Материнские и перинатальные исходы при ранней и поздней преэклампсии

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2017.6.41-7

10.07.2017
559

ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздрава России, Москва
Большое внимание уделяется изучению ранней и поздней форм преэклампсии (ПЭ). Известно, что ПЭ может приводить к неблагоприятным перинатальным исходам, однако влияние срока манифестации ПЭ на материнские и перинатальные исходы изучено недостаточно, что затрудняет прогнозирование исходов беременности у этой группы пациенток. Цель исследования. Комплексное изучение течения беременности, материнских и перинатальных исходов, течения периода новорожденности у пациенток с ранней и поздней формами ПЭ. Материалы и методы. В проспективное когортное исследование были включены 70 пациенток, из которых группу 1 (с ранней ПЭ) составили 40 пациенток, группу 2 (с поздней ПЭ) – 30 пациенток. Результаты. Пациентки с ранней ПЭ в 2,63 раза чаще страдали хронической артериальной гипертензией и в 5,25 раза чаще имели ПЭ в анамнезе. Сроки поступления и родоразрешения были в среднем ниже у пациенток с ранней ПЭ. У пациенток с ранней ПЭ в 10,5 раза чаще была отмечена плацентарная недостаточность, в 3,8 раза – синдром задержки роста плода. Не было различий в степени тяжести гипертензии и показателей почечной функции между группами. У пациенток с ранней ПЭ обнаружено повышение уровня печеночных ферментов и снижение количества тромбоцитов, хотя их средний уровень оставался в пределах референсных значений. Частота родоразрешения путем операции кесарева сечения в группах различалась несущественно. Однако при ранней ПЭ чаще отмечалось отсутствие эффекта от проводимой терапии и нарастание тяжести плацентарной недостаточности. Дети группы ранней ПЭ имели меньшую массу тела при рождении (1895±1018 против 2890±587 г, p<0,001), оценку по шкале Апгар на 1-й (7±1,2 против 7,7±0,7 балла, p<0,001) и 5-й (8±1,0 против 8,7±0,5 балла, p<0,001) минутах жизни. Кроме того, дети этой группы чаще требовали лечения в отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных. Заключение. Для прогнозирования осложнений и перинатальных исходов при двух фенотипических вариантах ПЭ традиционный подход является недостаточным, так как такие классические клинические проявления данного осложнения как гипертензия и протеинурия не являются определяющими для характеристики тяжести состояния. Наиболее важными клиническими отличиями ранней формы ПЭ является более раннее начало и длительное течение, высокая частота метаболических нарушений и плацентарной недостаточности, что необходимо учитывать при определении тяжести патологического процесса. В связи с этим перинатальные исходы при ранней ПЭ значительно хуже, чем при поздней. Необходимо дальнейшее изучение особенностей ранней ПЭ и расширение спектра лабораторных и инструментальных методов раннего выявления характерных нарушений гомеостаза.

Преэклампсия (ПЭ) – мультисистемное патологическое состояние, возникающее во второй половине беременности (после 20-й недели), характеризующееся артериальной гипертензией в сочетании с протеинурией (≥0,3 г/л в суточной моче), нередко отеками и проявлениями полиорганной/полисистемной дисфункции/недостаточности [1]. ПЭ является одной из основных причин материнской заболеваемости и смертности в России и в мире [2]. Этиология и патогенез ПЭ до сих пор активно изучаются. Согласно современной теории [3], развитие ПЭ проходит в две стадии. Первая стадия характеризуется нарушением инвазии трофобласта, вторая – эндотелиальной дисфункцией и клиническими проявлениями.

С точки зрения разработки подходов к профилактике и лечению ПЭ важно учитывать существование двух ее различных фенотипических проявлений: ранней (плацентарной) и поздней (материнской) [4].

Имеющиеся данные указывают, что при общих клинических проявлениях имеют место патофизиологические особенности двух вариантов ПЭ. В связи с этим представляет интерес выявление различий в течение беременности, материнских и перинатальных исходов с учетом фенотипической картины данного осложнения.

Большое количество исследований последних лет посвящено выявлению и изучению клинических предикторов и специфических маркеров развития ПЭ, расчету риска ее возникновения у пациентки [5, 6].

З.С. Ходжаева и соавт. (2013) проанализировали демографические и антропометрические параметры матерей и новорожденных, а также изменения маточного и фетоплацентарного кровотока при ранней и поздней ПЭ [7]. X.L. Li соавт. (2015), кроме того, сравнили функцию мочевыделительной системы у пациенток с ранней и поздней ПЭ [8], однако не уделяли внимания изучению перинатальных исходов. В работе Н.Е. Кан и соавт. (2016) был проведен подробный анализ клинико-лабораторных предикторов данного осложнения [5]. В исследовании R. Madazli и соавт. (2014) показано, что пациентки с ранней формой ПЭ значимо чаще имеют аномальный кровоток в маточных артериях (71,4% против 30,1%, p

Таким образом, по-прежнему представляет интерес разностороннее изучение клинических особенностей течения беременности, изменений данных лабораторно-инструментальных исследований, материнских и перинатальных исходов, течения периода новорожденности с учетом фенотипа ПЭ.

В связи с вышеизложенным, целью нашей работы стало комплексное изучение течения беременности, материнских и перинатальных исходов, периода новорожденности у пациенток с ранней и поздней формами ПЭ.

Материал и методы исследования

Исследование выполнялось на базе ФГБУ НЦАГиП им. В.И. Кулакова Минздрава России. В проспективное когортное исследование были включены 70 пациенток, из них группу 1 (с ранней ПЭ) составили 40 пациенток, группу 2 (с поздней ПЭ) – 30 пациенток. Сроки манифестации ПЭ составили 21–33 недели 6 дней в группе 1 и 34–39 недель в группе 2.

Критериями включения в исследование были наличие у пациентки ПЭ согласно критериям, представленным в клинических рекомендациях «Гипертензивные расстройства во время беременности, в родах и послеродовом периоде. Преэклампсия. Эклампсия» 2013 г. [1, 10–12] и подписанное информированное согласие женщины на проведение исследования. Критериями исключения – онкологические заболевания, трансплантация внутренних органов в анамнезе пациентки.

Все пациентки получали медикаментозную терапию, которая включала профилактику эклампсии с использованием 25% раствора сульфата магния по стандартной схеме. При сроке беременности до 34 недель проводили профилактику респираторного дистресс-синдрома новорожденных глюкокортикоидами. Антигипертензивная терапия включала использование препаратов первой линии: α2-адреномиметиков (метилдопа), блокаторов кальциевых каналов по стандартным схемам лечения.

Статистическую обработку данных выполняли при помощи пакета программ Statistica 10 (USA) и языка программирования R с применением точного теста Фишера для оценки частотных показателей, теста Манна–Уитни для сравнения непараметрических данных, t-теста для сравнения параметрических данных. Мерами ассоциации для сравнения бинарных данных явились относительный риск (ОР) с 95% доверительным интервалом (ДИ). В случае нулевого значения одной из страт рассчитывался приблизит...

0,001),>

Список литературы

1. Федеральные клинические рекомендации. Гипертензивные расстройства во время беременности, в родах и послеродовом периоде. Преэклампсия. Эклампсия. М.; 2013: 1-85.

2. Say L., Chou D., Gemmill A., Tunçalp Ö., Moller A.-B., Daniels J. et al. Global causes of maternal death: a WHO systematic analysis. Lancet Glob. Health. 2014; 2(6): e323-33.

3. Redman C.W.G., Sargent I.L. Placental stress and pre-eclampsia: a revised view. Placenta. 2009; 30(Suppl. A): S38-42.

4. Ходжаева З., Холин А., Вихляева Е. Ранняя и поздняя преэклампсия: парадигмы патобиологии и клиническая практика. Акушерство и гинекология. 2013; 10: 4-11.

5. Кан Н.Е., Беднягин Л.А., Долгушина Н.В., Тютюнник В.Л., Ховхаева П.А., Сергунина О.А., Тютюнник Н.В., Амирасланов Э.Ю. Клинико-анамнестические факторы риска развития преэклампсии у беременных. Акушерство и гинекология. 2016; 6: 39-44. http://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.6.39-44

6. Tsiakkas A., Saiid Y., Wright A., Wright D., Nicolaides K.H. Competing risks model in screening for preeclampsia by maternal factors and biomarkers at 30-34 weeks’ gestation. Am. J. Obstet. Gynecol. 2016; 215(1): 87. e1-87. e17.

7. Ходжаева З.С., Коган Е.А., Клименченко Н.И., Акатьева А.С., Сафонова А.Д., Холин А.М., Вавина О.В., Сухих Г.Т.  Клинико-патогенетические особенности ранней и поздней преэклампсии. Акушерство и гинекология. 2015; 1: 12-7.

8. Li X.L., Guo P.L., Xue Y., Gou W.L., Tong M., Chen Q. An analysis of the differences between early and late preeclampsia with severe hypertension. Pregnancy Hypertens. 2016; 6(1): 47-52.

9. Madazli R., Yuksel M.A., Imamoglu M., Tuten A., Oncul M., Aydin B. et al. Comparison of clinical and perinatal outcomes in early- and late-onset preeclampsia. Arch. Gynecol. Obstet. 2014; 290(1): 53-7.

10. American College of Obstetricians and Gynecologists. ACOG Practice Bulletin No. 125: Chronic hypertension in pregnancy. Obstet. Gynecol. 2012; 119(2, Pt 1): 396-407.

11. Magee L.A., Pels A., Helewa M., Rey E., von Dadelszen P.; Canadian Hypertensive Disorders of Pregnancy Working Group. Diagnosis, evaluation, and management of the hypertensive disorders of pregnancy: executive summary. J. Obstet. Gynaecol. Can. 2014; 36(5): 416-41.

12. National Collaborating Centre for Women’s and Children’s Health (UK). Hypertension in pregnancy: the management of hypertensive disorders during pregnancy. London: RCOG Press; 2010.

13. American College of Obstetricians and Gynecologists. Hypertension in pregnancy. Report of the American College of Obstetricians and Gynecologists’ Task Force on Hypertension in Pregnancy. Obstet. Gynecol. 2013; 122(5):1122-31.

14. Ni Y., Cheng W. Comparison of indications of pregnancy termination and prognosis of mothers and neonates in early- and late-onset preeclampsia. Hypertens Pregnancy. 2016; 35(3): 315-22.

Поступила 02.11.2016

Принята в печать 11.11.2016

Об авторах / Для корреспонденции

Хлестова Галина Владимировна, аспирант ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (964) 783-80-76. E-mail: g_khlestova@oparina4.ru
Карапетян Анна Овиковна, аспирант ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (905) 706-84-81. E-mail: anne-89@mail.ru
Шакая Марика Нугзаровна, аспирант ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (903) 769-61-60. E-mail: shaka-maka@mail.ru
Романов Андрей Юрьевич, клинический ординатор ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (903) 158-94-00. E-mail: romanov1553@yandex.ru
Баев Олег Радомирович, д.м.н., профессор, руководитель родильного отделения ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес:117997, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-11-88. E-mail: o_baev@oparina4.ru

Для цитирования: Хлестова Г.В., Карапетян А.О., Шакая М.Н.,
Романов А.Ю., Баев О.Р. Материнские и перинатальные исходы при ранней
и поздней преэклампсии. Акушерство и гинекология. 2017; 6: 41-7.
http://dx.doi.org/10.18565/aig.2017.6.41-7

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь