Молекулярные механизмы и факторы риска развития эндометриоза

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.3.26-31

29.03.2019
341

1 ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород, Россия; 2 ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университет» Минздрава России, г. Курск, Россия

Проведен систематический анализ данных, имеющихся в современной литературе, об этиопатогенезе, факторах риска эндометриоза. Рассмотрены современные данные зарубежных и отечественных статей, найденных в Pubmed по данной теме. Приведены основные этиологические гипотезы, молекулярные механизмы формирования эндометриоза, описаны факторы риска развития заболевания. Согласно современным представлениям, эндометриоз является этиологически гетерогенным заболеванием, в основе развития которого лежит сложный комплекс гормональных, иммунологических, воспалительных, генетических и эпигенетических механизмов. Факторы риска эндометриоза активно изучаются, но полученные результаты неоднозначны и часто имеют противоречивый характер.

Эндометриоз – процесс, при котором за пределами полости матки происходит доброкачественное разрастание ткани, по морфологическим и функциональным свойствам подобной эндометрию [1]. Эндометриоз – это достаточно распространенное гинекологическое заболевание, встречающееся у 10% женщин репродуктивного возраста. Среди подростков с тазовыми болями его частота составляет 50% [2]. Согласно данным литературы, у многих женщин эндометриоз диагностируется в среднем через 6–12 лет после появления первых признаков заболевания [3]. Общие экономические затраты на лечение женщин с данным заболеванием в США составляют 22 млрд. долларов в год [4].

В зависимости от локализации процесса эндометриоз может быть генитальным и экстрагенитальным. Генитальный эндометриоз, в свою очередь, подразделяется на аденомиоз (эндометриоз тела матки) и наружный эндометриоз (эндометриоз шейки матки, влагалища, промежности, ретроцервикальной области, яичников, маточных труб, брюшины, прямокишечно-маточного углуб­ления) [1].

На сегодняшний день существует множество теорий развития эндометриоза: имплантационная теория, теория целомической метаплазии, эмбриональная (или дизонтогенетическая) теория, теория гормональных и иммунологических нарушений, теория генетической предрасположенности и др. [5–11].

Наиболее распространенной является имплантационная теория, согласно, которой, происходит ретроградный заброс менструальной крови из матки через фаллопиевы трубы в брюшную полость (при хирургических абортах, травматичных родах, во время спастических сокращений матки) с последующей имплантацией клеток эндометрия [5–10]. Однако ретроградная менструация встречается у 90% женщин репродуктивного возраста, а эндометриоз, согласно литературным данным, развивается только у 1 из 10 женщин [8]. Это можно объяснить тем, что для адгезии и роста эктопического эндометрия необходимы дополнительные факторы, такие как продолжительность менструального цикла (короткий менструальный цикл, увеличение продолжительности менструации и количества менструальных выделений), аномальные эутопические клетки эндометрия, снижение иммунного контроля, изменения перитонеальной среды или повышение ангиогенного потенциала [7].

Согласно теории целомической метаплазии, эндометриоз развивается в результате перерождения мезотелия брюшины, плевры, эндотелия лимфатических сосудов и других тканей в эндометриоподобную ткань под действием гормональных и/или иммунологических факторов [6, 9]. Подобной является эмбриональная (дизонтогенетическая) теория, которая предполагает, что источником эндометриоидного очага могут быть клетки, оставшиеся от мюллеровых каналов при нарушении эмбриогенеза [9]. Данные гипотезы объясняют развитие эндометриоза у девочек в препубертатном возрасте.

По данным литературы, эндометриоз является эстроген-зависимым заболеванием [5, 10, 12]. В эутопическом и эктопическом эндометрии у женщин с эндометриозом наблюдается повышенная экспрессия фермента ароматазы, по сравнению с нормальным эндометрием здоровых женщин, которая принимает участие в локальном синтезе эстрадиола. Она катализирует превращение циркулирующего андростендиона в эстрон, который под действием фермента 17β-гидроксистероиддегидрогеназы типа 1 преобразуется в эстрадиол [9]. Способность эндометриоидных очагов производить эстрадиол de novo играет важную роль в распространении фрагментов эндометрия и может облегчить их имплантацию в брюшную полость [13]. Эстрогены стимулируют клеточную пролиферацию, а также активируют киназные сигнальные пути, приводящие к подавлению апоптоза [8, 14].

Согласно литературным данным, эндометриоидная ткань у женщин с эндометриозом резистентна к прогестерону. Это обеспечивает локальное повышение продукции эстрадиола из-за неспособности прогестерона активировать фермент 17β-гидроксистероиддегидрогеназу типа 2, который катализирует обратное превращение эстрадиола в эстрон. Эндометриоидные гетеротопии не имеют ...

Список литературы

  1. Адамян Л.В., ред. Эндометриоз: диагностика, лечение и реабилитация. Федеральные клинические рекомендации по ведению больных. М.: Российское общество акушеров-гинекологов, ФГБУ «Научный Центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В. И. Кулакова» Минздрава РФ; 2013. 66с.
  2. Anglesio M.S., Papadopoulos N., Ayhan A., Nazeran T.M., Noë M., Horlings H.M. et al. Cancer-associated mutations in endometriosis without cancer. N. Engl. J. Med. 2017; 376(19): 1835-48. https://dx.doi.org/10.1056/NEJMoa1614814.
  3. Surrey E., Carter C.M., Soliman A.M., Khan S., DiBenedetti D.B., Snabes M.C. Patient-completed or symptom-based screening tools for endometriosis: a scoping review. Arch. Gynecol. Obstet. 2017; 296(2): 153-65. https://dx.doi.org/10.1007/s00404-017-4406-9.
  4. Soliman A.M., Yang H., Du E.X., Kelley C., Winkel C. The direct and indirect costs associated with endometriosis: a systematic literature review. Hum. Reprod. 2016; 31(4): 712-22. https://dx.doi.org/10.1093/humrep/dev335.
  5. Киселев В.И., Сидорова И.С., Унанян А.Л., Муйжнек Е.Л. Гиперпластические процессы органов женской репродуктивной системы: теория и практика. М.: МЕДПРАКТИКА-М; 2010. 468с.
  6. Адамян Л.В., Фархат К.Н., Макиян З.Н., Савилова А.М. Молекулярно-биологическая характеристика эутопического и эктопического эндометрия (обзор литературы). Проблемы репродукции. 2015; 21(5): 8-16.
  7. Mehedintu C., Plotogea M., Ionescu S., Antonovici M. Endometriosis still a challenge. J. Med. Life. 2014; 7(3): 349-57.
  8. Sourial S., Tempest N., Hapangama D.K. Theories on the pathogenesis of endometriosis. Int. J. Reprod. Med. 2014; 2014: 179515. https://dx.doi.org/10.1155/2014/179515.
  9. Ahn S.H., Monsanto S.P., Miller C., Singh S.S., Thomas R., Tayade C. Pathophysiology and immune dysfunction in endometriosis. Biomed. Res. Int. 2015; 2015: 795976. https://dx.doi.org/10.1155/2015/795976.
  10. Ярмолинская М.И., Айламазян Э.К. Генитальный эндометриоз. Различные грани проблемы. СПб.: Эко-Вектор; 2017. 615с.
  11. Адамян Л.В., Азнаурова Я.Б. Молекулярные аспекты патогенеза эндометриоза. Проблемы репродукции. 2015; 21(2): 66-77.
  12. Zhao Y., Gong P., Chen Y., Nwachukwu J.C., Srinivasan S., Ko C. et al. Dual suppression of estrogenic and inflammatory activities for targeting of endometriosis. Sci. Transl. Med. 2015; 7(271): 271ra9. https://dx.doi.org/10.1126/scitranslmed.3010626.
  13. Han S.J., Jung S.Y., Wu S.-P., Hawkins S.M., Park M.J., Kyo S. et al. Estrogen Receptor β modulates apoptosis complexes and the inflammasome to drive the pathogenesis of endometriosis. Cell. 2015; 163(4): 960-74. https://dx.doi.org/10.1016/j.cell.2015.10.034.
  14. Monsivais D., Dyson M.T., Yin P., Coon J.S., Navarro A., Feng G. et al. ERβ- and prostaglandin E2-regulated pathways integrate cell proliferation via Ras-like and estrogen-regulated growth inhibitor in endometriosis. Mol. Endocrinol. 2014; 28(8): 1304-15. https://dx.doi.org/10.1210/me.2013-1421.
  15. Salmeri F.M., Laganà A.S., Sofo V., Triolo O., Sturlese E., Retto G. et al. Behavior of tumor necrosis Factor-α and tumor necrosis factor receptor 1/tumor necrosis factor receptor 2 system in mononuclear cells recovered from peritoneal fluid of women with endometriosis at different stages. Reprod. Sci. 2015; 22(2): 165-72. https://dx.doi.org/10.1177/1933719114536472.
  16. Sikora J., Mielczarek-Palacz A., Kondera-Anasz Z. Imbalance in cytokines from interleukin-1 family - role in pathogenesis of endometriosis. Am. J. Reprod. Immunol. 2012; 68(2): 138-45. https://dx.doi.org/10.1111/j.1600-0897.2012.01147.x.
  17. Nothnick W., Alali Z. Recent advances in the understanding of endometriosis: the role of inflammatory mediators in disease pathogenesis and treatment. F1000Res. 2016; 5. pii: F1000 Faculty Rev-186. https://dx.doi.org/10.12688/f1000research.7504.1.
  18. Burney R.O., Giudice L.C. Pathogenesis and pathophysiology of endometriosis. Fertil. Steril. 2012; 98(3): 511-9. https://dx.doi.org/10.1016/j.fertnstert.2012.06.029.
  19. Rahmioglu N., Montgomery G.W., Zondervan K.T. Genetics of endometriosis. Womens Health (Lond.). 2015; 11(5): 577-86. https://dx.doi.org/10.2217/whe.15.41.
  20. Baranov V., Malysheva O., Yarmolinskaya M. Pathogenomics of endometriosis development. Int. J. Mol. Sci. 2018; 19(7). pii: E1852. https://dx.doi.org/10.3390/ijms19071852.
  21. Радзинский В.Е., Алтухова О.Б. Молекулярно-генетические детерминанты бесплодия при генитальном эндометриозе. Научные результаты биомедицинских исследований. 2018; 4(3): 21-30.
  22. Matalliotakis M., Zervou M.I., Eliopoulos E., Matalliotaki C., Rahmioglu N., Kalogiannidis I. et al. The role of IL‑16 gene polymorphisms in endometriosis. Int. J. Mol. Med. 2018; 41(3): 1469-76.
  23. Демакова Н.А. Молекулярно-генетические характеристики пациенток с гиперплазией и полипами эндометрия. Научный результат. Медицина и фармация. 2018; 4(2):26-39.
  24. Рудых Н.А., Сиротина С.С. Генетические соотношения русских и украинских популяций Белгородской области. Научный результат. Медицина и фармация. 2015; 1(3): 72-79.
  25. Сорокина И.Н., Рудых Н.А,. Безменова И.Н., Полякова И.С. Популяционно-генетические характеристики и генетико-эпидемиологическое исследование ассоциаций генов-кандидатов с мультифакториальными заболеваниями. Научные результаты биомедицинских исследований. 2018; 4 (4): 20-30.
  26. Пономаренко И.В. Отбор полиморфных локусов для анализа ассоциаций при генетико-эпидемиологических исследованиях. Научный результат. Медицина и фармация. 2018;4(2):40-54.
  27. Yotova I., Hsu E., Do C., Gaba A., Sczabolcs M., Dekan S. et al. Epigenetic alterations affecting transcription factors and signaling pathways in stromal cells of endometriosis. PLoS One. 2017; 12(1): e0170859. https://dx.doi.org/10.1371/journal.pone.0170859.
  28. Borghese B., Zondervan K.T., Abrao M.S., Chapron C., Vaiman D. Recent insights on the genetics and epigenetics of endometriosis. Clin. Genet. 2017; 91(2): 254-64. https://dx.doi.org/10.1111/cge.12897.
  29. Nothnick W.B. Non-coding RNAs in uterine development, function and disease. Adv. Exp. Med. Biol. 2016; 886: 171-89. https://dx.doi.org/10.1007/978-94-017-7417-8_9.
  30. Nnoaham K.E., Webster P., Kumbang J., Kennedy S.H., Zondervan K.T. Is early age at menarche a risk factor for endometriosis? A systematic review and meta-analysis of case-control studies. Fertil. Steril. 2012; 98(3): 702-12. e6. https://dx.doi.org/10.1016/j.fertnstert.2012.05.035.
  31. Peterson C.M., Johnstone E.B., Hammoud A.O., Stanford J.B., Varner M.W., Kennedy A. et al. Risk factors associated with endometriosis: importance of study population for characterizing disease in the ENDO Study. Am. J. Obstet. Gynecol. 2013; 208(6): 451. e1-11. https://dx.doi.org/10.1016/j.ajog.2013.02.040.
  32. Ashrafi M., Sadatmahalleh S.J., Akhoond M.R., Talebi M. Evaluation of risk factors associated with endometriosis in infertile women. Int. J. Fertil. Steril. 2016; 10(1): 11-21.
  33. Wei M., Cheng Y., Bu H., Zhao Y., Zhao W. Length of menstrual cycle and risk of endometriosis: a meta-analysis of 11 case–control studies. Medicine (Baltimore). 2016; 95(9): e2922. https://dx.doi.org/10.1097/MD.0000000000002922.
  34. Parazzini F., Esposito G., Tozzi L., Noli S., Bianchi S. Epidemiology of endometriosis and its comorbidities. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2017; 209: 3-7. https://dx.doi.org/10.1016/j.ejogrb.2016.04.021.
  35. Parazzini F., Mais V., Cipriani S., Busacca M., Venturini P. Determinants of adenomyosis in women who underwent hysterectomy for benign gynecological conditions: results from a prospective multicentric study in Italy. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 2009; 143(2): 103-6. https://dx.doi.org/10.1016/j.ejogrb.2008.12.010.
  36. Moini A., Malekzadeh F., Amirchaghmaghi E., Kashfi F., Akhoond M.R., Saei M. et al. Risk factors associated with endometriosis among infertile Iranian women. Arch. Med. Sci. 2013; 9(3): 506-14. https://dx.doi.org/10.5114/aoms.2013.35420.
  37. Buck Louis G.M., Hediger M.L., Peña J.B. Intrauterine exposures and risk of endometriosis. Hum. Reprod. 2007; 22(12): 3232-6. https://dx.doi.org/10.1093/humrep/dem338.
  38. Backonja U., Buck Louis G.M., Lauver D.R. Overall adiposity, adipose tissue distribution, and endometriosis: a systematic review. Nurs. Res. 2016; 65(2): 151-66. https://dx.doi.org/10.1097/NNR.0000000000000146.
  39. Yong L., Weiyuan Z. Association between body mass index and endometriosis risk: a meta-analysis. Oncotarget. 2017; 8(29): 46928-36. https://dx.doi.org/10.18632/oncotarget.14916.
  40. Vercellini P., Buggio L., Somigliana E., Barbara G., Viganò P., Fedele L. Attractiveness of women with rectovaginal endometriosis: a case-control study. Fertil. Steril. 2013; 99(1): 212-8. https://dx.doi.org/10.1016/j.fertnstert.2012.08.039.
  41. Sahmani M., Ghaleh T.D., Darabi M., Darabi M., Rashvand Z., Najafipour R. I405V polymorphism of CETP gene and lipid profile in women with endometriosis. Gynecol. Endocrinol. 2013; 29(7): 712-5. https://dx.doi.org/10.3109/09513590.2013.797396.
  42. Parazzini F., Viganò P., Candiani M., Fedele L. Diet and endometriosis risk: a literature review. Reprod. Biomed. Online. 2013; 26(4): 323-36. https://dx.doi.org/10.1016/j.rbmo.2012.12.011.
  43. Chiaffarino F., Bravi F., Cipriani S., Parazzini F., Ricci E., Viganò P. et al. Coffee and caffeine intake and risk of endometriosis: a meta-analysis. Eur. J. Nutr. 2014; 53(7): 1573-9. https://dx.doi.org/10.1007/s00394-014-0662-7.
  44. Parazzini F., Cipriani S., Bravi F., Pelucchi C., Chiaffarino F., Ricci E. et al. A metaanalysis on alcohol consumption and risk of endometriosis. Am. J. Obstet. Gynecol. 2013; 209(2): 106. e1-10. https://dx.doi.org/10.1016/j.ajog.2013.05.039

Поступила 12.03.2018

Принята в печать 20.04.2018

Об авторах / Для корреспонденции

Пономаренко Ирина Васильевна, к.м.н., доцент кафедры медико-биологических дисциплин медицинского института ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет». Адрес: 308015, Россия, г. Белгород, ул. Победы, 85. Телефон: 8 (4722) 30-13-83.
E-mail: ponomarenko_i@bsu.edu.ru. https://orcid.org/0000-0002-5652-0166.
Полоников Алексей Валерьевич, д.м.н., профессор кафедры биологии, медицинской генетики и экологии ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 305041, Россия, г. Курск, ул. К. Маркса, 3. Телефон: 8 (4712) 58-81-47. E-mail: polonikovav@kursksmu.net.
Чурносов Михаил Иванович, д.м.н., профессор, заведующий кафедрой медико-биологических дисциплин медицинского института
ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет». Адрес: 308015, Россия, г. Белгород, ул. Победы, 85.
Телефон: 8 (4722) 30-13-83. E-mail: churnosov@bsu.edu.ru. http://orcid.org/0000-0003- 1254-6134.

Для цитирования: Пономаренко И.В., Полоников А.В., Чурносов М.И. Молекулярные механизмы и факторы риска развития эндометриоза. Акушерство и гинекология. 2019; 3: 26-31.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.3.26-31

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь