Клиническое и прогностическое значение сывороточного липокалина (NGAL) у больных инфарктом микарда с подъёмом сегмента ST

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/cardio.2016.5.24-29

25.05.2016
545

1ФГБУ НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний; 2ГБОУ ВПО Кемеровская государственная медицинская академия Минздрава РФ, Кемерово

Цель исследования. Изучение клинической и прогностической значимости сывороточного липокалина, ассоциированного с желатиназой нейтрофилов (s-NGAL), у больных инфарктом миокарда с подъемом сегмента ST (ИМпST). Материал и методы. Обследованы 85 пациентов, госпитализированных в Кемеровский кардиологический диспансер по поводу ИМпST давностью менее 24 ч. Определение концентрации сывороточного s-NGAL (нг/мл) в 1-е и 12-е сутки после госпитализации проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа с использованием коммерческого набора. В течение 3 лет наблюдения оценивали развитие повторных ИМ и смертность. Результаты. Медиана концентрации s-NGAL в 1-е и 12-е сутки заболевания составила 1,33 (0,36—1,90) и 1,63 (1,25—2,61) нг/мл соответственно, что в 3,32 и 4,07 раза превышало референсные значения. Таким образом, на 12-е сутки заболевания концентрация s-NGAL увеличилась на 22,55% (р=0,0009). Установлена ассоциация более высоких уровней сывороточного NGAL, определяемого на 12-е сутки ИМ, с наличием у больных структурных поражений почек, трехсосудистого поражения коронарных артерий и с передней локализацией ИМ. У больных с уровнем NGAL выше 2,6 нг/мл
частота смертельных исходов увеличивалась с 9,52 до 31,83% (отношение шансов 4,42 при 95% доверительном интервале от 1,30 до 15,16; р=0,012). Вывод. Высокие уровни сывороточного NGAL у больных ИМпST ассоциируются с тяжелым клиническим статусом. У больных, подвергшихся чрескожному коронарному вмешательству, повышение уровня s-NGAL к 12-м суткам наблюдения было незначительным, тогда как у больных без вмешательства данный показатель увеличился более чем в 3 раза. Концентрация s-NGAL более 2,6 нг/мл на 12-е сутки госпитализации ассоциируется с 4-кратным увеличением смертности от всех причин в течение 3 лет наблюдения.

Ишемическая болезнь сердца (ИБС) — одна из основных причин смертности как в Российской Федерации [1], так и во всем мире [2], что определяет актуальность выявления и коррекции факторов, устанавливающий неблагоприятный прогноз заболевания. Доказано, что в качестве таких факторов может выступать дисфункция почек. Имеются многочисленные данные популяционных исследований о связи дисфункции почек с повышенным риском развития сердечно-сосудистых осложнений [3], в том числе атеро-склероза [4], систолической дисфункции левого желудочка [5] и сердечной недостаточности [6] у больных ИБС [7]. Согласно Национальным рекомендациям 2013 г. общепринятым методом оценки функции почек является определение скорости клубочковой фильтрации (СКФ) и признаком альбуминурии/протеинурии. Однако известно, что значительное снижение СКФ и альбуминурия появляются только на поздних стадиях поражения почек [8, 9], когда гломерулосклероз затрагивает более 30% нефронов [10].

Все перечисленное делает актуальным поиск новых, более ранних маркеров дисфункции почек. Особенно актуально использование ранних маркеров повреждения почек при различных острых состояниях, таких как инфаркт миокарда, поскольку СКФ и альбуминурия/протеинурия достаточно инерционны и не позволяют эффективно оценивать преходящие изменения функции почек в различные периоды заболевания [11, 12].

В последнее время в качестве раннего маркера дисфункции почек активно изучается липокалин, ассоциированный с желатиназой нейтрофилов (NGAL — neutrophil gelatinase-associated lipocalin) [13]. NGAL состоит из 178 аминокислотных остатков и имеет молекулярную массу 22 kDa [14]. Установлено, что NGAL синтезируется разнообразными клетками (гепатоцитами, адипоцитами, клетками простаты, почечных канальцев, эпителия респираторного и пищеварительного трактов, иммунной системы) при различных патологических состояниях (сепсисе, системном воспалении, острой ишемии, неопластическом процессе) [9, 15].

С учетом имеющихся данных о наличии кардиоренальных взаимодействий при развитии острых коронарных осложнений [16] представляется актуальным изучение данного маркера дисфункции почек у больных инфарктом миокарда.

Цель исследования: изучить клиническую и прогностическую значимость сывороточного NGAL (s-NGAL) у больных инфарктом миокарда с подъемом сегмента ST (ИМпST).

Материал и методы

В исследование включены 85 пациентов, госпитализированных в Кемеровский кардиологический диспансер по поводу ИМпST давностью менее 24 ч. Средний возраст пациентов составил 62,1 (60,0—64,2) года. Исследование одобрено локальным Этическим комитетом ФГБУ «НИИ КПССЗ» СО РАМН. Письменное информированное согласие на участие в исследовании получено от всех пациентов.

Алгоритм обследования включал сбор жалоб, анамнеза, клинический осмотр кардиологом, запись электрокардио-граммы, оценку уровня кардиоспецифических ферментов, гемоглобина, глюкозы в крови, контроль показателей системной гемодинамики, проведение эхокардиографии в 1-е сутки заболевания.

Всем пациентам в кратчайшие сроки определяли предпочтительный метод реперфузии миокарда — чрескожное коронарное вмешательство (ЧКВ) или системную тромболитическую терапию (ТЛТ). Процедуре стентирования коронарных артерий подверглись 72 (84,7%) пациента, ТЛТ — 8 (9,4%).

Расчет СКФ по креатинину на момент поступления и на 14—18-е сутки от начала госпитализации проводили по формуле CKD-EPI [17]. Клиническая характеристика изучаемой группы больных представлена в табл.1.

Список литературы

  1. Samorodskaya I.V. Acute forms of ischemic heart disease: the need to solve the problem of comparability of data on prevalence and lethality. Aktual’nye voprosy bolezney serdtsa i sosudov 2009;1:25–29. Russian (Самородская И.В. Острые формы ишемической болезни сердца: необходимость решения проблемы сопоставимости данных о распространенности и летальности. Болезни сердца и сосудов 2010;1:25–28).
  2. The 10 leading causes of death in the world, 2000 and 2011, Fact sheet № 310 of WHO. http://www.who.int/mediacentre/ factsheets/fs310/en/index.html (12 Sep 2014).
  3. Go A.S., Chertow G.M., Fan D., McCulloch C.E., Hsu C.Y. Chronic kidney disease and the risks of death, cardiovascular events, and hospitalization. N Engl J Med 2004;351(13):1296–1305.
  4. Iseki K., Fukiyama K. Long-term prognosis and incidence of acute myocardial infarction in patients on chronic hemodialysis. The Okinawa Dialysis Study Group. Am J Kidney Dis 2000;36(4):820–825.
  5. Anavekar N.S., McMurray J.J., Velazquez E.J., Solomon S.D., Kober L., Rouleau J.L., White H.D., Nordlander R., Maggioni A., Dickstein K., Zelenkofske S., Leimberger J.D., Califf R.M., Pfeffer M.A. Relation between renal dysfunction and cardiovascular outcomes after myocardial infarction. N Engl J Med 2004;351(13):1285–1295.
  6. Hillege H.L., Nitsch D., Pfeffer M.A., Swedberg K., McMurray J.J., Yusuf S., Granger C.B., Michelson E.L., Ostergren J., Cornel J.H., de Zeeuw D., Pocock S., van Veldhuisen D.J.; Candesartan in Heart Failure: Assessment of Reduction in Mortality and Morbidity (CHARM) Investigators. Renal function as a predictor of outcome in a broad spectrum of patients with heart failure. Circulation 2006;113(5):671–678.
  7. Solomon S.D., Rice M.M., Jablonski K., Jose P., Domanski M., Sabatine M., Gersh B.J., Rouleau J., Pfeffer M.A., Braunwald E.; Prevention of Events with ACE inhibition (PEACE) Investigators. Renal function and effectiveness of angiotensin-converting enzyme inhibitor therapy in patients with chronic stable coronary disease in the Prevention of Events with ACE inhibition (PEACE) trial. Circulation 2006;114(1):26–31.
  8. Moiseev V.S., Muhin N.A., Smirnov A.V., Kobalava Zh.D., Bobkova I.N., Villeval'de S.V., Efremovceva M.A., Kozlovskaja L.V., Shvecov M.Ju., Shestakova M.V., Arutjunov G.P., Bojcov S.A., Galjavich A.S., Grinshtejn Ju.I., Dobronravov V.A., Drapkina O.M., Ermolenko V.M., Karpov Ju.A., Kajukov I.G., Kotovskaja Ju.V., Kuharchuk V.V., Martynov A.I., Moiseev S.V., Morozova T.E., Oganov R.G., Podzolkov V.I., Rozhinskaja L.Ja., Tereshhenko S.N., Fomin V.V., Hirmanov V.N., Chazova I.E., Shamhalova M.Sh., Shilov E.M., Shljahto E.V., Shutov A.M. Cardiovascular risk and chronic kidney disease: cardio-nephroprotection strategies. Rossijskij kardiologicheskij zhurnal 2014;8(112):7–37. Russian (Моисеев  B.C., Мухин Н.А, Смирнов А.В., Кобалава Ж.Д., Бобкова И.Н., Виллевальде С.В., Ефремовцева М.А., Козловская Л.В., Швецов М.Ю., Шестакова М.В., Арутюнов Г.П., Бойцов С.А., Галявич А.С., Гринштейн Ю.И., Добронравов В.А., Драпкина О.М., Ермоленко В.М., Карпов Ю.А., Каюков И.Г., Котовская Ю.В., Кухарчук В.В., Мартынов А.И., Моисеев С.В., Морозова Т.Е., Оганов Р.Г., Подзолков В.И., Рожинская Л.Я., Терещенко С.Н., Фомин В.В., Хирманов В.Н., Чазова И.Е., Шамхалова М.Ш., Шилов Е.М., Шляхто Е.В., Шутов А.М. Сердечно-сосудистый риск и хроническая болезнь почек: стратегии кардио-нефропротекции. Российский кардиологический журнал 2014;8(112):7–37).
  9. Velkov V.V. NGAL — «renal troponin»: an early marker of acute renal injury: the urgency for nephrology and cardiac surgery. Kliniko-laboratornyj konsilium 2011;2(38);90–100. Russian (Вельков В.В. NGAL – «ренальный тропонин»: ранний маркер острого повреждения почек: актуальность для нефрологии и кардиохирургии. Клинико-лабораторный консилиум 2011;2(38);90–100).
  10. Eknoyan G., Lameire N., Eckardt K.U. et Improving Global Outcomes (KDIGO) CKD Work Group. KDIGO 2012 clinical practice guideline for the evaluation and management of chronic kidney disease. Kidney international 2013;3(1):1–150.
  11. Liu X.L., Wang Z.J., Yang Q., Yu M., Shen H., Nie B., Han H.Y., Gao F., Zhou Y.J. Plasma neutrophil-gelatinase-associated lipocalin and cystatin C could early diagnose contrast-induced acute kidney injury in patients with renal insufficiency undergoing an elective percutaneous coronary intervention. Chin Med J (Engl) 2012;125(6):1051–1056.
  12. Kafkas N., Demponeras C., Zoubouloglou F., Spanou L.,Babalis D., Makris K. Serum levels of gelatinase associated lipocalin as indicator of the inflammatory status in coronary artery disease. Int J Inflam 2012;2012:189–197. DOI: 10.1155/2012/189797.
  13. Mishra J., Mori K., Ma Q., Kelly C., Yang J., Mitsnefes M., Barasch J., Devarajan P. Amelioration of ischemic acute renal injury by neutrophil gelatinase-associated lipocalin. J Am Soc Nephrol 2004;15(12):3073–3082.
  14. Kjeldsen L., Johnsen A.H., Sengeløv H., Borregaard N. Isolation and primary structure of NGAL, a novel protein associated with human neutrophil gelatinase. J Biol Chem 1993;268:10425–10432.
  15. Mahesh B., Yim B., Robson D., Pillai R., Ratnatunga C., Pigott D. Does furosemide prevent renal dysfunction in high-risk cardiac surgical patients? Results of a double-blinded prospective randomised trial. Eur J Cardiothorac Surg 2008;33(3):370–376. DOI: 10.1016/j.ejcts.2007.12.030.
  16. Lindberg S., Pedersen S.H., Mogelvang R., Jensen J.S., Flyvbjerg A., Galatius S., Magnusson N.E. Prognostic utility of neutrophil gelatinase-associated lipocalin in predicting mortality and cardiovascular events in patients with ST-segment elevation myocardial infarction treated with primary percutaneous coronary intervention. J Am Coll Cardiol 2012;60(4):339–345. DOI: 10.1016/j.jacc.2012.04.017.
  17. Levey A.S., Stevens L.A., Schmid C.H., Zhang Y.L., Castro A.F., Feldman H.I., Kusek J.W., Eggers P., Van Lente F., Greene T., Coresh J. A new equation to estimate glomerular filtration rate. Ann Intern Med 2009;150(9):604–612.
  18. Chen T.H., Chang C.H., Lin C.Y., Jenq C.C., Chang M.Y., Tian Y.C., Hung C.C., Fang J.T., Yang C.W., Wen M.S., Lin F.C., Chen Y.C. Acute kidney injury biomarkers for patients in a coronary care unit: a prospective cohort study. PLoS One 2012;7(2):323–328. DOI: 10.1371/journal.pone.0032328.
  19. Bolignano D., Lacquaniti A., Coppolino G., Donato V., Campo S., Fazio M.R., Nicocia G., Buemi M. Neutrophil gelatinase-associated lipocalin (NGAL) and progression of chronic kidney disease. Clin J Am Soc Nephrol 2009;4(2):337–344. DOI: 10.2215/CJN.03530708.
  20. Menzorov M.V., Shutov A.M., Makeeva E.R., Mihajlova E.V., Parfenova E.A. The role of neutrophil gelatinase-associated lipocalin for the early prediction of acute kidney injury in patients with acute coronary syndrome. Fundamental'nye issledovanija 2013;9(4):698–702. Russian (Мензоров М.В., Шутов А.М., Макеева Е.Р., Михайлова Е.В., Парфенова Е.А. Роль липокалина, ассоциированного с желатиназой нейтрофилов, в раннем прогнозировании острого повреждения почек у больных острым коронарным синдромом. Фундаментальные исследования 2013;9(4):698–702).
  21. Velkov V.V., Reznikova O.I. Modern laboratory diagnostics of chronic and acute renal dysfunction: from the early stages to acute renal failure. Laboratornaja diagnostika 2010;4:59–65. Russian (Вельков В.В., Резникова О.И. Современная лабораторная диагностика ренальных патологий: от ранних стадий до острой почечной недостаточности. Лабораторна діагностика 2010;4:59–65).
  22. Haussler U., Wichert G., Schmid R.M., Keller F., Schneider G. Epidermal growth factor activates nuclear factor-κB in human proximal tubule cells. Am J Physiol Renal Physiol 2005;289(4):808–815.
  23. Shen S.J., Hu Z.X., Li Q.H., Wang S.M., Song C.J., Wu D.D., He J.L., Guan J.C., Shan J.P. Implications of the changes in serum NGAL and CYS-C in patients with chronic kidney disease. Nephrology (Carlton) 2014;19(3):129–135. DOI: 10.1111/nep.12203.
  24. Zografos T., Haliassos A., Korovesis S., Giazitzoglou E., Voridis E., Katritsis D. Association of neutrophil gelatinase-associated lipocalin with the severity of coronary artery disease. Am J Cardiol 2009;104(7):917–920. DOI: 10.1016/j.amjcard.2009.05.023.
  25. Choi K.M., Lee J.S., Kim E.J., Baik S.H., Seo H.S., Choi D.S., Oh D.J., Park C.G. Implication of lipocalin-2 and visfatin levels in patients with coronary heart disease. Eur J Endocrinol 2008;158(2):203–207. DOI: 10.1530/EJE-07-0633.
  26. Devarajan P. NGAL in acute kidney injury: from serendipity to utility. Am J Kidney Dis 2008;52(3):395–399. DOI: 10.1053/j.ajkd.2008.07.008.
  27. Seitz S., Rauh M., Gloeckler M., Cesnjevar R., Dittrich S., Koch A.M. Cystatin C and neutrophil gelatinase-associated lipocalin: biomarkers for acute kidney injury after congenital heart surgery. Swiss Med Wkly 2013;143:13744. DOI: 10.4414/smw.2013.13744.
  28. Hirsch R., Dent C., Pfriem H., Allen J., Beekman R.H. 3rd, Ma Q., Dastrala S., Bennett M., Mitsnefes M., Devarajan P. NGAL is an early predictive biomarker of contrast-induced nephropathy in children. Pediatr Nephrol 2007;22(12):2089–2095.
  29. Yndestad A., Landro L., Ueland T., Dahl C.P., Flo T.H., Vinge L.E., Espevik T., Froland S.S., Husberg C., Christensen G., Dickstein K., Kjekshus J., Oie E., Gullestad L., Aukrust P. Increased systemic and myocardial expression of neutrophil gelatinase-associated lipocalin in clinical and experimental heart failure. Eur Heart J 2009;30(10):1229–1236. DOI: 10.1093/eurheartj/ehp088.
  30. Yan L., Borregaard N., Kjeldsen L., Moses M.A. The high molecular weight urinary matrix metalloproteinase (MMP) activity is a complex of gelatinase B/MMP-9 and neutrophil gelatinase-associated lipocalin (NGAL). Modulation of MMP-9 activity by NGAL. J Biol Chem 2001;276(40):37258–37265. DOI: 10.1074/jbc.M106089200.
  31. Hemdahl A., Gabrielsen A., Zhu C., Eriksson P., Hedin U., Kastrup J., Thorén P., Hansson G.K. Expression of neutrophil gelatinase-associated lipocalin in atherosclerosis and myocardial infarction. Arteriosclerosis, Thrombosis, and Vascular Biology 2006;26(1):136–142.
  32. Daniels L.B., Barrett-Connor E., Clopton R., Laughlin G.A., Ix J.H., Maisel A.S. Plasma neutrophil gelatinase-associated lipocalin is independently associated with cardiovascular disease and mortality in community-dwelling older adults. J Am Coll Cardiol 2012;59(12):1101–1109. DOI: 10.1016/j.jacc.2011.11.046.
  33. Lindberg S., Pedersen S.H., Mogelvang R., Jensen J.S., Flyvbjerg A., Galatius S., Magnusson N.E. Prognostic utility of neutrophil gelatinase-associated lipocalin in predicting mortality and cardiovascular events in patients with ST-segment elevation myocardial infarction treated with primary percutaneous coronary intervention. J Am Coll Cardiol 2012;60(4):339–345. DOI: 10.1016/j.jacc.2012.04.017.

Об авторах / Для корреспонденции

Каретникова В.Н. - д.м.н., зав. лабораторией патологии кровообращения ФГБНУ НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово; проф. кафедры кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии ГБОУ ВПО КемГМА Минздрава РФ, Кемерово.
Барбараш О.Л. - д.м.н., проф., директор ФГБНУ НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово; зав. кафедрой кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии ГБОУ ВПО КемГМА Минздрава РФ, Кемерово.
Кашталап В.В. - д.м.н., зав. лабораторией патофизиологии мультифокального атеросклероза ФГБНУ НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово; доцент кафедры кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии ГБОУ ВПО КемГМА Минздрава РФ, Кемерово.
ФГБНУ НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово
Хрячкова О.Н. - мл.н.с. лаборатории клеточных технологий.
Калаева В.В. - врач кардиологического отделения.
Лаборатория патофизиологии мультифокального атеросклероза
Зыков М.В. - к.м.н., н.с. лаборатории.
Быкова И.С. - к.м.н., лаборант.
Шафранская К.С. - к.м.н., н.с. лаборатории.
E-mail: v_kash@mail.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь