный руководящий комитет Всемирного дня почек указан в Приложении;
18) VAL и KRT являются совместными первыми авторами;
19) MK, FL, VR, MS и BW являются представителями пациентов Консультативной группы по связям с пациентами Международного общества нефрологов

Исторически сложилось так, что с момента появления клинических доказательств эффективности новых методов лечения до внедрения их в повседневную практику требуется в среднем 17 лет. С учетом доступности в настоящее время высокоэффективных методов лечения для профилактики или отсрочки начала и прогрессирования заболеваний почек это слишком долгий период. Настало время сократить разрыв между тем, что мы знаем, и тем, что мы делаем. Существуют четкие рекомендации по профилактике и лечению распространенных факторов риска заболеваний почек, таких как артериальная гипертензия и сахарный диабет, но лишь у небольшого числа людей во всем мире диагностируют эти заболевания и еще меньше людей получают целевое лечение. Кроме того, подавляющее большинство людей, живущих с заболеваниями почек, не подозревают о своем состоянии, поскольку на ранних стадиях они часто бывают бессимптомными. Даже при установленном диагнозе многие пациенты не получают надлежащего лечения заболевания почек. С учетом серьезных последствий прогрессирования заболевания почек, почечной недостаточности или смерти крайне важно своевременно назначать правильное лечение. Возможности ранней диагностики и лечения заболеваний почек должны быть максимально расширены, начиная с уровня первичного звена здравоохранения. Существует множество системных препятствий: от пациента до врача, от систем здравоохранения до социальных факторов. Чтобы сохранить и улучшить здоровье почек для всех людей во всем мире, необходимо иметь понимание о каждом из этих препятствий, чтобы без дальнейших задержек разрабатывать и внедрять рациональные решения.

Каждый десятый человек в мире страдает заболеванием почек [1]. По данным исследования «Global Burden of Disease», в 2019 г. более 3,1 млн смертей были связаны с дисфункцией почек, что делает ее седьмым по значимости фактором риска смерти во всем мире (рис. 1 и дополнительный рис. S1) [2]. Однако уровень глобальной смертности от всех заболеваний почек может фактически составлять от 5 до 11 млн случаев в год, если учитывать показатели смертности из-за острого повреждения почек и отсутствия доступа к заместительной почечной терапии при хронической почечной недостаточности (ХПН), особенно в странах с ограниченными ресурсами [3]. Эти высокие глобальные показатели смертности отражают различия в профилактике, раннем выявлении, диагностике и лечении хронической болезни почек (ХБП) [4]. Показатели смертности от ХБП достаточно высоки в некоторых регионах, и особенно заметен высокий уровень в Центральной Латинской Америке и Океании (острова южной части Тихого океана), что указывает на необходимость принятия срочных мер [5].

95-1.jpg (90 KB)

ХБП также представляет собой значительное глобальное экономическое бремя, причем затраты на лечение растут в геометрической прогрессии по мере ее прогрессирования, что связано не только со стоимостью проведения диализа и трансплантации, но и с затратами на лечение множества сопутствующих заболеваний и осложнений, которые развиваются с течением времени [6, 7].

В Соединенных Штатах расходы Medicare на оплату услуг для всех бенефициаров с ХБП составили 86,1 млрд долл. в 2021 г. (22,6% от общих расходов) [8]. Данные по многим странам с низким уровнем ресурсов, где большая часть расходов оплачивается непосредственно самими пациентами, отсутствуют. Результаты недавно проведенного во Вьетнаме исследования показали, что стоимость лечения ХБП у одного пациента превышает валовой внутренний продукт на душу населения [7]. В Австралии, по расчетам, ранняя диагностика и профилактика ХБП позволяют системе здравоохранения экономить 10,2 млрд долл. за 20 лет [9].

Несмотря на наличие региональных различий в причинах развития ХБП, факторами риска с самыми высокими популяционными факторами для стандартизированных по возрасту количества утраченных лет жизни с поправкой на длительность ХБП были высокое артериальное давление (51,4%), высокий уровень глюкозы в плазме натощак (30,9%) и высокий индекс массы тела (26,5%) [10]. Эти факторы риска также являются ведущими глобальными факторами риска смерти (рис. 1). Только 40 и 60% людей с артериальной гипертензией и сахарным диабетом соответственно знают о своем диагнозе, и гораздо меньшая часть получает лечение и достигает поставленных целей [11,12]. Более того, каждый пятый пациент с артериальной гипертензией и каждый третий диабетик страдают ХБП [13].

В большинстве случаев развитие ХБП можно предотвращать путем соблюдения здорового образа жизни, профилактики и контроля факторов риска, предотвращения острого повреждения почек, оптимизации здоровья матери и ребенка, смягчения последствий изменения климата и воздействия на социальные и структурные детерминанты здоровья [3]. Тем не менее преимущества некоторых из этих мероприятий можно будет увидеть только в будущем. Между тем ранняя диагностика и стратификация риска позволяют современно назначать лечение с целью замедления прогрессирования, остановки или даже обратного развития ХБП. К сожалению, осведомленность о ХБП среди лиц с дисфункцией почек была поразительно низкой: от ≈80 до 95% пациентов не знали о своем диагнозе во всех регионах мира (рис. 2) [15–20]. Люди умирают из-за упущенных возможностей раннего выявления ХБП и оказания оптимальной помощи!

96-1.jpg (100 KB)

Что еще более важно, ХБП является основным фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний и по мере прогрессирования заболевания почек сердечно-сосудистая смерть и почечная недостаточность становятся параллельными рисками. Действительно, данные исследования «Global Burden of Disease» за 2019 г. показали, что от сердечно-сосудистых заболеваний, связанных с дисфункцией почек, умерло больше людей (1,7 млн человек), чем от самой ХБП (1,4 млн человек [2]. Таким образом, лечение сердечно-сосудистых заболеваний также должно быть приоритетом для пациентов с ХБП.

Пробелы между знаниями и внедрением новых методов лечения заболеваний почек

Стратегии профилактики и лечения ХБП были построены на мощной доказательной базе, накопленной за последние три десятилетия (рис. 3) [19, 22]. Стандарты оказания медицинской помощи при ХБП ясны, однако соблюдение этих стандартов находится на субоптимальном уровне (рис. 2) [15, 19, 20].

97-1.jpg (179 KB)

Valerie A. Luyckx, Katherine R. Tuttle, Dina Abdellatif, Ricardo Correa-Rotter, Winston W.S. Fung, Agnès Haris, Li-Li Hsiao, Makram Khalife, Latha A. Kumaraswami, Fiona Loud, Vasundhara Raghavan, Stefanos Roumeliotis, Marianella Sierra, Ifeoma Ulasi, Bill Wang, Siu-Fai Lui, Vassilios Liakopoulos, Alessandro Balducci
Статья платная, чтобы прочесть ее полностью, вам необходимо произвести покупку
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, которые обеспечивают правильную работу сайта.