Клинико-патогенетические особенности ранней и поздней преэклампсии

31.01.2015
990

ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздрава России, Москва

Цель исследования. Выявление клинико-патогенетических различий ранней и поздней преэклампсии (ПЭ) на основании комплексного обследования беременных с учетом морфологической и иммуногистохимической характеристики плацентарной площадки.
Материал и методы. В исследование были включены 150 пациенток в возрасте от 18 до 43 лет, которые были разделены на 3 группы (беременные с ранней и поздней тяжелой ПЭ, контрольная группа), а также было проведено морфологическое и иммуногистохимическое исследование ткани плацентарной площадки (ПП).
Результаты. Выявлены различия в клинической картине, морфологических и иммуногистохимических особенностях ПП при ранней и поздней ПЭ, которые подтверждают гетерогенность этого мультисистемного расстройства, определяют различные патогенетические пути и различные исходы беременности при ранней и поздней ПЭ.
Заключение. Данные проведенного исследования подтверждают необходимость и обоснованность деления на раннюю и позднюю формы ПЭ вследствие различных клинико-патогенетических механизмов формирования, следовательно, различных исходов беременности для матери и плода; поиска диагностических маркеров заболевания и персонифицированных лечебных подходов.

Преэклампсия (ПЭ) осложняет 2–8% беременностей и продолжает оставаться одной из ведущих причин материнской и перинатальной смертности и заболеваемости [1]. В научных работах последних десятилетий, приводятся доказательства в поддержку гипотезы о существовании двух фенотипов ПЭ в зависимости от дебюта заболевания: с ранним началом (до 34 недель) и поздним началом (после 34 недель) [2–5]. Последние научные обзоры, основанные на убедительных исследованиях, доказывают необходимость разделения на раннюю и позднюю ПЭ и даже рассматривают возможность данного мультисистемного расстройства вне связи с гестационным процессом [6–8].

Ранняя ПЭ – наиболее тяжелый клинический вариант течения заболевания, встречается в 5–20% случаев всех ПЭ, ассоциируется с задержкой роста плода (ЗРП), патологическим плодово-маточным кровотоком по данным ультразвуковой (УЗ) допплерометрии, малым размером плаценты к моменту родов, более высокой частотой индуцированных преждевременных родов, неонатальной заболеваемости и смертности [9]. Развитие ранней ПЭ связано с нарушением инвазии трофобласта, незавершенной трансформацией спиральных маточных артерий, дезадаптацией иммунной системы, повышением уровня маркеров эндотелиальной дисфункции [10, 11].

Поздняя ПЭ составляет 75–80% всех случаев ПЭ, связана с материнской заболеваемостью (метаболическим синдромом, нарушением толерантности к глюкозе, ожирением, дислипидемией, хронической артериальной гипертензией) и ассоциирована с нормальным кровотоком при УЗ-допплерометрии маточных артерий, нормальной массой тела новорожденного при рождении, нормальным объемом плаценты [9, 12].

Плацентарная площадка (ПП) изучена в единичных работах, в которых не сопоставлялись ранняя и поздняя формы ПЭ [11, 13, 14]. Вместе с тем уровень современных знаний требует углубленных исследований в этом направлении.

Цель исследования: выявление клинико-патогенетических различий ранней и поздней ПЭ на основании комплексного обследования беременных с учетом морфологической и иммуногистохимической характеристики ПП.

Материал и методы исследования

Проведен анализ клинико-анамнестических данных 150 беременных, которые были разделены на 3 группы: I группу составили 50 пациенток с ранней ПЭ, II группа – 50 пациенток с поздней ПЭ, III группа (контрольная) состояла из 50 соматически здоровых пациенток с неотягощенным акушерско-гинекологическим анамнезом и физиологическим течением данной беременности. Гистологическое и иммуногистохимическое исследования проводилось у 15 пациенток в каждой группе.

Критериями включения в I и II группы были одноплодная, самопроизвольно наступившая беременность, осложнившаяся развитием тяжелой ПЭ, согласно критериям ВОЗ, согласие женщины на участие в исследовании и разрешение локального этического комитета. Критериями включения в III группу контроля были одноплодная спонтанная и физиологически протекавшая беременность, согласие женщины на участие в исследовании. Критериями исключения из исследования были другие гипертензивные расстройства во время беременности, многоплодная беременность, беременность, наступившая в результате вспомогательных репродуктивных технологий, наличие врожденных пороков развития плода, тяжелая соматическая патология у беременной. Все пациенты были родоразрешены путем операции кесарева сечения (критерий включения в исследование).

Получение образцов ткани ПП производилось во время операции кесарева сечения. Образцы ПП были взяты из участка имплантации после отхождения плаценты под непосредственным визуальным контролем. Гистологическое подтверждение того, что биопсийный материал взят из плацентарного ложа, основывалось на наличии вневорсинчатого трофобласта, приросших ворсинок хориона, измененных ремоделированных артерий. Материалы биоптатов фиксировали в 10% нейтральном формалине в течение 24 часов.

После обработки образцов по стандартной унифицированной методике их заливали в парафин. Срезы толщиной 4 мкм готовили на роторных микротомах и окрашивали гематоксилином и эозином. Подсчитывался процент ремоделированных и неремоделированных измененных склерозированных сосудов в эндометрии и миометриии. Иммуногистохимические реакции проводили на серийных депарафинированных срезах толщиной 3–4 мкм. Демаскировка антигенов ткани проводилась в ретривере PTLi...

Список литературы

1. Ghulmiyyah L., Sibai B. Maternal mortality from preeclampsia/eclampsia. Semin. Perinatol. 2012; 36(1): 56-9.
2. Lisonkova S., Sabr Y., Mayer C., Young C., Skoll A., Joseph K.S. Maternal morbidity associated with early-onset and late-onset preeclampsia. Obstet. Gynecol. 2014; 124(4): 771-81.
3. Karahasanovic A., Sørensen S., Nilas L. First trimester pregnancy-associated plasma protein A and human chorionic gonadotropin-beta in early and late pre-eclampsia. Clin. Chem. Lab. Med. 2014; 52(4): 521-5.
4. Van der Merwe J.L., Hall D.R., Wright C., Schubert P., Grové D. Are early and late preeclampsia distinct subclasses of the disease--what does the placenta reveal? Hypertens. Pregnancy. 2010; 29(4): 457-67.
5. Воднева Д.Н., Романова В.В., Дубова Е.А., Павлов К.А., Шмаков Р.Г., Щеголев А.И. Клинико-морфологические особенности ранней и поздней преэклампсии. Акушерство и гинекология. 2014; 2: 35-40.
6. Ходжаева З.С., Холин А.М., Вихляева Е.М. Ранняя и поздняя преэклампсия: парадигмы патобиологии и клиническая практика. Акушерство и гинекология. 2013; 10: 4-11.
7. Ходжаева З.С., Коган Е.А., Сафонова А.Д., Акатьева А.С., Муминова K.T., Файзуллин А.Л. Плацентарное ложе и преэклампсия. Акушерство и гинекология. 2013; 12: 10-5
8. Ходжаева З.С., Акатьева А.С., Холин А.М., Сафонова А.Д., Вавина О.В., Муминова К.Т. Молекулярные детерминанты развития ранней и поздней преэклампсии. Акушерство и гинекология. 2014; 6: 14-9.
9. Valensise H., Vasapollo B., Gagliardi G., Novelli G.P. Early and late preeclampsia: two different maternal hemodynamic states in the latent phase of the disease. Hypertension. 2008; 52(5): 873-80.
10. Steegers E.A., von Dadelszen P., Duvekot J.J., Pijnenborg R. Pre-eclampsia. Lancet. 2010; 376(9741): 631-44.
11. Brosens I., Pijnenborg R., Vercruysse L., Romero R. The "Great Obstetrical Syndromes" are associated with disorders of deep placentation. Am. J. Obstet. Gynecol. 2011; 204(3): 193-201.
12. Aksornphusitaphong A., Phupong V. Risk factors of early and late onset pre-eclampsia. J. Obstet. Gynaecol. Res. 2013; 39(3): 627-31.
13. Robertson W.B., Khong T.Y., Brosens I., De Wolf F., Sheppard B.L., Bonnar J. The placental bed biopsy: review from three European centers. Am. J. Obstet. Gynecol. 1986; 155: 401-12.
14. Robson S.C., Simpson H., Ball E., Lyall F., Bulmer J.N. Punch biopsy of the human placental bed. Am. J. Obstet. Gynecol. 2002; 187: 1349-55.
15. Redman C.W.G., Sargent I.L. Immunology of pre-eclampsia. Am. J. Reprod. Immunol. 2010; 63(6): 534-43.

Об авторах / Для корреспонденции

Ходжаева Зульфия Сагдуллаевна, д.м.н., профессор, в.н.с. ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: z_khodzhaeva@oparina4.ru
Коган Евгения Алтаровна, д.м.н, профессор, руководитель 1-го патоморфологического отделения ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (926) 533-12-71. E-mail: koganevg@gmail.com
Клименченко Наталья Ивановна, к.м.н, руководитель 1-го акушерского отделения патологии беременности ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: n_klimenchenko@oparina4.ru
Акатьева Альбина Салаватовна, аспирант ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: Akatyevaas@gmail.com
Сафонова Анастасия Дмитриевна, аспирант 1-го акушерского отделения патологии беременности ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: Adsafonova@mail.ru
Холин Алексей Михайлович, научный сотрудник 1-го акушерского отделения патологии беременности ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: a_kholin@oparina4.ru
Вавина Ольга Владимировна, аспирант ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: o_vavina@oparina4.ru
Сухих Геннадий Тихонович, д.м.н., профессор, директор ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-18-00. E-mail: g_sukhikh@oparina4.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь