Извитость пуповины: определение, классификация, клиническое значение

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.2.42-50

01.03.2019
23

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Нормальное развитие пуповины, включающее в себя извитой спиралевидный вид и ход ее сосудов, лежит в основе оптимального плацентарно-плодного кровотока. В статье представлен анализ данных литературы о причинах развития и клиническом значении степени извитости пуповины. Для количественной оценки степени извитости сосудов пуповины используется метод определения индекса ее извитости путем деления числа полных витков сосудов пуповины на общую длину пуповины в сантиметрах при ультразвуковом исследовании беременной и / или макроскопическом изучении плаценты сразу после родов. В нормальной пуповине 1 виток приходится на 5 см или 0,2 витка на 1 см. Пуповины с индексом извитости менее 0,07 витков/см расцениваются как гипоизвитые, а с индексом извитости более 0,30 витков/см – как гиперизвитые. Наличие пуповины с ненормальными показателями извитости (гипоизвитой или гиперизвитой) сочетается с различными нарушениями течения беременности и развития плода: с окрашиванием околоплодных вод меконием, маловодием, задержкой роста плода, дистрессом плода, преждевременной отслойкой плаценты, преждевременными родами, низкой оценкой новорожденного по шкале Апгар, низким пондеральным индексом, а также более высоким уровнем перинатальной смерти.

Пуповина, равно как и плацента, закономерно рассматривается в качестве основной структуры, обеспечивающей нормальное развитие беременности и плода [1]. Именно сосуды пуповины обеспечивают все виды обмена между матерью и плодом. Нормальная пуповина содержит три кровеносных сосуда (две пуповинные артерии и одну непарную пуповинную вену), окруженных достаточным слоем вартонова студня, обеспечивающего их защиту [2]. Дополнительным фактором защиты адекватного кровотока считается спиралевидный ход кровеносных сосудов и самой пуповины. Подобное спиралевидное строение и сосудов, и пуповины считается характерной особенностью человеческой пуповины, способствующей большей гибкости и препятствующей ее сдавлению и скручиванию, не зависимо от эластических свойств тканей [3]. Кроме того, спиралевидный характер пуповинных сосудов участвует в регуляции кровотока между плодом и матерью [4].

По данным литературы [5], первое описание извитого характера сосудов пуповины было сделано Berengarius в 1521 году. В 1954 году H.W. Edmonds [6] первым достаточно подробно изучил ход сосудов пуповины и предложил количественную оценку степени ее извитости путем деления числа витков на общую длину пуповины в сантиметрах, назвав ее индексом скручивания («The index of twist»). Он также предложил указывать индекс в положительных или отрицательных значениях при ходе витков по часовой стрелке или против часовой стрелки, соответственно. В дальнейшем T.H. Strong с соавт. [7] несколько упростили определение (Strong et al simplified by eliminating these directional scores) и предложили термин индекс извитости пуповины (ИИП) («The Umbilical Coiling Index»).

В настоящее время для количественной оценки степени извитости сосудов и, соответственно, самой пуповины используется стандартный метод определения ИИП путем деления числа полных витков сосудов пуповины на общую длину пуповины в сантиметрах при ультразвуковом исследовании (УЗИ) беременной и / или макроскопическом изучении плаценты сразу после родов. Считается, что в нормальной пуповине 1 виток приходится на 5 см или, соответственно, 0,2 витка на 1 см. Справедливости ради, следует добавить, что Y. Ohno с соавт. [8] установили, что рассчитанные значения ИИП несколько отличаются в зависимости от того, считаются ли витки пуповинной вены, или пуповинной артерии. По данным литературы [9], большинство исследователей оценивает витки непарной пуповинной вены.

Кроме того, в 2013 году L.M. Ernst с соавт. [10] предложили выделять 4 формы извитости пуповины, в зависимости от степени выраженности витков (рис.1):

  • волнистая – при наличии витков в виде серпантина или неплотной S-образной формы;
  • веревчатая – с прямыми контурами витков и без значительных углублений между ними;
  • сегментированная – с наличием между витками углублений менее 50% диаметра пуповины;
  • связанная – при наличии между витками углублений более 50% диаметра пуповины.

Подобное предложение, несомненно, позволяет более четко характеризовать извитость пуповины. Однако данное предложение, а также сама классификация, не нашли широкого применения в клинической практике. При этом, во время исследования плаценты почти все исследователи определяют направление витков пуповины, которое определяют при вертикальном ее положении. Если витки направлены сверху слева вниз вправо (в виде левой части латинской буквы «V»), такая извитость считается левой или идущей против часовой стрелки. Если витки идут сверху справа вниз налево (правая часть латинской буквы «V»), то речь идет о правой извитости или по часовой стрелке [11, 12].

Установлено, что спиралевидный ход сосудов пуповины можно наблюдать уже через 28 дней после зачатия и достаточно четко визуализировать с 7 недели у 95% эмбрионов [11].

Как мы уже указывали, ИИП отражает отношение количества полных витков сосудов к общей длине пуповины. К сожалению, в литературе приводятся различные средние значения ИИП (табл. 1), что, видимо, связано с различными методами его определения, сроком гестации, количеством исследованных наблюдений, гестационной патологией.

Точные причины вида и степени извитости пуповины, к сожалению, не известны. Большинство исследователей указывают, что формирование спиралевидного хода сосудов обусловлено множеством факторов, в частности, различиями в темпе роста пуповины и ее сосудов, особенностями раз...

Список литературы

  1. Милованов А.П. Патология системы мать-плацента-плод. М.: Медицина; 1999. 448с. Milovanov A.P. Pathology of the mother-placenta-fetus system. M.: Medicine, 1999. - 448 p.
  2. Щеголев А.И., Дубова Е.А., Павлов К.А. Морфология плаценты. М.; 2010. 46с. / Shchegolev A.I., Dubova E.A., Pavlov K.A. The morphology of the placenta. M., 2010. 46 p.
  3. van Dijk C.C., Franx A., de Laat M.W., Bruinse H.W., Visser G.H., Nikkels P.G. The umbilical coiling index in normal pregnancy. J. Matern. Fetal Neonatal Med. 2002; 11(4): 280-3. DOI: 10.1080/jmf.11.4.280.283
  4. Kalem M.N., Kalem Z., Akgun N., Yuce E., Aktas H. Investigation of possible maternal and fetal factors which affect umbilical coiling index. J. Matern. Fetal Neonatal Med. 2017; Nov 6: 1-7. DOI: 10.1080/14767058.2017.1396311
  5. Gupta S., Faridi M.M.A., Krishnan J. Umbilical coiling index J. Obstet. Gynecol. India. 2006; 56(4): 315-9.
  6. Edmonds H.W. The spiral twists of the normal umbilical cord in twins and in singletons. Am. J. Obstet. Gynecol. 1954; 67: 102-20.
  7. Strong T.H., Jarles D.L., Vega J.S. Feldman D.B. The umbilical coiling index. Am. J. Obstet. Gynecol. 1994; 170(1, Pt 1): 29-32.
  8. Ohno Y., Terauchi M., Tamakoshi K. Perinatal outcomes of abnormal umbilical coiling according to a modified umbilical coiling index. J. Obstet. Gynaecol. Res. 2016; 42(11): 1457-63. doi: 10.1111/jog.13092
  9. Ayala N.K., Ernst L.M., Miller E.S. Is umbilical coiling genetically determined? J. Perinatol. 2018; 38(6): 653-7. doi: 10.1038/s41372-018-0078-y.
  10. Ernst L.M., Minturn L., Huang M.H., Curry E., Su E.J. Gross patterns of umbilical cord coiling: Correlations with placental histology and stillbirth. Placenta. 2013; 34(7): 583-8. DOI: 10.1016/j.placenta.2013.04.002
  11. de Laat M.W., Franx A., van Alderen E.D., Nikkels P.G., Visser G.H. The umbilical coiling index, a review of the literature. J. Matern. Fetal Neonatal Med. 2005; 17(2): 93-100. DOI: 10.1080/14767050400028899
  12. Щеголев А.И., Бурдули Г.М., Дубова Е.А., Павлов К.А. Патология пупочного канатика. М.; 2011. 72с.
  13. Strong T.H. Jr., Elliott J.P., Radin T.G. Non-coiled umbilical blood vessels: a new marker for the fetus at risk. Obstet. Gynecol. 1993; 81(3): 409-11.
  14. Degani S., Lewinsky R.M., Berger H., Spiegel D. Sonographic estimation of umbilical coiling index and correlation with Doppler flow characteristics. Obstet. Gynecol. 1995; 86(6): 990-3.
  15. Rana J., Ebert G.A., Kappy K.A. Adverse perinatal outcome in patients with an abnormal umbilical coiling index. Obstet. Gynecol. 1995; 85(4): 573-7. DOI: 10.1016/0029-7844(94)00435-G
  16. Ercal T., Lacin S., Altunyurt S., Saygili U., Cinar O., Mumcu A. Umbilical coiling index: is it a marker for the foetus at risk? Br. J. Clin. Pract. 1996; 50(5):254-6.
  17. Ezimokhai M., Rizk D.E., Thomas L. Maternal risk factors for abnormal vascular coiling of the umbilical cord. Am. J. Perinatol. 2000; 17(8): 441-6. DOI: 10.1055/s-2000-13452
  18. de Laat M., Franx A., Bots M., Visser G.H., Nikkels P.G. Umbilical coiling index in normal and complicated pregnancies. Obstet. Gynecol. 2006; 107(5): 1049-55. DOI:10.1097/01.AOG.0000209197.84185.15
  19. Гагаев Ч.Г. Патология пуповины. Радзинский В.Е., ред. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2011. 96с.
  20. Chitra T., Sushanth Y.S., Raghavan S. Umbilical coiling index as amarker of perinatal outcome: an analytical study. Obstet. Gynecol. Int. 2012; 2012: Article ID213689. DOI:10.1155/2012/213689
  21. Adesina K.T., Ogunlaja O.A., Olarinoye A.O., Aboyeji A.P., Akande H.J., Fawole A.A., Adeniran A.S. An observation of umbilical coiling index in a low risk population in Nigeria. J. Perinat. Med. 2018; 46(3): 333-9. DOI:10.1515/jpm-2017-0170
  22. Lacro R.V., Jones K.L., Benirschke K. The umbilical cord twist: direction, and relevance. Am. J. Obstet. Gynecol. 1987; 157(4, Pt 1): 833-8.
  23. Cromi A., Ghezzi F., Du¨rig P., Di Naro E., Raio L. Sonographic umbilical cord morphometry and coiling patterns in twin-twin transfusion syndrome. Prenat. Diagn. 2005; 25(9): 851-5. DOI: 10.1002/pd.1273
  24. Strong T.H. Jr., Finberg H.J., Mattox J.H. Antepartum diagnosis of noncoiled umbilical cords. Am. J. Obstet. Gynecol. 1994; 170(6):1729-33.
  25. Strong T.H. Jr., Manriquez-Gilpin M.P., Gilpin B.G. Umbilical vascular coiling and nuchal entanglement. J. Matern. Fetal Med. 1996; 5(6): 359-61. DOI: 10.1002/(SICI)1520-6661(199611/12)5:6<359::AID-MFM13>3.0.CO;2-C
  26. Hoffman J.D., Kleeman L., Kennelly K., Honey E., Reardon W. Three new families with recurrent male miscarriages and hypercoiled umbilical cord. Clin. Dysmorphol. 2015; 24(3): 128-31. DOI: 10.1097/MCD.0000000000000084
  27. Coetzee A.J., Castro E., Peres L.C. Umbilical cord coiling and zygosity: is there a link? Fetal Pediatr. Pathol. 2015; 34(5): 336-9. DOI: 10.3109/15513815.2015.1075634
  28. Feyi-Waboso P.A., Omo-Aghoja L.O. Umbilical cord coiling index in women of south-eastern Nigeria. J. Womens Health Issues Care. 2014; 3(4): 1-8.
  29. Steinl G.K., Gandelman J.S., Katzman P.J., Ru Y., Guillet R., Pressman E. et al. Umbilical cord coiling in high-risk pregnancies: associations with determinants of adverse birth outcomes and iron status. Pediatr. Dev. Pathol. 2018; 13: 1093526618770318. DOI: 10.1177/1093526618770318
  30. Щеголев А.И. Современная морфологическая классификация повреждений плаценты. Акушерство и гинекология. 2016; 4: 14-23.
  31. Patil N.S., Kulkarni S.R., Lohitashwa R. Umbilical cord coiling index and perinatal outcome. J. Clin. Diagn. Res. 2013; 7(8): 1675-7. DOI: 10.7860/JCDR/2013/5135.3224
  32. Qin Y., Lau T., Rogers M. Second-trimester ultrasonographic assessment of the umbilical coiling index. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2002; 20(5): 458-63. DOI: 10.1046/j.1469-0705.2002.00846.x
  33. Predanic M., Perni S.C., Chasen S.T., Baergen R.N., Chervenak F.A. Assessment of umbilical cord coiling during the routine fetal sonographic anatomic survey in the second trimester. J. Ultrasound Med. 2005; 24(2): 185-91.
  34. de Laat M., Franx A., Nikkels P.G., Visser G.H. Prenatal ultrasonographic prediction of the umbilical coiling index at birth and adverse pregnancy outcome. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2006; 28(5): 704-9. DOI: 10.1002/uog.2786
  35. Jo Y.S., Jang D.K., Lee G. The sonographic umbilical cord coiling in late second trimester of gestation and perinatal outcomes. Int. J. Med. Sci. 2011; 8(7): 594-8.
  36. Sharma B., Bhardwaj N., Gupta S., Gupta P.K., Verma A., Malviya K. Association of umbilical coiling index by colour Doppler ultrasonography at 18-22 weeks of gestation and perinatal outcome. J. Obstet. Gynaecol. India. 2012; 62(6): 650-4. DOI: 10.1007/s13224-012-0230-0
  37. Jessop F.A., Lees C.C., Pathak S., Hook C.E., Sebire N.J. Umbilical cord coiling: clinical outcomes in an unselected population and systematic review. Virchows Arch. 2014; 464(1): 105-12. DOI: 10.1007/s00428-013-1513-2
  38. Mittal A., Nanda S., Sen J. Antenatal umbilical coiling index as a predictor of perinatal outcome. Arch. Gynecol. Obstet. 2015; 291(4): 763-8. DOI: 10.1007/s00404-014-3456-5
  39. Narayan R., Saaid R., Pedersen L., Hyett J. Ultrasound assessment of umbilical cord morphology in the first trimester: a feasibility study. Fetal Diagn. Ther. 2015; 38(3): 212-7. DOI: 10.1159/000375159
  40. Ndolo J.M., Vinayak S., Silaba M.O., Stones W. Antenatal umbilical coiling index and newborn outcomes: cohort study. J. Clin. Imaging. Sci. 2017; 7: 21. DOI: 10.4103/jcis.JCIS_111_16
  41. Olaya-C M., Gil F., Salcedo J.D., Salazar A.J., Silva J.L., Bernal J.E. Anatomical pathology of the umbilical cord and its maternal and fetal clinical associations in 434 newborns. Pediatr. Dev. Pathol. 2018; 21(5): 467-74. doi: 10.1177/1093526618758204
  42. Ma’ayeh M., McClennen E., Chamchad D., Geary M., Brest N., Gerson A. Hypercoiling of the umbilical cord in uncomplicated singleton pregnancies. J. Perinat. Med. 2018; 46(6): 593-8. DOI: 10.1515/jpm-2017-0034
  43. Najafi L., Khamseh M.E., Kashanian M., Younesi L., Abedini A., Valojerdi A.E. et al. Antenatal umbilical coiling index in gestational diabetes mellitus and non-gestational diabetes pregnancy. Taiwan. J. Obstet. Gynecol. 2018; 57(4): 487-92. DOI: 10.1016/j.tjog.2018.04.033.
  44. Otsubo Y., Yoneyama Y., Suzuki S., Sawa R., Araki T. Sonographic evaluation of umbilical cord insertion with umbilical coiling index. J. Clin. Ultrasound. 1999; 27(6): 341-4.
  45. Machin G.A., Ackerman J., Gilbert-Barness E. Abnormal umbilical cord coiling is associated with adverse perinatal outcomes. Pediatr. Dev. Pathol. 2000; 3(5): 462-71. DOI: 10.1007/s100240010103
  46. Degani S., Leibovich Z., Shapiro I., Gonen R., Ohel G. Early second-trimester low umbilical coiling index predicts small for gestational-age fetuses. J. Ultrasound Med. 2001; 20(11): 1183-8.
  47. Kashanian M., Akbarian A., Kouhpayehzadeh J. The umbilical coiling index and adverse perinatal outcome. Int. J. Gynaecol. Obstet. 2006; 95(1): 8-13. DOI: 10.1016/j.ijgo.2006.05.029
  48. de Laat M.W., van Alderen E.D., Franx A., Visser G.H., Bots M.L., Nikkels P.G. The umbilical coiling index in complicated pregnancy. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2007; 130(1): 66-72. DOI: 10.1016/j.ejogrb.2006.01.018
  49. Щеголев А.И., Туманова У.Н., Фролова О.Г. Региональные особенности мертворождаемости в Российской Федерации. В кн.: Актуальные вопросы судебно-медицинской экспертизы и экспертной практики в региональных бюро судебно-медицинской экспертизы на современном этапе. Рязань; 2013: 163-9.
  50. Щеголев А.И., Туманова У.Н., Шувалова М.П., Фролова О.Г. Гипоксия как причина мертворождаемости в Российской Федерации. Здоровье, демография, экология финно-угорских народов. 2014; 3: 96-8.
  51. Щеголев А.И., Павлов К.А., Дубова Е.А., Фролова О.Г. Ранняя неонатальная смертность в Российской Федерации в 2010 г. Архив патологии. 2013; 75(4): 15-9.
  52. Myatt L. Role of placenta in preeclampsia. Endocrine. 2002; 19(1): 103-11. DOI: 10.1385/ENDO:19:1:103
  53. Щеголев А.И., Дубова Е.А., Павлов К.А., Ляпин В.М., Куликова Г.В., Шмаков Р.Г. Морфометрическая характеристика терминальных ворсин плаценты при преэклампсии. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2012; 154(7): 104-7.
  54. Fox H. Pathology of the placenta. 3nd ed. Philadelphia: WB Saunders; 2007: 473-510.
  55. Павлов К.А., Дубова Е.А., Полянчикова О.Л., Щеголев А.И. Извитость пупочного канатика новорожденного. Акушерство и гинекология. 2011; 7-2: 78-82.

Поступила 17.10.2018

Принята в печать 07.12.2018

Об авторах / Для корреспонденции

Щеголев Александр Иванович, д.м.н., профессор, заведующий патологоанатомическим отделением, ФГБУ НМИЦ АГП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 531-44-44. E-mail: ashegolev@oparina4.ru
Туманова Ульяна Николаевна, к.м.н., научный сотрудник патологоанатомического отделения, ФГБУ НМИЦ АГП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 531-44-44. E-mail: ashegolev@oparina4.ru
Ляпин Вячеслав Михайлович, врач патологоанатом патологоанатомического отделения, ФГБУ НМИЦ АГП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997 Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 531-44-44. E-mail: v_lyapin@oparina4.ru

Для цитирования: Щеголев А.И., Туманова У.Н., Ляпин В.М. Извитость пуповины: определение, классификация, Клиническое значение. Акушерство и гинекология. 2019; 2: 42-50.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.2.42-50

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь