Гипогонадизм и хроническая обструктивная болезнь легких

01.10.2013
1100

ГБОУ ВПО МГМСУ им. А.А. Евдокимова Минздрава РФ, Москва; ГБУ Республики Дагестан «Карабудахкентская центральная районная больница»

Хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ) является системным заболеванием, затрагивающим не только дыхательную систему. Недостаточность половых гормонов у мужчин может коррелировать со стадиями развития ХОБЛ и вносить негативный вклад при ее прогрессировании. До сих пор не проведено длительных исследований, посвященных оценке влияния андрогенов на параметры функции внешнего дыхания пациентов с ХОБЛ. Изменения в уровне тестостерона при ХОБЛ коррелируют с объемом форсированного выдоха, уровнями гипоксемии и гиперкапнии. Глюкокортикоиды усугубляют андрогенный дефицит у пациентов с ХОБЛ, а применение заместительной гормональной терапии тестостероном таких пациентов оправданно. Андрогены, в частности препарат-депо тестостерона небидо, могут эффективно использоваться в программе лечения и реабилитации пациентов с ХОБЛ.

Гипогонадизм широко распространен среди мужчин, страдающих соматическими заболеваниями. Так, из 2162 обратившихся за первичной медицинской помощью мужчин у 836 был выявлен гипогонадизм, а 80 из них уже получали заместительную гормональную терапию тестостероном. Распространенность гипогонадизма составила 38,7%. У 756 (36,3%) мужчин, не получавших тестостерон, был подтвержден гипогонадизм. Вероятность обнаружения низкого уровня тестостерона у мужчин с артериальной гипертонией составила 1,84, с гиперлипидемией – 1,47, с сахарным диабетом – 2,09, с ожирением – 2,38, с заболеваниями предстательной железы – 1,29 и с хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ) – 1,40 [1].

Данные об уровне циркулирующего гормона роста или концентрации инсулиноподобного фактора роста I (IGF-I) при ХОБЛ противоречивы. Некоторые авторы находят снижение уровня гормона роста, другие, наоборот, говорят о его повышенной концентрации. Увеличение уровня гормона роста может являться отражением неспецифической реакции организма на стресс (например, гипоксемию). Распространенность дисфункции щитовидной железы у больных ХОБЛ и ее роль в развитии кахексия у пациентов с ХОБЛ пока также не изучены. До сих пор нет доказательств того, что функция щитовидной железы может изменяться при ХОБЛ, за исключением исследований пациентов с тяжелой гипоксемией. В ряде исследований показано, что низкий уровень циркулирующего тестостерона служит патогномоничным признаком для мужчин с ХОБЛ, хотя до сих пор мало что известно о распространенности, основных причинах или функциональных послед-ствиях гипогонадизма у этих пациентов. Низкий уровень тестостерона у таких больных объясняют применением системных глюкокортикостероидов и влиянием системного воспалительного ответа. Можно предположить, что низкий уровень тестостерона приводит к снижению мышечной массы и в конечном итоге это приводит к снижению функции мышц. Таким образом, необходимо подтверждение, что заместительная гормональная терапия тестостероном может быть рекомендована мужчинам с ХОБЛ [2].

Целью исследования, проведенного в Республике Беларусь, была оценка функции половых желез, гипофиза, коры надпочечников у 197 пациентов с ХОБЛ. В зависимости от тяжести ХОБЛ они были разделены на следующие группы: с хроническим необструктивным бронхитом, легким, умеренным и тяжелым течением ХОБЛ, компенсированным и декомпенсированным легочным сердцем. В последних четырех группах отмечено снижение уровня тестостерона по сравнению с контролем в 1,2; 1,3; 1,4 и 1,6 раза соответственно (р<0,05). В первой группе уровень эстрадиола превысил контрольное значение на 69% (р<0,05), в остальных – в 2 раза. Уровни ЛГ и ФСГ были значительно и достоверно превышены во всех группах. Базальный уровень кортизола превысил норму во всех группах пациентов, то же относилось и к уровню альдостерона. Авторы пришли к выводу, что недостаточность половых гормонов у мужчин может коррелировать со стадиями развития ХОБЛ, а андрогенная недостаточность у мужчин вносит негативный вклад при прогрессировании ХОБЛ [3].

ХОБЛ – это системное заболевание, затрагивающее не только дыхательную систему. Ряд исследований показал, что распространенность гипогонадизма среди пациентов с ХОБЛ может составлять от 22 до 69%, а ее проявления включают остеопороз, депрессию и мышечную слабость. Недавние исследования показали противоречивые результаты в отношении вклада гипогонадизма в течение ХОБЛ у таких пациентов. Расхождения в результатах этих исследований могут быть обусловлены малым размером выборки и различиями в отборе больных. Заместительная терапия тестостероном может приводить к увеличению мышечной силы, но ее терапевтическая эффективность для больных ХОБЛ по-прежнему остается спорной [4].

В. И. Подзолков и соавт. провели сравнительный анализ гормонального профиля у 12 и 16 пациентов соответственно с легкой и умеренно тяжелой степенью ХОБЛ. Из них 15 страдали хроническим бронхитом, а 13 были курильщиками без респираторных симптомов дисфункции внешнего дыхания. Пациенты с умеренно тяжелой ХОБЛ имели более низкие, чем пациенты с легкой степенью ХОБЛ, концентрации общего и свободного тестостерона, а также дигидроэпиандростерона. Уровень тестостерона положительно коррелировал с объемом форсированного выдоха в течение 1-й секунды (ОФВ1) и находился в обратной зависимости от длительности курения и тяжести кашля [5].

Поздние стадии ХОБЛ могут ассоциироваться с потерей как мышечной, так и общей массы тела. Восстановление мышечной массы увеличивает мышечную силу и способность к выполнению физической нагрузки, а также повышает выживаемость таких пациентов. Это отчасти может быть достигнуто путем применения нутритивной поддержки, предпочтительно в сочетании с увеличением физических нагрузок. Назначение в дополнение к основной терапии андрогенов, в частности тестостерона, способствует увеличению размера и силы мышц. Таким образом, применение препаратов тестостерона может рассматриваться как вариант лечения больных ХОБЛ, имеющих мышечную атрофию, так как по сравнению с плацебо тестостерон увеличивал мышечную массу и размер самих мышц. Тем не менее никакого последовательного воздействия на мышечную силу, толерантность к физической нагрузке или легочную функцию отмечено не было. Несмотря на то что не было выявлено благотворного влияния тестостерона на данные параметры, было высказано предположение, будто необходимы более высокие дозы препарата для получения клинически значимого эффекта в отношении мышечной силы и толерантности к физической нагрузке. В настоящее время нет данных, на основании которых можно рекомендовать тестостерон как препарат выбора для увеличения мышечной силы у всех пациентов с ХОБЛ.

В отдельных случаях лечение тестостероном может применяться, в частности, мужчинами с ХОБЛ умеренной или тяжелой степени тяжести с нарушениями дыхания, имеющими мышечную атрофию, а также при длительной терапии кортикостероидами. Лечение тестостероном желательно сочетать с реабилитационными мероприятиями и лечебным питанием. При лечении препаратами тестостерона предпочтительной оказалась доза внутримышечно вводимого нандролонадеканоата 50–200 мг в неделю, применяемая в течение 12 нед [6].

Бронхиальная астма является хроническим воспалительным заболеванием легких с повышенной реактивностью нижних дыхательных путей на различные стимулы с эпизодической и обратимой их обструкцией. Хотя генетическая предрасположенность и воспаление дыхательных путей, как полагают, играют фундаментальную роль, этиология бронхиальной астмы неизвестна. В большинстве случаев при лечении бронхиальной астмы фокусируются на управление факторами ее тяжести и фармакологической терапии, включающей бронходилататоры и противовоспалительные агенты. Как показали исследования, в препубертатном периоде бронхиальная астма больше распространена среди мальчиков, после полового созревания ей чаще страдают женщины. Это наводит на мысль о важном вкладе половых гормонов в патогенез бронхиальной астмы. По мнению турецких исследователей [7], тестостерон является иммунодепрессантом и, вероятно, протектором иммунологических и воспалительных процессов, которые вызывают бронхиальную астму. Авторы предположили, что тестостерон или селективные модуляторы андрогенных рецепторов могут благотворно влиять на течение бронхиальной астмы и снижать риск развития ее приступов [7]. Целью исследования, также проведенного в стамбульском госпитале, было изучение взаимосвязи между гормональными изменениями у пациентов с ХОБЛ с острой дыхательной недостаточностью, заболеваемостью и смертностью.

В исследование были включены 8 мужчин с ХОБЛ, находившихся на ИВЛ. Образцы крови брали при поступлении в отделение интенсивной терапии и в день выписки из больницы. Было выявлено статистически значимое снижение уровня тестостерона, тиреотропного гормона (ТТГ) и повышение содержания пролактина по сравнению с контрольной группой: 3,5 против 1,5 нг/мл; 1,1 против 0,5 мМЕ/мл и 9,7 против 14,2 нг/мл соответственно. Летальность составила 9,5%. При этом отмечена отрицательная корреляция между уровнем тестостерона и длительностью проводимой ИВЛ, а также продолжительностью пребывания в стационаре [8].

Норвежское исследование подтвердило, что мужчины с ХОБЛ имеют низкий уровень эндогенного тестостерона. Мало что известно, однако, о взаимодействии между легочной функцией и уровнем эндогенного тестостерона в общей популяции.

В этом исследовании рассматривалась связь между половыми гормонами и легочной функцией у 2197 мужчин, участвовавших в исследовании Tromsø-5. Данные анализировали с помощью одномерной корреляции линейного регрессионного и дисперсионного анализов и ковариаций. Концентрации общего и свободного тестостерона положительно и независимо коррелировали с форсированной жизненной емкостью легких, ФЖЕЛ (р=0,001 и р=0,006 соответственно) и ОФВ1 (р=0,033 и р=0,002 соответственно), а мужчины с тяжелой легочной обструкцией (ОФВ1<50%) имели более низкий уровень свободного тестостерона (р=0,005). Снижение легочной функции было связано с более низким уровнем общего и свободного тестостерона, что, как полагают авторы, может быть обусловлено изменением гипоталамо-гипофизарного ответа [9].

У пациентов с ХОБЛ снижена толерантность к физической нагрузке. Реабилитация ставит задачей вернуть пациента к максимально возможному уровню переносимых физических нагрузок, хотя, как полагают, не может повлиять на основные нарушения дыхательной системы. В ряде исследований установлено нарушение способности мышц к полноценной физической активности при ХОБЛ. Среди возможных причин рассматривают ухудшение физического состояния, недостаточность питания, низкий уровень анаболических гормонов и, возможно, миопатию. На сегодняшний день большинство попыток улучшить функцию мышц при ХОБЛ сводились к физическим упражнениям. При этом были описаны отклонения в уровне циркулирующих анаболических гормонов у пациентов с ХОБЛ и высказаны предположения, будто применение тестостерона такими пациентами в качестве анаболика может оказаться эффективным. Накопленные данные о том, что тестостерон увеличивает мышечную массу и улучшает переносимость физических нагрузок пожилыми мужчинами, дают определенную надежду на их эффективное применение мужчинами с ХОБЛ [10].

Швейцарские исследователи показали, что гипотрофия мышц часто встречается среди пациентов с ХОБЛ. К одной из возможных причин относится низкий уровень тестостерона, который часто имеет место при ХОБЛ. В ряде работ рассматривалось влияние терапии тестостероном как самостоятельного вида лечения или как части комбинированной программы реабилитации пациентов с легочными заболеваниями. Тестостерон оказал положительное влияние на мышечную массу и силу, в меньшей степени – на физическую выносливость и дыхательные параметры. Авторы полагают, что целью будущих исследований должно стать четкое определение соответствующей дозировки и продолжительности лечения [11].

В одном из исследований, проведенных в США, изучалась распространенность депрессии при ХОБЛ. Известно, что распространенность депрессии среди больных ХОБЛ выше, чем в общей популяции, хотя механизм этого неизвестен.

В данном исследовании показано, что депрессия мужчин с ХОБЛ ассоциировалась с дефицитом тестостерона, в связи с чем авторы предположили, что выраженность депрессии у них была связана с гипогонадизмом. Эта гипотеза была изучена в проспективном одномоментном поперечном углубленном исследовании 104 мужчин, у которых ОФВ1 составил 43±1% от должного (±SE), и у 36 присутствовали выраженные проявления депрессии (согласно гериатрической шкале депрессии или GDS≥11). Гипогонадизм имел место у 14 пациентов с GDS≥11 (39%) и у 21 с GDS<11 (31%, р=0,41). После проведения обсчета пациенты были разделены на имеющих тяжелые депрессивные симптомы (gds≥19) и лиц с легкими симптомами депрессии (gds – от 11 до 18). Распространенность гипогонадизма оказалась выше в первой группе, чем во второй (62 против 26%,>

В норвежском исследовании проведен анализ данных литературы, посвященных эффекту применения андрогенов мужчинами с ХОБЛ [13]. Было продемонстрировано, что у мужчин с ХОБЛ имеет место низкий уровень тестостерона, а также ряд признаков гипогонадизма, таких как потеря мышечной массы и силы. Авторы полагают, что заместительная андрогенная терапия таких пациентов может представляться рациональной. Однако опубликовано всего несколько плацебо-контролируемых исследований по изучению эффектов андрогенов на мужчин с ХОБЛ и только одно из них – в течение последних 2 лет. Проводившие анализ авторы считают, что эффект андрогенов для мужчин с ХОБЛ незначителен и легочная функция при этом в целом существенно не улучшается. Использование андрогенов для увеличения мышечной массы и силы у пациентов, участвующих в программах реабилитации, представляется перспективным, а также благотворно влияет на их сексуальную функцию. Тем не менее необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, может ли терапия андрогенами быть вариантом лечения мужчин с ХОБЛ [13].

Целью проведенного исследования была оценка изменений уровня половых гормонов у мужчин с ХОБЛ (n=103) по сравнению с волонтерами соответствующего возраста, выбранными в качестве контрольной группы (n=30), детерминантами этих изменений, взаимосвязью между гипогонадизмом и маркерами системного воспаления (интерлейкина 6 (ИЛ-6), фактором некроза опухоли альфа (ФНО-α) и андрогенного статуса во время обострения ХОБЛ. В стабильном состоянии находились 83 больных ХОБЛ и наблюдались амбулаторно, 20 больных с обострением ХОБЛ были госпитализированы, обследованы перед выпиской и через 1 мес после нее. Уровни тестостерона и дегидроэпиандростеронсульфата (ДГЭА) в группе пациентов с ХОБЛ оказались ниже, чем в контрольной группе. Уровни ЛГ и ФСГ были повышены в период обострения заболевания. Уровни тестостерона и ДГЭА возросли, а уровень ЛГ снизился после достижения ремиссии. Уровни тестостерона и ДГЭА были ниже у пациентов с тяжелой ХОБЛ (ОФВ1<50%), у больных с тяжелой гипоксемией (РаО2<60 мм рт. ст.) и гиперкапнией. Уровни циркулирующих ИЛ-6 и ФНО-α были выше у пациентов с ХОБЛ, чем в контрольной группе, но не отмечено никакой корреляции между уровнями половых гормонов, ФНО-α и ИЛ-6. Авторы пришли к выводу, что изменения в уровне тестостерона при ХОБЛ тесно коррелируют с ОФВ1, уровнями гипоксемии и гиперкапнии. Отмечены значительные различия в уровне гормонов во время ремиссии и обострения ХОБЛ; гормональные изменения были выявлены в период обострения и частично регрессировали в течение месяца после стабилизации основного заболевания [14].

Как известно, эректильная дисфункция (ЭД) отрицательно влияет на качество жизни мужчин и их самооценку, поэтому целью следующего исследования было получить представление о половом статусе больных ХОБЛ. В исследование вошли 95 мужчин в возрасте 48–75 лет с ХОБЛ умеренной и тяжелой степени тяжести и 30 мужчин соответствующего возраста с нормальной легочной функцией. После клинической оценки и измерения уровня половых гормонов, а также концентрации ФНО-α испытуемым предлагалось заполнить опросник МИЭФ. ЭД различной степени выраженности была выявлена у 87% больных ХОБЛ и у 83% лиц контрольной группы. Хотя в целом число пациентов с ЭД в группах оказалось схожим, при ХОБЛ доля больных со средней и тяжелой ЭД составила 57 против 20% в контрольной группе. Тяжесть эректильной дисфункции у больных ХОБЛ не коррелировала с возрастом, курением, длительностью ХОБЛ, ОФВ1, РаО2, РаСО2, уровнями ДГЭА, тестостерона или эстрадиола. Оказалось, что концентрация сывороточного ФНО-α, используемого в качестве маркера системного воспалительного ответа при ХОБЛ, была значительно выше у пациентов с умеренной и тяжелой ЭД. Хроническое системное воспаление, вероятно, играет определенную роль в развитии ЭД при ХОБЛ, но значение ФНО-α у пациентов с сочетанием этих заболеваний до конца не ясно [15].

Большинство пациентов с ХОБЛ – люди среднего и старшего возраста, страдающих рядом сопутствующих хронических заболеваний. Старение и хронические заболевания приводят к снижению сексуального интереса, эректильной функции и уровня тестостерона. Предпринята попытка изучить распространенность, факторы риска, влияние сексуальных расстройств на качество жизни и выживаемость мужчин с ХОБЛ. Было рассмотрено три гипотезы. Первая: сексуальные дисфункции, включая ЭД, широко распространены и оказывают негативное влияние на жизнь пациентов с ХОБЛ. Вторая: низкий уровень тестостерона является предиктором ЭД. Третья: ЭД как одно из проявлений системного атеросклероза является фактором риска смертности среди мужчин с ХОБЛ.

В проспективное исследование были включены 90 мужчин с сексуальными нарушениями, страдающими ХОБЛ различной степени тяжести, из них у 40 имел место гипогонадизм. Регистрировались уровни тестостерона, сопутствующие заболевания, клинические проявления ХОБЛ, симптомы депрессии и выживаемость (медиана продолжительности наблюдения составила 4,8 года). В 74% случаев отмечена сексуальная дисфункция, в 72% – ЭД. Степень тяжести ХОБЛ была одинаковой для пациентов как с ЭД, так и без нее. Тяжесть ХОБЛ и сопутствующих заболеваний была независимо связана с уровнем летальности (р=0,006). Авторы показали, что сексуальная дисфункция, включая ЭД, широко распространена среди мужчин с ХОБЛ и снижает качество их жизни [16].

Целью 6-месячного рандомизированного контролируемого исследования, проведенного в Северной Норвегии, была оценка влияния низких доз тестостерона на композиционный состав тела и легочную функцию, а также качество жизни, сексуальность и психологическое состояние пациентов с ХОБЛ [17]. Двадцать девять мужчин с ХОБЛ умеренной и тяжелой степени были разделены на две группы в зависимости от терапии: 250 мг тестостерона или плацебо внутримышечно каждую четвертую неделю в течение 26 нед. Обезжиренная масса тела статистически достоверно увеличилась в группе больных, получавших тестостерон (р<0,05), а общая жировая масса этой группы больных уменьшилась (р<0,05). Кроме того, у больных первой группы зарегистрировано значительное улучшение эректильной функции и повышение качества сексуальной жизни уже спустя 12 нед терапии (p<0,05). Улучшения легочной функции выявлено не было. При этом никаких клинических или биохимических побочных эффектов отмечено не было [17].

Ученые клиники Шарите (Германия) [18] показали, что у больных ХОБЛ часто происходит потеря массы тела, что в конечном итоге может приводить к кахексии, обусловливая тяжелые нарушения функциональных возможностей и увеличение смертности. Повышенный расход энергии в связи с системным воспалением и ускоренным метаболизмом не уравновешивается пищевым рационом. Анорексия может способствовать потере массы тела больных ХОБЛ, однако связь между иммунными и гормональными нарушениями и изменениями аппетита не была изучено детально.

Целью проведенного ими исследования было изучение связи анорексии при ХОБЛ с воспалением и гормональными нарушениями в связи с потерей массы. В нем приняли участие 103 пациента с ХОБЛ (возраст – 59,8±1,3 года, средний ОФВ1 – 38,3±1,7%) и контрольная группа здоровых мужчин того же возраста (n=15). Тридцати четырем (33%) пациентам был поставлен диагноз «кахексия» (потеря массы тела – более 7,5%, индекс массы тела – 24 кг/м2 и менее). Пациенты с потерей веса и ХОБЛ имели более низкий индекс массы тела (19±0,5 против 25,6±0,7 кг/м2) и нарушение функции легких (ОФВ1 – 31±2 против 42±2%, форсированная жизненная емкость легких (ФЖЕЛ) – 51±3 против 59±3%; оба р<0,001). Маркеры воспаления и иммунной активации (ИЛ-6 и отношение ИЛ-6/ИЛ-10) были значительно выше у пациентов с ХОБЛ и низкой массой тела. Анализ степени анорексии (по визуальной аналоговой шкале) показал, что больные с малой массой тела и ХОБЛ имели значительно более низкие субъективные желания в питании по сравнению с пациентами с нормальной массой тела (3,5±0,3 против 6,3±0,2; р<0,001). Пациенты с ХОБЛ и кахексией продемонстрировали снижение соотношения инсулиноподобного фактора роста-1/гормон роста (IGF-1/GH) и низкую резистентность к инсулину (HOMA). Кроме того, у них выявлена прямая корреляция между соотношением IGF-1/GH (р<0,05), индексом массы тела и общей потерей массы тела (оба р<0,001).

Анорексия при ХОБЛ считается проявлением гормональных нарушений и активации воспалительных и иммунных процессов, способствующим в свою очередь развитию кахексии. Концепция терапии, стимулирующей аппетит, выступает как новый терапевтический вариант для пациентов с низкой массой тела и больных ХОБЛ. Исследование, проведенное в Бельгии, показало, что уровни тестостерона и гонадотропинов у больных ХОБЛ не были сравнимыми с таковыми у пожилых мужчин с нормальной функцией легких. Более того, отмечена причинно-следственная связь между снижением мышечной силы четырехглавой мышцы бедра, плохой переносимостью физических нагрузок и андрогенным дефицитом у мужчин с ХОБЛ [18].

Проведено сравнение уровня циркулирующих в крови гормонов гипофизарно-гонадотропной системы у 74 пациентов с ХОБЛ (ОФВ1 – 44±17%) и 21 мужчины контрольной группы. Кроме того, изучена взаимосвязь гипогонадизма с силой четырехглавой мышцы, результатом теста 6-минутной ходьбы и уровнем системных маркеров воспаления. Уровни ФСГ, ЛГ у пациентов основной группы оказались выше, тогда как концентрация тестостерона – ниже (р≤0,05). Низкий уровень тестостерона также отмечен у 48 пациентов, использовавших нестероидные противовоспалительные препараты, при нормальном содержании газов в крови. Низкий уровень андрогенов коррелировал со слабостью четырехглавой мышцы бедра (r=0,48) и уровнем С-реактивного белка (r=-0,39), но не с толерантностью к физической нагрузке и повышенными значениями ИЛ-8 или ФНО-α [19].

Дисфункция мышц обусловливает снижение толерантности к физической нагрузке при ХОБЛ. В исследовании [20] оценивали эффекты тестостерона (100 мг тестостерона энантата еженедельно) с или без силовых тренировок (45 мин 3 раза в неделю) на состав тела и мышечную функцию 47 мужчин с ХОБЛ (средний ОФВ1 – 40% от должного) и низким уровнем тестостерона (в среднем 320 нг/дл). Продолжительность исследования составила 19 нед. Пациенты были рандомизированы в несколько групп: плацебо без физической нагрузки; тестостерон без физической нагрузки; плацебо+тренировки с нагрузками; тестостерон+тренировки с нагрузками. На фоне введения тестостерона его концентрация в крови повысилась в среднем на 271 нг/дл. Мышечная масса возросла (по данным рентгеновской абсорбциометрии) в среднем на 2,3 кг при лечении тестостероном без физических нагрузок и на 3,3 кг – при комбинации тестостерона и силовых тренировок (р<0,001). Последняя схема хорошо зарекомендовала себя в отношении переносимости и безопасности.

В исследовании [21] приняли участие 36 мужчин с ХОБЛ, из которых 16 получали лечение оральными глюкокортикоидами (средняя доза преднизолона составила 9,4±1,1 мг). Пациенты, получавшие или не получавшие терапию глюкокортикоидами, не отличались по возрасту, стажу курения и получаемой дополнительной терапии. Жизненная емкость легких, ОФВ1, показатели сопротивления дыхательных путей и газового состава крови в покое также не различались. Тем не менее дистанция, пройденная пациентами, получавшими глюкокортикоиды, по сравнению с пациентами, не получавшими их, в ходе теста 6-минутной ходьбы была короче и в среднем составила 205±27 против 288±26 м соответственно (р=0,02). Сывороточные уровни тестостерона в среднем составили 13,7±0,9 нмоль/л, а у 15 из 36 пациентов оказались ниже нижней границы нормы (12 нмоль/л). Уровень свободного тестостерона (172,3±7,8) был снижен у 25 из 36 пациентов, в том числе у всех пациентов, получавших лечение глюкокортикоидами.

У 16 пациентов, принимавших глюкокортикоиды, уровень свободного тестостерона коррелировал (р=0,016) с получаемой дозой глюкокортикоидов (r=-0,504, р=0,007) и индексом массы тела (r=0,241, р=0,037). Таким образом, глюкокортикоиды могут усугублять андрогенный дефицит у пациентов с ХОБЛ, а применение заместительной гормональной терапии тестостероном такими пациентами оправданно.

Небидо, или тестостерона ундеканоат, практически не использовался при лечении ХОБЛ у пациентов с гипогонадизмом, хотя известно его положительное влияние на мышечную силу, индекс инсулинорезистентности HOMA, снижение на его фоне массы висцерального жира, уменьшение объема талии, показателей маркеров атеросклероза и уровня гликемии [22]. Небидо – препарат-депо с замедленным высвобождением действующего вещества, поэтому его можно применять в виде инъекций всего 4 раза в год. Поскольку после инъекции уровень тестостерона в течение 12 нед поддерживается в пределах физиологических значений, такой режим терапии имеет значительное преимущество перед другими схемами лечения, предусматривающими в среднем 22 инъекции в год.

Ряд исследований продемонстрировал высокую эффективность препаратов тестостерона, применяемых в физиологических дозах, в отношении увеличения мышечной массы и уровня гемоглобина [23]. Применение препаратов тестостерона способствует значительному улучшению настроения и снижению беспокойства, повышая таким образом качество жизни [24]. Небидо успешно используется в программах реабилитации пациентов с гипогонадизмом, имеющих мышечную слабость или их дисфункцию [25].

Заключение. Проблема гипогонадизма требует серьезного дальнейшего изучения. До сих пор не проведено длительных, на достаточной выборке пациентов исследований, посвященных изучению воздействия андрогенов на параметры внешнего дыхания пациентов с ХОБЛ. Тем не менее андрогены, в частности небидо, могут эффективно использоваться в программе лечения и реабилитации пациентов с ХОБЛ.

Список литературы

  1. Mulligan T., Frick M.F., Zuraw Q.C. et al. Prevalence of hypogonadism in males aged at least 45 years: the HIM study. Int. J Clin. Pract. 2006;60(7):762–769.
  2. Creutzberg E.C., Casaburi R. Endocrinological disturbances in chronic obstructive pulmonary disease. Eur. Respir. J Suppl. 2003;46:76s–80s.
  3. Makarevich A.E. Disorders of sex hormone status in patients with chronic obstructive pulmonary disease. WiadLek. 2003;56(3–4):140–146.
  4. Balasubramanian V., Naing S. Hypogonadism in chronic obstructive pulmonary disease: incidence and effects. Curr. Opin. Pulm. Med. 2012;18(2):112–117.
  5. Подзолков В.И., Медведев И.Д., Ишина Т.И. и др. Сравнительная характеристика гормонального профиля у курящих и некурящих мужчин со стабильным течением хронической обструктивной болезни легких. Клиническая медицина. 2012;6:26–30.
  6. Velema M.S., Kwa B.H., de Ronde W. Should androgenic anabolic steroids be considered in the treatment regime of selected chronic obstructive pulmonary disease patients? Curr. Opin. Pulm. Med. 2012;18(2):118–124.
  7. Canguven O., Albayrak S. Do low testosterone levels contribute to the pathogenesis of asthma? Med. Hypotheses. 2011;76(4):585–588.
  8. Akbaş T., Karakurt S., Unlügüzel G. et al. The endocrinologic changes in critically ill chronic obstructive pulmonary disease patients. COPD. 2010;7(4):240–247.
  9. Svartberg J., Schirmer H., Medbø A. et al. Reduced pulmonary function is associated with lower levels of endogenous total and free testosterone. The Tromsø study. Eur. J Epidemiol. 2007; 22(2):107–112.
  10. Casaburi R. Rationale for anabolic therapy to facilitate rehabilitation in chronic obstructive pulmonary disease. Baillieres. Clin. Endocrinol. Metab. 1998;12(3):407–418.
  11. Samaras N., Samaras D., Lang P.O. et al. Chronic obstructive pulmonary disease: risk and benefit of testosterone therapy.Rev. Med. Suisse. 2012;8(363):2224–2227.
  12. Halabi S., Collins E.G., Thorevska N. et al. Relationship between depressive symptoms and hypogonadism in men with COPD. COPD. 2011;8(5):346–353.
  13. Svartberg J. Androgens and chronic obstructive pulmonary disease. Curr. Opin. Endocrinol. Diabetes Obes. 2010;17(3):257–261.
  14. Karadag F., Ozcan H., Karul A.B. et al. Sex hormone alterations and systemic inflammation in chronic obstructive pulmonary disease. Int. J Clin. Pract. 2009;63(2):275–281.
  15. Karadag F., Ozcan H., Karul A.B. et al. Correlates of erectile dysfunction in moderate-to-severe chronic obstructive pulmonary disease patients. Respirology. 2007;12(2):248–253.
  16. Collins E.G., Halabi S., Langston M. et al. Sexual dysfunction in men with COPD: impact on quality of life and survival. Lung. 2012;190(5):545–556.
  17. Svartberg J., Aasebø U., Hjalmarsen A. et al. Testosterone treatment improves body composition and sexual function in men with COPD, in a 6-month randomized controlled trial. Respir. Med. 2004;98(9):906–913.
  18. Koehler F., Doehner W., Hoernig S. et al. Anorexia in chronic obstructive pulmonary disease – association to cachexia and hormonal derangement. Int. J Cardiol. 2007;119(1):83–89.
  19. Van Vliet M., Spruit M.A., Verleden G. et al. Hypogonadism, quadriceps weakness, and exercise intolerance in chronic obstructive pulmonary disease. Am. J Respir. Crit. Care Med. 2005;172(9):1105–1111.
  20. Casaburi R., Bhasin S., Cosentino L. et al. Effects of testosterone and resistance training in men with chronic obstructive pulmonary disease. Am. J Respir. Crit. Care Med. 2004;170(8):870–878.
  21. Kamischke A., Kemper D.E., Castel M.A. et al. Testosterone levels in men with chronic obstructive pulmonary disease with or without glucocorticoid therapy. Eur. Respir. J. 1998;11(1):41–45.
  22. Wan Z.H., Wen Y.B., Ding Q.F. et al. Effects of testosterone substitution on metabolic syndrome-related factors in hypogonadal males: a meta-analysis. Zhonghua Nan KeXue. 2010;16(6):510–515.
  23. Bhasin S. et al. Older men are as responsive as young men to the anabolic effects of graded doses of testosterone on the skeletal muscle. J Clin. Endocrinol. Metab. 2005;90(2):678–688.
  24. Burris A.S., Banks S.M., Carter C.S. et al. A long-term, prospective study of the physiologic and behavioral effects of hormone replacement in untreated hypogonadal men. J Androl. 1992;13(4):297–304.
  25. Моргунов Л.Ю., Денисова И.А., Рожкова Т.И. и др. Андрогенный дефицит и его коррекция у мужчин, перенесших ишемический инсульт, с сахарным диабетом 2-го типа. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(8):21–24.

Об авторах / Для корреспонденции

Автор для связи: Л. Ю. Моргунов – д-р мед. наук, проф. кафедры терапии, клинической фармакологии и скорой медицинской помощи ГБОУ ВПО МГМСУ им. А.И. Евдокимова; e-mail: morgunov.l.y@mail.ru

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь