Генитоуринарные расстройства после комбинированного и комплексного лечения рака органов женской половой сферы

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.11.28-33

27.11.2016
489

ГБОУ ВПО Российский национальный исследовательский университет им. Н.И. Пирогова Минздрава России, кафедра акушерства и гинекологии лечебного факультета, Москва

Цель исследования. Данная статья посвящена методам коррекции генитоуринарных расстройств, возникающих у онкологических больных после комбинированного и комплексного лечения. Целью исследования является проведение систематического анализа данных, имеющихся в современной литературе, о различных генитоуринарных расстройствах, часто возникающих у пациенток со злокачественными новообразованиями женских половых органов после комбинированного и комплексного лечения, и методах их коррекции.
Материал и методы. В обзор включены данные зарубежных и отечественных статей, найденных в Pubmed по данной теме, опубликованных за последние 10 лет.
Результаты. В настоящее время существуют различные методы лечения генитоуринарных расстройств: тренировка мышц тазового дна, применение пессариев, использование эрбиевого лазера, хирургическая коррекция. В связи с тем, что в литературе отсутствует информация о применении вышеуказанных методик у онкогинекологических больных, актуальность данной проблемы не вызывает сомнений.
Заключение. В связи с актуальностью данной проблемы целесообразно изучить возможность и безопасность применения различных методик для коррекции генитоуринарных послеоперационных расстройств у онкогинекологических пациенток.

По данным статистики в 2014 году в России было выявлено 566 970 новых случаев злокачественных новообразований, из них 54,2% – у женщин. В структуре онкологической заболеваемости женского населения опухоли половых органов составляют 18,2%, при этом заболеваемость раком тела матки составляет 7,7%, раком шейки матки – 5,2%, раком яичников – 4,4%. Средний возраст заболевших в 2014 году для женщин составил 63,9 года. В структуре смертности женщин удельный вес злокачественных новообразований яичника составляет 5,7%, тела матки – 5,0% и шейки матки – 4,8% [1].

Рак тела матки является одной из самых часто встречающихся злокачественных опухолей женской половой сферы и составляет 4,8% среди всех злокачественных новообразований у женского населения в мире [2]. В 2014 году в России абсолютное число впервые установленного диагноза рака эндометрия составило 23 570 случаев, в Москве – 1715 случаев, средний возраст больных при этом – 62,5 года [1, 3].

К группе повышенного риска развития рака тела матки относятся пациентки, имевшие в анамнезе предраковые заболевания, такие как атипическая гиперплазия эндометрия, рецидивирующая гиперплазия эндометрия в постменопаузе, аденоматозные полипы. Риск малигнизации атипической гиперплазии эндометрия в аденокарциному высокой степени дифференцировки составляет 29–57% [2, 4]. Существуют два патогенетических варианта рака тела матки. I тип обычно встречается в молодом возрасте и развивается на фоне длительной гиперэстрогении и гиперплазии эндометрия. Такая опухоль чувствительна к прогестагенам, как правило, высокодифференцированная и, следовательно, предполагает благоприятный прогноз лечения. Опухоль II типа возникает в более позднем возрасте на фоне атрофии эндометрия и в отсутствие гиперэстрогении, чаще низкодифференцированная, имеет неблагоприятный прогноз [5]. Лечение больных раком тела матки в 90% случаев начинают с хирургического вмешательства, после чего проводят адьювантную терапию, стандартом которой является лучевая терапия [2, 6].

Второе место в структуре онкологической заболеваемости в России занимает рак шейки матки. По данным за 2014 год абсолютное число впервые установленного диагноза рака шейки матки составило 16 130 случаев, средний возраст больных при этом – 52,2 года. Аналогичный показатель в Москве — 823 случая. На сегодняшний день хорошо известна роль вируса папилломы человека в развитии данного заболевания, типами высокого онкогенного риска которого являются 16, 18, 31, 33 и 45 [2]. Наиболее часто встречаются две основные морфологические разновидности опухоли: аденокарцинома и плоскоклеточный рак [1, 7, 8]. Тактика лечения рака шейки матки определяется в зависимости от стадии заболевания, степени дифференцировки опухоли, соматического состояния и возраста пациентки. Виды хирургических вмешательств при данной патологии варьируют от ножевой ампутации шейки матки и трахелэктомии до расширенной экстирпации матки с/без придатками по методу Вертгейма–Мейгса [2, 9].

Другой распространенной формой опухоли в онкогинекологии является рак яичников, занимающий третье место в мировой статистике среди опухолей женской репродуктивной сферы [2]. В России в 2014 году отмечено 13 634 случая впервые в жизни установленного диагноза рака яичников, в Москве этот показатель составил 920 пациенток; средний возраст больных – 58,7 года [1, 3]. Выбор первого этапа лечения рака яичников определяется распространенностью опухолевого процесса. Оптимальным объемом циторедуктивной операции является экстирпация матки с придатками, экстирпация большого сальника и удаление всех видимых проявлений опухолевого процесса. В зависимости от стадии заболевания решается вопрос о проведении химиотерапии [2, 10].

Наряду с хирургическим вмешательством развитию генитоуринарных расстройств также способствует лучевая терапия, проводимая в составе комбинированного или комплексного лечения злокачественных новообразований органов женской половой сферы [11]. Вследствие облучения могут возникать как общая лучевая реакция, так и функциональные и органиче...

Список литературы

1. Каприн А.Д., Старинский В.В., Петрова Г.В., ред. Злокачественые новообразования в России в 2014 году (заболеваемость и смертность). М.: МНИОИ им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России; 2016. 250с.

2. Венедиктова М.Г., Доброхотова Ю.Э. Онкогинекология в практике гинеколога. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2015. 288с.

3. Аксель Е.М. Заболеваемость и смертность от злокачественных новообразований органов женской репродуктивной системы в России. Онкогинекология. 2015; 1: 6-15.

4. Сидоренко Ю.С., Шурыгина Э.А., Шишкина О.Г., Горобцова В.В. Информативность некоторых показателей эндокринного гомеостаза в формировании групп риска по развитию рака эндометрия. Опухоли женской репродуктивной системы. 2012; 1: 83-7.

5. Кравец О.А., Морхов К.Ю., Нечушкина В.М., Новикова Е.Г., Новикова О.В., Хохлова С.В., Чулкова О.В. Клинические рекомендации по диагностике и лечению больных раком эндометрия. М.: Ассоциация онкологов России; 2013.

6. Нечушкина В.М., Морхов К.Ю., Кузнецов В.В. Комбинированное лечение рака тела матки ранних стадий. Сибирский онкологический журнал. 2013; 3: 70-4.

7. Чуруксаева О.Н., Коломиец Л.А. Онкотропная папилломавирусная инфекция и прогноз течения рака шейки матки. Сибирский онкологический журнал. 2013; 1: 82-7.

8. Доброхотова Ю.Э., Венедиктова М.Г., Гришин И.И., Саранцев А.Н., Морозова К.В., Луценко Н.Н. Комплексное лечение дисплазии эпителия шейки матки умеренной и тяжелой степени на фоне ВПЧ-инфекции. Гинекология. 2015; 17(1): 8-12.

9. Ашрафян Л.А., Титова В.А., Добровольская Н.Ю., Котляров П.М. Лечение рака шейки матки. Протокол РНЦРР 53/10. М.: ФГУ РНЦРР; 2010. 45с.

10. Тюляндин С.А. Практические рекомендации по лекарственному лечению больных раком яичников. М.: ФГБНУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина; 2014: 115-25.

11. Smit S.G., Heyns C.F. Management of radiation cystitis. Nat. Rev. Urol. 2010; 7(4): 206-14. doi: 10.1038/nrurol.2010.23.

12. van de Wetering F.T., Verleye L., Andreyev H.J., Maher J., Vlayen J., Pieters B.R. et al. Non-surgical interventions for late rectal problems (proctopathy) of radiotherapy in people who have received radiotherapy to the pelvis. Cochrane Database Syst. Rev. 2016; (4): CD003455. doi: 10.1002/14651858. CD003455.pub2.

13. Lee K.K., Lee J.Y., Nam J.M., Kim C.B., Park K.R. High-dose-rate vs. low-dose-rate intracavitary brachytherapy for carcinoma of the uterine cervix: Systematic review and meta-analysis. Brachytherapy. 2015; 14(4): 449-57. doi: 10.1016/j.brachy.2015.02.390.

14. Lachi P.K., Patnaik S., Amit K., Naidu K.V. Imaging findings after radiotherapy to the pelvis. J. Cancer Res. Ther. 2015; 11(3): 545-8. doi: 10.4103/0973-1482.160911.

15. Педдер В.В., Набока М.В., Косенок В.К., Дурина Д.С., Зверева Ю.В., Таньков А.В. Обоснование применения термо- и фотохромо- ультразвукового метода лечения лучевого фиброза мягких тканей у онкологических пациентов. Омский научный вестник. 2011; 1: 144-8.

16. Демидова Л.В., Дунаева Е.А., Бойко А.В. Осложнения лучевой терапии при комбинированном лечении больных раком тела матки I стадии. Вестник РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН. 2011; 22(4): 39-45.

17. Клименко К.А., Цаллагова З.С. Лучевые ректиты при комплексном лечении рака органов малого таза (обзор литературы). Вестник Российского научного центра рентгенорадиологии Минздрава России. 2014; 4: 5.

18. Макаров О.В., Камоева С.В., Голубева Д.В. Трансвагинальная система «Элевейт» (ELEVATE) в реконструктивной хирургии тазового дна после гистерэктомии. Медицинский альманах. 2011; 6: 142-4.

19. Ильина И.Ю., Доброхотова Ю.Э., Жданова М.С. Влияние дисплазии соединительной ткани на развитие пролапса гениталий. Российский вестник акушера-гинеколога. 2009; 9(4): 15-8.

20. Камоева С.В. Ранняя диагностика развивающегося пролапса тазовых органов у женщин репродуктивного возраста при отсутствии клинических признаков. Лечение и профилактика. 2013; 2: 88-93.

21. Persu C., Chapple C.R., Cauni V., Gutue S., Geavlete P. Pelvic Organ Prolapse Quantification System (POP–Q) – a new era in pelvic prolapse staging. J. Med. Life. 2011; 4(1): 75-81.

22. Maher C.M., Feiner B., Baessler K., Glazener C.M. Surgical management of pelvic organ prolapse in women: the updated summary version Cochrane review. Int. Urogynecol. J. 2011; 22(11): 1445-57. doi: 10.1007/s00192-011-1542-9.

23. Тарасов Н.И., Шульгин А.С. Коррекция функции мочевых путей при пролапсе тазовых органов у женщин. Медицинский вестник Башкортостана. 2013; 8(2): 152-5.

24. Atallah D., el Kassis N., Ghanameh W., Moukarzel M. Urinary functional complications following radical uterine surgery. J. Med. Liban. 2014; 62(3): 156-67.

25. Aoun F., Roumeguère T. Lower urinary tract dysfunction following radical hysterectomy. Prog. Urol. 2015; 25(17):1184-90. doi: 10.1016/j.purol.2015.08.311.

26. Aoun F., van Velthoven R. Lower urinary tract dysfunction after nerve-sparing radical hysterectomy. Int. Urogynecol. J. 2015; 26(7): 947-57. doi: 10.1007/s00192-014-2574-8.

27. Laterza R.M., Sievert K.D., de Ridder D., Vierhout M.E., Haab F., Cardozo L. et al. Bladder function after radical hysterectomy for cervical cancer. Neurourol. Urodyn. 2015; 34(4): 309-15. doi: 10.1002/nau.22570.

28. Long Y., Yao D.S., Pan X.W., Ou T.Y. Clinical efficacy and safety of nerve-sparing radical hysterectomy for cervical cancer: a systematic review and meta-analysis. PLoS One. 2014; 9(4): e94116. doi: 10.1371/journal.pone.0094116.

29. Ермакова Е.И., Кубицкая Ю.В., Балан В.Е., Аполихина И.А. Биологическая обратная связь в лечении недержания мочи у женщин. Акушерство и гинекология. 2013; 12: 92-5.

30. Bо K., Sundgot-Borgen J. Are former female elite athletes more likely to experience urinary incontinence later in life than non-athletes? Scand. J. Med. Sci. Sports. 2010; 20(1): 100-4.

31. Сивков А.В., Ромих В.В., Кукушкина Л.Ю. Применение метода биологической обратной связи при стрессовом недержании мочи у женщин. Экспериментальная и клиническая урология. 2010; 4: 50-3.

32. Ferreira M., Santos P. Pelvic floor muscle training programmes: a systematic review. Acta Med. Port. 2011; 24(2): 309-18.

33. Abdulaziz M., Stothers L., Lazare D., Macnab A. An integrative review and severity classification of complications related to pessary use in the treatment of female pelvic organ prolapse. Can. Urol. Assoc. J. 2015; 9(5-6): E400-6. doi: 10.5489/cuaj.2783.

34. Аполихина И.А., Дикке Г.Б., Кочев Д.М. Современная лечебно-профилактическая тактика при опущении и выпадении половых органов у женщин. Знания и практические навыки врачей. Акушерство и гинекология. 2014; 10: 1-7.

35. Griebling T.L. Vaginal pessaries for treatment of pelvic organ prolapse in elderly women. Curr. Opin. Urol. 2016; 26(2): 201-6. doi: 10.1097/MOU.0000000000000266.

36. Аполихина И.А., Шнейдерман М.Г. Урогинекологические пессарии: новые модели – новые возможности. Акушерство и гинекология. 2013; 4: 67-9.

37. Lekskulchai O., Wanichsetakul P. Factors affecting successfulness of vaginal pessary use for the treatment of pelvic organ prolapse. J. Med. Assoc. Thai. 2015; 98(Suppl. 3): S115-20.

38. Yakasai I.A., Bappa L.A., Paterson A. Outcome of repeat surgery for genital prolapse using prolift-mesh. Ann. Surg. Innov. Res. 2013; 7(1): 3. doi: 10.1186/1750-1164-7-3.

39. Vizintin Z., Rivera M., Fistonić I., Saraçoğlu F., Guimares P., Gaviria J. et al. Novel minimally invasive VSP Er:YAG laser treatments in gynecology. J. Laser Health Acad. 2012; 1: 46-58.

40. Серебряков В.А. Опорный конспект лекций по курсу «Лазерные технологии в медицине». СПб.: СПбГУ ИТМО; 2009. 266с.

41. Безменко А.А., Шмидт А.А., Коваль А.А., Карпищенко Ж.М. Консервативные методы лечения недержания мочи при напряжении у женщин. Вестник Российской военно-медицинской академии. 2014; 1: 227-32.

42. Urska Bizjak Ogrinc, Sabina Sencar. Laser treatment of higher grade cystocele. J. Laser Health Acad. 2013; 1: S22.

43. Juan F. Bojanini B., Alexandra M. Mejía C. Laser treatment of vaginal atrophy in post-menopause and post-gynecological cancer patients. J. Laser Health Acad. 2014; 1: 65-71.

Поступила 29.04.2016

Принята в печать 27.05.2016

Об авторах / Для корреспонденции

Суворова Виктория Александровна, аспирант кафедры акушерства и гинекологии лечебного факультета РНИМУ им. Н.И. Пирогова. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Островитянова, д. 1
Доброхотова Юлия Эдуардовна, д.м.н., профессор, зав. кафедрой акушерства и гинекологии лечебного факультета РНИМУ им. Н.И. Пирогова. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Островитянова, д. 1
Венедиктова Марина Георгиевна, д.м.н., профессор кафедры акушерства и гинекологии лечебного факультета РНИМУ им. Н.И. Пирогова. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Островитянова, д. 1
Саранцев Андрей Николаевич, к.м.н., доцент, зав. 3-м онкогинекологическим отделением ГКБ № 40. Адрес: Россия, Москва, ул. Касаткина, д. 7
Морозова Ксения Владимировна, к.м.н., ассистент кафедры акушерства и гинекологии лечебного факультета РНИМУ им. Н.И. Пирогова. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Островитянова, д. 1

Для цитирования: Суворова В.А., Доброхотова Ю.Э., Ильина И.Ю., Венедиктова М.Г., Саранцев А.Н., Морозова К.В. Генитоуринарные расстройства после комбинированного и комплексного лечения рака органов женской половой сферы. Акушерство и гинекология. 2016; 11: 28-33.
http://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.11.28-33

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь