К вопросу о предикторах развития преэклампсии при гестационном диабете

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.5.50-56

31.05.2019
44

ФГБУ «НМИЦ им. В.А. Алмазова» МЗ России, Санкт-Петербург, Россия
Цель исследования. Оценить взаимосвязь между уровнем С-пептида, степенью выраженности артериальной жесткости и наличием ожирения при преэклампсии и гестационном диабете. Материалы и методы. Включено 114 пациенток после 24 недель беременности: с гестационным диабетом и преэклампсией (n=22); с преэклампсией (n=23); с гестационным диабетом (n=36); контрольная группа (n=33). Определен уровень С-пептида сыворотки крови натощак, индекс аугментации, рассчитан индекс массы тела. Использованы корреляционный и дисперсионные анализы, эмпирическая ROC-кривая. Результаты. Установлена независимая ассоциация между уровнем с-пептида и преэклампсией (p=0,04), ожирением (p<0,001), но не сочетанием гестационного диабета и преэклампсии. Определен порог индекса аугментации равный - 45% в отношении наличия преэклампсии у пациенток с уровнем С-пептида более 3,1 нг/мл (чувствительность 0,92; специфичность 0,59; OR=17,14; CI95%=[1,80; 163,8]). Индекс аугментации статистически значимо не коррелирует с индексом массы тела (r=-0,01; p=0,9). Заключение. Установлены значения С-пептида и индекса аугментации, которые могут быть рассмотрены для дальнейшего изучения, как возможные предикторы развития преэклампсии, сердечно-сосудистых заболеваний после перенесенной преэклампсии, независимо от наличия гестационного диабета.

Последние десятилетия отмечен быстрый рост заболеваемости гестационным сахарным диабетом (ГСД), что, по данным многочисленных исследований, в том числе многоцентрового исследования HAPO, частично объясняет и значительный рост частоты развития преэклампсии (ПЭ) – 2,6% при ГСД против 1,2% популяционных [1–3]. Оба осложнения беременности являются социально значимыми и приводят к высокой материнской и перинатальной заболеваемости и смертности. В то же время, причины повышенной частоты развития ПЭ при ГСД остаются неясными, так же, как и единство патогенеза –сомнительным. В многоцентровом многотысячном исследовании HAPO доказана тесная связь между степенью гиперинсулинемии (оцененной по уровню С-пептида сыворотки крови натощак) и ПЭ [4].

С-пептид соединяет α и β цепи молекулы проинсулина и секретируется в портальный кровоток в эквимолярных концентрациях с инсулином. Многие годы С-пептид считался побочным инертным продуктом синтеза инсулина и длительное время (до 1990-х) использовался исключительно, как маркер функции β-клеток поджелудочной железы. Пристальное внимание к изучению действия С-пептида появилось после открытия его самостоятельных от инсулина разнообразных биологических функций в организме. Обнаружение собственных участков связывания на мембранах (G-связанного рецептора) подтверждает возможность самостоятельной биологической активности С-пептида. Последовавшие исследования выявили провоспалительное атерогенное действие высоких концентраций С-пептида (более 3,1 нг/мл) в эксперименте. [5–10]

Известно, что после перенесенных, как ГСД, так и ПЭ, повышен риск развития сахарного диабета 2 типа и сердечно-сосудистых заболеваний. Так, при ПЭ повышается артериальная жесткость, которая может быть измерена, в том числе, осциллометрическим методом. Данный метод позволяет измерить ряд параметров упруго-эластических свойств плечевой артерии посредством оценки пульсовой волны. Литературные данные относительно влияния ГСД на данный показатель остаются противоречивыми. Не достаточно исследований, оценивающих вклад сочетания ГСД и ПЭ во время беременности в степень изменения эластических свойств периферических артерий, а, значит, и в кардиоваскулярный прогноз [11, 12]. Попытка оценить взаимосвязь артериальной жесткости с уровнем С-пептида при сочетании ГСД и ПЭ во время беременности позволит расширить представление об особенностях развития ПЭ при ГСД.

Цель исследования: оценить взаимосвязь между уровнем С-пептида, степенью выраженности артериальной жесткости и наличием ожирения при ПЭ и ГСД.

Материал и методы

В исследование включено 114 пациенток после 24 недель беременности (37,1±2,8 нед.) в возрасте от 20 до 40 лет с одноплодной беременностью после подписания добровольного информированного согласия, одобренного этическим комитетом ФГБУ «СЗФМИЦ им. В.А. Алмазова» МЗ России. Группы обследования составили: группа 1 (n=22) ­– женщины с ГСД и ПЭ; группа 2 (n=23) – пациентки с ПЭ; группа 3 – с ГСД (n=36); группа 4 – контрольная (n=33). ПЭ верифицировалась, как впервые возникшая гипертензия после 20 недель беременности с протеинурией не менее 0,3 г/л в суточной порции мочи, ГСД выставлен на основании критериев российского национального консенсуса от 2013 г. Наблюдение, лечение и родоразрешение пациенток осуществлялось согласно Протоколам ведения беременных с ГСД, ПЭ ФГБУ «НМИЦ им. В.А. Алмазова» МЗ России. Лечение ПЭ включало: гипотензивную, магнезиальную терапию, сохранение объема циркулирующей крови, электролитного, белкового баланса, нормализацию реологических и коагуляционных свойств крови. Тяжесть течения ПЭ оценена в соответствии со шкалой тяжести ПЭ, приведенной в протоколах Института перинатологии и педиатрии ФГБУ «НМИЦ им. В.А. Алмазова» Минздрава России, основанных на Российских рекомендациях «Диагностика и лечение сердечно-сосудистых заболеваний при беременности» (табл. 1).

Тяжелая ПЭ выявлена статистически достоверно чаще в группе 2 (11/23) по сравнению с группой 1 (1/22). Частота ранней ПЭ (до 34 недель) статистически значимо не отличалась (p=0,82) между группами 1 (59,09%, n=13) и 2 (65,57%, n=16). Контроль гликемии у пациенток с ГСД осуществлялся с помощью диетотерапии, у некоторых – с помощью инсулинотерапии (18,1% пациенток группы 1, 4/22; 58,3% пациенток группы 3, 21/36). Применялись бази...

Список литературы

  1. Feig D.S., Hwee J., Shah B.R., Booth G.L., Bierman A.S., Lipscombe L.L. Trends in incidence of diabetes in pregnancy and serious perinatal outcomes: a large, population-based study in Ontario, Canada, 1996-2010. Diabetes Care. 2014; 37(6): 1590-6. https://dx.doi.org/10.2337/dc13-2717.
  2. Lowe L.P., Metzger B.E., Dyer A.R., Coustan D.R., Hadden D.R., Moshe Hod. et al. Hyperglycemia and Adverse Pregnancy Outcome (HAPO) study: an overview. In: Kim C., Ferrara A., eds. Gestational diabetes during and after pregnancy. London: Springer; 2010: 17-34.
  3. Nerenberg K.A., Johnson J.A., Leung B., Savu A., Ryan E.A., Chik C.L., Kaul P. Risks of gestational diabetes and preeclampsia over the last decade in a cohort of Alberta women. J. Obstet. Gynaecol. Can. 2013; 35(11): 986-94. https://dx.doi.org/10.1016/S1701-2163(15)30786-6.
  4. The Hyperglycemia and Adverse Pregnancy Outcome (HAPO) Study Cooperative Research Group. Hyperglycemia and Adverse Pregnancy
  5. Outcome (HAPO) study: preeclampsia. Am. J. Obstet. Gynecol. 2010; 202: 255. e1-7. https://dx.doi.org/10.1016/j.ajog.2010.01.024.
  6. Walcher D., Marx N. C-peptide in the vessel wall. Rev. Diabet. Stud. 2009 Fall; 6(3): 180-6. https://dx.doi.org/10.1900/RDS.2009.6.180.
  7. Vasic D., Spyrantis A., Durst R., Bach H., Vogt S., Rottbauer W., Walcher D.
  8. C-peptide induces human renal mesangial cell proliferation in vitro, activating Src-kinase, PI-3 kinase and ERK1/2. Mol. Cell. Endocrinol. 2012; 351(2): 337-41. https://dx.doi.org/10.1016/j.mce.2012.01.011.
  9. Wahren J. C-peptide and the pathophysiology of microvascular complications of diabetes. J. Intern. Med. 2017; 281(1): 3-6. https://dx.doi.org/10.1111/joim.12541.
  10. Vasic D., Marx N., Sukhova G., Bach H., Durst R., Grüb M. et al. C-peptide promotes lesion development in a mouse model of arteriosclerosis. J. Cell. Mol. Med. 2012; 16(4): 927-35. https://dx.doi.org/10.1111/j.1582-4934.2011.01365.x.
  11. Vasic D., Walcher D. C-peptide: a new mediator of atherosclerosis in diabetes. Mediators Inflamm. 2012; 2012: 858692. https://dx.doi.org/10.1155/2012/858692.
  12. Vasic D., Walcher D. Proinflammatory effects of C-peptide in different tissues. Int. J. Inflam. 2012; 2012: 932725. https://dx.doi.org/10.1155/2012/932725.
  13. Ahmed R., Dunford J., Mehran R., Robson S., Kunadian V. Preeclampsia and future cardiovascular risk among women: a review. J. Am. Coll. Cardiol. 2014; 63(18):1815-22. https://dx.doi.org/10.1016/j.jacc.2014.02.529.
  14. Phan K., Gomez Y., Gorgui J., Elbaz L., El-Messidi A., Gagnon R., Daskalopoulou S.S. Arterial stiffness and hemodynamics in women with hypertensive disorders of pregnancy and gestational diabetes: a prospective longitudinal study. Can. J. Cardiol. 2015; 31(10, Suppl.): S58.
  15. Schneider S., Freerksen N., Röhrig S., Hoeft B., Maul H. Gestational diabetes and preeclampsia - similar risk factor profiles? Early Hum. Dev. 2012; 88(3): 179-84. https://dx.doi.org/10.1016/j.earlhumdev.2011.08.004.
  16. Houser M., Tuuli M., Macones G., Odibo A. 272: Is the association between gestational diabetes and preeclampsia modified by obesity? Am. J. Obstet. Gynecol. 2011; 204(1): S115. https://dx.doi.org/10.1016/j.ajog.2010.10.290.
  17. Ostlund I., Haglund B., Hanson U. Gestational diabetes and preeclampsia. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2004; 113(1): 12-6. https://dx.doi.org/10.1016/j.ejogrb.2003.07.001.
  18. Mehra S., Brennan-Prescod S.F., Gavard J. A., Goldkamp J., Ashraf M. 333: Central aortic pressure and arterial stiffness as early predictors of gestational hypertension and preeclampsia. Am. J. Obstet. Gynecol. 2016; (1, Suppl.): S187-8.
  19. Рябоконь Н.Р., Зазерская И.Е., Большакова О.О. Особенности жесткости сосудов при преэклампсии и после родов. Журнал акушерства и женских болезней. 2016; 65(5): 49-55.
  20. Seven E. Overweight, hypertension and cardiovascular disease: focus on adipocytokines, insulin, weight changes and natriuretic peptides. Dan. Med. J. 2015; 62(11): B5163.
  21. Wang F., Han L., Hu D. Fasting insulin, insulin resistance and risk of hypertension in the general population: A meta-analysis. Clin. Chim. Acta. 2017; 464: 57-63. https://dx.doi.org/10.1016/j.cca.2016.11.009.
  22. Salzer L., Tenenbaum-Gavish K., Hod M. Metabolic disorder of pregnancy (understanding pathophysiology of diabetes and preeclampsia). Best Pract. Res. Clin. Obstet. Gynaecol. 2015; 29(3): 328-38.
  23. Catena C., Colussi G., Frangipane A., Russo A., Verheyen N.D., Sechi L.A. Carotid artery stiffness is related to hyperinsulinemia and insulin-resistance in middle-aged, non-diabetic hypertensive patients. Nutr. Metab. Cardiovasc. Dis. 2015; 25(10): 968-74. https://dx.doi.org/10.1016/j.numecd.2015.06.009.
  24. Irsik D.L., Chen J.K., Brands M.W. Chronic renal artery insulin infusion increases mean arterial pressure in male Sprague-Dawley rats. Am. J. Physiol. Renal Physiol. 2018; 314 (1): F81-8. https://dx.doi.org/10.1152/ajprenal.00374.2017.
  25. Osman M.W., Nath M., Khalil A., Webb D.R., Robinson T.G., Mousa H.A. The effects of metformin on maternal haemodynamics in gestational diabetes mellitus: A pilot study. Diabetes Res. Clin. Pract. 2018; 139: 170-8.
  26. Симоненко В.Б., Горюцкий В.Н., Дулин П.А. Роль инсулинорезистентности в патогенезе артериальной гипертонии. Клиническая медицина. 2014; 92(9): 27-33.
  27. Джиджихия К.М., Каде А.Х., Занин С.А., Джиджихия З.М., Соловьева М.Р., Джикия Т.Г., Согомонян К.А. Роль гиперинсулинемии в развитии артериальной гипертензии при метаболическом синдроме 2. Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2013; 5: 102.

Поступила 11.07.2018

Принята в печать 21.09.2018

Об авторах / Для корреспонденции

Беттихер Офелия Андреевна, аспирант кафедры акушерства и гинекологии ФГБУ «НМИЦ им. В.А. Алмазова» МЗ России.
Адрес: 197341, Россия, Санкт-Петербург, ул. Аккуратова 2б. Телефон: 8 (951) 664-02-48. E-mail: ophelia.bettikher@gmail.com. ORCiD ID: 0000-0002-1161-1558
Зазерская Ирина Евгеньевна, д.м.н., заведующая кафедрой акушерства и гинекологии ФГБУ «НМИЦ им. В.А. Алмазова» МЗ России; заведующая НИЛ репродукции и здоровья женщины. Адрес: 197341, Россия, Санкт-Петербург, ул. Аккуратова 2б. Телефон: 8 (921) 948-83-40. E-mail: zazera@almazovcentre.com
Попова Полина Викторовна, к.м.н., заведующая НИЛ эндокринных заболеваний у беременных ФГБУ «НМИЦ им. В.А. Алмазова» МЗ России.
Адрес: 194156, Россия, Санкт-Петербург, ул. Аккуратова 2. Россия: 8 (921) 742-44-04. E-mail: pvpopova@yandex.ru
Васильева Елена Юрьевна, заведующая ЦКДЛ ФГБУ «НМИЦ им. В.А. Алмазова» МЗ России.
Адрес: 197341, Россия, Санкт-Петербург, ул. Аккуратова 2. E-mail: elena-almazlab@yandex.ru. ORCiD ID 0000-0002-2115-8873
Барт Виктор Александрович, кандидат физ.-мат. наук, зав. НИЛ биостатистики ФГБУ «НМИЦ им. В.А. Алмазова» МЗ России.
Адрес: 197341, Россия, Санкт-Петербург, ул. Аккуратова 2. Телефон: 8 (921) 583-16-58. E-mail: vbartvit@mail.ru

Для цитирования: Беттихер О.А., Зазерская И.Е., Попова П.В., Васильева Е.Ю., Барт В.А. К вопросу о предикторах развития преэклампсии при гестационном диабете. Акушерство и гинекология. 2019; 5: 50-6.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.5.50-56

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь