Клинико-морфологические особенности лейомиомы тела матки у женщин репродуктивного возраста после ранее перенесенной эмболизации маточных артерий, фокусированной ультразвуковой аблации под контролем МРТ и миомэктомии

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.6.94-101

27.06.2016
654

ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздрава России, Москва; ГБОУ ВПО Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова
В связи с внедрением новых методик лечения, таких как эмболизация маточных артерий (ЭМА), фокусированная ультразвуковая аблация под контролем МРТ (ФУЗ-МРТ), с целью оценки их эффективности, исследователей интересует влияние вышеописанных методик на структурные и молекулярно-биологические особенности миоматозных узлов. Цель исследования. Изучение клинико-морфологических и иммуногистохимических особенностей лейомиомы тела матки у женщин репродуктивного возраста после ранее перенесенной ЭМА, ФУЗ-МРТ аблации миомы и миомэктомии. Материал и методы. В исследование вошли 85 женщин репродуктивного возраста с миомой матки, нуждающиеся в оперативном лечении. Материал был получен от 29 пациенток после ранее перенесенной ЭМА (I группа), от 26 пациенток после ранее перенесенной ФУЗ-МРТ аблации (II группа) и от 30 пациенток, после ранее проведенной миомэктомии (III группа). Возраст женщин в группах сравнения находился в диапазоне от 22 до 45 лет, средний возраст составил 36,2±5,2 года. Гистологическое и иммуногистохимическое исследование выполняли на операционном материале миоматозных узлов, полученных в ходе органосохраняющих миомэктомий в фазу секреции. Проводилась оценка экспрессии маркеров VEGF, HIF-1, IGFR-1, Casp3, Ki67. Результаты. Экспрессия VEGF в I группе составила 2,7 балла в эндотелии, 1,7 балла – в гладкомышечных клетках; в II группе – 1,8 балла в эндотелии, 0,3 балла – в гладкомышечных клетка; в III группе – 3,5 балла в эндотелии, 2,0 балла – в гладкомышечных клетках. В нашем исследовании экспрессия HIF-1 была значительно больше в группе после ЭМА – 10,1%, находилась на среднем уровне в группе после миомэктомии – 5,0% и была очень низкой в группе после ФУЗ-МРТ аблации – 0,26%, что было статистически значимым, р<0,05. IGFR-1 выявлялся в цитоплазме гладкомышечных клеток лейомиоцитов, в I группе экспрессия IGFR составила 1,5 балла, во II группе – 3,6 балла, в III группе – 2,7 балла, р<0,05. Максимальная его экспрессия была выявлена во II группе. Показатели экспрессии Ki 67 как процесса пролиферации были сопоставимы с уровнем апоптоза в клетках на основании полученных данных по Casp3, что позволяет судить об относительном равновесии процессов пролиферации и апоптоза. Заключение. Проведенная нами клинико-морфологическая оценка состояния лейомиомы после проведенного лечения методом ЭМА, ФУЗ-МРТ аблации и миомэктомии свидетельствует об определенных молекулярно-биологических механизмах развития миомы, а также экспрессии факторов роста в лейомиоцитах, в зависимости от оказанного ранее лечебного воздействия. Кроме того, удалось установить предполагаемые причины роста миоматозных узлов.

Проблема изучения патогенеза миомы матки не теряет актуальность уже в течение многих лет. Ее распространенность среди женщин репродуктивного возраста, по данным многих авторов, колеблется от 10% до 30% относительно всех гинекологических заболеваний. Кроме того, миома матки занимает лидирующее место по частоте встречаемости среди опухолей женской половой сферы [1–4].

Лейомиома является доброкачественной, хорошо ограниченной, капсулированной опухолью, которая развивается из мезенхимальной гладкомышечной ткани и имеет моноклональное происхождение [5].

Один из патогенетических аспектов роста лейомиомы заключаются в процессах неоангиогенеза, регуляция которого происходит под воздействием ангиогенных факторов, как ингибиторов, так и активаторов этого процесса. В растущих миоматозных узлах выявляют повышенную скорость аэробного и анаэробного гликолиза, высокий уровень пролиферации в лейомиоцитах, увеличение экспрессии факторов роста и ингибиторов апоптоза [6]. Рост лейомиомы, как и любой другой опухоли, зависит от баланса между процессами пролиферации и апоптоза и может быть как результатом повышения пролиферации, так и уменьшения скорости гибели клеток путем апоптоза [6–8].

В настоящее время продолжается дискуссия относительно лучшего способа лечения лейомиомы тела матки у женщин репродуктивного возраста. Современная тактика ведения больных с миомой матки включает наблюдение, медикаментозную терапию, различные методы хирургического воздействия (миомэктомия, гистерэктомия), а также альтернативные методы лечения. К последним относят эмболизацию маточных артерий (ЭМА) и фокусированную ультразвуковую аблацию под контролем магнитно-резонансной томографии (ФУЗ-МРТ аблация). Метод ЭМА заключается во введении эмболизирующего вещества в ветви маточной артерии, кровоснабжающие миоматозный узел, при помощи специального проводника через доступ в бедренной артерии. При проведении ФУЗ-МРТ аблации происходит облучение, и как следствие нагревание миоматозного узла фокусированным ультразвуком, процедура проводится под контролем МРТ. Следствием первой методики является развитие ишемического некроза миоматозных узлов, а второй – развитие коагуляционного некроза. В связи с внедрением новых методик лечения, а также с целью оценки их эффективности, исследователей интересует влияние вышеописанных методик на структурные и молекулярно-биологические особенности миоматозных узлов.

Целью нашего исследования стало изучение клинико-морфологических и иммуногистохимических особенностей лейомиомы тела матки у женщин репродуктивного возраста после ранее перенесенной ЭМА, ФУЗ-МРТ аблации миомы и миомэктомии.

Материал и методы исследования

На базе ФГБУ НЦАГиП им. В.И. Кулакова в период с 2012 по 2015 гг. было проведено комплексное клинико-морфологическое исследование. В исследование вошли 85 женщин в возрасте от 22 до 45 лет, средний возраст составил 36,2±5,2 года. I группу составили 29 пациенток после ранее перенесенной ЭМА, II группу – 26 пациенток после ранее перенесенной ФУЗ-МРТ аблации и III группу – 30 пациенток после ранее проведенной миомэктомии. Гистологическое и иммуногистохимическое исследование выполняли на операционном материале миоматозных узлов, полученных в ходе органосохраняющих миомэктомий в фазу секреции. Лапароскопические и лапаротомические миомэктомии выполняли по стандартным методикам в отделении оперативной гинекологии с последующей оценкой ситуации в зоне оперативного вмешательства и послеоперационного течения.

В исследование были включены пациентки с множественной лейомиомой тела матки, общие размеры соответствовали сроку беременности от 7 до 26 недель. Наиболее часто размеры матки соответствовали 7–10 неделям – 8 (27,5%) в I группе, 10 (38,5%) – во II группе, 15 (50,0%) – в III группе.

От каждой пациентки брали от 3 до 7 образцов ткани лейомиомы, материал фиксировали в 10% растворе нейтрального формалина и по общепринятой методике заливали в парафин. Далее проводили окрашивание гистологических срезов гематоксилином и эозином. Для иммуногистохимического исследования готовили парафиновые срезы толщиной 4 мкм, которые наносили на высоко адгезивные стекла и держали в термостате при температуре 37°С в течение 18 часов. Проводили стандартное иммуногистохимическое исследование (Daco protocols) с термической демаскировкой антигенов. В исследовании использовались антитела к Ki-67 (clone MIB-1, Dako, Denmark, 1:100), сосудисто-эндотелиальному фактору роста (VEGF) (clone ab1316, 1:100, Abcam), инсулиноподобному фактору роста (IGFR-1) (polyclonal rabbit antibody, 1:600, GeneTex), фактору, индуцируемому гипоксией (HIF1alpha) (clone EP215Y, rabbit monoclonal antibody, 1:300, GeneTex), Caspase 3 (clo...

Список литературы

1. Donnez J., Dolmans M. With the advent of selective progesterone receptor modulators, what is the place of myoma surgery in current practice? Fertil. Steril. 2014; 102(3): 640-8.

2. Стрижаков А.Н., Давыдов А.И., Пашков В.М., Лебедев В.А. Доброкачественные заболевания матки. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2011. 281с.

3.Адамян Л.В., Сонова М.М., Шамугия Н.М. Опыт применения селективных модуляторов рецепторов прогестерона в лечении миомы матки (обзор литературы). Проблемы репродукции. 2014; 20(4): 34-8.

4. Адамян Л.В., Зайратьянц О.В., Тихомиров А.Л., Манухин И.Б., Опаленов К.В., Казенашев З., Алиева Т.Д. Антипролиферативное и проапоптотическое действие селективного модулятора рецепторов прогестерона улипристала на лейомиому матки in vivo. Проблемы репродукции. 2014; 20(3): 41-4.

5. Тихомиров А.Л. Миома матки. Патогенетическое обоснование органосохраняющего лечения. Монография. М.; 2013. 320с.

6. Ибрагимова Д.М., Доброхотова Ю.Э. Спорные вопросы патогенеза миомы матки и лечения больных с этим заболеванием. Российский вестник акушера-гинеколога. 2011; 11(2): 37-43.

7. Бурлев В.А. Локальный и системный ангиогенез у больных с миомой матки. Проблемы репродукции. 2007; 13(1): 26-33

8. Сидорова И.С., Коган Е.А., Унанян А.Л. Клинико-морфологические параллели и молекулярные механизмы стромально-паренхиматозных взаимоотношений при миоме матки. Молекулярная медицина. 2009; 1: 9-15.

9. Чехонин В.П., Шеин С.А., Корчагина А.А., Гурина О.И. Роль VEGF в развитии неопластического ангиогенеза. Вестник Российской академии медицинских наук. 2012; 67(2): 23-34.

10. Uluer E.T., Inan S., Ozbilgin K., Karaca F., Dicle N., Sanc M. The role of hypoxia related angiogenesis in uterine smooth muscle tumors. Biotech. Histochem. 2015; 90(2): 102-10.

11. Корчагина А.А., Шеин С.А., Гурина О.И., Чехонин В.П. Роль рецепторов VEGFR в неопластическом ангиогенезе и перспективы терапии опухолей мозга. Вестник Российской академии медицинских наук. 2013; 68(11): 104-14.

12. Mayer A ., Hoeckel M., von Wallbrunn A., Horn L.C., Wree A., Vaupel P. HIF-mediated hypoxic response is missing in severely hypoxic uterine leiomyomas. Adv. Exp. Med. Biol. 2010; 662: 399-405.

13. Tal R., Segars J.H. The role of angiogenic factors in fibroid pathogenesis: potential implications for future therapy. Hum. Reprod. Update. 2014; 20(2): 194-216.

14. Takeda T., Osuga K., Morishige K., Tasaka K., Nakamura H., Murata Y. Changes of plasma vascular endothelial growth factor level after uterine artery embolisation for leiomyomata. BJOG. 2005 ;112(10): 1437-9.

15. Yu L., Moore A.B., Dixon D. Receptor tyrosine kinases and their hormonal regulation in uterine leiomyoma. Semin. Reprod. Med. 2010; 28(3): 250-9.

16. Cheng Z.P., Tao X., Gong J., Dai H., Hu L.P., Yang W.H. Early-stage morphological observations of myoma and myometrium after laparoscopic uterine artery occlusion treatment. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2009; 145(1): 113-6.

Поступила 22.01.2016

Принята в печать 29.01.2016

Об авторах / Для корреспонденции

Поротикова Ирина Евгеньевна, аспирант отделения оперативной гинекологии ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (916) 083-53-73, 8 (495) 438-77-83. E-mail: irinaevgdoc@gmail.com
Демура Татьяна Александровна, д.м.н., профессор кафедры патологической анатомии им. акад. А.И. Струкова, ГБОУ ВПО Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова. Адрес: 119048, Россия, Москва, ул. Трубецкая, д. 8, стр. 1. Телефон: 8 (495) 622-95-54. E-mail: demura-t@yandex.ru
Адамян Лейла Владимировна, академик РАН, д.м.н., профессор, заслуженный деятель науки РФ, зам. директора по науке, руководитель отделения оперативной гинекологии ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России; зав. кафедрой репродуктивной медицины и хирургии ФПДО МГМСУ, главный внештатный специалист Минздрава России по акушерству-гинекологии. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-77-83. E-mail: adamyanleila@gmail.com
Гаврилова Татьяна Юрьевна, д.м.н., врач акушер-гинеколог отделения оперативной гинекологии ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-77-83. E-mail: gavrilova71@mail.ru

Для цитирования: Поротикова И.Е., Демура Т.А., Адамян Л.В., Гаврилова Т.Ю. Клинико-морфологические особенности лейомиомы тела матки у женщин репродуктивного возраста после ранее перенесенной эмболизации маточных артерий, фокусированной ультразвуковой аблации под контролем МРТ и миомэктомии. Акушерство и гинекология. 2016; 6: 94-101.
http://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.6.94-101

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь