Менопауза, ожирение и коморбидность: возможности менопаузальной гормональной терапии

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.5.43-48

31.05.2019
89

1) ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет», медицинский факультет, кафедра онкологии, Санкт-Петербург; 2) ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова» Минздрава России, Санкт-Петербург; 3) ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург; 4) ООО «АВА-ПЕТЕР», Санкт-Петербург, Россия; 5) ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва

Неуклонный рост показателей онкологической заболеваемости диктует необходимость изучения глобальных факторов риска развития рака и поиска новых методов эффективной первичной профилактики. По данным Международного Агентства Исследования Рака (МАИР, 2017 г.), ожирение увеличивает и риск развития 13 наиболее часто встречающихся злокачественных новообразований, в том числе рака молочной железы, толстой кишки, поджелудочной железы, мочевого пузыря и эндометрия; заболеваемость злокачественными опухолями, причиной которых являются избыточная масса тела и ожирение, среди женщин составляет 5,4%. Менопаузальный метаболический синдром (метаболический синдром, обусловленный развитием гипогонадизма) встречается у 40% женщин в постменопаузе. Назначение менопаузальной гормональной терапии (МГТ) женщинам в ранней постменопаузе и/или в возрасте моложе 60 лет и борьба с избыточной массой тела снижают общую смертность на 30–52% и способствуют первичной профилактике ряда злокачественных опухолей, в том числе рака молочной железы, сахарного диабета 2 типа и сердечно-сосудистой заболеваемости. В дополнение к назначению МГТ должны быть рекомендованы изменения образа жизни с целью контроля массы тела и повышения физической активности.

Во многих странах мира ожирением (индекс массы тела >30 кг/м2) страдают более 20% населения. В мире насчитывается около 775 млн людей с ожирением, включая взрослых, детей и подростков [1]. По мнению участников Второй Международной конференции по проблемам питания, прошедшей в 2014 г., вопрос ожирения может коснуться половины населения Земли уже к 2030 г. [2].

Актуальность проблемы избыточного веса привела к тому, что в МКБ 11 пересмотра диагнозом является не только ожирение, но и избыточная масса тела. Избыточный вес выделен в отдельную группу заболеваний эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ и кодируется 5В60. Ожирение также остается заболеванием и имеет код – 5В61 [3].

Именно ожирение (по данным экспертов ВОЗ) является одним из девяти глобальных факторов риска развития всех злокачественных новообразований [4]. Ожирение занимает третью позицию после возраста и курения [5], увеличивает риск развития не только сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета 2 типа, психических расстройств, но и 13 наиболее часто встречающихся злокачественных новообразований, по данным Международного Агентства Исследования Рака (МАИР, 2017 г.), в том числе рака молочной железы, толстой кишки, поджелудочной железы, мочевого пузыря и эндометрия [5]. По оценкам экспертов МАИР, заболеваемость злокачественными опухолями, причиной которых являются избыточная масса тела и ожирение, среди женщин составляет 5,4%. Популяционная атрибутивная доля злокачественных новообразований (ЗНО), этиологически связанных с избыточной массой тела, для рака молочной железы (РМЖ) – 9%, рака эндометрия (РЭ) – 34% [6].

Менопаузальный метаболический синдром – это тот же метаболический синдром, но обусловленный развитием гипогонадизма (снижением функции яичников). Менопаузальный метаболический синдром встречается у 40% женщин в постменопаузе и наиболее часто проявляется избыточной массой тела и ожирением.

Менопаузальный переход представляет собой период физиологических изменений, неизбежного снижения уровней половых гормонов по мере приближения женщины к этапу старения репродуктивной системы. Клинические признаки менопаузального перехода у большинства женщин характеризуются вазомоторными симптомами, нарушением сна, депрессией, а также стойкими урогенитальными симптомами. Снижается минеральная плотность костной ткани, развиваются метаболические нарушения и сексуальная дисфункция, повышаются риски развития поздних осложнений климактерического синдрома, что ведет к снижению качества жизни пациенток [7].

Старение и изменение образа жизни, сопровождающиеся снижением энергетического обмена, уменьшением физической активности, приводят к увеличению массы тела у женщин на этапе менопаузального перехода [8].

Менопауза ассоциирована с быстрым увеличением количества жировой ткани и ее перераспределением с периферии в область живота (с гиноидного на андроидный тип), а также снижением костной и мышечной массы. Прибавка массы тела, особенно за счет висцерального жира (вокруг внутренних органов), происходит в первые годы после последней менструации. Прогнозируемо, что в первые 3 года менопаузы масса тела у 80% женщин возрастает на 2,3 кг, у 20% – на 4,5 кг и более, а через 8 лет прибавка может достигнуть 5,5 кг [9].

В работах с использованием двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (ДЭРА) у женщин, находящихся в постменопаузальном периоде, обнаружено увеличение количества жировых отложений в области туловища. Более того, с помощью компьютерной томографии (КТ) и магнитно-резонансной томографии (МРТ) продемонстрировано, что у женщин, находящихся в постменопаузе, интраабдоминальных жировых отложений больше по сравнению с женщинами, находящимися в пре- и перименопаузальном периодах. Все эти исследования подтвердили, что менопаузальный переход ассоциирован с накоплением жировой ткани по «центральному» типу. У женщин, находящихся в постменопаузальном периоде, процент жировых отложений в области туловища выше на 36%, интраабдоминальных – на 49% и подкожных в области живота – на 22%. Различия в количестве интраабдоминальных жировых отложений, связанных с менопаузой, сохранялись после реанализа с учетом возраста, массы жировой ткани, тогда как различия в отношении жировых отл...

Список литературы

  1. The Organisation for Economic Cooperation and Development (OECD). Obesity update 2017. Available at: http://www.oecd.org/health/obesity-update.htm
  2. ВОЗ. Вторая Международная конференция по вопросам питания. Рим, 19–21 ноября 2014 года. Итоговый документ конференции: Римская декларация по вопросам питания.
  3. Всемирная организация здравоохранения. Международная классификация болезней, 11 пересмотр.
  4. Torre L.A., Bray F., Siegel R.L., Ferlay J., Lortet-Tieulent J., Jemal A. Global cancer statistics, 2012. Cancer J. Clin. 2015; 65(2): 87-108. https://dx.doi.org/10.3322/caac.21262.
  5. Lauby-Secretan B., Scoccianti C., Loomis D., Grosse Y., Bianchini F., Straif K.; International Agency for Research on Cancer Handbook Working Group. Body fatness and cancer – viewpoint of the IARC Working Group. N. Engl. J. Med. 2016; 375(8): 794-8. https://dx.doi.org/10.1056/NEJMsr1606602.
  6. Arnold M., Pandeya N., Byrnes G., Renehan P.A.G., Stevens G.A., Ezzati P.M. et al. Global burden of cancer attributable to high body-mass index in 2012: a population-based study. Lancet Oncol. 2015; 16(1): 36-46. https://dx.doi.org/10.1016/S1470-2045(14)71123-4.
  7. Roberts H., Hicke M. Managing the menopause: An update. Maturitas. 2016; 86: 53-8. https://dx.doi.org/10.1016/j.maturitas.2016.01.007.
  8. Kapoor E., Collazo-Clavell M.L., Faubion S.S.Weight gain in women at midlife: a concise review of the pathophysiology and strategies for management. Mayo Clin. Proc. 2017; 92(10): 1552-8.
  9. Greendale G.A., Sternfeld B., Huang M., Han W., Karvonen-Gutierrez C., Ruppert K. et al. Changes in body composition and weight during the menopause transition. JCIInsight. 2019;4(5): e124865. https://dx.doi.org/10.1172/jci.insight.124865.
  10. Sutton-Tyrrell K., Zhao X., Santoro N., Lasley B., Sowers M., Johnston J. et al. Reproductive hormones and obesity: 9 years of observation from the Study of Women’s Health Across the Nation. Am. J. Epidemiol. 2010; 171(11): 1203-13.
  11. Genazzani A.R., Gambacciani M. Effect of climacteric transition and hormone replacement therapy on body weight and body fat distribution. Gynecol. Endocrinol. 2006: 22(3): 145-50. https://dx.doi.org/10.1080/09513590600629092.
  12. Torréns J.I., Sutton-Tyrrell K., Zhao X., Matthews K., Brockwell S., Sowers M., Santoro N. Relative androgen excess during the menopausal transition predicts incident metabolic syndrome in midlife women: study of Women’s Health Across the Nation. Menopause. 2009; 16(2): 257-64
  13. Lizcano F., Guzmán G. Estrogen deficiency and the origin of obesity during menopause. Biomed. Res. Int. 2014; 2014: 757461. https://dx.doi.org/10.1155/2014/757461.
  14. Park S.K., Harlow S.D., Zheng H., Karvonen-Gutierrez C., Thurston R.C., Ruppert K. et al. Association between changes in oestradiol and follicle-stimulating hormone levels during the menopausal transition and risk of diabetes. Diabet. Med. 2017; 34(4): 531-8. https://dx.doi.org/10.1111/dme.13301.
  15. Park S.K., Harlow S.D., Zheng H., Karvonen-Gutierrez C., Thurston R.C., Ruppert K. et al. Association between changes in oestradiol and follicle-stimulating hormone levels during the menopausal transition and risk of diabetes. Diabet. Med. 2017; 34(4): 531-8. https://dx.doi.org/10.1111/dme.13301.
  16. Roberts D.L., Dive C., Renehan A.G. Biological mechanisms linking obesity and cancer risk: new perspectives. Annu. Rev. Med. 2010; 61: 301-16. https://dx.doi.org/10.1146/annurev.med.080708.082713.
  17. Nelson E.R., Wardell S.E., Jasper J.S., Park S., Suchindran S., Howe M.K. et al. 27-Hydroxycholesterol links hypercholesterolemia and breast cancer pathophysiology. Science. 2013; 342(6162): 1094-8. https://dx.doi.org/10.1126/science.1241908.
  18. Имянитов Е.Н. Биология рака молочной железы. Практическая онкология. 2017; 18(3): 221-31.
  19. Simon J.A., Laliberté F., Duh M.S., Pilon D., Kahler K.H., Nyirady J. et al. Venous thromboembolism and cardiovascular disease complications in menopausal women using transdermal versus oral estrogen therapy. Menopause. 2016; 23(6): 600-10. https://dx.doi.org/10.1097/GME.0000000000000590.
  20. Onstad M.A., Schmandt R., Lu K.H. Addressing the role of obesity in endometrial cancer risk, prevention, and treatment. J. Clin. Oncol. 2016; 34(35): 4225-30. https://dx.doi.org/10.1200/JCO.2016.69.4638.
  21. Каприн А.Д., Старинский В.В., Петрова Г.В., ред. Злокачественные новообразования в России в 2017 году (заболеваемость и смертность). М.: МНИОИ им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; 2018. 250 с.
  22. World Cancer Research Fund/American Institute for Cancer Research: Continuous Update Project Report. Food: nutrition, physical activity, and the prevention of endometrial cancer. 2013. Available at: http://www.dietandcancerreport.org
  23. Roberts H., Hickey M., Lethaby A. Hormone therapy in postmenopausal women and risk of endometrial hyperplasia Cochrane review summary. Maturitas. 2014; 77(1): 4-6. https://dx.doi.org/10.1016/j.maturitas.2013.
  24. Fournier A., Berrino F., Clavel-Chapelon F. Unequal risks for breast cancer associated with different hormone replacement therapies: results from the E3N cohort study. Breast Cancer Res. Treat. 2008; 107(1): 103-11.
  25. The 2017 hormone therapy position statement of The North American Menopause Society. Menopause. 2018; 25(11):1362-1387. doi: 10.1097/GME.0000000000001241 The 2017 hormone therapy position statement of The North American Menopause Society. Menopause. 2018; 25(11): 1362-1387. https://dx.doi.org/10.1097/GME.0000000000001241.
  26. Юренева С.В. Ведение женщин с менопаузальными расстройствами. Оптимизация рисков МГТ. М.: Умный доктор; 2017. 72 с.
  27. Gershuni V., Li Y.R., Williams A.D., So A., Steel L., Carrigan E. et al. Breast cancer subtype distribution is different in normal weight, overweight, and obese women. Breast Cancer Res. Treat. 2017; 163(2): 375-81. https://dx.doi.org/10.1007/s10549-017-4192-x.2017;163:375-81.
  28. Printz C. Overweight women may require more frequent mammograms. Cancer. 2018; 124(6): 1099. https://dx.doi.org/10.1002/cncr.31301.
  29. Сметник А.А. Менопаузальная гормонотерапия с дидрогестероном: аспекты эффективности и безопасности ультранизких доз. Медицинский совет. 2017; 2: 92-9.
  30. Salpeter S.R., Walsh J.M., Ormiston T.M., Greyber E., Buckley N.S., Salpeter E.E. Meta-analysis: effect of hormone-replacement therapy on components of the metabolic syndrome in postmenopausal women. Diabetes Obes. Metab. 2006; 8(5): 538-54.
  31. Mauvais-Jarvis F., Manson J.E., Stevenson J.C., Fonseca V.A. Menopausal hormone therapy and type 2 diabetes prevention: Evidence, mechanisms and clinical implications. Endocr. Rev. 2017; 38(3): 173-88. https://dx.doi.org/10.1210/er.2016-1146.
  32. Marioribanks J., Farquhar C., Roberts H., Lethaby A. Long term hormone therapy for perimenopausal and postmenopausal women. Cochrane Database Syst. Rev. 2012; 7: CD004143. https://dx.doi.org/10.1002/14651858.CD004143.pub5.
  33. Mueck A.O., Seeger H., Bühling K.J. Use of dydrogesterone in hormone replacement therapy. Maturitas. 2009; 65(1): 51-60.

Поступила 12.04.2019

Принята в печать 19.04.2019

Об авторах / Для корреспонденции

Протасова Анна Эдуардовна, д.м.н., профессор кафедры онкологии медицинского факультета ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет». Адрес: 199034, Россия, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7-9; профессор кафедры акушерства и гинекологии ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова» Минздрава России. Адрес: 197341, Россия, Санкт-Петербург, ул. Аккуратова, д. 2; профессор кафедры онкологии ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России.
Адрес: 191015, Россия, Санкт-Петербург, ул. Кирочная, д. 41; заведующая отделением онкологии ООО «АВА-ПЕТЕР».
Адрес: 191186, Россия, Санкт-Петербург, Невский пр., д. 22-24, лит. А, пом. 50-Н. Телефон: 8 (921) 919-84-24. Е-mail: protasova1966@yandex.ru
Юренева Светлана Владимировна, д.м.н., профессор кафедры акушерства и гинекологии департамента профессионального образования ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава России, ведущий научный сотрудник отделения гинекологической эндокринологии ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (916) 179-74-00. Е-mail: syureneva@gmail.com
Байрамова Нурана Назим кызы, аспирант кафедры онкологии медицинского факультета ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет».
Адрес: 199034, Россия, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7-9; врач акушер-гинеколог, онколог, ООО «АВА-ПЕТЕР».
Адрес: 191186, Россия, Санкт-Петербург, Невский пр., д. 22-24, лит. А, пом. 50-Н. Телефон: 8 (911) 023-21-11. Е-mail: nurana.bayramova@yandex.ru
Комедина Вероника Игоревна, аспирант отделения гинекологической эндокринологии ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4; врач акушер-гинеколог. Телефон: 8 (965) 214-63-88. Е-mail: komedina.veronika@gmail.com

Для цитирования: Протасова А.Э., Юренева С.В., Байрамова Н.Н., Комедина В.И. Менопауза, ожирение и коморбидность: возможности менопаузальной гормональной терапии. Акушерство и гинекология. 2019; 5: 43-8.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.5.43-48

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь