Клинико-анамнестические факторы риска развития преэклампсии у беременных

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.6.39-44

27.06.2016
758

ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздрава России, Москва; Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, факультет фундаментальной медицины, Россия

Цель исследования. Создание прогностической математической модели для расчета индивидуального риска развития преэклампсии (ПЭ) на основании клинико-анамнестических данных.
Материал и методы. Проведено ретроспективное исследование случай-контроль, в которое вошли 320 женщин. Основную группу составили 160 пациенток с ПЭ. Контрольная группа была сформирована методом подбора пар по 2 признакам: место проживания (городская/сельская местность) и социальному статусу (уровень дохода), ее численность также составила 160 женщин. Проведен анализ анамнестических факторов риска развития ПЭ в целом, а также отдельно ранней (наступившей до 34 недели беременности) и поздней ПЭ (наступившей начиная с 34 недели беременности). Для построения модели прогноза ПЭ с расчетом индивидуального риска использовался многофакторный анализ (логистическая регрессия).
Результаты. Факторами риска развития ПЭ являются возраст пациенток и наличие хронической артериальной гипертензии. Причем для ранней ПЭ единственно доказанным предиктором является хроническая артериальная гипертензия (в 3,7 раза чаще), а для поздней – возраст женщины старше 36 лет (в 2 раза чаще). Построена модель расчета индивидуального риска развития ПЭ на основании клинико-анамнестических данных.
Заключение. Различные факторы риска для разных форм ПЭ могут свидетельствовать о разном генезе данных состояний. Для ранней ПЭ характерно раннее поражение сосудистого русла, что доказывает больший риск ее возникновения у пациенток с сосудистой патологией (артериальная гипертензия). Для поздней ПЭ возможно вторичное нарушение плацентарного кровотока на поздних сроках гестации. Возможным триггерным механизмом развития поздней ПЭ является нарушение иммунологической толерантности, вследствие чего развивается системный воспалительный ответ. Отягощенный соматический и акушерский анамнез, связанный со старшим возрастом пациенток, может вносить ощутимый вклад в развитие этих патологических процессов.

По классическим представлениям, развитие преэклампсии (ПЭ) происходит в две стадии [1, 2]. На первом этапе возникает нарушение плацентации, включающее неполную инвазию трофобласта в децидуальную оболочку матки и нарушение ремоделирования маточных спиральных артерий. В результате нарушается перфузия плаценты, в ней возникает гипоксия и окислительный стресс [3].

Вторая стадия заболевания характеризуется клиническими проявлениями в виде артериальной гипертензии, протеинурии, отеков, которые обусловлены повреждением эндотелия и системным воспалением [3–5]. Несмотря на активное изучение патофизиологических процессов, связанных с ПЭ, до сих нет однозначных представлений об этиологии этого заболевания. Неизвестно, что в патогенезе ПЭ является причиной, а что – следствием. Существуют различные версии того, какие факторы могут связывать первую и вторую стадию патогенеза заболевания. Не исключено, что в разных случаях действительно имеют место различные механизмы [6–8].

Поиски фенотипически и патогенетически различных форм ПЭ продолжаются, в том числе с использованием современных биоинформатических методов исследования, позволяющих оценивать большие объемы данных [8–11].

В рамках представлений о ранней и поздней ПЭ, как о разных заболеваниях, особый интерес представляет изучение их факторов риска и особенностей клинического течения, а также поиск возможностей прогнозирования развития ПЭ на ранних этапах беременности.

Цель исследования создание прогностической модели индивидуального риска развития ПЭ на основании клинико-анамнестических данных.

Материал и методы исследования

Работа выполнялась на базе ФГБУ НЦАГиП им. В.И. Кулакова Минздрава России. В исследование были включены 320 женщин. В группу 1 (основную) вошли 160 пациенток с ПЭ, среди которых было 48 с ранней ПЭ (1.1) и 112 – с поздней ПЭ (1.2). Контрольная группа (n=160) пациенток была сформирована методом подбора.

Диагноз ПЭ устанавливался в соответствии с критериями указанными в Федеральных клинических рекомендациях РОАГ «Гипертензивные расстройства во время беременности, в родах и послеродовом периоде. Преэклампсия. Эклампсия» [12].

Критериями включения в исследование являлись одноплодная беременность, отсутствие резус-конфликта в текущей беременности, использования донорской яйцеклетки, онкологических заболеваний, трансплантации внутренних органов в анамнезе, а также наличие информированного согласия на включение в исследование.

Все женщины были обследованы в соответствии с приказом Минздрава России от 12 ноября 2012 г. № 572н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология» (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)». Проведено ретроспективное исследование случай-контроль.

Конечной точкой исследования являлось корректированное отношение шансов (ОШкор) ра...

Список литературы

1. Redman C.W.G., Sargent I.L. Placental stress and pre-eclampsia: a revised view. Placenta. 2009; 30(Suppl.A): S38-42.

2. Cronqvist T., Salje K., Familari M., Guller S., Schneider H., Gardiner C. et al. Syncytiotrophoblast vesicles show altered micro-RNA and haemoglobin content after ex-vivo perfusion of placentas with haemoglobin to mimic preeclampsia. PLoS One. 2014; 9(2): e90020.

3. Hansson S.R., Nääv Å., Erlandsson L. Oxidative stress in preeclampsia and the role of free fetal hemoglobin. Front. Physiol. 2015; 5: 516.

4. Roberts J.M., Hubel C.A. The two stage model of preeclampsia: variations on the theme. Placenta. 2009; 30(Suppl.A): S32-7.

5. Myatt L., Roberts J.M. Preeclampsia: syndrome or disease? Curr. Hypertens. Rep. 2015; 17(11): 83.

6. Von Dadelszen P., Magee L.A., Roberts J.M. Subclassification of preeclampsia. Hypertens. Pregnancy. 2003; 22(2): 143-8.

7. Huppertz B. Placental origins of preeclampsia: challenging the current hypothesis. Hypertension. 2008; 51(4): 970-5.

8. Irgens H.U., Reisaeter L., Irgens L.M., Lie R.T. Long term mortality of mothers and fathers after pre-eclampsia: population based cohort study. BMJ. 2001; 323(7323): 1213-7.

9. Mongraw-Chaffin M.L., Cirillo P.M., Cohn B.A. Preeclampsia and cardiovascular disease death: prospective evidence from the child health and development studies cohort. Hypertension. 2010; 56(1): 166-71.

10. Nelson D.B., Ziadie M.S., McIntire D.D., Rogers B.B., Leveno K.J. Placental pathology suggesting that preeclampsia is more than one disease. Am. J. Obstet Gynecol. 2014; 210(1): 66. e1-7.

11. Stark M.W., Clark L., Craver R.D. Histologic differences in placentas of preeclamptic/eclamptic gestations by birthweight, placental weight, and time of onset. Pediatr. Dev. Pathol. 2014; 17(3): 181-9.

12. Российское общество акушеров-гинекологов. Федеральные клинические рекомендации. Гипертензивные расстройства во время беременности, в родах и послеродовом периоде. Преэклампсия. Эклампсия. М.: ФГБУ «Научный Центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Министерства здравоохранения Российской Федерации; 2013. 85с.

13. The American College of Obstetricians Gynecologists. Guidelines: Hypertension in pregnancy. ACOG; 2012. 100p.

14. Lisonkova S., Joseph K.S. Incidence of preeclampsia: risk factors and outcomes associated with early-versus late-onset disease. Am. J. Obstet. Gynecol. 2013; 209(6): 544. e1-544. e12.

15. Hoirisch-Clapauch S., Benchimol-Barbosa P.R. Markers of insulin resistance and sedentary lifestyle are predictors of preeclampsia in women with adverse obstetric results. Braz. J. Med. Biol. Res. 2011; 44(12): 1285-90.

16. Goetzinger K.R., Tuuli M.G., Cahill A.G., Macones G.A., Odibo A.O. Development and validation of a risk factor scoring system for first-trimester prediction of preeclampsia. Am. J. Perinatol. 2014; 31(12): 1049-56.

17. Myatt L., Clifton R.G., Roberts J.M., Catherine Y., Hauth J.C. et al. First-trimester prediction of preeclampsia in low-risk nulliparous women. Obstet. Gynecol. 2013; 119(6): 1234-42.

18. Wright D., Syngelaki A., Akolekar R., Poon L.C., Nicolaides K.H., O’Gorman N. et al. Competing risks model in screening for preeclampsia by maternal factors and biomarkers at 11-13 weeks’ gestation. Am. J. Obstet. Gynecol. 2015; 213(1): 62. e1-10.

19. Yliniemi A., Makikallio K., Korpimaki T., Kouru H., Marttala J., Ryynanen M. Combination of PAPPA, fhCGbeta, AFP, PlGF, sTNFR1, and maternal characteristics in prediction of early-onset preeclampsia. Clin. Med. Insights Reprod. Health. 2015; 9: 13-20.

20. The American College of Obstetricians Gynecologists. Committee Opinion No. 638: First-trimester risk assessment for early-onset preeclampsia. Obstet. Gynecol. 2015; 126(3): e25-7.

Поступила 20.11.2015

Принята в печать 27.11.2015

Об авторах / Для корреспонденции

Кан Наталья Енкыновна, д.м.н., зав. акушерским обсервационным отделением ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (926) 220-86-55. E-mail: kan-med@mail.ru
Беднягин Лев Александрович, студент факультета фундаментальной медицины МГУ им. М.В. Ломоносова. Адрес: 119991, Россия, Москва, Ленинские горы, д. 1. Телефон: 8 (926) 556-86-41. E-mail: levbed@mail.ru
Долгушина Наталия Витальевна, д.м.н., руководитель службы научно-организационного ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-49-77. E-mail: n_dolgushina@oparina4.ru
Тютюнник Виктор Леонидович, д.м.н., зав. акушерским физиологическим отделением ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-09-88. E-mail: tioutiounnik@mail.ru
Ховхаева Петимат Ахмедовна, аспирант ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (903) 724-41-44. E-mail: p_hovhaeva@oparina4.ru
Сергунина Ольга Александровна, врач акушер-гинеколог акушерского обсервационного отделения ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-09-88. E-mail: o_sergunina@ oparina4.ru
Тютюнник Наталия Викторовна, клинический ординатор ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-09-88. E-mail: tysia07@bk.ru
Амирасланов Эльрад Юсифович, к.м.н., научный сотрудник акушерского обсервационного отделения ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-09-88. E-mail: e_amiraslanov@oparina4.ru

Для цитирования: Кан Н.Е., Беднягин Л.А., Долгушина Н.В., Тютюнник В.Л., Ховхаева П.А., Сергунина О.А., Тютюнник Н.В., Амирасланов Э.Ю. Клинико-анамнестические факторы риска развития преэклампсии у беременных. Акушерство и гинекология. 2016; 6: 39-44.
http://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.6.39-44

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь