Клиническое применение стресс-эхокардиографии

30.08.2019
6

Научно-исследовательский институт клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии» Минздрава России

Стресс-эхокардиография (стресс-ЭхоКГ) – один из основных методов выявления ишемии миокарда. Она имеет существенные преимущества перед нагрузочной пробой с электрокардиографией (ЭКГ) в диагностике ишемической болезни сердца (ИБС), а также обладает сходной с радионуклидными нагрузочными методами информативностью и прогностическим значением, отличаясь при этом существенно меньшей стоимостью и безопасностью для пациента и врача ввиду отсутствия лучевой нагрузки.

Стресс-эхокардиография (стресс-ЭхоКГ) представляет собой слияние двухмерной эхокардиографии с различными видами нагрузочных проб (физической, фармакологической или электрической стимуляцией) [1]. Это неинвазивный метод диагностики, позволяющий выявлять ишемию миокарда, определять бассейн пораженной коронарной артерии, оценивать жизнеспособность миокарда в зоне очагового повреждения и т.д. R. Tennant и C.J. Wiggers еще в 1935 г. показали, что окклюзия коронарной артерии немедленно приводит к возникновению нарушений локальной сократимости миокарда. Длительное снижение или полное прекращение коронарного кровотока приводит к развитию острого инфаркта миокарда [2]. Приблизительно в это же время A.M. Master разработал стандартный протокол оценки функциональной способности сердца в ответ на физическую нагрузку с одновременным мониторированием ЭКГ и гемодинамических параметров [3]. Таким образом, современная стресс-ЭхоКГ является соединением двух методик, каждой из которых более 60 лет.

Первые зарубежные и отечественные работы, изучающие изменение сократительной функции левого желудочка (ЛЖ) во время физической или фармакологической нагрузки, появились в конце 70-х гг. XX в. Исследования продемонстрировали высокую информативность метода в выявлении скрытой коронарной недостаточности. Однако на практике развитие этой методики затормозили многочисленные технические сложности, связанные с невозможностью у большого количества больных достичь необходимого качества визуализации структур сердца на фоне нагрузки [4, 5]. С появлением более совершенных ультразвуковых приборов, оснащенных цифровой системой анализа изображений с возможностью одновременного выведения на экран нескольких проекций сердца в режиме кинопетли, а также новых стресс-агентов и протоколов, открылись новые возможности для проведения нагрузочных проб. В настоящее время собран огромный объем данных по применению стресс-ЭхоКГ в крупномасштабных многоцентровых исследованиях, а также установлена безопасность и прогностическая ценность метода у тысяч больных, обследованных в реальных клинических условиях [6, 7].

К основным преимуществам стресс-ЭхоКГ относятся:

  • возможность получения изображений сердца в различных проекциях, визуализация каждого сегмента;
  • оценка результатов исследования в режиме реального времени с высоким пространственным разрешением;
  • мобильность современных ультразвуковых приборов;
  • безопасность исследования ввиду его неинвазивности и отсутствия ионизирующей радиации;
  • хорошая переносимость пробы больными, возможность ее многократного проведения;
  • сравнительно небольшая стоимость.

При этом, как и любой другой метод, нагрузочная ЭхоКГ имеет и свои недостатки:

  • сложность выполнения исследования у пациентов с плохим качеством визуализации структур сердца;
  • субъективность интерпретации полученных изображений;
  • высокая стоимость подготовки квалифицированного специалиста [10]. Так, специалист, выполняющий нагрузочную ЭхоКГ, должен иметь большой опыт выполнения трансторакальной ЭхоКГ (не менее 300 самостоятельных исследований), провести под контролем супервайзера 50–100 стресс-ЭхоКГ, а также в дальнейшем выполнять не менее 100 исследований в год. Кроме того, такой врач должен владеть навыками неотложной помощи [11].

Наиболее частым показаниями для проведения стресс-ЭхоКГ являются:

  • диагностика ишемической болезни сердца (ИБС);
  • выявление бассейна пораженной артерии;
  • оценка прогноза и стратификация риска ...

Список литературы

1. Feigenbaum H. Stress echocardiography: an overview. Herz. 1991; 16:347–54.

2. Tennant R., Wiggers C.J. The effects of coronary occlusion on myocardial contraction. Am J Physiol. 1935; 112: 351–61.

3. Rosenfeld I., Master A.M. Recording the Electrocardiogram during the performance of the master two-step test. Circulation. 1964; 29: 204–11.

4. Wann L.S., Faris J.V., Childress R.H., Dillon J.C., Weyman A.E., Feigenbaum H. Exercise cross-sectional echocardiography in ischaemic heart disease. Circulation. 1979; 60:1300–08.

5. Armstrong W.F.: stress echocardiography: inroduction, history, and methods. Prog. Card. Dis. 1997; 39(6): 499–522.

6. Picano E., Mathias W.Jr, Pingitore A., Bigi R., Previtali M. Safety and tolerability of dobutamine–atropine stress echocardiography: a prospective, multicenter study. Echo Dobutamine International Cooperative Study Group. Lancet. 1994; 344:1190–92.

7. Picano E., Sicari R., Landi P., Cortigiani L., Bigi R., Coletta C. et al. Prognostic value of myocardial viability in medically treated patients with global left ventricular dysfunction early after an acute uncomplicated myocardial infarction: a dobutamine stress echocardiographic study. Circulation. 1998; 98: 1078–84.

8. Picano E. Informed consent in radiological and nuclear medicine examinations. How to escape from a communication Inferno. Education and debate. BMJ. 2004; 329: 578–80.

9. Picano E. Stress echocardiography: a historical perspective. Special article. Am J Med. 2003; 114: 126–30.

10. John S. Gottdiener. Overview of stress echocardiography: uses, advantages, and limitations. Progress in cardiovascular diseases. 2001; 43(4): 315–34.

11. Sicari R., Nihoyannopoulos P., Evangelista A. et al. Stress echocardiography expert consensus statement: European Association of Echocardiography (EAE) (a registered branch of the ESC). European Journal of Echocardiography. 2008; 9(4): 415–437.

12. Lancellotti P., Pellikka P.A. et al. The clinical use of stress echocardiography in non-ischaemic heart disease: recommendations from the European Association of Cardiovascular Imaging and the American Society of Echocardiography. J Am Soc Echocardiogr. 2017; 30: 101–38.

13. Marwick T.H., Nemec J.J., Pashkow F.J. et al. Accuracy and limitations of exercise echocardiography in a routine clinical setting. J. Am. Coll. Cardiol. 1992; 19: 74–81.

14. Geleijnse M.L., Fioretti P.M., Roelandt J.R. Methodology, feasibility, safety and diagnostic accuracy of dobutamine stress echocardiography. J Am Coll Cardiol. 1997; 30: 595–606.

15. Picano E. Dipyridamole-echocardiography test: historical background and physiologic basis. Eur Heart J. 1989; 10: 365–76.

16. Marcovitz P.A., Shayna V., Horn R.A. et al. The value of dobutamine stress echocardiography in determining the prognosis of patients with known or suspected coronary disease. Am. J. Cardiol. 1996; 78: 404–08.

17. Dagianti A., Penco M., Agati L., Sciomer S., Dagianti A., Rosanio S., Fedele F. Stress echocardiography: comparison of exercise, dipyridamole and dobutamine in detecting and predicting the extent of coronary artery disease. J Am Coll Cardiol. 1995; 26(1): 18–25.

18. Cerqueira M.D., Weissman N.J., Dilsizian V., Jacobs A.K., Kaul S., Laskey W.K. et al. American Heart Association Writing Group on Myocardial Segmentation and Registration for Cardiac Imaging. Standardized myocardial segmentation and nomenclature for tomographic imaging of the heart: a statement for healthcare professionals from the Cardiac Imaging Committee of the Council on Clinical Cardiology of the American Heart Association. Circulation. 2002; 105: 539–42.

19. Grayburn P.A., Mulvagh Crouse L. Left ventricular opacification at rest and during stress. Am J Cardiol. 2002; 90(suppl): 21J–27J.

20. Thomas R. Porter et al. Guidelines for the Cardiac Sonographer in the Performance of Contrast Echocardiography: A Focused Update from the American Society of Echocardiography. 2014; 27(8): 797–810.

21. Хie F., Dodla S., O’Leary E., Porter T.R. Detection of subendocardial ischemia in the left anterior descending coronary artery territory with real-time myocardial contrast echocardiography during dobutamine stress echocardiography. JACC Cardiovasc Img 2008; 1: 271–78.

22. Thomas R. Porter, Sharon L. Mulvagh et al. Clinical applications of ultrasonic enhancing agents in echocardiography: 2018 American Society of Echocardiography Guidelines Update. Journal of the American Society of Echocardiography. 2018; 31(3); 241–74.

23. Senior R., Becher H., Monaghan M., Agati L. et al. Clinical practice of contrast echocardiography: recommendation by the European Association of Cardiovascular Imaging (EACVI) 2017. European Heart Journal – Cardiovascular Imaging. 2017; 18(11): 1205–1205af.

24. Montalescot G., Sechtem U., Achenbach S. et al. 2013 ESC guidelines on the management of stable coronary artery disease: the Task Force on the management of stable coronary artery disease of the European Society of Cardiology. European Heart Journal. 2013; 34(38): 2949–3003.

25. Gibbons R.J. Noninvasive diagnosis and prognosis assessment in chronic coronary artery disease: stress testing with and without imaging perspective. Circ Cardiovasc Imaging. 2008; 1: 257–69.

26. Gibbons R.J., Abrams J., Chatterjee K. et al. American College of Cardiology; American Heart Association Task Force on Practice Guidelines. Committee on the management of patients with chronic stable angina. ACC/AHA 2002 guideline update for the management of patients with chronic stable angina: a report of the American College of Cardiology/American Heart Association Task Force on Practice Guidelines (Committee to Update the 1999 Guidelines for the management of Patients With Chronic Stable Angina). Circulation. 2003; 107: 149–58.

27. Shaw L.J., Marwick T.H., Berman D.S. et al. Incremental cost-effectiveness of exercise echocardiography vs. SPECT imaging for the evaluation of stable chest pain. Eur Heart J. 2006; 27: 2448–58.

28. Metz L.D., Beattie M., Hom R. et al. The prognostic value of normal exercise myocardial perfusion imaging and exercise echocardiography: a meta-analysis. J Am Coll Cardiol. 2007; 49: 227–37.

29. Geleijnse M.L., Elhendy A. Can stress echocardiography compete with perfusion scintigraphy in the detection of coronary artery disease and cardiac risk assessment? Eur J Echocardiogr. 2000; 1: 12–21.

Об авторах / Для корреспонденции

Марина Абдулатиповна Саидова, д.м.н., профессор, руководитель отдела ультразвуковых методов исследования НИИ клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова ФГБУ «НМИЦ кардиологии» Минздрава России. Адрес: 121552, Москва, 3-я Черепковская ул., д. 15А. Тел.: 8 (495) 150-44-19; 8 (800) 707-44-19. E-mail: m.saidova@gmail.com
Виктор Николаевич Шитов, врач ультразвуковой диагностики, м.н.с. отдела ультразвуковых методов исследования НИИ клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова ФГБУ «НМИЦ кардиологии» Минздрава России.
Адрес: 121552, Москва, 3-я Черепковская ул., д. 15А. Тел.: 8 (495) 150-44-19; 8 (800) 707-44-19.
Лина Салимовна Атабаева, врач ультразвуковой диагностики НИИ клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова ФГБУ «НМИЦ кардиологии» Минздрава России. Адрес: 121552, Москва, 3-я Черепковская ул., д. 15А. Тел.: 8 (495) 150-44-19; 8 (800) 707-44-19.

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь