Гиперпластические процессы эндометрия: этиопатогенез, факторы риска, полиморфизм генов-кандидатов

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.1.13-18

04.02.2019
54

1 ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород, Россия 2 ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университет» Минздрава России, г. Курск, Россия

Цель исследования. Провести систематический анализ данных, имеющихся в современной литературе, об этиопатогенезе, факторах риска и генетических детерминантах гиперпластических процессов эндометрия.
Материал и методы. В обзор включены современные данные зарубежных и отечественных статей, найденных в Pubmed по данной теме.
Результаты. В статье приведены основные этиопатогенетические механизмы развития гиперплазии эндометрия, их факторов риска и генетических детерминантах.
Заключение. Согласно современным представлениям, гиперпластические процессы эндометрия представляют собой мультифакториальное заболевание, в формирование которого вовлечены процессы гормон-зависимой, гормон-независимой пролиферации клеток эндометрия, хронического воспаления, а также генетические и эпигенетические механизмы.

Под гиперплазией эндометрия понимают патологическую диффузную или очаговую пролиферацию (утолщение) железистого и стромального компонентов слизистой оболочки матки с преимущественным поражением железистых структур [1]. Согласно классификации ВОЗ, (1994 г.) гиперпластические процессы эндометрия подразделяются на гиперплазию эндометрия без атипии и гиперплазию эндометрия с атипией (атипическая). В свою очередь, в зависимости от степени структурного изменения слизистой оболочки тела матки, каждая из них делится на две подгруппы, соответствующие простой и сложной гиперплазии [1].

На долю гиперпластических процессов эндометрия среди гинекологических заболеваний приходится от 10 до 50% [2]. Согласно литературным данным, в странах Западной Европы регистрируется около 200 000 новых случаев гиперплазии эндометрия в год [3]. Хирургическому лечению подвергаются около 40% женщин молодого возраста с гиперплазией эндометрия, что приводит к потере репродуктивной функции [4]. Частота трансформации в рак варьирует и составляет менее 1% для простой гиперплазии, 3% – для сложной гиперплазии эндометрия и до 25–29% – для атипической гиперплазии [5, 6]. При сложной гиперплазии эндометрия без атипии риск развития атипической гиперплазии эндометрия составляет 7%, а рака эндометрия – 15% [7]. Следует отметить повышение распространенности патологии эндометрия у женщин старших возрастных групп [8].

На сегодняшний день нет единого представления об этиопатогенезе гиперпластических процессов эндометрия. Согласно литературным данным, основными механизмами развития гиперплазии эндометрия являются: ановуляция, гиперпродукция эстрогенов вследствие имеющегося гиперпластического процесса в яичниках, повышенная чувствительность рецепторов эндометрия при нормальной или пониженной секреции эстрогенов, нарушение баланса между половыми гормонами, что тормозит процессы структурной подготовки клеток эндометрия к воздействию прогестерона, гормональный дисбаланс в организме при обменно-эндокринных нарушениях (ожирение, гиперлипидемия, гипергликемия, гиперинсулинемия, инсулинорезистентность, артериальная гипертензия), воспаление, генетические факторы и др. [1–3].

Эндометрий, самый внутренний железистый слой матки, представляет собой динамическую ткань, которая во время менструального цикла у женщин репродуктивного возраста подвергается циклическим изменениям, обусловленным сложным взаимодействием между двумя женскими половыми гормонами – эстрадиолом и прогестероном [9]. В норме наблюдается равновесие между пролиферацией клеток эндометрия и апоптозом, которое поддерживается сложным процессом, включающим ряд факторов: гормональный баланс, молекулярные механизмы и др. [3]. Показано, что одним из медиаторов действия прогестерона в эндометрии является митоген-индуцибельный ген 6, вовлеченный в аденилат-киназный биологический путь [10]. Существенные различия в уровне экспрессии генов рецепторов эстрогенов и прогестерона при пролиферативных заболеваниях женской репродуктивной системы (очаги аденомиза, миометрий больных миомой матки) продемонстрированы в работе [11].

Одним из основных этиопатогенетических механизмов развития гиперпластических процессов эндометрия является гиперэстрогения. Абсолютная гиперэстрогения обусловлена повышенной продукцией эстрогенов персистирующим фолликулом, фолликулярной кистой или опухолью. Имеются сведения о том, что андроген-секретирующие опухоли коры надпочечников могут индуцировать периферическое превращение андрогенов в эстрогены и являться редкой причиной развития гиперпластических процессов эндометрия [3]. Относительная гиперэстрогения развивается при синдроме поликистозных яичников, атрезии фолликулов, когда происходит снижение секреции эстрогенов и отсутствие продукции прогестерона [12]. Также значимую роль в развитии гиперпластических процессов эндометрия играет...

Список литературы

  1. Киселев В.И., Сидорова И.С., Унанян А.Л., Муйжнек Е.Л. Гиперпластические процессы органов женской репродуктивной системы: теория и практика. М.: МЕДПРАКТИКА-М; 2010. 468с.
  2. Адамян Л.В., ред. Cочетанные доброкачественные опухоли и гиперпластические процессы матки (миома, аденомиоз, гиперплазия эндометрия). Проект клинических рекомендаций по ведению больных. М.: Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И. Кулакова Минздрава России; 2015. 92с.
  3. Chandra V., Kim J.J., Benbrook D.M., Dwivedi A., Rai R. Therapeutic options for management of endometrial hyperplasia. J. Gynecol. Oncol. 2016; 27(1): e8. https://dx.doi.org/10.3802/jgo.2016.27.e8.
  4. Kadirogullari P., Atalay C.R., Ozdemir O., Sari E.M. Prevalence of co-existing endometrial carcinoma in patients with preoperative diagnosis of endometrial hyperplasia. J. Clin. Diagn. Res. 2015; 9(10): QC10-4.
  5. Ørbo A., Arnes M., Vereide A., Straume B. Relapse risk of endometrial hyperplasia after treatment with the levonorgestrel‐impregnated intrauterine system or oral progestogens. BJOG. 2016; 123(9): 1512-9. https://dx.doi.org/10.1111/1471-0528.13763.
  6. Erdem B., Aşıcıoğlu O., Seyhan N.A., Peker N., Ülker V., Akbayır Ö. Can concurrent high-risk endometrial carcinoma occur with atypical endometrial hyperplasia? Int. J. Surg. 2018; 53: 350-3. https://dx.doi.org/10.1016/j.ijsu.2018.04.019.
  7. Iversen M.L., Dueholm M. Complex non atypical hyperplasia and the subsequent risk of carcinoma, atypia and hysterectomy during the following 9-14 years. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2018; 222: 171-5. https://dx.doi.org/10.1016/j.ejogrb.2018.01.026.
  8. Чернуха Г.Е., Асатурова А.В., Иванов И.А., Думановская М.Р. Структура патологии эндометрия в различные возрастные периоды. Акушерство и гинекология. 2018; 8: 129-34.
  9. Plaza-Parrochia F., Romero C., Valladares L., Vega M. Endometrium and steroids, a pathologic overview. Steroids. 2017; 126: 85-91. https://dx.doi.org/10.1016/j.steroids.2017.08.007.
  10. Yoo J.Y., Kang H.B., Broaddus R.R., Risinger J.I., Choi K.C., Kim T.H. MIG-6 suppresses endometrial epithelial cell proliferation by inhibiting phospho-AKT. BMC Cancer. 2018; 18: 605. https://dx.doi.org/10.1186/s12885-018-4502-7.
  11. Шрамко С.В., Гуляева Л.Ф., Баженова Л.Г., Левченко В.Г. Миома матки и аденомиоз: молекулярная характеристика по экспрессии генов стероидных рецепторов. Акушерство и гинекология. 2018; 4: 58-63.
  12. Кузнецова И.В. Гиперпластические процессы эндометрия. М.; 2009. 48с.
  13. Banas T., Pitynski K., Mikos M., Cielecka-Kuszyk J. Endometrial polyps and benign endometrial hyperplasia present increased prevalence of DNA fragmentation factors 40 and 45 (DFF40 and DFF45) together with the antiapoptotic B-cell lymphoma (Bcl-2) protein compared with normal human endometria. Int. J. Gynecol. Pathol. 2018; 37(5): 431-40.https://dx.doi.org/10.1097/PGP.0000000000000442.
  14. Trabzonlu L., Muezzinoglu B., Corakci A. BCL-2 and PAX2 expressions in EIN which had been previously diagnosed as non-atypical hyperplasia. Pathol. Oncol. Res. 2017; Dec 21. https://dx.doi.org/10.1007/s12253-017-0378-0.
  15. Kaushal J.B., Sankhwar P., Kumari S., Popli P., Shukla V., Hussain M.K. et al. The regulation of Hh/Gli1 signaling cascade involves Gsk3β- mediated mechanism in estrogen-derived endometrial hyperplasia. Sci. Rep. 2017; 7(1): 6557. https://dx.doi.org/10.1038/s41598-017-06370-1.
  16. Farah O., Biechele S., Rossant J., Dufort D. Porcupine-dependent Wnt signaling controls stromal proliferation and endometrial gland maintenance through the action of distinct WNTs. Dev. Biol. 2017; 422(1): 58-69. https://dx.doi.org/10.1016/j.ydbio.2016.11.023.
  17. Farah O., Biechele S., Rossant J., Dufort D. Regulation of porcupine-dependent Wnt signaling is essential for uterine development and function. Reproduction. 2018; 155(1): 93-102. https://dx.doi.org/10.1530/REP-17-0436.
  18. Song D., Feng X., Zhang Q., Xia E., Xiao Y., Xie W. et al. Prevalence and confounders of chronic endometritis in premenopausal women with abnormal bleeding or reproductive failure. Reprod. Biomed. Online. 2018; 36(1): 78-83. https://dx.doi.org/10.1016/j.rbmo.2017.09.008.
  19. Sanderson P.A., Critchley H.O.D., Williams A.R.W., Arends M.J., Saunders P.T.K. New concepts for an old problem: the diagnosis of endometrial hyperplasia. Hum. Reprod. Update. 2017; 23(2): 232-54. https://dx.doi.org/10.1093/humupd/dmw042.
  20. Suidan R.S., He W., Sun C.C., Zhao H., Fleming N.D., Ramirez P. et al. Impact of body mass index and operative approach on surgical morbidity and costs in women with endometrial carcinoma and hyperplasia. Gynecol. Oncol. 2017; 145(1): 55-60. https://dx.doi.org/10.1016/j.ygyno.2017.01.025.
  21. Mitsuhashi A., Uehara T., Hanawa S., Shozu M. Prospective evaluation of abnormal glucose metabolism and insulin resistance in patients with atypical endometrial hyperplasia and endometrial cancer. Support Care Cancer. 2017; 25(5): 1495-501. https://dx.doi.org/10.1007/s00520-016-3554-y.
  22. Wartko P.D., Beck T.L., Reed S.D., Mueller B.A., Hawes S.E. Association of endometrial hyperplasia and cancer with a history of gestational diabetes. Cancer Causes Control. 2017; 28(8): 819-28. https://dx.doi.org/10.1007/s10552-017-0908-9.
  23. Оразов М.Р. Дискуссионные вопросы ведения пациенток с гиперплазией эндометрия. Акушерство и гинекология: новости, мнения, обучение. 2016; 3: 46-58.
  24. Ramezanali F., Khalili G., Arabipoor A., Bagheri Lankarani N., Moini A. Relationships between serum luteinizing hormone level, endometrial thickness and body mass index in polycystic ovary syndrome patients with and without endometrial hyperplasia. Int. J. Fertil. Steril. 2016; 10(1): 36-41.
  25. Zheng X.R., Pan X., Zhang J., Cao X. Hyperinsulinemia-induced PAX6 expression promotes endometrial epithelial cell proliferation via negatively modulating p27 signaling. Biomed. Pharmacother. 2018; 97: 802-8. https://dx.doi.org/10.1016/j.biopha.2017.10.156.
  26. Qi J., Wang W., Zhu Q., He Y., Lu Y., Wang Y. et al. Local cortisol elevation contributes to endometrial insulin resistance in polycystic ovary syndrome. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2018; 103(7): 2457-67. https://dx.doi.org/10.1210/jc.2017-02459.
  27. Gawron I., Łoboda M., Babczyk D., Ludwin I., Basta P., Pityński K. et al. Endometrial cancer and hyperplasia rate in women before menopause with abnormal uterine bleeding undergoing endometrial sampling. Przegl. Lek. 2017; 74(4): 139-43.
  28. Sahoo S.S., Lombard J.M., Ius Y., O’Sullivan R., Wood L.G., Nahar P. et al. Adipose-derived VEGF-mTOR signaling promotes endometrial hyperplasia and cancer: implications for obese women. Mol. Cancer Res. 2018; 16(2): 309-21. https://dx.doi.org/10.1158/1541-7786.MCR-17-0466.
  29. Фэн И., Сидорова И.С., Станоевич И.В., Унанян А.Л., Кудрина Е.А. Сочетание гиперпластических процессов эндометрия с хроническим эндометритом. Акушерство, гинекология и репродукция. 2012; 6(1): 31-3.
  30. Douglas N.I., Pavlova T.U., Burtseva T.E., Rad Y.G., Petrova P.G., Odland J.Ø. Women’s reproductive health in the Sakha Republic (Yakutia). Int. J. Circumpolar Health. 2014; Oct 30: 73. eCollection 2014. https://dx.doi.org/10.3402/ijch.v73.25872.
  31. Dieudonné A.S., Lambrechts D., Smeets D., Belmans A., Wildiers H., Paridaens R. et al. The rs1800716 variant in CYP2D6 is associated with an increased double endometrial thickness in postmenopausal women on tamoxifen. Ann. Oncol. 2014; 25(1): 90-5. https://dx.doi.org/10.1093/annonc/mdt399.
  32. van der Putten L.J.M., van Hoof R., Tops B.B.J., Snijders M.P.L.M., van den Berg-van Erp S.H., van der Wurff A.A.M. et al. Molecular profiles of benign and (pre)malignant endometrial lesions. Carcinogenesis. 2017; 38(3): 329- 35. https://dx.doi.org/10.1093/carcin/bgx008.
  33. Ордиянц И.М., Аракелов С.Э., Павлова Е.А., Дмитриева Е.В., Куулар А.А. Генетический риск развития гиперпластического процесса в эндометрии и в молочных железах, ассоциированный полиморфизмом генов-кандидатов. Мать и дитя в Кузбассе. 2014; 4: 62-5.
  34. Харенкова Е.Л., Артымук Н.В., Иленко Е.В., Гуляева Л.Ф., Хвостова Е.П. Генетический полиморфизм ферментов метаболизма эстрогенов у женщин с гиперпластическими процессами эндометрия в перименопаузе. Бюллетень Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. 2009; 2: 5-8.
  35. Demakova N.A., Altuchova O.B., Orlova V.S., Pachomov S.P., Krikun E.N. Associations of cytokines genetic polymorphisms with development of endometrial hyperplasia. Res. J. Pharm. Biol. Chem. Sci. 2014;5(5): 1041-5.
  36. Демакова Н.А. Молекулярно-генетические характеристики пациенток с гиперплазией и полипами эндометрия. Научный результат. Медицина и фармация. 2018; 4(2):26-39.
  37. Altuchova O.B., Demakova N.A., Koneva O.A., Pachomov S.P., Orlova V.S., Golovchenko O.V. Genetic factors of uterine hyperplastic processes. Res. J. Pharm. Biol. Chem. Sci. 2014; 5(6): 1397-400.
  38. Ivanova T.I., Krikunova L.I., Ryabchenko N.I., Mkrtchyan L.S., Khorokhorina V.A., Salnikova L.E. Association of the apolipoprotein E 2 allele with concurrent occurrence of endometrial hyperplasia and endometrial carcinoma. Oxid. Med. Cell. Longev. 2015; 2015: 593658. https://dx.doi.org/10.1155/2015/593658.
  39. Рудых Н.А., Сиротина С.С. Генетические соотношения русских и украинских популяций Белгородской области. Научный результат. Медицина и фармация. 2015;1(3):72-79.
  40. Пономаренко И.В. Отбор полиморфных локусов для анализа ассоциаций при генетико-эпидемиологических исследованиях. Научный результат. Медицина и фармация. 2018;4(2):40-54. [Ponomarenko I.V. Selection of polymorphic loci for association analysis in genetic-epidemiological studies. Research Result. Medicine and Pharmacy. 2018;4(2):40-54. (in Russian) https://dx.doi.org/10.18413/2313-8955-2018-4-2-0-5
  41. Радзинский В.Е., Алтухова О.Б. Молекулярно-генетические детерминанты бесплодия при генитальном эндометриозе. Научные результаты биомедицинских исследований. 2018; 4(3):21-30.
  42. Nothnick W.B. Non-coding RNAs in uterine development, function and disease. Adv. Exp. Med. Biol. 2016; 886: 171-89. https://dx.doi.org/10.1007/978-94-017-7417-8_9.
  43. Tang S., Dai Y. RNA sequencing reveals significant miRNAs in atypical endometrial hyperplasia. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2018; 225: 129-35. https://dx.doi.org/10.1016/j.ejogrb.2018.03.025.
  44. Wu X., Miao J., Jiang J., Liu F. Analysis of methylation profiling data of hyperplasia and primary and metastatic endometrial cancers. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2017; 217: 161-6. https://dx.doi.org/10.1016/j.ejogrb.2017.08.036.

Поступила 12.03.2018

Принята в печать 20.04.2018

Об авторах / Для корреспонденции

Пономаренко Ирина Васильевна, к.м.н, доцент кафедры медико-биологических дисциплин медицинского института ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет».
Адрес: 308015, Россия, г. Белгород, ул. Победы, 85. Телефон: 8 (4722) 30-13-83. E-mail: ponomarenko_i@bsu.edu.ru. https://orcid.org/0000-0002-5652-0166.
Полоников Алексей Валерьевич, д.м.н., профессор кафедры биологии, медицинской генетики и экологии ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 305041, Россия, г. Курск, ул. К. Маркса, 3. Телефон: 8 (4712) 58-81-47. E-mail: polonikovav@kursksmu.net.
Чурносов Михаил Иванович, д.м.н., профессор, заведующий кафедрой медико-биологических дисциплин медицинского института ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет».
Адрес: 308015, Россия, г. Белгород, ул. Победы, 85. Тел. 8 (4722) 30-13-83. E-mail: churnosov@bsu.edu.ru. http://orcid.org/0000-0003- 1254-6134

Для цитирования: Пономаренко И.В., Полоников А.В., Чурносов М.И. Гиперпластические процессы эндометрия: этиопатогенез, факторы риска, полиморфизм генов – кандидатов. Акушерство и гинекология. 2019; 1: 13-8.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.1.13-18

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Статьи по теме
Все издания

Смотрите также