Инфекционные осложнения перкутанной нефролитотрипсии

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/urology.2018.5.128-133

13.12.2018
85

1 Кафедра урологии Северо-Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова (зав. кафедрой – проф. Б. К. Комяков), Санкт-Петербург, Россия; 2 Центр урологии с робот-ассистированной хирургией городской Мариинской больницы (главврач – проф. О. В. Емельянов), Санкт-Петербург, Россия

В статье представлены основные причины развития инфекционных осложнений перкутанного лечения нефролитиаза, определены предикторы их развития, установленные различными авторами. Проведен обзор исследований, посвященных анализу предоперационных факторов развития после операции лихорадки, синдрома системной воспалительной реакции и/или сепсиса. Установлено, что размер камня и истинная бактериурия служат достоверным фактором их риска развития, на возникновение которых также влияют технические особенности ПНЛ и длительность операции. Наличие коралловидного нефролитиаза и множественных камней втрое увеличивает риск развития послеоперационных осложнений. Послеоперационный сепсис при ПНЛ развивается редко, но является серьезным осложнением и основной причиной летальности в послеоперационном периоде. Применение профилактической антибактериальной терапии с учетом микроорганизмов, высеиваемых из мочевыводящих путей, существенно снижает частоту возникновения послеоперационных инфекционных осложнений. Эффективным считается применение схемы, подразумевающей однократное введение препарата за 30 мин до начала оперативного вмешательства.

Мочекаменная болезнь (МКБ) остается одним из наиболее распространенных урологических заболеваний, частота которого в мире достигает 10% [1, 2]. За последние десятилетия также отмечается рост заболеваемости МКБ [1, 3]. В настоящее время основным способом хирургического лечения больных с крупными, множественными и коралловидными камнями почек считается перкутанная нефролитотрипсия (ПНЛ) с эффективностью до 86–100% [4]. Однако, несмотря на высокую эффективность данной операции, для нее характерны различные интра- и послеоперационные осложнения [5–9], среди которых превалируют лихорадка (10,8%), кровотечение с необходимостью гемотрансфузии (7%) и селективной эмболизации (0,4%), повреждение плевральной полости (1,5%), сепсис (0,5%), травма внутренних органов (0,4%), мочевой затек (0,4%). Наличие сопутствующей патологии – почечной недостаточности, сахарного диабета, ожирения, заболеваний сердечно-сосудистой и дыхательной системы – повышает риск развития различных осложнений [10].

Одним из наиболее тяжелых осложнений ПНЛ является присоединение инфекции (от лихорадки до тяжелого сепсиса), что значительно отягощает течение послеоперационного периода, а иногда приводит к летальному исходу [11]. По данным литературы, смертность после оперативного вмешательства в течение первого месяца достигает 0,3%, а причиной в большинстве случаев является септицемия [5, 8]. Частота послеоперационной лихорадки, согласно широкому Европейскому исследованию, колеблется от 2,8 до 32,1% [5]. Столь широкий диапазон можно объяснить несколькими факторами. Во-первых, критерий определения лихорадки в опубликованных работах значительно различается. Так, T. Yang et al. [12] определили послеоперационную лихорадку как температуру тела более 38,5˚С в течение нахождения пациента в стационаре, тогда как в работах [13, 14] под ней подразумевали температуру выше 38,0˚С. Во-вторых, время между ПНЛ и определением температуры тела может влиять на выявляемость этого осложнения. R.O. Draga et al. [14] установили, что 39,8% пациентов имели лихорадку в течение первых 24 часов после ПНЛ, число которых спустя день после операции снизилось до 13,0%.

К настоящему времени проведен ряд исследований, посвященных анализу предоперационных факторов развития после операции лихорадки, синдрома системной воспалительной реакции (ССВР) и/или сепсиса. Установлено, что на развитие этих осложнений могут оказывать такие факторы, как исходная бактериурия, женский пол, наличие нефростомы или эпицистостомы, крупные и коралловидные камни, сахарный диабет, пожилой возраст и параплегия [14–20]. В исследовании [21] факторами риска лихорадки были определены время операции и количество использованной во время ПНЛ ирригационной жидкости. S. Sharifi Aghdas et al. [13] обнаружили, что женский пол, наличие нефростомы, а также положительные результаты посева мочи перед операцией сопряжены с высоким риском лихорадки после ПНЛ. Последующие исследования показали, что наличие в анамнезе ПНЛ, с другой стороны – сахарного диабета, положительных результатов посева мочи и выявление инфицированных камней также выступали факторами риска лихорадки [13–15, 19].

Много исследований сфокусировано на ССВР как истинном индикаторе послеоперационной инфекции. Его диагностируют при наличии двух из четырех симптомов: температура тела ниже 36 °С или выше 38 °С, ЧСС более 90 в 1 мин, ЧДД более или pCO2 менее 32 мм рт.ст., лейкоцитоз более 12×106/л или лейкопения менее 4×106/л.

H. S. Dogan et al. [21], подобно другим исследователям причин лихорадки, обнаружили, что более длительное оперативное вмешательство и крупные камни ассоциированы с риском развития ССВР. В исследованиях [14, 17, 22–27] отмечены дополнительные факторы, включая число доступов, интраоперационное переливание крови, женский пол и наличие гидронефроза. M. Gonen et al. [19] проспективно изучили результаты ПНЛ у 61 больного с целью определить факторы риска послеоперационной лихорадки. Из них у 10 (16,4%) развилась лихорадка, у 1 (1,6%) пациента был сепсис. Было установлено, что размер конкремента, длительность операции, инфицированные камни и бактериурия являются факторами риска развития послеоперационной лихорадки. В более крупном исследовании причин лихорадки после ПНЛ [28] с использованием данных мирового общества эндоурологов выявили, что у 10,4% из оперированных 5313 больных наблюдалось данное осложнение (выше 38,5˚С). Логистический регрессионный анализ показал, что развитие послеоперационной лихорадки связано с инфицированием камня, диабетом, наличием коралловидного камня, а также наличием нефростомы в предоперационном периоде [28]. Изучая причины возникновения ССВР после ПНЛ, L. Chen et al. [29] ретроспективно проанализировали результаты 209 операций и констатировали ССВР у 23,4% пациентов, сепсис – у 3 (1,4%). Они установили связь возникновения ССВР с переливанием компонентов крови, пиелокаликоэктазией и крупными камнями [29]. В исследовании [17] изучали пре- и интраоперационные факторы риска инфекционных осложнений ПНЛ. У ...

Список литературы

1. Romero V., Assimos A. D. G. Kidney stones: a global picture of prevalence, incidence, and associated risk factors. Reviews in Urology. 2010;12:e86–e96.

2. Scales C.D., Jr., Smith A.C., Hanley J.M., Saigal C.S. Prevalence of kidney stones in the United States. Eur. Urol. 2012;62(1):160–165.

3. Kaprin A.D., Apolikhin O.I., Sivkov A.V., Soltceva E.V., Komarova V.A. Analysis of uronephrological morbidity and mortality in the Russian Federation for the period 2002-2014 according to official statistics. Eksperimental’naya i klinicheskaya urologiya. 2016;3:4–13. Russian (Каприн А.Д., Аполихин О.И., Сивков А.В., Солцева Е.В., Комарова В.А.Анализ уронефрологической заболеваемости и смертности в Российской Федерации за период 2002–2014 гг. по данным официальной статистики. Экспериментальная и клиническая урология. 2016;3:4–13).

4. Preminger G.M., Assimos D.G., Lingeman J.E., Nakada S.Y., Pearle M.S., Wolf J.S. AUA guideline on management of staghorn calculi: diagnosis and treatment recommendations. J. Urol. 2005;173(6):1991–2000.

5. Michel M.S., Trojan L., Rassweiler J.J. Complications in percutaneous nephrolithotomy. Eur. Urol. 2007;51(4):899–906. Doi: 10.1016/j.eururo.2006.10.020.

6. Tefekli A., Karadag M.A., Tepeler K. et al. Classification of percutaneous nephrolithotomy complications using the modified Сlavien grading system: looking for a standard. Eur. Urol. 2008;53(1):184–190.

7. Guliev B.G. The complications of percutaneous nephrolithotomy. Endoscopicheskaya chirurgia. 2008;1:33–35. Russian (Гулиев Б.Г. Осложнения перкутанной нефролитотрипсии. Эндоскопическая хирургия. 2008;1:33–35).

8. Seitz C., Desai M., Hacker A. et al. Incidence, prevention and management of complications following percutaneous nephrolitholapaxy. Eur. Urol. 2012;61(1):146–158. Doi: 10.1016/j.eururo.2011.09.016.

9. Alekseev M.Y. The prevention and treatment of complications of percutaneous nephrolithotomy. Autorefer. diss. Cand.Med.Sci. SPb., 2012, 26 p. Russian (Алексеев М.Ю. Предупреждение и лечение осложнений перкутанной нефролитотрипсии. Автореф. дисс. канд. мед. наук. СПб., 2012, 26 c.).

10. Jessen J.P., Honeck P., Knoll T., Wendt-Nordahl G. Percutaneous nephrolithotomy under combined sonographic/radiologic guided puncture: results of a learning curve using the modified Clavien grading system. World J. Urol. 2013;31(6):1599–1603.

11. O’Keeffe N.K., Mortimer A.J., Sambrook P.A., Rao P.N. Severe sepsis following percutaneous or endoscopic procedures for urinary tract stones. Br. J. Urol. 1993;72:277–283.

12. Yang T., Liu S., Hu J., Wang L., Jiang H. The evaluation of risk factors for postoperative infectious complications after percutaneous nephrolithotomy. Biomed. Res. Int. 2017.

13. Sharifi Aghdas F.S., Akhavizadegan H., Aryanpoor A., Inanloo H., Karbakhsh M. Fever after percutaneous nephrolithotomy: contributing factors. Surg. Infectious. 2006;7(4):367–371.

14. Draga R.O., Kok E.T., Sorel M.R., Bosch R.J., Lock T.M. Percutaneous nephrolithotomy: Factors associated with fever after the first postoperative day and systemic inflammatory response syndrome. J. Endourol. 2009;23:921–927.

15. Dogan H.S., Guliyev F., Cetinkaya Y.S., Sofikerim M., Ozden E., Sahin A. Importance of microbiological evaluation in management of infectious complications following percutaneous nephrolithotomy. Int. Urol. Nephrol. 2007;39:737–742.

16. Jou Y.C., Lu C.L., Chen F.H. et al. Contributing factors for fever after tubeless percutaneous nephrolithotomy. Urology. 2015;85:527–530. Doi: 10.1016/j.urology.2014.10.032

17. Koras O., Bozkurt I.H., Yonguc T. et al. Risk factors for postoperative infectious complications following percutaneous nephrolithotomy: A prospective clinical study. Urolithiasis. 2015;43:55–60.

18. Fernandez A., Foell K., Nott L., Denstedt J.D., Razvi H. Percutaneous nephrolithotripsy in patients with urinary diversions: A case-control comparison of perioperative outcomes. J. Endourol. 2011;25:1615–1618.

19. Gonen M., Turan H., Ozturk B., Ozkardes H. Factors affecting fever following percutaneous nephrolithotomy: A prospective clinical study. J. Endourol. 2008;22:2135–2138.

20. Wei W., Leng J., Shao H., Wang W. Diabetes, a risk factor for both infectious and major complications after percutaneous nephrolithotomy. Int. J. Clin. Exp. Med. 2015;8:1620–1626.

21. Dogan HS, Sahin A, Cetinkaya Y, et al. Antibiotic prophylaxis in percutaneous nephrolithotomy: prospective study in 81 patients. J. Endourol. 2002;16:649–653.

22. Olvera-Posada D., Tailly T., Alenezi H. et al. Risk factors for postoperative complications after percutaneous nephrolithotomy (PCNL) in a tertiary referral center. J. Urol. 2015;194:1646–1651.

23. Erdil T., Bostanci Y., Ozden E. et al. Risk factors for systemic inflammatory response syndrome following percutaneous nephrolithotomy. Urolithiasis. 2013;41:395–401.

24. Kumar S., Bag S., Ganesamoni R. et al. Risk factors for urosepsis following percutaneous nephrolithotomy: role of 1 week of nitrofurantoin in reducing the risk of urosepsis. Urol. Res. 2012;40:79–86.

25. Mariappan P., Smith G., Bariol S.V. et al. Stone and pelvic urine culture and sensitivity are better than bladder urine as predictors of urosepsis following percutaneous nephrolithotomy: a prospective clinical study. J. Urol. 2005;173:1610–1614.

26. Lojanapiwat B., Kitirattrakarn P. Role of preoperative and intraoperative factors in mediating infection complication following percutaneous nephrolithotomy. Urol. Int. 2011;86:448–452.

27. Hallmann B., Menzel G., Ruttloff J. Perioperative chemoprophylaxis in percutaneous nephrolitholapaxy. Z. Urol. Nephrol. 1990;83:475–479.

28. Gutierrez J., Smith A., Geavlete P. et al. Urinary tract infections and post-operative fever in percutaneous nephrolithotomy. World J. Urol. 2013;31:1135–1140.

29. Chen L., Xu Q.Q., Li J.X., Xiong L.L., Wang X.F., Huang X.B. Systemic inflammatory response syndrome after percutaneous nephrolithotomy: An assessment of risk factors. Int. J. Urol. 2008;15:1025–1028.

30. Bozkurt I.H., Aydogdu O., Yonguc T., Koras O. et al. Predictive value of leukocytosis for infectious complications after percutaneous nephrolithotomy. Urology. 2015;86(1):25–29. Doi: 10.1016/j.urology.2015.04.026.

31. Rivera M., Viers B., Cockerill P., Agarwal D., Mehta R., Krambeck A. Pre- and postoperative predictors of infection-related complications in patients undergoing percutaneous nephrolithotomy. J. Endourol. 2016;30(9):982–986.

32. Bansal S.S., Pawar P.W., Sawant A.S., Ashwin Sunil Tamhankar A.S., Patil S.R., Kasat G.V. Predictive factors for fever and sepsis following percutaneous nephrolithotomy: A review of 580 patients. Urol. Ann. 2017;9(3):230–233.

33. Fan J., Wan S., Liu L., Zhao Z. et al. Predictors for uroseptic shock in patients who undergo minimally invasive percutaneous nephrolithotomy. Urolithiasis. 2017;45(6):573–578. Doi: 10.1007/s00240-017-0963-4

34. Erdil T., Bostanci Y., Ozden E., Atac F. et al. Risk factors for systemic inflammatory response syndrome following percutaneous nephrolithotomy. Urolithiasis. 2013;41(5):395–401.

35. Liu C., Zhang X., Liu Y., Wang P. Prevention and treatment of septic shock following mini-percutaneous nephrolithotomy: a single-center retrospective study of 834 cases. World J. Urol. 2013;31(6);1593–1597.

36. Eswara J.R., Shariftabrizi A., Sacco D. Positive stone culture is associated with a higher rate of sepsis after endourological procedures. Urolithiasis. 2013;41(5):411–414.

37. Shoshany O., Margel D., Finz C., Ben-Yehuda O. et al. Percutaneous nephrolithotomy for infection stones: what is the risk for postoperative sepsis? A retrospective cohort study. Urolithiasis. 2015;43(3):237–242. Doi: 10.1007/s00240-014-0747-z

38. Roushani A., Falahatkar S., Sharifi S.H., Mahfoozi L. et al. Intraoperative stone culture as an independent predictor of systemic inflammatory response syndrome after percutaneous nephrolithotomy. Urolithiasis. 2014;42(5):45– 459.

39. de la Rosette J, Assimos D, Desai M, et al. The Clinical Research Office of the Endourological Society Percutaneous Nephrolithotomy Global Study: indications, complications, and outcomes in 5803 patients. J. Endourol. 2011;25:11–17.

40. Wolf J.S., Bennett C.J., Dmochowski R.R. et al. Urologic surgery antimicrobial prophylaxis best practice policy panel statement on urologic surgery antimicrobial prophylaxis. J. Urol. 2008;179:1379–1390.

41. Charton M., Vallancien G., Veillon B., Brisset J.M. Urinary tract infection in percutaneous surgery for renal calculi. J. Urol. 1986;135:15–17.

42. Baude C., Long D., Chabrol B. et al. Antibiotic prophylaxis with cefotiam in percutaneous nephrolithotomy. Pathol. Biol. 1989;37:673–676.

43. Hallmann B., Menzel G., Ruttloff J. Perioperative chemoprophylaxis in percutaneous nephrolitholapaxy. Z. Urol. Nephrol. 1990;83:475–479.

44. Darenkov A.F., Derevianko I.I., Martov A.G. et al. The prevention of infectious-inflammatory complications in the postoperative period in percutaneous surgical interventions in patients with urolithiasis. Urol. Nefrol. 1994. р. 24–26.

45. Perepanova T.S., Zyryanov S.K., Sokolov A.V., Tishchenkova I.F. et al. The search of novel schemes of antibacterial prophylaxis of septic complications after percutaneous nephrolithotomy. Urologia. 2014;6:92–95. Russian (Перепанова Т.С., Зырянов С.К., Соколов А.В., Тищенкова И.Ф.и соавт. Поиск новых режимов антибиотикопрофилактики септических осложнений после перкутанной нефролитотрипсии. Урология. 2014;6:92–95).

46. Seyrek M., Binbay M., Yuruk E., Akman T. et al. Perioperative prophylaxis for percutaneous nephrolithotomy: randomized study concering the drug and dosage. J. Endourol. 2012;26(11):1431–1436.

47. Tuzel E., Aktepe O.C., Akdogan B. Prospective comparative study of two protocols of antibiotic prophylaxis in percutaneous nephrolithotomy.J. Endourol. 2013;27(2):172–176.

48. Mariappan P., Smith G., Moussa S.A., Tolley D.A. One week of ciprofloxacin before percutaneous nephrolithotomy significantly reduces upper tract infection and urosepsis: a prospective controlled study. BJU Int. 2006;98:1075–1079.

49. Bag S., Kumar S., Taneja N. et al. One week of nitrofurantoin before percutaneous nephrolithotomy significantly reduces upper tract infection and urosepsis: a prospective controlled study. Urology. 2011;77:45–49.

50. Gravas S., Montanari E., Geavlete P. et al. Postoperative infection rates in low risk patients undergoing percutaneous nephrolithotomy with and without antibiotic prophylaxis: a matched case control study. J. Urol. 2012;188:843–847.

51. Fourcade R.O. Antibiotic prophylaxis with cefotaxime in endoscopic extraction of upper urinary tract stones: a randomized study. The Cefotaxime Cooperative Group. J. Antimicrob. Chemother. 1990;26:77–83.

52. Grabe M., Bjerklund-Johansen T.E., Botto H. et al. EAU guidelines on urological infections. 2013.

53. Perepanova T.S., Gоlovanov S.A., Arustamov L.D. The antimicrobial prophylaxis for infection kidney stones after percutaneous nephrolithotomy. RMJ. 2017;27:1987–1991. Russian (Перепанова Т.С., Голованов С.А., Арустамов Л.Д. Антимикробная профилактика инфекционных камней почек после перкутанной нефролитоторипсии. РМЖ. 2017;27:1987–1991).

Об авторах / Для корреспонденции

А в т о р д л я с в я з и: Б. Г. Гулиев – д.м.н., профессор кафедры урологии СЗГМУ им. Мечникова, руководитель Центра урологии с робот-ассистированной хирургией Мариинской больницы, Санкт-Петербург, Россия; e-mail: gulievbg@mail.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь