Кальциноз брюшной аорты у пациентов с хронической болезнью почек, не находящихся на заместительной почечной терапии

01.01.2010
1316

Кафедра пропедевтики внутренних болезней СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова, Санкт-Петербург; Научно-исследовательский институт нефрологии СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова, Санкт-Петербург

Цель исследования. Определить частоту кальциноза брюшной аорты (КБА) и факторы, с ним связанные, у больных с хронической болезнью почек (ХБП) 1–5-й стадий, не получающих заместительную почечную терапию.

Материал и методы. Обследованы 149 пациентов (43 % мужчин) 55,6 ± 13,9 года с ХБП 1–5-й стадий. Диабетическая нефропатия диагностирована у 59,1 % пациентов, хронический гломерулонефрит – у 20,8 %, прочие заболевания – у 20,1 %. Пациентам помимо обычных клинико-лабораторных показателей определяли “интактный” паратиреоидный гормон (ПТГ), выполняли мониторирование ЭКГ и артериального давления (АД), эхокардиографию, определяли толщину комплекса интима-медиа (КИМ) сонных артерий, минеральную плотность костей предплечья, рентгенологически – толщину кортикальных слоев 2-й пястной кости, кортико-диафизарный индекс, суммарную длину кальцинатов брюшной аорты.

Результаты. КБА выявлен у 38,9 % пациентов. При его наличии чаще встречалась ИБС, сердечная недостаточность клинически, а также сахарный диабет. Более значительным КБА был у больных старшего возраста, с большей толщиной КИМ, более высокой гипертензией, низкой скоростью клубочковой фильтрации (СКФ), более высокими уровнями ПТГ, фосфата, произведения кальций-фосфат, с меньшей толщиной коркового слоя 2-й пястной кости и низким кортико-диафизарным индексом. У пациентов c КБА были больше размеры предсердий, значительнее гипертрофия левого желудочка, чаще встречался кальциноз и стеноз аортального и митрального клапанов. По данным многофакторных статистических методов, независимо от возраста пациентов выраженность КБА была связана с уровнем щелочной фосфатазы и систолическим АД, а наличие КБА – с пульсовым АД и кортико-диафизарным индексом.

Заключение. Выраженность КБА у пациентов с ХБП 1–5-й стадий связана главным образом с тяжестью атеросклероза и факторами его риска и в меньшей степени – с нарушениями минерального обмена. КБА ассоциирован с кальцинозом сердечных клапанов и нарушением внутрисердечной гемодинамики. Впервые обнаружена связь КБА с выраженностью остеопороза.

Введение

Пациенты с ХБП погибают в основном от сердечно-сосудистых болезней [1]. Значительную роль в неблагоприятном исходе играет сосудистая кальцификация, которая встречается значительно чаще, чем в общей популяции [2], и является предиктором общей и сердечно-сосудистой летальности у пациентов, находящихся на гемодиализе (ГД) [3]. Рентгенологическая оценка кальциноза брюшной аорты (КБА), одной из наиболее чувствительных сосудистых областей (где изменения выявляются раньше, чем в мелких сосудах), является простым и информативным методом, позволяющим количественно оценить тяжесть кальциноза. О диагностической значимости метода свидетельствует связь выраженности КБА с общей и кардиоваскулярной летальностью в общей популяции [4], а также с сердечно-сосудистой у пациентов с ХБП, получающих ГД [5].

У больных на заместительной почечной терапии (ЗПТ) показана связь выраженности КБА с возрастом пациентов [6–8], наличием сахарного диабета [6], сердечно-сосудистых болезней [8], артериальной гипертензией (АГ) [6, 9], длительностью ГД [6, 8], воспалением [7], фосфорно-кальциевым дисбалансом [6, 9], а также с дефицитом ингибиторов кальцификации (фетуина А, Gla-протеина, пирофосфата) [10]. Однако у пациентов с ХБП 1–5-й стадий эти зависимости изучены крайне мало. Известно, что сосудистая кальцификация является активным, регулируемым процессом, сходным с костеобразованием [10], что позволяет предполагать ее связь с костной патологией, но она не установлена у пациентов с ХБП, не находящихся на ЗПТ.

Цель работы – определить частоту КБА и факторы, с ним связанные у больных с ХБП 1–5-й стадий, не получающих ЗПТ.

Материал и методы

Обследованы 149 пациентов (43 % мужчин) с ХБП 1–5-й стадий, не находящихся на ЗПТ: 59,1 % – с диабетической нефропатией, 20,8 % – с хроническим гломерулонефритом, 10,7 % – с системными заболеваниями соединительной ткани и васкулитами, 5,4 % – с гипертоническим нефросклерозом, 4,0 % – с прочими заболеваниями. Первая стадия ХБП выявлена у 8,7 % пациентов, 2-я – у 27,5 %, 3-я – у 36,2 %, 4-я – у 20,8 % и 5-я стадия – у 6,7 %; преобладали больные с ранними (1–3-й) стадиями. Помимо обычных клинико-лабораторных показателей пациентам определяли щелочную фосфатазу (ЩФ), липидограмму, “интактный” паратиреоидный гормон (ПТГ). Мониторирование ЭКГ и АД было выполнено у 81 больного, стандартная эхокардиография (эхоКГ) – у 125. Методом двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии 54 больным определили минеральную плотность костей с оценкой по Т- и Z-критерию. На рентгенограммах кистей всем пациентам определена толщина двух кортикальных слоев 2-й пястной кости по формуле: диаметр кости в середине диафиза минус диаметр костномозгового канала, а также рассчитан кортико-диафизарный индекс [11] как отношение диаметра диафиза к толщине корковых слоев. На рентгенограммах поясничного отдела позвоночника в боковой проекции измерена суммарная длина кальцинатов брюшной аорты – линейных контрастных теней, расположенных параллельно и кпереди от 1–4-й поясничных позвонков. Использованный нами метод сходен с описанным А.Е. Hak и соавт. [12], однако мы учитывали показатель суммарной длины кальцинатов, а не его оценку в баллах. ЭхоКГ была выполнена по стандартной методике. Толщина комплекса интима-медиа (КИМ) сонных артерий как показатель выраженности атеросклероза измерена на трех уровнях, и учтены средние значения.

При статистической обработке материала применены ранговые корреляции Спирмена, t-критерий Стьюдента, χ2-критерий Пирсона, множественный регрессионный и дискриминантный анализы.

Результаты

КБА выявлен у 38,9 % пациентов. У больных с его наличием чаще встречались ИБС (58,3 и 32,3 %; p = 0,014), сердечная недостаточность клинически (58,3 и 27,9 %; p

Выраженность КБА прямо коррелировала с возрастом пациентов, толщиной КИМ, АД, уровнями ПТГ, фосфата, произведением кальций-фосфат и обратно – с СКФ, рассчитанной по краткой формуле MDRD (см. таблицу). По данным эхоКГ обнаружена прямая ассоциация КБА с размерами предсердий, выраженностью гипертрофии левого желудочка, с частотой развития кальциноза и стеноза аортального (АК), а также митрального клапанов (МК). При более значительном КБА были больше выражены костные изменения, характеризуемые уменьшением толщины кортикальных слоев 2-й пястной кости и кортико-диафизарного индекса.

Таблица

Выраженность атеросклероза, характеризуемая толщиной КИМ, сильно коррелировала с возрастом пациентов (Rs = 0,68; p

У пациентов с наличием КБА были выше значения ЩФ (р = 0,038), больше толщина КИМ (p = 0,001), меньше толщина кортикальных слоев 2-й пястной кости (p = 0,010), меньше кортико-диафизарный индекс (p

По данным дискриминантного анализа наличие или отсутствие КБА определялось сочетанием следующих независимых факторов (F = 18,3; p

По данным множественного регрессионного анализа с тяжестью КБА были связаны следующие сочетания факторов (R2 = 0,18; F = 11,5; p

Обсуждение

Сосудистая кальцификация у больных с ХБП наблюдается чаще, чем в общей популяции, и негативно влияет на выживаемость, но ее распространенность и ассоциированные факторы недостаточно изучены у больных с ранними стадиями ХБП. Для характеристики сосудистой кальцификации мы выбрали рентгенологическую оценку КБА, принимая во внимание, что брюшная аорта является одной из наиболее чувствительных сосудистых зон, а также простоту и информативность метода. Оценивать КБА можно полуколичественно: определяется сумма баллов, отражающих выраженность изменения 4 сегментов аорты, соответствующих 1–4-му поясничным позвонкам [4], и количественно – с определением суммарной длины всех кальцинатов аорты на уровне L1–L4 [12]. Мы использовали модифицированный вариант последнего метода и выявили КБА у 38,9 % пациентов, что чаще, чем по данным других исследователей [13].

Выраженность КБА в обследованной нами группе пациентов была наиболее сильно связанной с возрастом пациентов, как и у больных, находящихся на ЗПТ [6]. КБА также очень сильно коррелировал с тяжестью атеросклероза, характеризуемого толщиной КИМ. Неудивительно, что у пациентов с КБА значительно чаще встречалась ИБС, что соответствует данным литературы [14]. Значительное и не зависимое от возраста влияние на развитие КБА оказывает высокая АГ, что также согласуется с данными авторов [6, 9].

Известно, что у больных сахарным диабетом больше выражен КБА, что связано с более значительными атеросклеротическими изменениями на фоне метаболических нарушений, свойственных сахарному диабету [6]. Полученные нами результаты позволяют экстраполировать эту закономерность на популяцию пациентов с ХБП 1–5-й стадий в целом.

Мы не обнаружили связи между тяжестью КБА и липидными нарушениями, что согласуется с данными, полученными у пациентов на ЗПТ [9]. Это связано с тем, что уровень холестерина крови характеризует не только состояние липидного обмена, но и нутриционный статус пациентов, что подтверждается наличием обратной зависимости между выживаемостью пациентов с ХБП 1–4-й стадий и уровнем холестерина [15].

Во многих исследованиях показано, что важным фактором риска развития и прогрессирования сосудистого кальциноза у пациентов с ХБП, получающих диализное лечение, является фосфорно-кальциевый дисбаланс (высокие уровни кальция, фосфора крови и их произведение) [6, 9]. Мы обнаружили, что и у пациентов с ХБП, не находящихся на ЗПТ, КБА был больше выражен при более высоких значениях фосфата, произведении кальций-фосфат сыворотки крови, гиперпаратиреозе. Было показано, что последний приводит к более выраженному кальцинозу аорты в опытах на животных [16] и кальцинозу коронарных артерий в клиническом исследовании у пациентов с ХБП 3–4-й стадий [17]. В экспериментальных работах обнаружено, что ПТГ стимулирует эндотелиальную экспрессию атерогенных факторов [18], способствует росту АД у пациентов с ХБП на ЗПТ [19]. В обследованной группе значимость нарушений минерального обмена в развитии КБА на ранних стадиях ХБП оказалась существенно меньше по сравнению с факторами риска атеросклероза.

Снижение СКФ является независимым фактором риска развития сердечно-сосудистых болезней [20], способствует прогрессированию КБА по нашим данным, и кальцинозу коронарных артерий – по другим источникам [17]. Это в первую очередь связано с ранними нарушениями фосфорно-кальциевого обмена при ХБП.

Мы впервые выявили обратную зависимость между тяжестью КБА и выраженностью остеопороза, оцениваемого рентгенологически. Эта связь обусловлена наличием общих факторов риска развития этих состояний, а также ускорением эктопической кальцификации при почечной остеодистрофии.

У пациентов с КБА по данным эхоКГ были больше размеры полостей сердца, толщина стенок желудочков, чаще встречался кальциноз и стеноз аортального и митрального клапанов. Связь тяжести КБА и поражения миокарда обусловлена действием ряда общих негативных факторов. Кроме того, существенную роль играют нарушения внутрисердечной гемодинамики при кальцинозе сердечных клапанов [21].

Заключение

Выраженность КБА у пациентов с ХБП 1–5-й стадий связана главным образом с тяжестью атеросклероза и факторами его риска и в меньшей степени – с нарушениями минерального обмена. КБА ассоциирован с кальцинозом сердечных клапанов и нарушением внутрисердечной гемодинамики. Впервые обнаружена связь КБА с выраженностью остеопороза.

Список литературы

1. Sarnak M.J., Levey A.S., Schoolwerth A.C. et al. Kidney disease as a risk factor for development of cardiovascular disease: a statement from the American Heart Association Councils on Kidney in Cardiovascular Disease, High Blood Pressure Research, Clinical Cardiology, and Epidemiology and Prevention. Hypertension. 2003; 42 (5): 1050–1065.
2. Kramer H., Toto R., Peshock R. et al. Association between chronic kidney disease and coronary artery calcification: the Dallas Heart Study. J. Am. Soc. Nephrol. 2005; 16 (2): 507–513.
3. Blacher J., Guerin A.P., Pannier B. et al. Arterial calcifications, arterial stiffness, and cardiovascular risk in end-stage renal disease. Hypertension. 2001; 38 (4): 938–942.
4. Wilson P.W., Kauppila L.I., O©Donnell C.J. et al. Abdominal aortic calcific deposits are an important predictor of vascular morbidity and mortality. Circulation. 2001; 103 (11): 1529–1534.
5. Kushiya F., Wada H., Sakakura M. et al. Prognostic impact of aortic calcification index and ankle-arm blood pressure index in patients under hemodialysis. Clin. Appl. Thromb. Hemost. 2005; 11 (2): 161–119.
6. Taniwaki H., Ishimura E., Tabata T. et al. Aortic calcification in haemodialysis patients with diabetes mellitus. Nephrol. Dial. Transplant. 2005; 20 (11): 2472–2478.
7. Ishimura E., Okuno S., Kitatani K. et al. C-reactive protein is a significant predictor of vascular calcification of both aorta and hand arteries. Semin. Nephrol. 2004; 24 (5): 408–412.
8. Honkanen E., Kauppila L., Wikstrom B. et al. Abdominal aortic calcification in dialysis patients: results of the CORD study. Nephrol. Dial. Transplant. 2008; 23 (12): 4009–4015.
9. Kimura K., Saika Y., Otani H. et al. Factors associated with calcification of the abdominal aorta in hemodialysis patients. Kidney Int. Suppl. 1999; 71: S238–241.
10. Moe S.M., Chen N.X. Pathophysiology of vascular calcification in chronic kidney disease. Circ. Res. 2004; 95 (6): 560–567.
11. Barnett E., Nordin B.E.C. The radiological diagnosis of osteoporosis. A new approach. Clin. Radiol. 1960; 11: 166–174.
12. Hak A.E., Pols H.A., van Hemert A.M. et al. Progression of aortic calcification is associated with metacarpal bone loss during menopause: a population-based longitudinal study. Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. 2000; 20 (8): 1926–1931.
13. Merjanian R., Budoff M., Adler S. et al. Coronary artery, aortic wall, and valvular calcification in nondialyzed individuals with type 2 diabetes and renal disease. Kidney Int. 2003; 64 (1): 263–271.
14. Haydar A.A., Hujairi N.M., Covic A.A. et al. Coronary artery calcification is related to coronary atherosclerosis in chronic renal disease patients: a study comparing EBCT-generated coronary artery calcium scores and coronary angiography. Nephrol. Dial. Transplant. 2004; 19 (9): 2307–2312.
15. Kovesdy C.P., Anderson J.E., Kalantar-Zadeh K. Inverse association between lipid levels and mortality in men with chronic kidney disease who are not yet on dialysis: effects of case mix and the malnutritioninflammation-cachexia syndrome. J. Am. Soc. Nephrol. 2007; 18 (1): 304–311.
16. Imanishi Y., Kawata T., Kobayashi K. et al. Vascular calcification in advanced secondary hyperparathyroidism. Clin Calcium. 2005; 15 Suppl. 1: 110–112.
17. Porter C.J., Stavroulopoulos A., Roe S.D. et al. Detection of coronary and peripheral artery calcification in patients with chronic kidney disease stages 3 and 4, with and without diabetes. Nephrol. Dial. Transplant. 2007; 22 (11): 3208–3213.
18. Rashid G., Bernheim J., Green J., Benchetrit S. Parathyroid hormone stimulates endothelial expression of atherosclerotic parameters through protein kinase pathways. Am. J. Physiol. Renal Physiol. 2007; 292 (4): F1215–1218.
19. Kostic S., Veljkovic S., Cekic S. et al. The effect of parathormone on arterial blood pressure in patients on hemodialysis. Srp. Arh. Celok. Lek. 1996; 124 (Suppl. 1): 115–116.
20. Shoji T., Emoto M., Tabata T. et al. Advanced atherosclerosis in predialysis patients with chronic renal failure. Kidney Int. 2002; 61 (6): 2187–2192.
21. Волков М.М., Смирнов А.В., Дегтерева О.А. и др. Кальциноз клапанного аппарата сердца и состояние миокарда у пациентов в додиализном периоде хронической болезни почек. Нефрология. 2008; 12 (1): 46–52.

Об авторах / Для корреспонденции

Волков М.М. – ассистент кафедры пропедевтики внутренних болезней СПбГМУ, к.м.н.
Тел/факс (812) 234-65-30, e-mail: vmm58@mail.ru;
Смирнов А.В. – профессор, заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова, директор НИИ нефрологии, д.м.н.
Тел/факс (812) 234-65-30, e-mail: smirnov@nephrolog.ru;
Дегтерева О.А. – заведующая сектором лучевой диагностики НИИ нефрологии СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова, с.н.с., к.м.н.
Тел/факс (812) 234-41-00;
Кириллова Е.В. – м.н.с. сектора лучевой диагностики НИИ нефрологии СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова.
Тел/факс (812) 234-41-00;
Гордеева Л.А. – заведующая рентгенологическим отделением нефрокорпуса СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова.
Тел/факс (812) 234-41-00

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь