Ключевые критерии диагностики синдрома поликистозных яичников у подростков с учетом уточненных возрастных нормативов гормонального и метаболического статуса

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.9.102-110

30.09.2019
93

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава Российской Федерации, Москва, Россия

Цель исследования. Уточнить диагностические критерии и клинико-лабораторные особенности синдрома поликистозных яичников (СПКЯ) у девочек пубертатного возраста.

Материалы и методы. В исследование включены 130 девочек с СПКЯ, согласно Роттердамским критериям, в возрасте от 15 до 17 лет. Контрольную группу составили 30 здоровых девочек с регулярным менструальным циклом аналогичного возраста. Проведены полное клинико-лабораторное обследование, расширенный гормональный профиль и ультразвуковое исследование (УЗИ) органов малого таза.

Результаты. Высокоспецифичными маркерами СПКЯ у девочек в возрасте 15–17 лет включительно являются: олиго-/аменорея с менархе и гирсутизм, объем каждого яичника>10,70 см3; яичниково-маточный индекс>3,95, соотношение ЛГ/ФСГ>1,23, уровень АМГ>7,20 нг/мл, тестостерона>1,15 нмоль/л и андростендиона>11,45 нг/мл при индексе свободных андрогенов>2,75 (для каждого критерия чувствительность – 75,0–93,0%, специфичность – 83,0–93,0%). Точность диагностики СПКЯ достигает 92% при значении функции логистической регрессии: logit=85,73–(1,73×АМГ)– (0,12×Лептин) менее 70,72.

Заключение. По результатам исследования определены пороговые значения уровней АМГ, индекса свободных андрогенов, андростендиона, тестостерона, ЛГ/ФСГ, показателей объема яичников и яичниково-маточного индекса, которые могут быть рекомендованы к использованию с высокой степенью чувствительности и специфичности для диагностики СПКЯ у пациенток в возрасте 15–17 лет включительно.

Синдром поликистозных яичников (СПКЯ) среди подростков встречается в популяции в 2,2–7,5%, среди пациенток с нарушением менструального цикла и гирсутизмом – до 68% [1, 2]. В связи c тяжелыми репродуктивными и сердечно-сосудистыми осложнениями заболевания необходимы ранняя диагностика и коррекция симптомокомплекса при его манифестации в подростковом периоде до этапа развития выраженных клинических проявлений.

В настоящее время валидизированных диагностических критериев СПКЯ у подростков не существует, а имеющиеся рекомендации позволяют лишь заподозрить формирование СПКЯ [2, 3]. Рекомендации 2015 г. Американской ассоциации клинических эндо­кри­нологов (ААСЕ), Американского коллед­жа эндокринологии, Общества по избытку андро­генов и СПКЯ (AES), а также Европейского эндо­кринологического общества 2014 г. и Американ­ского – 2013 г. разработаны в первую очередь для ведения взрослых пациенток и, как указывают сами авторы, требуют пересмотра и дополнения для пациенток в подростковом возрасте [3–5].

Клиническая картина СПКЯ крайне полиморфна. В подростковом возрасте симптомы СПКЯ могут походить на признаки, сопровождающие нормальное половое созревание [1, 2]. В первые годы после менархе физиологическими особенностями подростков являются нерегулярные ановуляторные циклы. Так, в первый год после менархе 85% циклов являются ановуляторными, для 59% циклов данная тенденция сохраняется и через 3 года [4, 6]. При этом в исследованиях с участием подростков показано, что интервалы между менструациями менее 20 дней или персистенция олигоменореи с интервалами более 45 дней спустя 2 года после менархе могут рассматриваться как признак олиго-ановуляции [5, уровень доказательности В].

В период полового созревания устанавливаются ритмы пульсирующего выброса гонадотропин-рилизинг-гормона, физиологическая гиперинсулинемия, функциональная гиперандрогения (ГА), включая гирсутизм и акне [3, 4]. Изолированная легкая степень гирсутизма и изолированное акне и/или алопеция в подростковом возрасте не могут рассматриваться как клиническое доказательство ГА [6, уровень доказательности В].

Вызывает сложности оценка гирсутизма у подростков, в том числе с использованием балльной системы Ферримана–Галлвея (1961 г.), которая не адаптирована для детей и не рекомендуется к использованию Обществом по гиперандрогении (AES) и Обществом по СПКЯ [6, 7].

Определение показателей гормонального профиля и биохимической ГА у подростков имеет свои трудности, поскольку нет референсных гормональных интервалов для девочек с нормально протекающим пубертатным периодом. В Российской Федерации используются референсные стандартизованные лабораторные нормативные показатели для девочек в возрасте 14,5–15,5, 15,5–16,5 и 16,6–17,5 лет (Фанченко Н.Д. и соавт., 1986) [8]. Однако в настоящее время референсные значения для здоровых современных подростков меняются и требуется пересмотр существующих значений, которые могли бы быть рекомендованы к применению.

Для оценки биохимической ГА как диагностического маркера СПКЯ одним из наиболее чувствительных и предпочтительных способов является подсчет индекса свободных андрогенов (ИСА) по соотношению общего тестостерона и глобулина, связывающего половые гормоны (ГСПГ) [2, 6]. Снижение уровня ГСПГ само по себе является одним из маркеров СПКЯ, взаимосвязанным с инсулинорезистентностью и ГА, в том числе в подростковом возрасте [7]. Рабочая группа AES обосновала определение уровня андростендиона для диагностики ГА, предшественника тестостерона, не связывающегося ГСПГ, методы измерения которого более специфичны и чувствительны в сравнении с таковыми для тестостерона [7, 9]. Однако определение ГА у подростков имеет свои трудности, поскольку показатели гормонов у девочек с СПКЯ зачастую находятся в пределах нормативных значений для взрослых, а методы анализа циркулирующего тестостерона в крови все еще существенно лимитированы по чувствительности [4].

Одним из общепринятых диагностических критериев СПКЯ является поликистозная морфология яичников по данным ультразвукового исследования (УЗИ) [5]. Наряду с этим, диагностика поликистозной морфологии яичников в подростковом возрасте вызывает сложности, в особенности при ожирении [10, 11]. В качестве неинвазивного скринингового теста в диагностике СПКЯ и в дополнение к УЗ-параметрам предлагается использовать уровень антимюллерова гормона (АМГ) [4, 10]. По данным анализа 2016 г., использование уровня АМГ ≥7,03 нг/мл дает 50,0% и 70,8% специфичности и чувствительности соответственно в диагностике СПКЯ у молодых пациенток [11].

Таким образом, несмотря на многочисленные исследования, отсутствуют единые критерии диагностики заболевания в подростковом возрасте и пороговые значения лабораторных и инструментальных методов.

Цель исследования – уточнение диагностических критериев и клинико-лабораторных особенностей СПКЯ у девочек в возрасте 15–17 лет.

Материалы и методы

В исследование включены 130 девочек с СПКЯ, согласно Роттердамским критериям диагност...

Список литературы

  1. Уварова Е.В. Детская и подростковая гинекология. Руководство для врачей. М.: Литтерра; 2009. 238 с.
  2. Yetim A., Yetim Ç., Baş F., Erol O.B., Çığ G., Uçar A. et al. Anti-Müllerian hormone and inhibin-A, but not inhibin-B or insulin-like peptide-3, may be used as surrogates in the diagnosis of polycystic ovary syndrome in adolescents: preliminary results. J. Clin. Res. Pediatr. Endocrinol. 2016; 8(3): 288-97. http://dx.doi.org/10.4274/jcrpe.3253.
  3. Tsikouras P., Spyros L., Manav B., Zervoudis S., Poiana C., Nikolaos T. et al. Features of polycystic ovary syndrome in adolescence. J. Med. Life. 2015; 8(3): 291-6.
  4. Goodman N.F., Cobin R.H., Futterweit W., Glueck J.S., Legro R.S., Carmina E. American Association of Clinical Endocrinologists, American College of Endocrinology, and Androgen Excess and PCOS Society disease state clinical review: guide to the best practices in the evaluation and treatment of polycystic ovary syndrome. Endocr. Pract. 2015; 21(11): 1291-300. http://dx.doi.org/10.4158/EP15748.DSC.
  5. Dumesic D.A., Oberfield S.E., Stener-Victorin E., Marshall J.C., Laven J.S., Legro R.S. Scientific statement on the diagnostic criteria,epidemiology, pathophysiology, and molecular genetics of polycystic ovary syndrome. Endocr. Rev. 2015; 36(5): 487-525. http://dx.doi.org/10.1210/er.2015-1018.
  6. Solomon C.G., Hu F.B., Dunaif A., Rich-Edwards J., Willett W.C., Hunter D.J. Long or highly irregular menstrual cycles as a marker for risk of type 2 diabetes mellitus. JAMA. 2001; 286(19): 2421-6.
  7. Fauser B.C., Tarlatzis B.C., Rebar R.W., Legro R.S., Balen A.H., Lobo R. et al. Consensus on women’s health. Aspects of polycystic ovary syndrome (PCOS): the Amsterdam ESHRE/ASRM-Sponsored 3rd PCOS. Consensus Workshop Group. Fertil. Steril. 2012; 97: 28-38. http://dx.doi.org/10.1016/j.fertnstert.2011.09.024.
  8. Azziz R., Carmina E., Dewailly D., Diamanti-Kandarakis E., Escobar-Morreale H.F., Futterweit W. et al. The androgen excess and PCOS Society criteria for the polycystic ovary syndrome: the complete task force report. Fertil. Steril. 2009; 91(2): 456-88. http://dx.doi.org/10.1016/j.fertnstert.2008.06.035.
  9. Pinola P., Piltonen T.T., Puurunen J., Vanky E., Sundström-Poromaa I., Stener-Victorin E. et al. Androgen profile through life in women with polycystic ovary syndrome: A Nordic Multicenter Collaboration Study. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2015; 100(9): 3400-7. http://dx.doi.org/10.1210/jc.2015-2123.
  10. Legro R.S., Arslanian S.A., Ehrmann D.A., Hoeger K.M., Murad M.H., Pasquali R. et al. Diagnosis and treatment of polycystic ovary syndrome: An Endocrine Society Clinical Practice Guideline. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2013; 98(12): 4565-92. http://dx.doi.org/10.1210/jc.2013-2350.
  11. Merino P.M., Villarroel С., Jesam C., López P., Codner E. New diagnostic criteria of polycystic ovarian morphology for adolescents: impact on prevalence and hormonal profile. Horm. Res. Paediatr. 2017; 88(6): 401-7. http://dx.doi.org/10.1159/000481532.
  12. Демидов В.Н., Зыкин Б.И. Ультразвуковая диагностика в гинекологии. М.: Медицина; 1990. 224 с.
  13. Güdücüa N., Kutayb S.S., Görmüşc U., Kavakd Z.N., Dündera I. High DHEAS/free testosterone ratio is related to better metabolic parameters in women with PCOS. Gynecol. Endocrinol. 2015; 31(6): 495-500. http://dx.doi.org/10.3109/09513590.2015.1022862.
  14. Чернуха Г.Е., Блинова И.В., Купрашвили М.И. Эндокринно-метаболические характеристики больных с различными фенотипами синдрома поликистозных яичников. Акушерство и гинекология. 2011; 2: 70-6.
  15. Буралкина Н.А., Уварова Е.В. Параметры овариального резерва девочек 15–17 лет с гармоничным половым и физическим развитием. Репродуктивное здоровье детей и подростков. 2010; 32(3): 20-8.
  16. Григоренко Ю.П., Уварова Е.В., Огрызкова В.Л., Ашрафян Л.А. Эхографические маркеры синдрома поликистозных яичников у девочек-подростков по данным комплексной трехмерной трансректальной эхографии. Гинекология. 2015; 17(2): 77-80.

Поступила 09.04.2019

Принято в печать 19.04.2019

Об авторах / Для корреспонденции

Хащенко Елена Петровна, к.м.н., н.с. 2-го гинекологического отделения (гинекологии детей и подростков) ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России. Е-mail: khashchenko_elena@mail.ru.
Адрес: 117997 Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.
Уварова Елена Витальевна, д.м.н., профессор, заведующая 2-м гинекологическим отделением (гинекологии детей и подростков) ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России, президент Межрегиональной общественной организации «Объединение детских и подростковых гинекологов». E-mail: elena-uvarova@yandex.ru/
Адрес: 117997 Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.
Мамедова Фатима Шапиевна, к.м.н., врач отделения ультразвуковой диагностики в неонатологии и педиатрии ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России. Е-mail: mamedova_f@mail.ru.
Адрес: 117997 Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.
Иванец Татьяна Юрьевна, д.м.н., заведующая клинико-диагностической лабораторией ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России. Е-mail: t_ivanets@oparina4.ru.
Адрес: 117997 Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.
Высоких Михаил Юрьевич, к.б.н., зав. лабораторией митохондриальной медицины ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России., зав. лабораторией молекулярных механизмов старения НИИФХБ им. А.Н. Белозерского МГУ. E-mail: m_vysokikh@oparina4.ru.
Адрес: 117997 Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.
Боровиков Павел Игоревич, зав. лабораторией биоинформатики ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России. E-mail: p_borovikov@oparina4.ru.
Адрес: 117997 Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.
Балашов Иван Сергеевич, специалист лаборатории биоинформатики ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России. E-mail: i_balashov@oparina4.ru.
Адрес: 117997 Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.

Для цитирования: Хащенко Е.П., Уварова Е.В., Иванец Т.Ю., Мамедова Ф.Ш., Высоких М.Ю., Боровиков П.И., Балашов И.С. Ключевые критерии диагностики синдрома поликистозных яичников у подростков с учетом уточненных возрастных нормативов гормонального и метаболического статуса.
Акушерство и гинекология. 2019; 9:102-110.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.9.102-110

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь